Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow История русской культуры

Василий Васильевич Кандинский (1866–1944)

Первые абстрактные акварели Кандинский создал около 1910 г. и в том же году написал программный трактат "О духовном в искусстве", в котором теоретически обосновал свои взгляды. Его не случайно считают основателем абстракционизма как направления в живописи, принципиально изменившего философию искусства. Он не только крупный художник-новатор, но и теоретик нового подхода к творчеству. Кандинский впитал в себя традицию современной западной живописи, идущую от импрессионизма через экспрессионизм к беспредметности. Для него главным стало сочетание линий с разными цветами. Путь эмансипации от формы и реальности он прошел до конца и стал первым абстракционистом.

Сопоставляя живопись и музыку, Кандинский писал: "Музыке, которая внешне с природой совершенно не связана, незачем заимствовать для своего языка какие бы то ни было внешние формы.

Живопись в наше время еще почти всецело зависит от форм, заимствованных у природы. Ее сегодняшняя задача состоит в исследовании и познании своих собственных сил и средств – что давно уже делает музыка – и в стремлении применить эти средства и силы чисто живописным образом для целей своего творчества". И далее: "Каждое произведение возникает и технически так, как возникает космос, – оно проходит путем катастроф, подобных хаотическому реву оркестра, выливающемуся в конце концов в симфонию, имя которой музыка сфер. Создание произведения есть мироздание".

Этот вывод иллюстрируют композиции Кандинского, в которых преобладают разум, сознание, намеренность, целесообразность, но решающее значение всегда придается не расчету, а чувству.

В 1913 г. Казимир Северинович Малевич (1878–1935) основал супрематизм (от лат. supremus – наивысший), аналог акмеизма в поэзии. Первой супрематической работой он считал "Черный квадрат", который может рассматриваться и как символ смерти, небытия. Это первый шаг творчества чистого интуитивного разума. В отличие от экспрессивного абстракционизма Кандинского супрематические композиции представляют собой сочетание простейших геометрических фигур, т.е. продолжение кубизма.

"Вещи исчезли, как дым, для новой культуры искусства, и искусство идет к самоцели – творчеству, к господству над формами натуры", – писал Малевич в статье "От кубизма и футуризма к супрематизму" (1915). Художник уподобляется Богу: "Интуитивная форма должна выйти из ничего". Геометрический поиск сущности вещей в кубизме оказался "выходом творческой воли в самостоятельную жизнь созданных ею форм", в живописный реализм – не вещей, а "красочных единиц, которые строятся так, чтобы не зависеть ни формой, ни цветом, ни положением своим от другой. Каждая форма свободна и индивидуальна. Каждая форма есть мир".

В революцию в живописи начала XX в. русские художники-авангардисты внесли свой весомый вклад. "Бубновый валет" просуществовал до 1917 г. – переломного года для русской культуры. Из этого объединения, считавшего своей целью искание наиболее выразительных форм живописного отображения окружающей действительности, вышли самобытные художники, составившие славу русского искусства XX в. Продолжением "Бубнового валета" после Октябрьской революции стала группа "Бытие", куда вошли Π. П. Кончаловский, А. А. Осьмёркин (1892– 1953), И. И. Машков, А. В. Лентулов с их жирными красками и размашистой кистью. Живописные букеты Лентулова и Машкова трудно забыть.

В 1925 г. возникает Общество художников-станковитов (ОСТ) с машинизмом Александра Александровича Дейнеки (1899–1969) и динамикой движений Юрия Ивановича Пименова (1903–1977), обладающего необыкновенной выразительностью, почти фотографичностью. Их живопись скорее графично-линейна, чем живописна.

В 1928 г. в Общество московских художников (ОМХ) объединились Р. Р. Фальк, А. В. Лентулов, И. И. Машков, В. В. Рождественский. Большая группа художников эмигрировала из России: Ф. А. Малявин, К. А. Коровин, И. Я. Билибин, С. Ю. Судейкин, Б. Д. Григорьев, К. А. Сомов, М. В. Добужинский, А. Н. Бенуа, Н. К. Рерих, Μ. Ф. Ларионов, Н. С. Гончарова. Остался жить в Финляндии И. Е. Репин.

В годы Гражданской войны совершенствовалось искусство плаката ("Окна РОСТа"), значение которого подчеркивалось ЛЕФом ("Левый фронт искусств"), возглавляемым В. В. Маяковским. В Москве работала школа граверов во главе с Владимиром Андреевичем Фаворским (1886–1964). Продолжением "абрамцевских идей" стало "искусство вещи" – требование внедрять искусство в промышленный быт.

В начале 1930-х гг. все творческие группировки были распущены, а художники, как и писатели, объединены в единый Союз с одним творческим методом – соцреализмом. Религиозный живописец Михаил Васильевич Нестеров (1862–1942) сосредоточился на портрете, его молодой последователь Павел Дмитриевич Корин (1892–1967), отказавшись от масштабного замысла картины "Русь уходящая", выполнил замечательные мозаичные работы в строящемся московском метрополитене. Часть художников ушла в пейзаж. К направлению "интимного пейзажа", соединившего верность реализму с передачей субъективного настроения, принадлежал Борис Михайлович Кустодиев (1878– 1927). Некоторые оригинальные художники остались вне каких-либо направлений, как, например, Кузьма Сергеевич

Пегров-Водкин (1878–1939), еще в 1912 г. создавший шедевр "Купание красного коня", в котором чувствовалось влияние средневековой иконописи, и ни на кого не похожий Павел Филонов, не переживший ленинградскую блокаду.

Павел Николаевич Филонов (1883–1941)

В аналитическом искусстве Филонова сложные композиции складывались из мелкой мозаики элементарных геометрических форм – "цветных атомов". Филонов напоминал древних пророков. Во всем его облике было нечто неподкупно-убежденное, за словами чувствовалась глубина мысли, глубина внутреннего мира необыкновенного человека. Это был аскет, наподобие Η. Ф. Федорова, питавшийся картошкой и черным хлебом. Произведения свои он отказался продавать, говоря, что все его творчество – единый исследовательский труд, из которого нельзя вырывать страницы. Все оно, по его словам, принадлежит народу.

Революция в мировом искусстве, которую предложил Филонов, заключалось в том, что искусство соединяется с наукой в изучении объекта, и человек своим анализом и мозгом "видит там, где вообще не берет глаз художника". Он считал, что произведение есть сплав интуитивного потока "содержания" и "аналитической сделанности". Было у Филонова и понятие "мистической сделанности", когда краска становится живой, напряженной тканью. Филонов различал четыре направления в искусстве: реализм как изображение натуры точь-в-точь; "аналитическое искусство" в виде "примитива" на основе неполного знания о природе; "натурализм", опирающийся на научное представление о жизни; "чистую абстракцию", позволяющую выражать что угодно.

Несмотря на интенсивные искания в разных направлениях на протяжении всего советского времени, господствующим течением в живописи оставался реализм. Вершиной советского изобразительного искусства стала живопись Ильи Сергеевича Глазунова (р. 1930), но в ней же видно стремление вернуться обратно в старую Русь, что, конечно, невозможно. Нельзя замкнуться в себе после периода открытости.

Малочисленные представители других направлений объединялись под общим именем авангардистов. Среди них наибольшую известность приобрел эмигрировавший в США Михаил Шемякин (р. 1943), а внутри страны – Анатолий Зверев (1931 – 1986), который использовал в качестве красок все, находящееся под рукой. Пикассо назвал его лучшим рисовальщиком XX в.

Скульптура. В первые же годы советской власти большевики осуществили идею монументальной пропаганды, заимствованную у итальянского утописта XVII в. Томазо Кампанеллы. Был составлен список великих людей, которым должны быть установлены памятники, в частности Л. Н. Толстому, Ф. М. Достоевскому, Ф. И. Тютчеву, Г. С. Сковороде, М. В. Ломоносову, Д. И. Менделееву, Андрею Рублеву, М. А. Врубелю, Μ. П. Мусоргскому, А. Н. Скрябину. Одновременно сносили памятники царям. В постсоветское время их стали восстанавливать, не всегда на том же месте. Так, памятник Александру II, который стоял первоначально в Московском Кремле, воссоздали около восстановленного Храма Христа Спасителя, где прежде стоял памятник Александру III.

Официальные скульпторы – Вера Игнатьевна Мухина (1889–1953), Анна Семеновна Голубкина (1864–1927) и др. трудились не покладая рук над созданием памятников вождям и рабочим, а позднее царям (Николай II работы В. М. Клыкова; 1939–2006). Наибольшую известность приобрел неофициальный скульптор Эрнст Неизвестный (р. 1925). Традиции русской деревянной скульптуры продолжил Сергей Тимофеевич Коненков (1874–1971).

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы