Основная юридическая цель института несостоятельности (банкротства)

Подходы к определению основной юридической цели института несостоятельности (банкротства)

В силу отсутствия законодательного закрепления основной юридической цели несостоятельности (банкротства) ее определение вызывает споры в современной правовой литературе.

Так, М. В. Телюкина формулирует две равнозначные цели конкурсного права: восстановительную (восстановление платежеспособности должника) и ликвидационную (исключение неплатежеспособных должников из экономического оборота), которые направлены в конечном счете на удовлетворение требований кредиторов в максимально возможном объеме.

Е. А. Колиниченко полагает, что "к настоящему моменту реабилитационные процедуры стоят во главе угла процедур банкротства фактически всех развитых правовых систем; на современном этапе помимо справедливого удовлетворения кредиторов другой, не менее важной целью производства по делу о несостоятельности является восстановление платежеспособности должника".

По мнению Е. Г. Дорохиной, основной целью правового регулирования несостоятельности (банкротства) является установление правил, позволяющих обеспечить максимальное удовлетворение требований кредиторов несостоятельного должника на принципах очередности и пропорциональности.

Возникшие в результате применения конкурсного процесса макро- и микроэкономические проблемы, связанные с сохранением бизнеса должника (соответственно, рабочих мест, экономической стабильности региона) либо ликвидацией должника (соответственно, выбытием из экономического оборота неэффективно работающих предприятий и пр.), не могут быть рассмотрены в качестве основной цели правового регулирования банкротства. Эти цели можно определить как производные (сопутствующие), которые ни в коем случае не должны нивелировать основную цель правового института банкротства. Иными словами, если удовлетворение требований кредиторов в максимальном объеме возможно с сохранением организации-должника путем восстановления его платежеспособности, то данная цель может быть задана, если нет — должна быть исключена, поскольку ее достижение вопреки основной цели лишает смысла сам конкурсный процесс.

Последний подход представляется наиболее предпочтительным.

Во-первых, он основан на мнениях дореволюционных юристов.

По мнению Г. Ф. Шершеневича, для предупреждения преимуществ на стороне первого кредитора, приступившего ко взысканию, необходимо было установить известный порядок возможно более равного и справедливого распределения имущества должника между всеми его кредиторами, в связи с чем "цель объявления кого-либо несостоятельным и учреждение по делам его конкурса состоит в том, чтобы привести в известность имущество и долги несостоятельного определенными законом способами с сохранением по возможности интересов как должника, так и всех его кредиторов, не давая из числа последних, пользующихся по своим претензиям равными правами, предпочтения одному перед другим".

Во-вторых, этот подход корреспондирует позициям по этому вопросу Конституционного Суда РФ. В качестве примеров можно привести следующие его позиции:

"В процессе реализации одной из основных целей Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", а именно обеспечения прав реальных и потенциальных кредиторов в делах о банкротстве...";

  • - "При этом, поскольку целью Закона о банкротстве является не урегулирование споров о праве, а обеспечение защиты реальных или потенциальных кредиторов..." (абз. 2 п. 1 и абз. 2 п. 1.3 мотивировочной части постановления от 12 марта 2001 г. № 4-П "По делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", касающихся возможности обжалования определений, выносимых Арбитражным судом по делам о банкротстве, иных его положений, статьи 49 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", а также статей 106, 160, 179 и 191 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда Челябинской области, жалобами граждан и юридических лиц";
  • - "В силу различных, зачастую диаметрально противоположных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, законодатель должен гарантировать баланс их прав и законных интересов, что, собственно, и является публично-правовой целью института банкротства" (абз. 1 п. 3 мотивировочной части постановления от 19 декабря 2005 г. № 12-П "По делу о проверке конституционности абзаца восьмого пункта 1 статьи 20 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобой гражданина А. Г. Меженцева").
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >