Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Всеобщая история государства и права. Том 2

Германский союз

По Парижскому трактату (1814 г.) германские государства объявлялись самостоятельными, соединенными между собой федеративной связью. Но трактат не определял государственного устройства Германии. Эта задача была возложена на Венский конгресс, которым и был учрежден Германский союз в составе 34 государств (в том числе таких крупных, как Пруссия и Австрия) и 4 вольных городов.

Решения конгресса были признаны основным законом Германского союза. Однако Союз этот ничем не напоминал федерацию и даже отдаленно не удовлетворял тех, кто стремился к действительному объединению Германии. Здесь не было самого главного - единой союзной, хотя бы и очень ограниченной в своей компетенции, власти. Единственным органом Союза считался Союзный сейм (Вупс1езуегзатт1иш"), состоявшийся из уполномоченных тридцати четырех монархий и четырех вольных городов. Эти уполномоченные представляли собой чиновников, командированных правительствами и не смевших шагу ступить без их соизволения. Для решения ряда вопросов требовалось общее согласие всех членов Союза, и этого одного достаточно было для того, чтобы обессилить сейм. Никаких дополнительных органов Союза не существовало. Каждое государство сохраняло все свои верховные права и осуществляло их своими средствами и по собственному усмотрению. Когда, например, курфюрст гессенский самоуправно вновь завладел имуществами, законно объявленными в свое время национальными, и сейм попытался остановить его, он отверг это вмешательство, как покушение на его суверенные права.

Заседания сейма имели две формы: Узкий совет - для рассмотрения важнейших вопросов (о конституции, о составе Союза, о войне и мире) и Пленум - для менее значительных. В Узком совете было 17 голосов, 11 крупнейших государств имели по одному голосу, а остальные разделялись на шесть групп и каждая группа имела один голос.

В Пленуме было 69 голосов: шесть государств имели по 4 голоса (Австрия, Пруссия и 4 королевства), пять - по 3 голоса, три - по 2 голоса, остальные двадцать государств и 4 вольных города - по 1 голосу.

Председательство в сейме всегда принадлежало уполномоченному Австрии, что подчеркивало гегемонию Австрии в Германском союзе.

Итак, Союз далеко не означал национального объединения Германии. Крупные государства преобладали в сейме, решительно отвергая принцип равенства членов Союза. Господствующая роль оставалась за Австрией, мелкие же государства больше всего заботились о своей независимости от Австрии и Пруссии. Несколько десятков государств шли каждое своим путем. Во внутреннем управлении их не было никакого единства: одни сохраняли самодержавный строй, не допуская ни тени представительства, как Австрия, Пруссия и некоторые северные государства, другие (Саксония, Ганновер и др.) ввели у себя собрания "земских сословий", имевшие, впрочем, совещательный характер. И лишь немногие (Бавария, Вюртемберг, Саксен-Веймар, Гессен-Дармштадт и др.) решились на писаные конституции, в которых, однако, преобладание монарха над представительным собранием было установлено достаточно твердо и ясно.

Пруссия

Как ни мало походил на представительный строй государственный уклад этих стран, Пруссия - крупнейшее государство Германии - лишена была даже и такой конституции, оставаясь абсолютистским государством, где в общественной и политической жизни, в законодательстве и управлении господствовали реакционнейшие аристократы - землевладельцы и феодальная бюрократия.

В период наполеоновских войн в Пруссии были проведены некоторые государственные реформы. Весьма характерно, что государственные деятели, с именами которых связаны эти реформы, - Штейн, Гарденберг, Шарнгорст - не были пруссаками, представляли собой в Пруссии пришлый элемент и в своих достаточно скромных реформаторских проектах встречали упорное сопротивление руководящих общественных слоев. Сам Гарденберг, по его словам, не имел в виду ничего большего, как внесение "принципов демократии в монархическое правительство", причем "монархическое" было однозначаще с "абсолютистским". И Штейн, действовавший по этой программе, подготовил реформу, проведенную в 1808-1810 гг. Старые "коллегии директоров", управлявшие государством без строгого разграничения круга ведения отдельных "коллегий", были заменены пятью министерствами с единоличными министрами во главе и с точно определенной ведомственной компетенцией (дела военные, иностранные, внутренние, финансовые, юстиция). Учреждена была должность государственного канцлера, который возглавлял Совет министров. Государственный совет из принцев и высших должностных лиц, учрежденный в 1818 г., являлся столь же совещательным органом при монархе, как и Совет министров. Королевское самодержавие оставалось принципиально и фактически в полной силе. И другие реформы Штейна затрагивали абсолютистско-феодальный строй Пруссии не более, чем реформы центрального управления. Были созданы (1808 г.) в городах муниципальные советы в качестве органов местного самоуправления, но к выборам их допущена была лишь весьма незначительная часть населения. Функции этих советов и избираемых ими исполнительных комитетов (магистратов) почти целиком сводились к управлению местным финансовым хозяйством. Несколько позднее введено было деление страны на 8 провинций с обер-президентами во главе каждой. Они делились на области и округа. В округах местная власть сосредоточена была в руках ландрата, который назначался правительством по представлению местных окружных собраний, где безусловно господствовали представители помещиков. Сделана была попытка упразднения крепостного права, и оно было официальным указом объявлено отмененным (1807 г.), но помещики благополучно сохраняли над крестьянами всю полицейскую и судебную власть, и средневековая связанность крестьянина с землей истолковывалась так, что выйти из личной крепостной зависимости крестьянин мог только ценой потери своей земли.

Успешней и полней других реформ проведена была реформа военная, считающаяся заслугой Шарнгорста. Воинская повинность была объявлена всеобщей - и это дало ценную возможность вовлекать в армию молодежь из всех слоев населения. Но дворяне сохраняли все преимущества продвижения по службе, и практически новая военная организация с ее трехлетним сроком всеобщего обязательного прохождения службы и с двадцатипятилетним сроком пребывания в запасе явилась средством поставить все взрослое мужское население под команду дворян-офицеров.

За время, протекшее от конца наполеоновских войн до революции 1848 г., длинный ряд германских государств получил так называемые хартии, устанавливавшие в том или ином виде, в той или иной степени участие народных представителей в управлении. И только Пруссия оставалась исключением. В 1823 г. вместо давно обещанных конституции и парламента она получила сословные собрания в каждой из восьми провинций. Эти местные собрания занимались вопросами местного управления в очень скромных масштабах и имели право высказываться относительно желательности тех или иных правительственных мероприятий для провинции.

Тем не менее в середине XIX в. было ясно, что по ряду причин, среди которых реформы Штейна, Шарнгорста и Гарденберга занимали не последнее место, Пруссия сделалась самым сильным государством Германского союза, с самой сильной военной организацией и слаженным централизованным бюрократическим аппаратом. Это привело к тому, что ведущие слои германской буржуазии, справедливо считавшие воссоединение Германии необходимым условием ее капиталистического развития, но решительно отвергавшие революцию, стали возлагать надежды на Пруссию, как на единственное немецкое государство, способное осуществить это воссоединение.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы