Политико-правовые учения Древнего мира

Древнейшие политико-правовые учения возникли в Египте, Месопотамии, Индии, Палестине, Китае. В целом эти учения отличались следующими признаками:

  • 1) мировоззрение имело мифологическую основу, что отражалось в наивно-религиозном методе объяснения общественных явлений, в отсутствии разработанного понятийного аппарата, в распространенности мононорм;
  • 2) государственная власть отождествлялась в основном с властью царя или императора как наследника богов;
  • 3) учения часто представляли собой этико-политические доктрины, в которых искусство управления государством подчас сводилось к нравственному совершенствованию правителей, к управлению силой личного примера;
  • 4) учения, как правило, создавались идеологами господствующих сословий и "освящали" социальное неравенство, но иногда господствующей идеологии противостояли взгляды угнетенных, бравших на вооружение учения, открыто критиковавшие официальные догмы (например, ранний буддизм, моизм, даосизм);
  • 5) правовые конструкции носили прикладной и казусный характер: основное их содержание составляли проблемы регулирования процесса осуществления власти, квалификация конкретных правонарушений; довольно детально разрабатывались правила государственного управления (особенно в Древнем Египте и Китае), землепользования, религиозные и моральные запреты.

В отличие от восточных античная цивилизация, сложившаяся в Средиземноморье, основывалась на рабстве. Рабы создавали материальные блага. Большинство граждан презирали физический труд. Эксплуатация рабов давала состоятельным грекам и римлянам досуг и возможность посвятить себя философии, искусству и политике. В рассуждениях о государстве и праве античные мыслители не выходили за рамки полиса, служившего для них образцом и высшей формой общественной организации.

Непреходящий вклад греков в развитие цивилизации — открытие возможности научного познания мира. Обратились они и к проблемам правильного устройства общества. До них политическая мысль была смесью легенд и аллегорий.

Политико-правовая мысль Древнего Китая (Конфуций)

Политико-правовые теории стран Древнего Востока являлись сложными идеологическими образованиями, состоявшими из религиозных догм, моральных представлений и прикладных знаний о политике и праве. Соотношение этих элементов в различных учениях было неодинаковым.

Вследствие завоевательных войн и ряда других причин многие государства Древнего Востока утратили независимость или погибли. Возникавшие в них политические учения, как правило, не получали дальнейшего развития. Последовательная преемственность истории политико-правовой мысли сохранялась лишь в Китае и Индии. К их истории и следует обратиться.

История Древнего Китая распадается на шесть периодов: 1) Шан-Инь (XVIII—XII вв. до н.э.); 2) Чжоу — Западное Чжоу (XII—VIII вв. до н.э.); 3) Чжоу — Восточное Чжоу — Лего (т.е. "отдельные государства"); 4) Чжоу — Восточное Чжоу — Чжаньго (т.е. "сражающиеся государства"); 5) империя Цинь (221—206 до н.э.); 6) Хань (конец III в. до н.э. — II в. н.э.).

Древнекитайское государство — типичная восточная иерархическая деспотия. Глава государства (в третий и четвертый периоды — главы царств, на которые в те времена распался Китай) — наследственный монарх, он же первый жрец и единственный землевладелец. В Китае не было жречества как особого социального института, и религиозные действия осуществлялись главами семейств, чиновниками и царями — ванами. Вся земля считалась царской. Если ван — вершина социального конуса в Древнем Китае, то основание его — подневольные земледельческие общины, члены которых — бесправные шужэнь (простолюдины). Между основанием и вершиной социального конуса находилась наследственная земельная аристократия различных рангов, составлявшая государственный аппарат.

Закона не было, и никто не был защищен он произвола вышестоящего на социальной лестнице. Перед произволом же вана все были равны. Все отношения между китайцами издавна были подчинены сложному ритуалу ("китайские церемонии"), имеющему мировоззренческое значение. Светский ритуал взаимоотношений между вышестоящими и нижестоящими на социальной лестнице был тесно связан с религиозным ритуалом живых по отношению к умершим, к духам предков, явлениям природы, земле, небу. В Китае как нигде был развит культ предков (манизм). Вся жизнь живых проходила как непрестанный отчет перед духами предков, которым приносились систематические жертвы, первое время даже человеческие (военнопленные, дети-первенцы). Социальное неравенство проявлялось и в религиозном культе. Высшую жертву духами земли и неба имел право приносить только ван, он же "сын неба". Небо — высший объект почитания в Китае. Воля неба — высшая сила, определяющая все происходящее на земле.

В конце третьего периода истории Древнего Китая возникает китайская философия, в рамках которой развиваются представления о власти, государстве и праве. Наивысший расцвет древнекитайской мысли приходится на период "борющихся царств", его часть называют "золотым веком китайской философии". В то время существовало шесть основных философских школ: 1) конфуцианство; 2) моизм; 3) легизм (фа-цзя); 4) даосизм; 5) школа "инь-ян" (натурфилософия): 6) школа имен (мин цзя).

При этом в большинстве школ преобладала практическая философия, связанная с проблемами житейской мудрости, нравственности, управления. Это почти целиком относится к конфуцианству, моизму, легизму, мировоззренческие основания политико-этических учений которых были или слабы, или заимствованы из других школ, например из даосизма — наиболее философичной из шести школ древнекитайской философии.

Для истории политических и правовых учений первостепенный интерес представляет конфуцианство, ставшее господствующей идеологией в императорском Китае. Его родоначальником выступил Кун Фу-цзы (латинизированная форма — Конфуций), т.е. учитель Кун. Он жил в 551—479 гг. до н.э. в царстве Лу. Его отец был правителем одного из уездов этого второстепенного царства. Род Конфуция был знатен, но беден, и потом} в детстве ему пришлось быть и пастухом, и сторожем, и только в 15 лет он обратил свои помыслы к учебе. Овладев иероглифической премудростью, он с головой погрузился в изучение древней литературы. "Я любил древних, — говорил он ученикам, — и приложил все усилия, чтобы овладеть их знаниями".

В 19 лет Конфуций женился, и вскоре у него родился сын. Теперь ему нужно было заботиться не только о матери, но и о собственной семье, и поэтому он решил поступить на государственную службу. Получив место надзирателя за продовольственными поставками, Конфуций с воодушевлением принялся за дело. Он видел в работе чиновника нечто священное и тщательно следил за тем, чтобы товары были доброкачественными, вникал во все мелочи, расспрашивал людей, знающих толк в хозяйстве, беседовал с крестьянами, интересовался способами улучшения урожая.

Работая на складах, он воочию убедился, что слухи о злоупотреблениях, произволе и расточительстве, которые царят в княжестве, не преувеличены. Конфуций столкнулся с нерадивостью должностных лиц, алчностью купцов, жестокостью и праздностью князей. Сравнивая то, что он видел на службе, и то, что нашел в старых книгах, Конфуций пришел к заключению, что народ давно сбился с дороги и что только возврат к древнему укладу жизни может спасти его.

В 528 г. до н.э. у Конфуция умерла мать. По обычаю он должен был в знак траура покинуть службу на три года. И хотя многие в то время уже не обращали внимания на это правило, он решил строго соблюсти его.

Теперь, когда у него появилось больше свободного времени, он посвятил его углубленному изучению отечественной старины. Чем сильнее окружающая жизнь вызывала в нем протест, тем большим ореолом окружал он седую древность. По его мнению, чтобы избавиться от хаоса, царящего в стране, следует возвратиться к прежним обычаям и порядкам. Но сделать это нужно сознательно: каждый человек должен быть требовательным к себе, соблюдать установленные правила и каноны.

Это открытие Конфуций не собирался держать в тайне. Ему было около 30 лет, когда он приступил к энергичной проповеди своего учения. Вокруг него стали собираться молодые люди, его сверстники, видевшие в нем наставника.

Со своих слушателей Конфуций брал скромную плату, а впоследствии стал жить на средства нескольких богатых учеников, предоставивших ему помещение для "школы".

В 522 г. до н.э. сбылась давняя мечта Конфуция — вместе с учениками он посетил старую столицу Чжоу. Древние храмы привели его в восхищение. Он приблизился к самому источнику мудрости. Вскоре по городу стала распространяться молва о молодом ученом. Число его учеников с каждым днем возрастало. Всех поражали его необъятная эрудиция и глубокое знание древней литературы. Одновременно он придавал большое значение музыке, видя в ней завершение социальной системы. Музыка, по его замыслу, должна была служить духовной пищей народу, воспитывать и облагораживать нравы.

По преданию, именно тогда произошла встреча Конфуция с Лао-цзы, основателем даосизма. Философ осудил самомнение Конфуция и его пустые мечты. Однако Конфуция это не смутило, и он продолжал свою деятельность.

Конфуций не обещал ученикам дать какое-то высшее сокровенное знание. Он наставлял их в простой земной науке. Все знание, согласно Конфуцию, сводилось к изучению исторического наследия. "Учитель, — говорится в "Лунь Юе"", — учил четырем вещам: письменам, правилам поведения, верноподданности и чистосердечности", он не выходил за границы литературы, истории и этики.

Такая приверженность традиции может показаться странной, но в мировоззрении Конфуция она имела глубокий смысл, ибо была залогом порядка. Типичный утопист, он мечтал о таком обществе, в котором все будет предусмотрено до ничтожных мелочей. Конфуций верил, что просвещение, пропаганда жизненных канонов сами сделают свое дело.

Эти взгляды мудреца имели в Китае своих противников. В то время там уже зарождалась политическая философия, которая привела к созданию школы "фа-цзя", или "законников". Согласно этой доктрине возродить государство можно лишь при помощи законов, соблюдение которых необходимо поддерживать жестокими репрессиями. "Если руководить народом посредством законов, — говорил Конфуций, — и поддерживать порядок посредством наказаний, то хотя он (народ) и будет стараться избегать их, но у него не будет чувства стыда".

Человек должен научиться без всяких наказаний следовать правилам гуманности и этикета. Гуманность и этикет упрочивают семью; в свою очередь, это создает мир в государстве, а государство, в котором все благополучно, принесет человек} счастливую жизнь. В раннем конфуцианском трактате "Великая наука" учение о власти выражено так: "Древние, желавшие обнаружить свои богатые дарования, сначала управляли страной. Прежде чем управлять страной, такой человек управлял домом, а кто желал управлять домом, тот заботился о нравственном усовершенствовании".

Гуманность и этикет были для Конфуция универсальными законами жизни. Сущность гуманности проста. Она сводится к тому, чтобы не делать другим того, чего не желаешь себе. Этот всеобщий нравственный закон, который был известен в буддизме, Ветхом Завете и который был освящен Евангелием, Конфуций не связывал ни с какими сверхчеловеческими истоками. Для него он являлся не столько божественной заповедью, сколько отражением естественных свойств человека.

Он верил в то, что человек по природе больше склонен к добру, чем ко злу, и надеялся на эффективность нравственной проповеди.

Конечной же целью и гуманности, и этикета было воскрешение золотого века. Ради приближения счастливого времени "тайпин" человеку следует неустанно трудиться над самоусовершенствованием.

Конфуцианство требует от человека не духовного возрождения, не внутренней перемены настроения, а соблюдения известной, раз и навсегда утвержденной системы правил, определяющих его видимое отношение со всеми общественными кругами, среди которых он живет, начиная с семьи.

В то время как Лао-цзы проповедовал "недеяние" и первобытную простоту, Конфуций настаивал на необходимости активного вмешательства в ход событий. Народ, по его мнению, нельзя оставлять на произвол судьбы. В жизни общества должна царить гармония между естественностью и законами.

В своем учении о государстве Конфуций на первое место ставил так называемое исправление имен. Каждый человек обязан вести себя в строгом соответствии с занимаемым положением. Плохо, когда правитель лишь по имени государь, а на деле праздный гуляка или зверолов. "Государство, — говорил он одному князю, — процветает, когда государь бывает государем, подданный — подданным, отец — отцом, сын — сыном". Каждый должен знать свои обязанности и работать над собой, чтобы быть достойным членом общества.

"Когда человек узнает место, где он должен остаться навсегда, то определится настроение его души. Когда настроение его души определится, то прекратится всякое душевное волнение".

В понимании долга правителя особенно ярко проявляется сходство Конфуция с Платоном. Как и Платон, который считал, что у власти должны стоять "достойнейшие", Конфуций постоянно указывал на необходимость нравственного авторитета правительства. Правитель должен иметь возле себя ученого, который руководил бы его поступками, был голосом его совести и блюстителем традиций. Такую роль советника Конфуций, естественно, предназначал себе. Найти такого монарха, который подчинился бы авторитету философа, было не так легко. Конфуций долгое время ездил из княжества в княжество, пытаясь найти себе патрона.

В 497 г. до н.э. Конфуций прибыл на родину в Лу. Там его приняли с почетом, и князь, желая укрепить свое пошатнувшееся положение, назначил философа губернатором города Чжун-ду. Теперь Конфуций мог применить свои идеи на практике. Он привел в порядок земледелие, ввел севообороты, отобрал у богачей земли, которые они использовали для семейных кладбищ, конфисковал имущество, добытое нечестным путем. В первые же дни губернаторства Конфуцию пришлось отступить от принципа отрицания смертной казни и отправить на эшафот своего политического противника.

Однако эта казнь не помогла, оппозиция росла, Конфуций становился непопулярным. Придворные интриговали против него. Князь тяготился его указаниями. А Конфуций считал своим долгом "говорить правду в глаза". В конце концов он вынужден был покинуть Лу. Постепенно Конфуцию пришлось убедиться в том, что князья меньше всего интересуются его наставлениями. С тех пор он окончательно "познал веление Неба": пусть ему не суждено быть министром, он найдет другой способ служить народу. Он навсегда останется свободным учителем, "колоколом" истинной жизни.

Начались годы скитаний. Конфуция повсюду сопровождала большая толпа учеников, которые делили с ним тяготы кочевой жизни. Он продолжал обучать их, прививал любовь к древней литературе и обрядам. В часы отдыха он пел им старинные песни под аккомпанемент лютни, и его игра служила ученикам утешением в печальные минуты.

Незаметно подкрадывалась старость. Конфуций стал слабеть. Время от времени в нем просыпалось горькое чувство. Конфуцию было уже около 70 лет, когда умерла его жена. Хотя он никогда не был с ней душевно близок, он воспринял это событие как напоминание о неизбежном конце и все чаще стал говорить о смерти.

Вскоре умер сын Конфуция, а вслед за ним любимый его ученик Янь Юань. Смерть Янь Юаня потрясла учителя. Конфуций почувствовал, что наступает его черед. Он писал книгу "Чюнь Цю" — летопись, которая должна была отразить эпох} вражды и междоусобиц. В 479 г. до н.э. Конфуций прервал свои литературные занятия, чувствуя приближение конца.

Опасения Конфуция за судьбу его учения оказались напрасными, оно не погибло. Последователи не только собирали изречения и разрабатывали его наследие, но и образовали сплоченную общину, которая стала серьезной духовной силой в Китае. Главными их соперниками были монеты и законники, Последователи философа Мо-цзы ратовали за сильную государственную власть. Законники возлагали надежды на суровый уголовный кодекс.

В середине III столетия до н.э. над конфуцианством нависла смертельная угроза. На престол вступил император Цинь Шихуанди, который в своей деятельности стал руководствоваться учением законников.

В 213 г. до н.э. по приказу императора началась первая "культурная революция" в Китае. Были сожжены все конфуцианские книги и литература, враждебная государственной идеологии. Сотни конфуцианских ученых были зарыты живыми в землю или отправлены на строительство Великой стены. Тем не менее нашлись смелые люди, которые сумели спасти рукописи в разгар преследований или заучить их наизусть.

С приходом к власти в 206 г. до н.э. новой, Ханьской династии учение Конфуция снова возродилось. В 174 г. сам император принес жертву на могиле учителя, и с тех пор Конфуций был официально провозглашен величайшим мудрецом нации, посланником Неба. Вплоть до эпохи Мао Цзэдуна его учение оставалось неотъемлемой частью китайской культуры.

Главной причиной триумфа конфуцианства было то, что оно оказывалось наиболее созвучным тем идеалам, которые китайцы издавна впитали с молоком матери. Их привлекала его рациональная этика, лишенная мистицизма, оно покоряло своим духом гуманности, умеренности и "середины". Конфуций был целиком обращен к земле, он не интересовался тем, что такое жизнь человека, а учил лишь тому, как жить, чтобы достичь мира и изобилия. Он не был ни святым, ни пророком, но именно таким, практичным, рассудительным, прозаическим, он был дорог китайцам; он привлекал симпатии всех: простой народ видел в нем защитника своих интересов, имущие классы — поборника их прав, вся нация — великого вождя, который призван дать ей процветание.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >