ПЕРВЫЕ ГЕРОИ ДЖАЗА

Первые герои джаза появились здесь же, в Новом Орлеане. Пионерами новоорлеанского джазового стиля были афроамериканские и креольские музыканты. Родоначальником этой музыки считается чернокожий корнетист Бадди Болден.

Чарльз Бадди Болден родился в 1877 г. (по другим сведениям в 1868 г.). Он рос среди повального увлечения духовыми оркестрами, хотя вначале работал парикмахером, затем был издателем бульварного листка The Cricket, а между делом играл на корнете в составе многих новоорлеанских бэндов. Музыканты раннего периода развития джаза имели какие-то «крепкие» профессии, а музыка была для них приработком. С 1895 г. Болден полностью посвятил себя музыке и организовал свой первый оркестр. Некоторые исследователи джаза утверждают, что именно 1895 г. можно считать годом рождения профессионального джаза.

Восторженные поклонники джаза часто присваивали своим любимцам высокие титулы: король, герцог, граф. Бадди Болден первым получил заслуженный титул «короля», так как с самого начала выделялся среди трубачей и корнетистов невероятно сильным, красивым звуком и богатством музыкальных идей. Ragtime Band Бадди Болдена, который послужил впоследствии прообразом для многих негритянских ансамблей, представлял собой типичный состав новоорлеанского джаза и играл в танцевальных залах, салунах, на уличных парадах, пикниках, в парках на открытом воздухе. Музыканты исполняли кадрили и польки, рэгтаймы и блюзы, причем сами известные мелодии служили только отправной точкой для многочисленных импровизаций, подкрепленных особым ритмом. Этот ритм называется большая четверка (квадрат), когда акцентируется каждая вторая и четвертая доли такта. И изобрел этот новый ритм Бадди Болден!

К 1906 г. Бадди Болден стал самым известным музыкантом Нового Орлеана. Королем Болденом! Музыканты разных поколений, которым посчастливилось слышать джазмена (Банк Джонсон, Луис Армстронг), отмечали красивый и сильный звук его трубы. Игра Болдена отличалась необычайным динамизмом, звуковой мощью, агрессивной манерой звукоизвлечения, подлинным блюзовым колоритом. Музыкант был невероятно популярной личностью. Его всегда окружали игроки, дельцы, матросы, креолы, белые и черные, женщины. Больше всего поклонников у Болдена было в увеселительном квартале Сторивилле, организованном в 1897 г. на границе Верхнего и Нижнего города, — в районе «красных фонарей». Подобные кварталы имеются во всех портовых городах мира, будь то Амстердам в Нидерландах, Гамбург в Германии или Марсель во Франции, даже в античных Помпеях (Италия) был подобный квартал.

Новый Орлеан заслуженно считался вертепом разврата. Новоорлеанцы в большинстве своем не были пуританами. Вдоль всей «улицы наслаждений» были ночные заведения, бесчисленные танцевальные залы и кафе, кабачки, трактиры и закусочные. В каждом таком заведении была своя музыка: небольшой оркестр, состоявший из афроамериканцев, а то и единственный исполнитель на фортепиано или механическое пианино. Джаз, который звучал в подобных заведениях с особым настроением, имел дело с реалиями жизни. Именно это и привлекало весь мир к джазовой музыке, так как она не скрывала и земных плотских радостей. Сторивилль, наполненный радостной и чувственной атмосферой, был символом жизни, полной риска и азарта, он притягивал всех, как магнит. Улицы этого района были круглосуточно заполнены людьми, в основном мужчинами.

Апогей карьеры корнетиста Бадди Болдена и его Buddy Bolden’s Ragtime Band совпал с лучшими годами Сторивилля. Среда, конечно, была вульгарной. И наступает время, когда за все приходится платить! Разгульная жизнь приносит свои плоды. Болден начал прикладываться к спиртному, ссориться с музыкантами, пропускать выступления. Он всегда много пил, поскольку часто в «веселых» заведениях с музыкантами расплачивались выпивкой. Но после 1906 г. у музыканта началось расстройство психики, появились головные боли, он разговаривал сам с собой. И всего боялся, даже своего корнета. Окружающие опасались, что агрессивный Болден может кого-нибудь убить, тем более что такие попытки были. В 1907 г. музыкант был помещен в лечебницу для умалишенных, где провел в безвестности двадцать четыре года. Стриг таких же, как он, несчастных обитателей скорбного дома и уже никогда не притрагивался к своему корнету, из которого когда-то звучал неописуемо прекрасный джаз. Умер Бадди Болден — создатель первого в мире джазового оркестра — в 1931 г., в полной неизвестности, всеми забытый, да и сам не помнивший ничего, хотя именно он пытался привести джаз в форму настоящего искусства.

В Новом Орлеане проживали цветные креолы, в жилах которых текла французская, испанская и африканская кровь. В их достаточно обеспеченной и благополучной среде, хотя роль креолов в строгой тогдашней кастовой системе была несколько неопределенной, родители имели возможность давать детям приличное образование и обучали музыке. Креолы считали себя наследниками европейской культуры. Джелли Ролл Мортон, о котором далее пойдет речь, был выходцем из такой среды. По одним сведениям, Мортон родился в 1885 г., а в некоторых источниках сообщается, что он родился в 1890 г. Мортон утверждал, что был потомком французов, но его темнокожая мать была привезена в Новый Орлеан с острова Гаити. С десяти лет Фердинанд

Джозеф Лемотт — так по-настоящему звали Мортона — учился играть на фортепиано. Большинство креолов было пуританами, т. е. людьми строгих правил. Не таким был Мортон! Его влекла ночная жизнь, он был «ночным человеком». Уже в семнадцать лет, в 1902 г., Джелли Ролл появился в Сторивилле и вскоре стал знаменитым музыкантом, играя в салунах и публичных домах. Он был свидетелем, а затем и участником всего, что происходило вокруг. Темпераментный и несдержанный юноша любил по поводу и без повода выхватывать нож, был хвастуном и задирой. Но главное — Мортон был талантливейшим музыкантом, исполнителем рэгтайма, первым в истории джаза композитором, переплавляющим с помощью импровизации все модные в ту пору мелодии в невиданный музыкальный сплав. Мортон сам был первым ценителем своей музыки, утверждая, что все, что играют другие музыканты, сочинил именно он. Это, конечно, было не так. Но одно было справедливо: Мортон первым записал на нотный стан те мелодии, которые сочинял и которые впоследствии стали классикой джаза. Часто эти мелодии имели «испанский аромат», они были основаны на ритмах «Хабанеры» — испанского танго. Сам Мортон считал, что без этой «приправы» джаз получается пресным, а он был человеком острых ощущений. Музыкант требовал, чтобы его называли Джелли Ролл, что было довольно легкомысленным прозвищем, так как это жаргонное словосочетание означало «сладкая трубочка» и имело эротический смысл.

Мортон стал артистом-универсалом: играл на фортепиано, пел, танцевал. Однако местные рамки работы в «веселых домах» оказались для него тесными, и вскоре пианист покинул Новый Орлеан, тем более что строгая бабушка Джелли Ролла, узнав об истинной работе внука, выгнала его из дома. В 1904 г. джазмен совершил несколько гастрольных поездок по США с музыкантами: Б. Джонсоном, Т. Джексоном и У. К. Хэнди. Мортон стал скитальцем и оставался им всю жизнь. Музыканта узнали в Мемфисе, Сент-Луисе, Нью-Йорке, Канзас-Сити и Лос-Анджелесе. Чтобы прокормиться, ведь музыка не всегда приносила средства к существованию, Мортону приходилось играть в водевилях, быть шулером и играть на бильярде, продавать сомнительную по составу микстуру от чахотки, организовывать боксерские поединки, быть владельцем портняжных мастерских, нотным издателем. Но везде он чувствовал себя чужим, и ему следовало доказывать, что он первоклассный музыкант. С 1917 по 1922 г. у Мортона была сравнительно устроенная жизнь в теплой Калифорнии. Они с женой купили отель, да и репутация Джелли Ролла как музыканта была на высоте. Но неугомонный характер джазмена давал о себе знать. В 1923 г. музыкант переехал в Чикаго, где организовал свой бэнд из десяти человек — Red Hot Peppers, в составе которого в разное время играли исполнители классического джазового стиля: Барни Бигард, Кид Ори, братья Доддс. С 1926 г. Мортон и его бэнд стали записываться на пластинки. Самые знаменитые композиции — King Porter Stomp, Kansas City Stomp, Wolverine Blues. Музыка Мортона-композитора включала в себя элементы рэгтайма, блюза, народных песен (креольского фольклора), музыку духовых оркестров, ирландскую и французскую музыку, т. е. все истоки новоорлеанского джаза, но в конечном итоге это была оригинальная музыка — джаз самого Джелли Ролл Мортона.

После 1930-х гг., в период свинга, удача отвернулась от Мортона, он вернулся в Калифорнию, предварительно записав свои рассказы и музыку для истории в 1938 г. в Библиотеке Конгресса США. В последующие два года Мортон выступал с ривайвл-оркестром New Orleans Jazzmen и сольными программами. Умер Джелли Ролл Мортон в Лос- Анджелесе в 1941 г.

О жизни и творчестве Мортона написаны книги, об этом человеке, представляющем собой странную смесь гениального джазмена и хва- стуна-задиры, сказано, вероятно, больше, чем о любом другом музыканте в истории джаза. Бесспорным остается тот факт, что творчество Джелли Ролл Мортона оказало большое влияние на развитие раннего джаза.

Джазовая музыка за свою столетнюю историю переживала разные периоды. Вначале ее обвиняли в низости вкуса, в уродстве и не желали пускать в приличное общество, считая порочной, «крысиной», посконной, т. е. музыкой для оборванцев, ведь ее придумали не в музыкальных салонах для белых... Затем пришло признание и любовь не только в Америке, но и во всем мире. Откуда все-таки пошло название этой музыки?

Происхождение термина джаз до конца не выяснено. Современное его написание — jazz — утвердилось в 1920-е гг. Существует немало версий происхождения слова «джаз». Сначала кто-то нарек его словом жасс, по названию, якобы, жасминовых духов, которые предпочитали сторивилльские «жрицы любви» в Новом Орлеане. Со временем слово «жасс» превратилось в джаз. Некоторые исследователи полагают, что поскольку штат Луизиана был территорией, где тон первоначально задавали французы, то джаз происходил от фр. jaser «иметь эмоциональный разговор». Некоторые утверждают, что корни слова «джаз» — африканские, что оно означает «пришпорить коня». Это толкование термина «джаз» имеет право на существование, так как первоначально слушателям эта музыка и впрямь казалась «пришпоренной», невероятно быстрой. На протяжении более чем столетней истории джаза различные справочники и словари то и дело «открывали» многочисленные версии о происхождении этого слова.

К 1910 г. в Новом Орлеане появились оркестры не только негритянские, но и белые. «Отцом белого джаза» и первого оркестра, созданного еще в 1888 г., состоявшего только из белых музыкантов, считается барабанщик Джек Папа Лэйн (1873—1966). Свой следующий оркестр, которому была уготована долгая сорокалетняя жизнь, Лэйн назвал Reliance Brass Band (белые музыканты избегали в своих названиях слова «джаз», считая его унизительным, ведь джаз играли чернокожие!). Некоторые исследователи джаза считают, что оркестр Лэйна имитировал черный новоорлеанский джазовый стиль. Да и сам Джек Лэйн называл свою музыку рэгтаймом. Музыканты оркестра пользовались большой популярностью у белого населения на танцевальных площадках Нового Орлеана, но записей этого бэнда, к сожалению, не сохранилось.

Музыкальная жизнь Нового Орлеана не стояла на месте. Стали появляться новые музыканты, пионеры новоорлеанского джаза, ставшие со временем звездами: Фредди Кеппард (труба, корнет), Кид Ори (тромбон), Джо Оливер (корнет). И кларнетист Сидней Беше, чья восхитительная музыка будет поражать слушателей почти пятьдесят лет.

Сидней Джозеф Беше (1897—1959) родился в креольской семье. Родители рассчитывали, что музыка для маленького Сиднея будет только легким увлечением, а не профессией.

Но мальчугана ничто, кроме музыки, не интересовало. Он рано осознал свою музыкальную гениальность. Учителя поражались, как этот ребенок играл, будто он был охвачен огнем, вырывавшимся из его кларнета! Не желая долго учиться музыке, Сидней Беше в нежном восьмилетием возрасте стал играть в бандах знаменитых трубачей Фредди Кеппарда и Бадди Болдена. К шестнадцати годам Сидней завершил школьное образование и целиком посвятил себя музыке. Вскоре Беше считался самым уникальным музыкантом Нового Орлеана. Когда мы говорим о джазменах, оставивших значительный след в музыке, мы прежде всего говорим о личностях и о том, как им удалось выразить свою личность через музыкальный инструмент. Постепенно Беше развил свой индивидуальный, неподражаемый стиль с мощным вибрато и плавной мелодической линией. Каждая нота у джазмена трепетала, дрожала, сотрясалась, но у юного музыканта была и самая резкая, «кусачая атака». Сидней Беше любил блюз, и кларнет музыканта стонал и плакал, как живой, содрогаясь от рыданий.

Право говорить в джазовой музыке «своим» голосом было в ту пору главной новацией. Ведь до появления джаза композитор указывал музыканту, что и как играть. А юный Сидней Беше, которого считали в Новом Орлеане «чудом природы», извлекал из инструмента такие звуки, которые этот инструмент, казалось бы, не мог воспроизводить. В 1914 г. музыкант покинул отчий дом, стал колесить с концертами по Техасу и другим южным штатам, выступал на карнавалах, путешествовал с водевилями на пароходах и в 1918 г. оказался в Чикаго, позднее — в Нью-Йорке. В 1919 г. с оркестром Уилла Кука Сидней Беше первый раз попал в Европу. Концертная поездка оркестра была весьма успешной, а выступления Беше оценивались критиками и музыкантами-профессионалами как игра выдающегося кларнети- ста-виртуоза и гениального артиста. С гастролей таких выдающихся новоорлеанских музыкантов, как Сидней Беше, и начнется настоящая эпидемия джаза в Европе. В Лондоне музыкант в одном из магазинов приобрел сопрановый саксофон, который на долгие годы станет любимым инструментом джазмена. Сопрано-саксофон позволял виртуозу доминировать в любом оркестре. В 1920-е гг. Сидней Беше сотрудничал с пианистом, композитором, руководителем оркестра Кларенсом Уильямсом (1898—1965), делал записи с Луисом Армстронгом и аккомпанировал блюзовым певицам. В 1924 г. Сидней три месяца играл в раннем танцевальном оркестре Дюка Эллингтона, привнеся в звучание бонда блюзовые интонации и неповторимое глубокое вибрато своего кларнета. Затем снова гастроли во Франции, Бельгии, Германии, Венгрии, Польше. В 1926 г. Сидней Беше концертировал в СССР с ансамблем Фрэнка Уитерса. В течение трех месяцев музыканты побывали в Москве, Харькове, Киеве и Одессе. Вероятно, Европа, более терпимая в расовом отношении, очень полюбилась музыканту, так как позднее, с 1928 г. по 1938 г., джазмен работал в Париже.

После начала Второй мировой войны (1939—1945), когда Франция была оккупирована фашистами, Беше возвратился в Америку, работал в клубе у гитариста Эдди Кондона (1904—1973), прославившегося как автор необычных музыкальных проектов, в которых принимали участие многие музыканты традиционного джаза. Жизнь музыкантов не всегда бывает ровной и обеспеченной. Сидней Беше в 1930-е гг., в период экономического кризиса, вынужден был прервать свою активную музыкальную деятельность. Сиднею даже пришлось открыть портняжную лавку, но доход от нее оказался невелик, да и джазмен там больше занимался музыкой, а не портняжным делом. За всю музыкальную карьеру Беше приглашали во многие оркестры, но неуживчивый и колючий характер темпераментного музыканта, который не всегда владел своими страстями, часто вредил гению сопрано-саксофона. Сиднея высылали из Англии и Франции за драки, почти год джазмен провел в парижской тюрьме. Изгоем музыкант себя чувствовал и на родине, в США, где джазовая музыка звучала лишь в ресторанах, дансингах или негритянских ревю. А Сидней Беше, который не был лишен звездного самолюбования, желал мирового признания и достойных залов.

Беше был всегда приверженцем новоорлеанского джаза. В 1940-е гг., когда на смену свингу пришел бибоп, музыкант был инициатором возрождения традиционного джаза, принял участие в движении «ривайвл» — записался на пластинки вместе с такими ветеранами джаза, как Джелли Ролл Мортон, Луис Армстронг, Уилли Банк Джонсон, Эдди Кондон и др.

В 1947 г. Сидней Беше снова возвратился в милый его сердцу Париж. Играя с французскими музыкантами, выступая на фестивалях, гастролируя во многих странах, Беше способствовал становлению традиционного джаза в Европе. Музыкант стал знаменитым, а его песенная тема Le Petite Fleure была невероятно популярной и любимой во всем музыкальном мире, своеобразной визитной карточкой пионера джаза. Сидней Беше был «приемным сыном» Франции и умер на французской земле в 1959 г. В 1960 г., уже после смерти выдающегося музыканта, вышла в свет его автобиографическая книга Treat It Gently. Франция не забыла своего любимца, в Париже есть улица имени Сиднея Беше и установлен памятник джазмену, а один из лучших французских оркестров традиционного джаза носит его имя — Sidney Bechet Memorial Jazz Band.

Из Нового Орлеана джазовая музыка распространялась по всей Америке, а затем и по всему миру, неспешно, но неотвратимо. Этому способствовало и то, что появилась индустрия грамзаписи, с 1901 г. компания «говорящих» машин Victor выпустила первую граммофонного пластинку. Самыми большими тиражами издавались пластинки с записями классической музыки и великого итальянского певца Энрико Карузо. Записывать на пластинки джаз в начале XX в. никому пока не приходило в голову. Для того чтобы послушать джаз, надо было пойти в те места, где джаз звучал: на танцы, в увеселительные заведения и т. д. Джазовая грамзапись появилась только в 1917 г., примерно в это же время американская пресса начала писать о джазе. Поэтому мы никогда не услышим, как играл на корнете легендарный Бадди Болден, как звучали в самом начале века пианист Джелли Ролл Мортон или корнетист Кинг Оливер. Мортон и Оливер стали записываться позже, уже после 1920 г. А вызвавший сенсацию в 1910-е гг. корнетист Фредди Кеппард отказывался записываться на пластинки из опасения, что другие музыканты будут «воровать его стиль и музыку».

Фредди Кеппард (1890—1933) — корнетист, трубач, один из руководителей новоорлеанского бонда, родился в креольской семье. Вслед за Бадди Болденом Кеппард считается самой значительной личностью раннего джаза. В детстве Фредди учился играть на многих инструментах, но уже подростком, освоив корнет, стал выступать с новоорлеанскими оркестрами. В 1914 г. Кеппард уехал из Нового Орлеана в Чикаго, в 1915—1916 гг. выступал в Нью-Йорке. В 1918 г. корнетист снова вернулся в Чикаго, играл с Джо Кингом Оливером, Сиднеем Беше, поражая слушателей своим «фирменным» звуком трубы, который был настольно сильным, что его силу сравнивали со звучанием военного брасс-бэнда. Такой звук придавала инструменту «квакающая» сурдина. Но Кеппард, как вспоминают очевидцы, умел играть не только бравурно, звук его трубы, когда этого требовала композиция, был мягок или громок, лиричен или груб. Трубач владел всем спектром тонов.

В Лос-Анджелесе Кеппард и еще шесть музыкантов организовали The Original Creole Orchestra. Они выступали в Нью-Йорке и Чикаго, где Фредди всегда принимали как «Короля Кеппарда». Говорят, что музыкант брал на своей трубе такие высокие ноты, что люди в передних рядах старались пересесть подальше. Кеппард был высоким и сильным человеком, и звук его трубы был под стать музыканту. Однажды джазмен издал такой мощный звук, что сурдина его трубы улетела на соседнюю танцевальную площадку. Об этом невиданном случае написали все чикагские газеты. Кеппард был музыкантом-самоучкой, не знавшим музыкальной грамоты, но он обладал феноменальной памятью. Когда надо было выучить что-то новое, Фредди сначала внимательно слушал, как сыграет новую мелодию кто-нибудь из музыкантов, а потом сам уже проигрывал услышанное. Новоорлеанские музыканты часто

зо не знали нот, но при этом были виртуозными исполнителями. При всем артистизме и мощи своей игры, Фредди Кеппард так боялся подражателей, что играл на трубе, закрыв пальцы носовым платком, чтобы никто не смог повторить его музыку и запомнить его импровизации.

В декабре 1915 г. фирма Victor предложила Кеппарду и его оркестру записаться на грампластинку, хотя джаз еще никогда не записывался, и записывающие компании не представляли, будут ли эти пластинки продаваться. Конечно, для музыканта это был уникальный шанс быть первопроходцем в этом деле. Поразительно, но Фредди отказался, испугавшись, что другие музыканты купят его пластинку и смогут скопировать его манеру, украдут его славу. Кеппард упустил свой шанс быть первым джазовым музыкантом, записанным на пластинку.

Следует отметить, что вся история джаза, которая пришлась на XX в., на поверку оказывается неполной, так как главные свидетельства этой истории — грамзаписи — не являются всеобъемлющим доказательством. Ведь джаз — это недокументированная, в отличие от классической, музыка. Импровизационная природа джаза стала причиной обширнейших пробелов в его истории. Многие джазовые музыканты, у которых не было шансов записаться, так и остались для истории джаза навсегда неизвестными. А еще влияла на издание грамзаписей мода, коммерческая привлекательность музыкального продукта и даже личные вкусы представителей этого бизнеса. Однако без людей музыкальной индустрии, надо отдать им должное, создание джазовой музыки и донесение ее до слушателей были бы невозможны.

Но вернемся в исторический 1917 г., когда джаз наконец-то попал на граммофонную пластинку. Первой оказалась группа Original Dixieland Jazz Band, участниками которой были пять белых музыкантов из Нового Орлеана, которые перебрались из родного города в Нью- Йорк. Возглавлял эту команду Ник ЛаРокка (1889—1961), ранее игравший в оркестре Джека «Папы» Лэйна на корнете. Другие музыканты квинтета играли на кларнете, тромбоне, фортепиано и ударных. И хотя в своей игре музыканты применяли приемы чернокожих новоорлеанских джазменов, даже в названии своего ансамбля Ник и его товарищи использовали термин «диксиленд» (от англ. Dixieland — земля Дикси — происходит от бытовавшего в США наименования южных штатов страны), желая подчеркнуть некоторое отличие от афроамериканцев.

Лидер диксиленда — Ник ЛаРокка — был сыном итальянского сапожника. Человек напористый и честолюбивый, Ник самостоятельно научился играть на корнете, запираясь в сарае, подальше от скептически настроенного отца. (Надо отметить, что на этом этапе развития джаза многие белые семьи были категорически против увлечения своих отпрысков непонятной для них, «вульгарной и безнравственной» музыкой). Внимательное изучение Ником исполнительских приемов новоорлеанских музыкантов Лэйна и Оливера принесло свои плоды.

Записи бэнда — Livery Stable Blues, Tiger Rag, Dixie Jass One Step — имели огромный успех. (Следует обратить внимание на написание слова jass, в те времена оно именно так и писалось.) Пластинка, вышедшая в свет у марта 1917 г., сразу же стала хитом. Скорее всего, потому что музыка была танцевальной, веселой, «горячей» и живой. Музыканты играли так быстро, как только могли. Этого требовал звукооператор: на одну сторону надо было поместить две пьесы. Особенно смешной была пьеса Livery Stable Blues («Блюз конюшни»). Джазмены на своих инструментах подражали животным: корнет «ржал», как лошадь, кларнет «кукарекал» петухом. Тираж этой пластинки превысил сто тысяч экземпляров, что было в несколько раз больше, чем тиражи пластинок великого итальянского тенора Энрико Карузо!

Так в жизнь американцев вошел джаз. Этой пластинкой впоследствии заслушивались многие известные музыканты, учились по ней играть новые ритмы. «Музыкальные анархисты», как сам ЛаРокка называл своих товарищей, оставили след в истории раннего джаза. В 1919 г. музыканты ансамбля Ника ЛаРокка гастролировали в Англии, где имели ошеломляющий успех. Свою музыку джаз-бэнд записал на английской фирме Columbia. Из Европы музыканты привезли множество популярных в то время тем, вошедших в репертуар ансамбля. Но вскоре бэнд распался (вмешалась война и смерть одного из музыкантов). Сам Ник в 1925 г. зачехлил свою трубу и вернулся в Новый Орлеан, в семейный строительный бизнес.

Однако до конца своей жизни ЛаРокка продолжал настаивать, что это он изобрел джаз, а негритянские музыканты украли у него это изобретение. Одно несомненно: заслуга в популяризации джаза принадлежит Нику ЛаРокка и его коллективу. Хотя мы теперь знаем, как рождалась эта замечательная музыка, которая неизбежно связана со всей американской историей и мифологией, черной расой и цветом кожи.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >