Социологический метод Дюркгейма

Дюркгейм следующим образом характеризовал черты своего метода.

Во-первых, он, этот метод, независим от всякой философии и идеологии. Так как социология возникла из философских доктрин, в частности, контовской, она “сохранила привычку” опираться на какую-нибудь систему, хотя по существу ни с какой из них не связана. Дюркгейм даже предпочитает не применять к своему методу термин “натурализм”, разве что в том смысле, что социальные явления нужно рассматривать как объяснимые естественными факторами. Социология требует только признания, что к социальным явлениям применим принцип причинности. Причем этот принцип выдвигается не как непреложный постулат разума, а как постулат эмпирический, результат правильной индукции. Так как закон причинности признан для других областей природного царства и признание его господства постепенно расширялось, распространялось от мира явлений физико-химических на явления биологические, от последних — на мир явлений психических, то вполне правомерно допустить этот принцип для мира социального.

Относительно политических учений метод Дюркгейма провозглашает нейтральность. Моя социология, говорит Дюркгейм, не является “ни индивидуалистической, ни коммунистической, ни социалистической в том значении, которое обыкновенно придается этим словам”. Она игнорирует эти теории как ненаучные, поскольку они стремятся не изучать реальность, а изменять ее. Если они и представляют интерес для социологии, то лишь как социальные факты, которые являются неотъемлемым элементом социальной реальности, подлежащей изучению. Это не означает, впрочем, что социология не интересуется практическими вопросами. Наоборот, она стремится их ставить. Но практические вопросы и проблемы возникают для социологии не в начале, а в конце исследования, и решаются ею на основе изучения фактов. Таким образом, практические вопросы для социологии возникают из знания, а не “из страстей”, так же, как и их решения Во-вторых, говорит Дюркгейм, социологический метод объективен. Он определяется идеей о том, что социальные факты суть вещи и должны рассматриваться как таковые. Этот принцип, говорит Дюркгейм, лежит также в основе доктрин Конта и Спенсера. “Но эти великие мыслители скорее дали его теоретическую формулу, чем применили его на практике”. Применение же этого принципа на практике означает его методологически строгую реализацию на всех этапах социологического изучения, начиная с самого начального этапа, когда социолог только приступает к исследованию. Рассматривать факты как вещи в методологическом смысле означает устранять из сознания исследователя любого рода понятия, представления, идеи, предрассудки относительно фактов, имеющиеся в его сознании, т.е. очищать сознание, чтобы иметь возможность “стать лицом к лицу с самими фактами; как он должен находить их по их наиболее объективным признакам”. Такого рода рассмотрение социальных фактов как вещей должно сопровождать социолога на всем протяжении исследования вплоть до вырабатываемых им объяснений. Дюркгейм неоднократно возвращается к вопросу о социальном факте как вещи, подчеркивая именно методологический характер этого положения. “Мы не утверждаем, — говорит он, — что социальные факты — это материальные вещи; это вещи того же ранга, что и материальные вещи, хотя и на свой лад. Что такое в действительности вещь? Вещь противостоит идее, как то, что познается извне, тому, что познается изнутри. Вещь — это всякий объект познания, который сам по себе непроницаем для ума; это все, о чем мы не можем сформулировать себе адекватного понятия простым приемом мысленного анализа; это все, что ум может понять только при условии выхода за пределы самого себя, путем наблюдений и экспериментов, последовательно переходя от наиболее внешних и непосредственно доступных признаков к менее видимым и более глубоким. Рассматривать факты определенного порядка как вещи — не значит зачислять их в ту или иную категорию реальности; это значит занимать по отношению к ним определенную мыслительную позицию”[1].

Третья характерная черта дюркгеймовского метода состоит в том, что он является исключительно социологическим. Это значит, что социологическое объяснение не предполагает редукции к какому-то иному виду реальности, биологической, например, или психологической. Наоборот, Дюркгейм настаивает на том, что социальные факты “можно изучать научно, не лишая их специфических свойств”. “Социальный факт можно объяснить только другим социальным фактом”. Именно это является для Дюркгейма основанием утверждать, что социология не есть подраздел какой- либо другой науки, а представляет собой автономную научную дисциплину, изучающую особый, не сводимый к другим сегмент реальности, именуемой социальной реальностью.

  • [1] Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М.: Канон, 1995.С. 8-9.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >