Критические воззрения Ж. Бодрийяра

Французский постмодернист Жан Бодрийяр (1929-2007) весьма критично относится к ситуации, возникшей в культуре последней трети XX в. - в этом, пожалуй, отличительная черта воззрений этого философа. В его работах анализируется спектр кризисных явлений, затрагивающих все сферы духовной и практической деятельности человека - экономику, политику, идеологию, производство, психологию, искусство, рекламу, моду. Стиль Ж. Бодрийяра не доказателен, но афористичен. В его наследии отчетливо прослеживается преемственность идей Г. Зиммеля, Р. Барта, Г. Дебора, Ж. Батая, Ж. Лакана, М. Маклюэна, М. Фуко, Ж. Делёза, Ж. Деррида. Интерпретация некоторых феноменов культуры приобретает у него подчас провокативный характер, что вызывало осуждающую реакцию еще при жизни Ж. Бодрийяра, но вместе с тем способствовало его популяризации и делало необычайно модным философом.

Многие особенности современной культуры Ж. Бодрийяр выводит из своей концепции симулякров, изложенной им в ряде публикаций, в том числе в книгах "Система вещей" (1968), "Символический обмен и смерть" (1976), "Симулякры и симуляция" (1981), "Америка" (1986), "Прозрачность зла" (1990) и др. Понятие симулякра ("видимости", "подобия") древнее, в европейской философии оно существовало с античности, хотя как термин появилось в XX в. О платоновской теории симулякра писал Ж. Делёз, однако его трактовка симулякра отличается от трактовки Ж. Бодрийяра и интерпретируется в связи с эстетикой и художественным творчеством. Ж. Бодрийяр же рассматривает феномен симуляции в широком культурологическом контексте.

Три порядка симулякров

Под симулякрами Ж. Бодрийяр понимает образы, поглощающие, вытесняющие реальность. Симулякры воспроизводят и транслируют смыслы, не адекватные происходящим событиям, факты, не поддающиеся однозначной оценке. Симулякры, по мнению автора, возникают лишь на определенном этапе развития культуры. В книге "Символический обмен и смерть" Ж. Бодрийяр предлагает историческую схему "трех порядков" симулякров, меняющих друг друга в новоевропейской цивилизации. Так, их нет в кастовом обществе, поскольку знаки защищены в нем системой запретов, обеспечивающей их полную ясность и наделяющей каждый недвусмысленным статусом. Каждый знак здесь представляет собой отражение некоей субстанциональной реальности.

В эпоху Возрождения наступает царство освобожденного знака и в этой связи общество, как утверждает Ж. Бодрийяр, неизбежно вступает в эпоху подделки. Подделка составляет господствующий тип классической эпохи, от Возрождения до промышленной революции. Подделка идет на всех уровнях, по словам Ж. Бодрийяра, от ложного жилета (только спереди) до лепных интерьеров и грандиозных театральных машин барокко, имея в виду буквально театр, а также театральность жизни и архитектуры. Но симулякры - это не только имитация любых материалов и игра знаков, в них заключены особые социальные отношения и особая инстанция власти. В них Ж. Бодрийяр видит желание подчинить мир единообразной доктрине, создать единую социальную схему, проект контроля и господства над людьми.

В эпоху промышленной революции возникает новое поколение знаков и вещей, которые не нужно больше подделывать, поскольку они создаются при помощи техники, серийно. Поэтому отношения между ними уже не отношения оригинала и подделки, а эквивалентности и неотличимости. При серийном производстве вещи без конца становятся симулякрами друг друга. Таким образом, знаки первого уровня - сложные, полные иллюзий, с двойниками, зеркалами, театром, играми масок - с приходом машин превращаются в знаки грубые, скучные, однообразные, функциональные и эффективные. В этом Ж. Бодрийяр видит отличие симулякров первого уровня от второго, называя этот процесс "радикальной мутацией". Ученый отмечает, что В. Беньямин был первым, кто увидел в технологии производства средство, форму и принцип совершенно нового поколения смыслов. Он считает, что В. Беньямин, а за ним М. Маклюэн обнаружили, что истинный смысл заключается в самом акте воспроизводимости.

Симулякры третьего порядка - это уже не подделка оригинала, как в симулякрах первого порядка, но и не чистая серийность, как в симулякрах второго порядка; здесь все формы выводятся только при соотнесении с моделью. Моделирование более фундаментально, чем серийное воспроизводство, здесь взаимозаменяемость знаков более принципиальна. Пространство больше не линейное или измеряемое, но клеточное: оно бесконечно воспроизводит одни и те же сигналы. Циклы смыслов становятся намного короче в процессе "вопрос - ответ", сводящемся к байту. Такой цикл попросту описывает периодическое использование одних и тех же моделей. Как пишет Ж. Бодрийяр, модели вторгаются в повседневную жизнь, и наш способ общения с миром в целом сближается с чтением, с селективной расшифровкой, в игру масс-медиа и социологических опросов согласно схеме "вопрос - ответ". Он считает, что симулятивные процессы охватывают весь мир культуры и человеческих отношений.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >