Судебный контроль как форма судебной защиты конституционных прав и свобод участников уголовного процесса

Право на судебную защиту в системе конституционных гарантий прав и свобод личности. Сущность и значение судебного контроля в досудебном производстве

Одной из наиболее эффективных гарантий прав и свобод участников уголовного судопроизводства является право на судебную защиту - возможность обратиться к суду как органу независимой судебной власти, осуществляющей только ей свойственные полномочия только ей присущими методами.

Понятие судебной защиты в российском праве является относительно молодым. Признание Россией принципов и норм международного права обязало ее обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве, эффективные средства правовой защиты, устанавливаемые компетентными судебными, административными или законодательными властями, и развивать возможности судебной защиты1. В соответствии с этими принципами ст. 46 Конституции закрепляет право каждого обжаловать в суд незаконные действия и решения любых органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц, общественных объединений, ст. 52 гарантирует потерпевшим от преступлений и злоупотреблений властью компенсацию причиненного вреда и доступ к правосудию, а ст. 22-25 поставили под судебный контроль решения, ограничивающие конституционные права и свободы участников уголовного судопроизводства.

Согласно ст. 118 Конституции правосудие осуществляется путем гражданского, уголовного, административного и конституционного судопроизводства. Это значит, что судебная защита носит всеобщий характер, гарантирована всем, чьи права и свободы нарушены, и хотя в уголовном процессе, в первую очередь, в ней нуждаются потерпевшие от преступлений, а также лица, в отношении которых в связи с этими преступлениями осуществляется уголовное преследование, право на судебную защиту обеспечивается любому лицу, чьи интересы затрагивает производство по уголовному делу. Судебной защите, таким образом, подлежат права, нарушенные не только преступлением, но и самим уголовным производством - действиями и решениями органов предварительного расследования, прокурора и даже суда, поскольку обжалование судебных решений в апелляционном, кассационном, надзорном порядке есть обращение участника процесса за судебной защитой, которую он не получил в предыдущих судебных инстанциях. Как разъясняет в постановлении от 27.11.2012 № 26 Пленум Верховного Суда РФ, исходя из положений ст. 389.2 УПК в апелляционном порядке могут быть обжалованы как не вступившие в законную силу итоговые судебные решения, так и промежуточные решения суда (п. 4). Пленум Верховного Суда РФ обращает внимание судов на то, что установление единого для всех судов общей юрисдикции апелляционного порядка проверки судебных решений по уголовным делам связано с необходимостью повышения гарантированного Конституцией и федеральными законами уровня судебной защиты прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства (п. 1).

Значимым признаком судебной защиты является ее высокая эффективность, обусловленная независимостью суда от всяких органов и влияний и наличием особой судебной процедуры, обеспечивающей справедливое разрешение любого спора о праве. Гласность и состязательность судопроизводства, равноправие спорящих сторон, обеспеченное правом на получение квалифицированной юридической помощи, позволяют любому лицу вступить в правовой спор с государством и добиться признания и восстановления своих прав.

В качестве самостоятельного принципа судебная защита в нормах УПК не сформулирована, однако, она пронизывает собой все другие процессуальные гарантии, закрепляемые в принципах уголовного судопроизводства. Судебная защита проявляется в осуществлении правосудия только судом (ст. 8 УПК), гарантируется равноправием сторон (ст. 15 УПК), полномочиями суда по контролю за ограничением конституционных прав и свобод граждан (ст. 9-13 УПК), обеспечивается презумпцией невиновности (ст. 14 УПК) и правом обвиняемого на защиту (ст. 16 УПК), свободной оценкой судом доказательств, на основе которых принимается решение (ст. 17 УПК), правом на обжалование в суд действий и решений органов уголовного преследования и самого суда (ст. 19 УПК). В п. 27 постановления от 27.11.2012 № 26 Пленум Верховного Суда РФ рекомендует судам апелляционной инстанции в соответствии с ч. 4 ст. 29 УПК реагировать на нарушения прав и свобод граждан, а также на другие нарушения закона, допущенные в ходе досудебного производства или при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции, путем вынесения частных определений (постановлений) в адрес соответствующих организаций и должностных лиц. Суд апелляционной инстанции может также частным определением (постановлением) обратить внимание должностных лиц, производивших дознание или предварительное следствие, либо суда первой инстанции на такие допущенные ими нарушения, которые не влекут за собой отмену или изменение приговора.

Перечисленные принципы уголовного процесса гарантируют право на справедливое рассмотрение уголовного дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, а это и есть право на судебную защиту, право на правосудие, право на справедливость суда по отношению к каждому.

С учетом изложенного, судебная защита в уголовном процессе - это целая система закрепленных уголовно-процессуальным законом гарантий, обеспечивающих соблюдение и охрану от всевозможных нарушений при производстве по уголовному делу прав и свобод участников уголовного судопроизводства, восстановление нарушенных прав и компенсацию причиненного этим нарушением ущерба. Судебная защита, по сути, совпадает с назначением уголовного судопроизводства.

Судебная защита как сложное социальное и правовое явление включает в себя следующие элементы права.

  • 1. Право доступа к правосудию, возможность беспрепятственного обращения в суд за защитой нарушенного права. Этот элемент не подлежит ограничению ни при каких условиях, поэтому существование возможности обратиться за защитой своих прав к руководителю следственного органа или прокурора не препятствует реализации аналогичного права в судебном порядке. Значительный вклад в укрепление идеи всеобщности судебной защиты в массовом правосознании внес Конституционный Суд РФ, серией своих постановлений расширивший границы возможностей по обращению за судебной защитой, подготовивший почву для закрепления этой идеи в УПК.
  • 2. Право на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, которым оно подсудно. Это право обеспечивается институтом отвода судьи, установлением правил о подсудности уголовных дел.
  • 3. Право на личное участие гражданина в рассмотрении его дела судом, которое обеспечивает возможность реализации им всего комплекса процессуальных прав (заявлять отводы, ходатайства, жалобы, представлять материалы, излагать суду свою позицию по всем обсуждаемым при рассмотрении его дела вопросам).
  • 4. Право на справедливую судебную процедуру, т.е. на публичное, компетентное и справедливое разбирательство беспристрастным судьей в разумный срок с соблюдением принципов беспристрастности и состязательности сторон. В состав этого права включается также право на эффективное предварительное расследование, как условие доступа к правосудию, и на исправление допущенных в ходе предварительного расследования ошибок.
  • 5. Право на исправление судебных ошибок, реализуемое путем обжалования любого судебного акта в вышестоящую судебную инстанцию. Ошибочный судебный акт не может служить средством судебной защиты, он равнозначен отказу в судебной защите. В этом отношении российский законодатель сделал значительный шаг вперед: сегодня не только приговоры всех судов подлежат обжалованию в кассационном порядке, но и судебные решения, которые были приняты судом в ходе предварительного расследования. Возможности исправления судебной ошибки расширены ведением апелляционного производства (с 1 января 2013 г. по всем делам), более широкого спектра оснований для возобновления уголовных дел в виду новых и вновь открывшихся обстоятельств. На реализацию этого права направлено и снятие ранее установленного запрета на пересмотр оправдательного приговора путем внесения изменений в ст. 405 УПК (Федеральный закон от 14.03.2009 № 39-ФЗ "О внесении изменений в статьи 404 и 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", принятый во исполнение Постановления Конституционного Суда РФ от 11.05.2005 № 5-П "По делу о проверке конституционности статьи 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственно-технического кооператива "Содействие", общества с ограниченной ответственностью "Карелия" и ряда граждан"), отказ от запрета на обжалование постановлений суда о прекращении уголовного дела в связи с отказом прокурора от обвинения (Постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 № 18-П "По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан"), возможность пересмотра приговора, вступившего в законную силу, если возникли новые обстоятельства, свидетельствующие о совершении более тяжкого преступления (Постановление Конституционного Суда РФ от 16.05.2007 № 6-П "По делу о проверке конституционности положений статей 237, 413 и 418 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Курганского областного суда"). Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что с учетом положений ч. 1 ст. 123, ч. 1 ст. 127, ст. 389.1, ч. 1 ст. 389.2, ч. 1 ст. 401, ст. 444, ч. 9 ст. 463 УПК судебные решения могут быть обжалованы в апелляционном порядке подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, осужденным, оправданным, лицом, уголовное дело в отношении которого прекращено, лицом, в отношении которого ведется или велось производство о применении принудительной меры медицинского характера, лицом, в отношении которого принято решение о выдаче для уголовного преследования или исполнения приговора, их защитниками, законными представителями, государственным обвинителем, прокурором и (или) вышестоящим прокурором, частным обвинителем, потерпевшим, их законными представителями и (или) представителями, гражданским истцом, гражданским ответчиком, их законными представителями и (или) представителями (в части, касающейся гражданского иска), а также иными лицами в той части, в которой обжалуемое судебное решение затрагивает их права и законные интересы (например, лицом, на имущество которого наложен арест в связи с производством по уголовному делу). Законные представители вправе обжаловать судебное решение и принимать участие в судебном заседании независимо от того, что к моменту производства по делу в суде апелляционной инстанции несовершеннолетним подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, осужденному, оправданному, лицу, в отношении которого уголовное дело прекращено, или потерпевшему исполнилось 18 лет. Если судебное решение обжаловано и государственным обвинителем, и вышестоящим прокурором, то рассмотрению подлежат оба представления при условии, что они поданы в установленный законом срок (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.11.2012 № 26).
  • 6. Право на справедливое судебное решение, которое, по нашему мнению, является таковым, лишь если соответствует требованию законности и обоснованности.
  • 7. Право на полное и эффективное восстановление в правах, исполнение судебного акта, реабилитацию.

Воплощением защиты прав личности является судебный акт (приговор, постановление, определение), принятый в результате судебной деятельности, т.е. в процессе рассмотрения ходатайства, жалобы или уголовного дела. В этом смысле судебная защита - результат деятельности органов судебной власти, означающий восстановление судом нарушенного права или ограждение прав и свобод личности от необоснованного нарушения или ограничения. Так, при наличии предусмотренных законом оснований для реабилитации суд апелляционной инстанции обязан в соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК в резолютивной части решения признать за оправданным либо лицом, уголовное дело в отношении которого прекращено, в том числе и в случае прекращения уголовного преследования в части обвинения в совершении одного из преступлений, в которых они обвинялись, право на реабилитацию и направить реабилитированному извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием (п. 25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.11.2012 № 26).

Вместе с тем судебной защитой является и сама деятельность органов судебной власти по предупреждению нарушения, восстановлению нарушенных прав и свобод. Суд защищает права участников уголовного процесса, не только принимая справедливые решения, но и совершая разнообразные действия, например разъясняя права и обеспечивая возможность их реализации, разрешая ходатайства и отводы и т.д., поскольку в судебных процедурах вне обязанностей суда права участников уголовного процесса не реализуются.

Указанные составляющие судебной защиты по-разному реализуются, а право на судебную защиту имеет неодинаковое наполнение на разных этапах уголовно-процессуальной деятельности. В досудебном производстве судебная защита реализуется посредством той деятельности, которая получила в теории название судебного контроля над законностью процессуальных действий и решений органов уголовного преследования. В стадии судебного разбирательства судебная защита совпадает с теми формами, в которых осуществляется правосудие, а право доступа к вышестоящим судебным инстанциям обеспечивает защиту от судебных ошибок. Возможность для гражданина добиться судебной защиты на любом этапе уголовного судопроизводства обеспечивается единством судебной системы, единством принципов судебной деятельности, единством требований, предъявляемым законом к судебным актам.

Важнейшей гарантией реализации права на судебную защиту является доступ к правосудию, под которым следует понимать доступность судебного разбирательства как средства защиты нарушенных преступлением или злоупотреблением властью прав и свобод. Доступ к правосудию - это возможность искать защиты своих прав в суде, возможность притязать на деятельность суда по восстановлению нарушенного права, право требовать судебного разбирательства и участвовать в нем, выступать в суде и быть выслушанным судьей.

Право на доступ к правосудию предполагает и право на эффективное предварительное расследование, поскольку судебная защита нарушенных прав прямо зависит от качества досудебного производства. В частности, отказ в возбуждении уголовного дела, а также прекращение и даже приостановление уголовных дел преграждает потерпевшим доступ к механизмам правосудия и возможностям судебной защиты, в связи с чем потерпевшим и другим заинтересованным лицам предоставлено право на обжалование таких решений. Если дело было прекращено или по нему постановлен оправдательный приговор в результате не полно, с большими и очевидными погрешностями проведенного расследования, то ЕСПЧ может признать государство виновным в нарушении Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Доступность правосудия - существенное требование к организации и деятельности судебной системы, которая должна быть способной удовлетворить потребности общества в правосудии. Доступность судов обеспечивается их близостью к населению, достаточностью их количества, эффективной и удобной для населения организацией их работы, понятным для населения порядком осуществления судопроизводства, разумностью устанавливаемых властью судебных сроков, отсутствием непосильных для граждан расходов. Доступность правосудия прямо пропорциональна доступности для населения квалифицированной юридической помощи, без которой судебный процесс в современных условиях немыслим. Уже из этого видно, что гарантии доступа к правосудию и судебной защите представляют собой сложную систему взаимосвязанных и взаимообусловленных мер общесоциального, материального и правового характера.

Власти Российской Федерации с момента начала судебной реформы предприняли немало эффективных мер, направленных на обеспечение доступа к правосудию и судебной защите. В их числе - создание системы мировой юстиции, укрепление организационной и материально-технической базы судов, введение системы информационного оповещения населения о судебной деятельности (Федеральный закон от 22.12.2008 № 262-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации"), меры по обеспечению рассмотрения уголовных и гражданских дел и исполнения решений в разумный срок (Федеральный закон от 30.04.2010 № 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок"). Еще раньше принципиально новой формой доступа к правосудию стала возможность обращения к суду в ходе досудебного производства, поставившая под судебный контроль действия и решения дознавателя, следователя, прокурора и обеспечившая права и свободы участников предварительного расследования судебной защитой.

В период обсуждения проектов УПК выделились две формы реализации права на судебную защиту конституционных прав граждан в досудебных стадиях уголовного процесса: 1) защита от необоснованных, т.е. не оправданных необходимостью обеспечения конституционно значимых целей ограничений прав и свобод человека и гражданина, и 2) восстановление прав и свобод, нарушенных органами следствия и дознания. Соответственно в УПК возникли две формы осуществления правосудия в стадиях возбуждения и предварительного расследования уголовных дел, или, как теперь принято говорить, два вида (формы) судебного контроля - предварительный и последующий.

Первый заключается в рассмотрении судом обращений органов предварительного следствия и дознания с ходатайствами о даче разрешения на совершение тех процессуальных, в том числе и следственных, действий, которые ограничивают конституционные права и свободы личности. Второй - в рассмотрении судом жалоб участников уголовного процесса на действия и решения следователя, органа дознания, прокурора, нарушающие, ущемляющие или иным образом ограничивающие их права и свободы в ходе предварительного расследования.

Каждая из форм судебной деятельности в досудебном производстве имеет свои особенности в виде предмета (объекта) судебного контроля, процедуры рассмотрения судом обращения к нему, принимаемых решений и их юридического значения. Вместе с тем целый ряд вопросов, таких как место рассмотрения судом вопросов, возникающих в стадии предварительного расследования, пределы вмешательства суда в следствие и дознание, возможность обжалования принятых судом решений, носит общий для обеих форм судебного контроля характер.

Важной гарантией права на своевременную судебную защиту является срок, в течение которого судом должна быть рассмотрена жалоба гражданина на действия органа расследования или ходатайство органа расследования. Скорость рассмотрения, с одной стороны, обеспечивает эффективное восстановление нарушенного права, с другой - направлена на минимизирование отрицательных последствий для процесса расследования уголовного дела, неизбежных при подаче жалобы в суд. Поэтому сроки судебного контроля не превышают пяти суток (ч. 3 ст. 125, ч. 8 ст. 109 УПК), а в ряде случаев еще меньше. Так, вопрос о мере пресечения рассматривается судом в течение восьми часов с момента поступления ходатайства в суд (ч. 4 ст. 108 УПК), а о производстве следственных действий, сопряженных с ограничением прав и свобод личности, - в течение 24 часов (ч. 2 ст. 165 УПК).

Решен законодателем и спорный ранее вопрос о месте судебного контроля. По общему правилу - это место производства предварительного расследования, однако Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 20.07.2012 № 20-П указал, что рассмотрение дел по жалобам, поданным в порядке ст. 125 УПК, должно осуществляться тем районным судом, юрисдикция которого распространяется на место совершения деяния, содержащего признаки преступления, безотносительно к месту расположения следственных органов, осуществляющих предварительное расследование. В случае необходимости ходатайства следователя, дознавателя могут быть рассмотрены также по месту производства следственного действия (ст. 165 УПК) или задержания подозреваемого (ст. 108 УПК). Все обращения рассматривают федеральные судьи суда районного звена.

Установление судебного контроля за законностью и обоснованностью действий и решений органов предварительного расследования, сопряженных с ограничением конституционных прав и свобод граждан, не означает введение института особого (следственного) судьи, который должен осуществлять исключительно функцию судебного контроля и быть свободными от полномочий по отправлению правосудия не только по делу, по которому они принимали решения на досудебных стадиях, но и по любому уголовному делу. Хотя такое предложение в науке обсуждалось, действующий закон не позволяет возлагать судебный контроль на одного и того же судью на постоянной основе. Эти полномочия распределяются между судьями соответствующего суда в соответствии с принципом распределения уголовных дел (ч. 13 ст. 108 УПК).

Наиболее важной из дискутируемых до сих пор является проблема пределов судебного контроля: подлежит ли судебной проверке обоснованность действия, решения (ходатайства) органа расследования фактическими данными (доказательствами) или суд проверяет только его формальное соответствие требованиям процессуального закона?

По мнению И. Л. Петрухина, в задачу суда должна входить проверка не только соблюдения формальных (процедурных) условий ареста (или другого решения), но и достаточности фактических оснований для применения той или иной меры пресечения, в том числе степень доказанности совершения преступления данным лицом, характеристика личности, вероятность уклонения от следствия и суда. Возражения противников обычно мотивируются тем, что исследование судом доказательств, обосновывающих обвинение, противоречит принципу презумпции невиновности, ибо при этом предрешается вывод о вине обвиняемого, а связанный этим выводом суд становится неспособным впоследствии правильно разрешить дело по существу.

Требование обоснованности процессуального решения есть требование закона, следовательно, обоснованность с полным правом может рассматриваться как одна из граней законности, поэтому спор о том, законность или обоснованность составляет предмет судебного контроля, представляется нам бессмысленным. Рассматривая соотношение законности и обоснованности иначе, можно прийти к абсурду и признавать законными те решения следователя, прокурора и суда, которые не основаны на достоверных и надежных доказательствах. Исключение из предмета судебного контроля обоснованности процессуальных решений неизбежно ведет к неполноте судебной проверки. При избрании меры пресечения, равно как и при любом ограничении прав личности, орган расследования обязан обосновать вывод о том, что обойтись без такого ограничения в данном случае невозможно.

Требование обоснованности судебного решения неоспоримо. Любое властное решение в уголовном судопроизводстве, не имеющее убедительного обоснования и мотивировки, заведомо незаконно (ч. 4 ст. 7УПК). "Процессуальное требование обоснованности является проявлением информационной природы решения". Поэтому суд, стремящийся к тому, чтобы его решение соответствовало требованиям закона, должен иметь возможность убедиться в обоснованности проверяемого им решения или действия органа предварительного расследования, которым поставлено под угрозу нарушения или уже нарушено чье-то конституционно защищаемое благо. В то же время в компетенцию суда доказывание оснований заключения лица под стражу, производства обыска и т.п. не входит. Согласно логике состязательного процесса обязанность доказать лежит на том, кто утверждает (от лат. ei incumbit probado, qui dicit, non qui negat - бремя доказательства лежит на том, кто утверждает, а не на том, кто отрицает). Отсюда следует, что деятельность лиц, испрашивающих разрешение на производство процессуальных и следственных действий, не исчерпывается направлением в суд соответствующего ходатайства, на них лежит обязанность доказать в суде необходимость производства указанных действий, поскольку именно им принадлежит инициатива судебного дела, ими определяются правовые требования, возражения противоположной стороны. Иными словами, обязанность должностного лица, заявившего ходатайство, доказать его в суде, безусловна: если бремя доказывания для этого лица оказалось непосильным, суд обязан отказать в удовлетворении ходатайства.

Точно также орган предварительного расследования должен доказать суду законность тех своих действий, которые стали предметом судебного контроля в связи с поданной в суд жалобой, ибо бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на обвинителе (ч. 2 ст. 14, ч. 4 ст. 235 УПК).

Еще один аргумент в подтверждение применимости требования обоснованности к судебным решениям в досудебном производстве мы получаем, анализируя положения Федерального закона от 29.12.2010 № 433-ФЗ. Введенная этим Законом тотальная апелляция, суть которой заключается в проверке не только юридической, но и фактической правильности, т.е. обоснованности судебного решения по существу, распространяется и на решения, принятые в порядке судебного контроля. Необоснованное решение подлежит отмене.

Сказанное означает, что принятию судебного решения в досудебном производстве, как и в судебных стадиях уголовного процесса, предшествует доказывание, значит, к этой форме судебной деятельности применимы соответствующие нормы доказательственного права, а при их описании - положения теории доказательств. В определенной мере эти соображения учтены законодателем при конструировании процедур судебного контроля. Так, УПК требует от следователя изложить в ходатайстве об избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в применении именно такой меры пресечения и невозможно избрание иной. К постановлению должны быть приложены материалы, подтверждающие ходатайство (ч. 3 ст. 108 УПК), а само ходатайство должно быть обоснованно в судебном заседании должностным лицом (ч. 6 ст. 108 УПК). Подобные требования, хотя и выраженные в УПК менее четко, предъявляются к решениям о проведении других следственных и процессуальных действий. Из этих предписаний следует, что поскольку решение принимается судьей в связи с конкретными фактическими обстоятельствами, установленными (доказанными) в судебном заседании, вся предшествующая принятию решения процессуальная деятельность состоит в представлении, проверке и оценке тех сведений, которые ведут именно к этому решению, обосновывают его.

Судебная деятельность в стадии предварительного расследования есть особая форма осуществления правосудия, что означает применимость к ней всех принципов уголовного судопроизводства, общих условий судебного разбирательства, процессуальных гарантий прав личности. Это значит, что рассмотрение судом жалоб граждан и обращений органов уголовного преследования, там, где возможно, должно осуществляться в условиях состязательности, с наделением участвующих в рассмотрении сторон равными правами в отстаивании защищаемых ими интересов, с элементами непосредственного исследования доказательств, предоставлением заинтересованным участникам процесса прав, обеспечивающих защиту их интересов, - иметь доступ ко всем материалам дела, представляемым в суд, быть выслушанным, пользоваться юридической помощью независимо от своего процессуального статуса, иметь возможность обжаловать принятое решение как не вступившее, так и вступившее в законную силу.

Подведем итоги. Несмотря на отмеченные общие характеристики деятельности суда в досудебном производстве, решаемые им на данном этапе задачи настолько специфичны, что не позволяют механически переносить в нес все процедуры, присущие судебному разбирательству уголовных дел. Кроме того, каждый из видов судебной деятельности (судебного контроля) в досудебном производстве имеет свои существенные особенности, что требует самостоятельного исследования каждого из них.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >