Развитие представлений о психических состояниях в истории психологии

Сама психология состояний — парадоксальным образом молодая ветвь психологии. Так, В. Н. Дружинин в предисловии к первой в России хрестоматии «Психические состояния» заключает:

«Несмотря на очевидное для большинства исследователей и практиков значение, которое имеет психология состояний, она до сих пор остается “золушкой” в семье психологических отраслей» [3, с. 7]. Л. В. Куликов отмечает также, что «рассмотрение природы состояний не нашло должного места как в специальной научной, так и в учебной литературе. До сих пор трудно найти учебник по психологии, включающий в себя хотя бы небольшую главу о психических состояниях» [3, с. 9]. Однако, кроме освещенной в литературе проблемы исследования отдельных психических состояний, по нашему мнению, следует поставить и проблему рассмотрения состояния человека как целого, его психического состояния вообще. Очевидно, что без выработки таких общих представлений невозможна качественная и успешная разработка частных проблем. Несмотря на это, вопросы общего состояния человека, его отношений с личностью остаются совершенно неисследованными.

Категория состояния вошла в широкий психологический оборот сравнительно недавно, из других областей науки, в которых разработана гораздо тщательнее — из физики, биологии (особенно психофизиологии). Даже в философии категория состояния проходит через всю ее историю словно вскользь, без специального отдельного изучения. Так, уже со II тыс. до н. э. мы находим упоминания о специфических состояниях души, например, состояниях нирваны, самадхи, сатори в древневосточной литературе, десяти состояниях любви, описанных Ватсьяяной Малланагой (III—IV вв. н. э.) в Кама- сутре [40]. В Древней Греции Гераклит (IV в. до н. э.) отмечал состояние как устойчивый психический феномен и полагал, что состояния души могут переходить из одного в другое и одновременно оставаться и тем и другим. Алкмеон, Эмпедокл, Демокрит и другие полагали, что состояния души обусловлены воздействием внешних и внутренних факторов, а Сократ, Платон и другие — что состояния души инде- терминированы. Стоики, эпикурейцы и перипатетики выделяли отдельные виды состояний души (страдания, страсти, напряженности и т. д.), указывая на их детерминирующие свойства. В качестве одной из основных философских категорий категория состояния впервые возникает у Аристотеля [25, с. 65-66]; в своих психологических изысканиях он выделял психические состояния как особые состояния души, подчеркивая связь между ними и характеристиками телесного субстрата, разделял понятия психического состояния и психической деятельности. Позже его идеи развивали Галин, Плотин, Августин. Продолжая психофизиологический подход Аристотеля, Авиценна подчеркивал связь эмоций и телесных изменений в состоянии человека — в его здоровье и болезни. Далее в истории развития понятия состояния можно отметить Р. Декарта, В. Вундта, Ч. Дарвина, У. Джемса. Затем, как указывает Т. А. Немчин, с выдвижением И. М. Сеченовым в середине XIX в. принципа обратной связи в формировании и течении психических состояний, открывается новый этап в эволюции учения о психических состояниях, уже не изолированных от внешнего мира и поведения [89, с. 8-11]. Благодаря работам Сеченова и трудам К. Бернара, У Кеннона, Ф. Гальтона, Г. Л. Ф. Гельмгольца, И. П. Павлова, В. М. Бехтерева, Г. Селье и других, с развитием концепции гомеостаза и рефлексологии исследования психических состояний становятся на научную основу. Но при всей длительности истории развития категории состояния специальным предметом изучения на философском уровне она становится только в XX в., в частности, в работах В. И. Кемкина, Е. В. Сироты, Е. В. Ситниковой, Б. Ф. Сорокина. Возможно, что именно самой истории применения категории состояния в философии психология обязана тем, как поздно эта категория обрела психологический статус и значение. По словам В. А. Ганзена, только «после выхода в 1964 г. книги Н. Д. Левитова “О психических состояниях человека” термин “психическое состояние” получил широкое распространение. Если раньше психологию определяли как науку о психических процессах и свойствах личности, то сейчас в большинстве учебников психологии встречается такая формулировка: психология — это наука о психических процессах, состояниях и свойствах личности» [42, с. 126-142]; иногда в определение психологии добавляют психические образования, т. е. знания, умения, навыки, привычки.

Такому изменению в определении психологии способствовали исследования, в основном, второй половины XX в., это работы

Н. Д. Левитова, К. К. Платонова, А. О. Прохорова, В. А. Ганзена, В. М. Мясищева, Т. А. Немчина, Е. П. Ильина, Ю. Е. Сосновиковой, П. К. Анохина, В. В. Суворовой, Г. И. Акинщиковой и других, развивавших идею о делении психических явлений на процессы, состояния и свойства по критерию динамичности, лабильности, скорости изменения самих явлений, где состояния занимают промежуточное положение по признаку динамичности.

Теоретически категория состояния на уровне философии и тем более на уровне психологии проработана недостаточно; в практическом же плане развивалось, в основном, понятие психического состояния. Несмотря на общеметодологическое значение, понятие «психическое состояние» получило развитие, главным образом, в узконаправленных исследованиях состояний оптимальной работоспособности, утомления, монотонии, разных форм депрессивного и психологического стрессов, экстремальных состояний, измененных состояний сознания и т. д. Поэтому нетрудно согласиться с мнением В. Н. Мясищева, подчеркивавшего, что «в современной психологии законно много внимания уделяется эксперименту и методике, но недостаточно внимания уделено основным понятиям психологии» [87, с. 8-14]. С публикацией в нашей стране хрестоматии «Психические состояния» [69] можно начать отсчет полномасштабных не только практических, но и теоретических исследований в области психологии состояния. Можно сказать, что с этим шагом к теоретическим проблемам вернулось то значение, которое придавалось им в трудах С. Л. Рубинштейна, Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева и других классиков отечественной психологии.

Итак, попытаемся обобщить известные теоретические представления о состоянии, психических состояниях, которые имеют значение в решении проблемы состояния человека как целого, а также отношений состояния и личности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >