Промышленное производство в Москве

В 2012 г. состав выручки московского станкостроительного завода «Красный пролетарий» был таков:

  • • производство и реализация токарно-винторезных станков — 2400 тыс. руб. (1,74%);
  • • сдача внаем собственного жилого и нежилого недвижимого имущества (аренда) — 134666 тыс. руб. (97,5%)*.

В этом же году завод окончательно закрылся. Производство станков оказалось менее привлекательным видом деятельности, чем простая альтернатива — сдача помещений завода в аренду.

В советское время Москва была одним из крупных производственных центров страны. На территории города располагалось множество крупных предприятий, например АЗЛК (Автозавод имени Ленинского комсомола, выпускавший легендарные легковые автомобили «Москвич») или ЗИЛ (Завод имени Лихачёва, выпускавший одноименные грузовые автомобили). Переход к рыночной экономике, сопутствовавший этому переходу глубокий экономический спад, новые экономические реалии — все это многие московские предприятия пережить не смогли. Одни виды экономической деятельности стали в новых условиях менее востребованными, но быстро развивались другие, такие, например, как торговля и финансовая деятельность. Появление альтернатив заставило многие предприятия и организации кардинально сменить профиль своей деятельности. В кризисных условиях переходного периода, особенно в 1990-е гг., производственные предприятия, подобно «Красному пролетарию», останавливали производство и сдавали свои помещения под офисы. Такой же стратегии придерживались и многие непроизводственные организации. В помещениях бывших кинотеатров устраивались мебельные салоны и торговые залы. Даже на территории стадионов возникли огромные вещевые рынки. Из 300 га московской земли, на которых располагался завод ЗИЛ, согласно последним планам московского правительства, производство сохранится только на 50 га.

Вещевой рынок у московского стадиона «Лужники» (фото РИА «Новости», 1997)

На остальных площадях планируется создать технопарк и новые жилые районы.

Грустно было наблюдать за многими из этих изменений, но они происходили в соответствии с теми стимулами, которые задавала городу экономическая реальность. Только тогда, когда демонстрация кинофильмов опять стала самой привлекательной альтернативой, кинотеатры вновь занялись ею. Подобным образом, только если производство станет более привлекательной альтернативой, чем торговля или сдача помещений в аренду, вновь заработают московские предприятия. А с другой стороны, возможно, для современной Москвы действительно более важны офисы и новые жилые кварталы, чем промышленные зоны? [1]

Получается, что величина экономических издержек и прибыли зависит не только от выручки и издержек, связанных с данной конкретной деятельностью, но и от того, что происходит вокруг фирмы и создает альтернативы. Чтобы пояснить эту идею, приведем еще один пример. Предположим, на чемпионате мира по футболу в одной подгруппе играют команды четырех стран, А, В, С и D. На следующий этап чемпионата из группы выходят две команды, показавшие наилучший результат. Предположим, что каждая из команд А, В и С сыграла вничью (с одинаковым счетом 1 : 1) с двумя другими, но выиграла у команды D. Можно ли в таких условиях сказать, что команда А добилась успеха, если она обыграла команду D со счетом 1 : О? Да, она выиграла матч, но результат (выход на следующий этап чемпионата) зависит не только от ее игры, но и альтернатив — т.е. от игры двух других команд. Так, если команда В выиграла со счетом 2 : 0, а команда С выиграла со счетом 3 : 0, то именно эти две команды продолжат борьбу на чемпионате, а команде страны А, несмотря на победу, останется только собирать чемоданы и отправляться домой.

А теперь — такой же пример уже из мира бизнеса (который по остроте конкуренции не только не уступает, но зачастую и превосходит мир футбольный — только здесь соревнование идет не за кубок мира, а за симпатии покупателей или за деньги инвесторов). Предположим, что у нас есть три компании, в которые инвесторы могут вложить свои деньги. Компания А закончила год с прибылью, и инвесторы получили 1% дохода на свои вложения. Однако компания В выплатила своим инвесторам 2%, а компания С — целых 3%[2]. В таком случае альтернативные издержки инвесторов компании А будут высоки: они получили 1%, а могли бы получить 3%, если бы вложили деньги в компанию С. Вследствие этого компания А получит отрицательную экономическую прибыль несмотря на то, что она закончила год с положительной бухгалтерской прибылью (подобно команде А, которая вылетит с чемпионата, несмотря на отсутствие поражений и победу в матче). Давайте приведем еще более определенный числовой пример.

Предположим, акционерное общество АЛЛ привлекло 50 млрд руб. капитала от своих акционеров. На привлеченные деньги было организовано производство, которое принесло выручку в размере 10 млрд руб. в год при суммарных издержках (явных) в 7 млрд руб. Таким образом,

ААА за год заработало для своих акционеров 3 млрд руб. чистой прибыли (бухгалтерской), которая была выплачена им в каче-

стве дивидендов. Как вы думаете, будут ли довольны акционеры ААА? Вы уже знаете, что настроение акционеров зависит не только от этих цифр, но и от тех альтернатив, которые у них были.

Предположим, что одной из таких альтернатив была покупка акций другого акционерного общества, ZZZ. Это вложение было бы не более рискованным, чем покупка акций компаний ААА, но могло бы принести акционерам 4 млрд руб. прибыли. Получается, что, вложив деньги в компанию ААА, акционеры упустили возможность вложить их в компанию ZZZ и заработать 4 млрд руб. Если мы прибавим эти, альтернативные, издержки к бухгалтерским издержкам компании ААА, они составят 7 + 4 = 11 млрд руб., а экономическая прибыль компании ААА составит 10 - 11 = -1 млрд руб. Это означает, что акционеры ААА недополучили 1 млрд руб. по сравнению с другой, более привлекательной, альтернативой вложения своих денег. Если такое положение будет сохраняться, акционеры ААА начнут избавляться от своих акций, покупая вместо них ценные бумаги ZZZ. В результате акции ААА будут «падать» несмотря на то, что компания получает положительную бухгалтерскую прибыль.

  • [1] Дятткович В. Как будет выживать Россия под санкциями Запада // Русский репортер.2014. 26 июня. № 24.
  • [2] 2 Будем считать, что риск вложения средств в компании А, В и С одинаков, поэтомудоходность вложений в них можно непосредственно сравнивать. В противном случае сравнение будет некорректным.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >