Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Государственная служба в Российской Федерации

Правовое регулирование должностных обязанностей государственных служащих

Должностные обязанности служащих государственного аппарата можно было бы представить в единственной формулировке: они заключаются в реализации компетенции соответствующего государственного органа. Собственно, так и формулируются положения о компетенции государственных органов, в которых обычно конкретные должностные лица и их обязанности не указываются. Например, Временное положение о разграничении полномочий Комитетов по земельным ресурсам и землеустройству и органов архитектуры и градостроительства по регулированию земельных отношений в городах и других поселениях Российской Федерации, утв. 10 января 1996 г. Председателем Роскомзема — Главным государственным инспектором по использованию и охране земель Российской Федерации и министром строительства Российской Федерации, просто фиксирует компетенцию соответствующего государственного органа. Комитеты по земельным ресурсам и землеустройству осуществляют, в частности, организацию проведения работ по оценке земель городов и других поселений в целях налогообложения и реализации операций с землей. И каких-либо указаний о том, какие именно должностные лица в реальности обязаны будут выполнять эту компетенцию органа, в данном документе не содержится.

Общие обязанности гражданского служащего сформулированы в п. 11 ч. 1 ст. 15 Закона № 79-ФЗ, который вменяет в обязанность гражданскому служащему соблюдать ограничения, выполнять обязательства и требования к служебному поведению, не нарушать запреты, которые установлены данным Законом и другими федеральными законами. Этот же Закон специально упоминает право государственного служащего на ознакомление с должностным регламентом (ч. 2 ст. 14). На самом деле ознакомление служащего с тем, что он должен делать, не является его правом; это элементарное условие его деятельности, это его обязанность. Сущность службы в отличие от трудовой деятельности заключается именно в том, что служащий обладает не правами и обязанностями, а компетенцией.

Понятие компетенции как совокупности прав и обязанностей субъекта публичного права связано с особенностями их применения. А. П. Алехин эту специфику определяет следующим образом: "Служебные права и обязанности государственных служащих обладают единством, своеобразие которого состоит в том, что их права одновременно являются обязанностями, ибо они должны использоваться в интересах службы, а обязанности — правами, ибо в противном случае их (обязанности) нельзя будет осуществить". Д. Н. Бахрах определяет права и обязанности государственного служащего как "обеспечительные": "Служебные права носят обеспечительный характер, их объем призван создать служащему надлежащие условия для выполнения обязанностей. А значит, служащий обязан пользоваться ими... Поэтому служебные обязанности и служебные права часто объединяют одним понятием — полномочия". Это верное определение.

Указанная норма о праве, а не об обязанности государственного гражданского служащего знакомиться со своим служебным регламентом повторена в большинстве документов о служебном регламенте. Так, п. 7(1) Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по исполнению государственной функции по осуществлению федерального государственного контроля в области охраны окружающей среды (федерального государственного экологического контроля), утв. приказом Минприроды России от 26 июля 2010 г. № 282 гласит: "Должностные лица Росприроднадзора и его территориальных органов при исполнении своих должностных обязанностей в пределах своих полномочий имеют право в установленном порядке: 1) знакомиться с документами и иными необходимыми для осуществления государственного экологического контроля материалами".

Представляется более правильной формулировка п. 2.19 Служебного распорядка центрального аппарата Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами, утв. приказом Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами от 19 января 2007 г. № 4, который гласит: "При заключении служебного контракта отдел кадров РосОЭЗ обязан ознакомить гражданского служащего со служебным распорядком РосОЭЗ, должностным регламентом и иными нормативными актами, имеющими отношение к исполнению гражданским служащим должностных обязанностей". Сомнительными являются и другие декларируемые законом права государственного служащего, например право на доступ к информации, составляющей государственной тайну (ч. 6 ст. 14 Закона № 79-ФЗ). Если эта должность предполагает связь с государственной тайной, то обладание ею является обязанностью государственного служащего, а не правом. Он просто не может выполнять свои прямые обязанности, пока не будет владеть всеми атрибутами должности.

Отметим также, что Закон № 79-ФЗ необоснованно в числе обязанностей гражданского служащего упоминает соблюдение им Конституции РФ (п. 1 ч. 1 ст. 15 Закона). Эта обязанность любого гражданина Российской Федерации, а не специфическая обязанность государственного должностного лица.

В концентрированном виде обязанности государственного служащего, состоящего на гражданской службе, закреплены в ч. 1 ст. 15 указанного Закона, в соответствии с которым гражданский служащий обязан:

  • 1) соблюдать Конституцию РФ, федеральные конституционные законы, федеральные законы, иные нормативные правовые акты РФ, конституции (уставы), законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ и обеспечивать их исполнение;
  • 2) исполнять должностные обязанности в соответствии с должностным регламентом;
  • 3) исполнять поручения соответствующих руководителей, данные в пределах их полномочий, установленных законодательством РФ;
  • 4) соблюдать при исполнении должностных обязанностей права и законные интересы граждан и организаций;
  • 5) соблюдать служебный распорядок государственного органа;
  • 6) поддерживать уровень квалификации, необходимый для надлежащего исполнения должностных обязанностей;
  • 7) не разглашать сведения, составляющие государственную и иную охраняемую федеральным законом тайну, а также сведения, ставшие ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей, в том числе сведения, касающиеся частной жизни и здоровья граждан или затрагивающие их честь и достоинство;
  • 8) беречь государственное имущество, в том числе предоставленное ему для исполнения должностных обязанностей;
  • 9) представлять в установленном порядке предусмотренные федеральным законом сведения о себе и членах своей семьи, а также сведения о полученных им доходах и принадлежащем ему на праве собственности имуществе, являющихся объектами налогообложения, об обязательствах имущественного характера;
  • 10) сообщать о выходе из гражданства Российской Федерации или о приобретении гражданства другого государства в день выхода из гражданства Российской Федерации или в день приобретения гражданства другого государства;
  • 11) соблюдать ограничения, выполнять обязательства и требования к служебному поведению, не нарушать запреты, которые установлены данным Законом и другими федеральными законами;
  • 12) сообщать представителю нанимателя о личной заинтересованности при исполнении должностных обязанностей, которая может привести к конфликту интересов, принимать меры по предотвращению такого конфликта.

Эти общие обязанности государственного служащего фактически не обладают прямым действием, а имеют значение только для составителей должностного регламента—документа, который фактически будет содержать конкретные обязанности государственного гражданского служащего. При прямом действии закона такого дополнительного документа не требовалось бы.

Еще одна специфическая обязанность, к сожалению, не отраженная в ч. 1 ст. 15 Закона № 79-ФЗ, появилась с принятием КоАП РФ. Должностные лица государственной службы обязаны знать процедуру применения административных наказаний, установленных данным Кодексом, и уметь применять ее на практике. Практически каждый федеральный орган исполнительной власти во исполнение КоАП РФ издал указания для своих должностных лиц. В частности, Минимущества России приказом от 13 марта 2003 г. № 79 утвердило Перечень должностных лиц Министерства имущественных отношений РФ и его территориальных органов, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях. Поскольку КоАП РФ вменяет должностному лицу обязанность привлекать правонарушителей к административной ответственности, такими знаниями лицо обязано обладать уже при поступлении на государственную службу, а во время исполнения обязанностей государственной службы применять эти знания. Государственный гражданский служащий не может быть аттестован, пока процедурные особенности производства по делам об административных правонарушениях ему не известны и он не умеет грамотно составлять надлежащую документацию.

Что касается принципа доступности информации о государственной службе (ст. 4 Закона № 79-ФЗ), т.е. открытости государственной службы, то это прекрасный принцип, но к гражданскому служащему он отношения не имеет. Наоборот, гражданский служащий не имеет права разглашать служебную информацию, так что открытым должен быть не гражданский служащий, а служба, а это уже конституционный принцип, а не принцип государственной службы, т.е. правило для законодателя, а не для исполнителя.

Открытость деятельности государственного служащего обусловлена тем, что он выполняет не свою волю, а волю государства, поэтому граждане этого государства, налогоплательщики, имеют право знать, что делает государственный служащий. Наличие у государственного должностного лица родственников — иностранных граждан создает весьма специфическую ситуацию с точки зрения защиты таким лицом исключительно интересов собственного государства. Это касается также лиц с двойным гражданством, как совершенно справедливо отмечает В. В. Полянский. Обеспечение открытости государственной службы и ее доступности общественному контролю провозглашено одной из задач Федеральной программы "Реформирование и развитие системы государственной службы Российской Федерации (2009—2013 годы)", утвержденной указом Президента РФ от 10 марта 2009 г. № 261 "О федеральной программе "Реформирование и развитие системы государственной службы Российской Федерации (2009—2013 годы)" (п. 22д).

Взаимодействие с общественными объединениями (ст. 4 Закона № 79-ФЗ) также не может быть признано обязанностью государственного гражданского служащего, так как гражданский служащий может взаимодействовать только с теми лицами и в том порядке, которые укажет ему начальник. Например, если гражданский служащий будет на "законных" основаниях взаимодействовать с Британским советом, а по некоторым сообщениям, это организация подрывного направления работы, то такой служащий представляет угрозу безопасности государства.

Представляется, это недопустимое для государственной службы положение, поскольку частные интересы гражданского служащего в частной организации могут приводить к использованию служебного положения такого служащего в связи с его членством в частной организации, в том числе религиозной или националистической направленности.

Должностные обязанности, которые отражены в должностном регламенте, содержат конкретные обязанности по государственной должности федеральной государственной службы в зависимости от функциональных особенностей данной должности и предмета ведения соответствующего государственного органа (п. 3 Указа Президента РФ от 27 сентября 2005 г. № 1131 "О квалификационных требованиях к стажу государственной гражданской службы (государственной службы иных видов) или стажу работы по специальности для федеральных государственных гражданских служащих" с учетом квалификационных требований к стажу и опыту работы по специальности. Однако были случаи и иного подхода к оформлению должностных обязанностей. Так, Перечень должностей личного состава органов управления и подразделений Государственной противопожарной службы МЧС России и соответствующих им прав и обязанностей по осуществлению государственного пожарного надзора, утв. приказом МЧС России от 20 июня 2002 г. № 302 и отмененный приказом МЧС России от 26 апреля 2005 г. № 351, содержал должностные требования, сгруппированные в зависимости от особенностей административно-территориального деления страны. Стаж и опыт работы в этих требованиях не учитывался.

Основные обязанности и права государственного служащего определяются его должностью. Должность — это категория для обозначения распределения компетенции государственного органа по частям между физическими ее исполнителями, она представляет собой совокупность прав и обязанностей этих исполнителей, т.е. в применении к государственной должности — полномочия.

Из изложенного выше следует, что понятия должности и должностных обязанностей у современного российского законодателя не вполне связаны, не совпадают. В то же время именно совокупность прав и обязанностей государственного служащего и составляет, в сущности, характеристику его должности. Это тонкое различие можно усмотреть и в формулировке Федеральной программы "Реформирование государственной службы Российской Федерации", утв. Указом Президента РФ от 19 ноября 2002 г. № 1336, где говорилось, в частности, о задачах Программы: "определение обязанностей, полномочий и мер ответственности государственных служащих на основе должностных (служебных) регламентов".

Упорядочения и конкретизации полномочий государственных служащих, которые должны быть закреплены в должностных регламентах, требует и Федеральная программа "Реформирование и развитие системы государственной службы Российской Федерации (2009—2013 годы)".

Статус должностного регламента, противоречиво урегулированный в законодательстве, его понятие подробно исследует К. В. Давыдов. Он считает, что закрепленная в Законе о государственной гражданской службе модель должностных регламентов на практике фактически так и не возникла. "Утвержденные федеральными органами исполнительной власти типовые формы должностных регламентов изобилуют бланкетными отсылками, в которых "утоплены" новаторские элементы регламентов. Анализ ставших доступными автору должностных регламентов федеральных государственных гражданских служащих ряда территориальных органов федеральных исполнительных органов по Новосибирской области, а также государственных гражданских служащих органов исполнительной власти Новосибирской области позволил сделать вывод о том, что фактически они таковыми не являются; ввиду отсутствия необходимых по ст. 47 Закона разделов на практике принимаются лишь "новомодно" переименованные должностные инструкции". Автор ссылается при этом на проводившиеся прокурорские проверки состояния законности в системе государственной службы и анализирует шесть недостатков действующего законодательства об административном регламенте.

Первым недостатком должностного регламента К. В. Давыдов считает то, что, будучи локальным административным актом, он содержит "существенные условия" служебного контракта, в то время как ТК РФ исключил понятие существенных условий трудового договора. При этом должностные регламенты являются "по своей правовой природе преимущественно нормативными локальными правовыми актами. Служебный же контракт есть акт индивидуальный". Из этого противоречия К. В. Давыдов находит довольно простой выход, заменив формулировку и изложив ее в следующей редакции: "Служебный контракт государственного гражданского служащего принимается в соответствии с требованиями законодательства РФ и на основании должностных регламентов соответствующих должностей государственной гражданской службы".

Вторая проблема должностных регламентов, по мнению автора, состоит в том, что они "императивно ориентированы на правовые явления (категории, институты), недостаточно разработанные в науке и законодательстве". Таковым, в частности, является перечень предоставляемых государственным служащим государственных услуг. "В то время как категория "государственная услуга" в настоящее время не получила исчерпывающей, внутренне непротиворечивой и общепризнанной характеристики", — отмечает он. Ясно, что здесь слово за законодателем.

Третья сложность связана с ориентацией должностных регламентов государственных гражданских служащих исключительно на административные регламенты соответствующих органов исполнительной власти. По мнению К. В. Давыдова, это неконструктивно хотя бы потому, что деятельность государственного служащего описывается административными процедурами, содержащимися не только в административных регламентах исполнительных органов.

Четвертая трудность — наличие пробелов в должностных регламентах, например "фактическое отсутствие в них норм о юридической ответственности государственных служащих". Даже Президент РФ Дмитрий Медведев в Послании Федеральному Собранию РФ 2010 г. специально подчеркивал: "Необходимо законодательно ввести ответственность должностных лиц за нарушение сроков оказания государственных услуг, а также за несоблюдение процедур, предусмотренных соответствующими административными регламентами".

Пятая проблема: "Целесообразно законодательно закрепить необходимость обеспечения открытого доступа к текстам должностных регламентов государственных служащих". Как отмечает А. В. Мартынов, отсутствие должностных регламентов в открытом доступе делает невозможным для граждан дать правовую оценку действиям должностных лиц и обеспечить свою защиту.

И шестая — главная проблема — вполне очевидное нежелание государственного аппарата обеспечить прозрачность государственного управления. К. А. Давыдов предлагает ввести специальную ответственность руководителей соответствующих исполнительных органов за отсутствие внедрения должностных регламентов в соответствии с нормативно определенными сроками, установленными Программой реформирования и развития системы государственной службы РФ. Однако на самом деле наличие ответственности должностных лиц связано с другим обстоятельством — отсутствием так называемой политической воли.

По определению Минздравсоцразвития России, касающегося Рекомендаций по разработке должностных регламентов федеральных государственных гражданских служащих в федеральных министерствах, федеральных службах и федеральных агентствах и доведенного письмом Минздравсоцразвития России от 10 августа 2005 г. № 3855-ВС понятие должностного регламента таково:

"Должностные регламенты федеральных государственных гражданских служащих являются нормативными документами, призванными содействовать правильному подбору, расстановке и закреплению кадров, повышению их профессиональной квалификации, совершенствованию функционального и технологического разделения труда между руководителями и специалистами, а также использоваться при оценке служебной деятельности государственного служащего соответствующего госоргана при проведении аттестации, при приеме граждан на государственную службу в порядке назначения или по конкурсу".

Рекомендации по разработке должностных регламентов федеральных государственных гражданских служащих в федеральных министерствах, федеральных службах и федеральных агентствах содержат следующее определение должностного регламента: "Должностной регламент является основным нормативным документом, регламентирующим содержание и результаты деятельности государственного служащего. В нем содержатся требования, предъявляемые к государственному служащему, замещающему соответствующую государственную должность". В соответствии с постановлением Правительства РФ от 19 января 2005 г. № 30 (п. 1.2) должностные регламенты государственных служащих являются составной частью административного регламента исполнительного органа государственной власти, включающего также административные регламенты государственных функций, административные регламенты исполнительных органов государственной власти, административные регламенты взаимодействия исполнительных органов государственной власти, разработанные на основе "Типового регламента взаимодействия федеральных органов исполнительной власти", утв. указанным постановлением. В должностной регламент включаются:

  • 1) квалификационные требования к уровню и характеру знаний и навыков, предъявляемые к гражданскому служащему, замещающему соответствующую должность гражданской службы, а также к образованию, стажу гражданской службы (государственной службы иных видов) или стажу (опыту) работы по специальности;
  • 2) должностные обязанности, права и ответственность гражданского служащего за неисполнение (ненадлежащее исполнение) должностных обязанностей в соответствии с административным регламентом государственного органа, задачами и функциями структурного подразделения государственного органа и функциональными особенностями замещаемой в нем должности гражданской службы;
  • 3) перечень вопросов, по которым гражданский служащий вправе или обязан самостоятельно принимать управленческие и иные решения;
  • 4) перечень вопросов, по которым гражданский служащий вправе или обязан участвовать при подготовке проектов нормативных правовых актов и (или) проектов управленческих и иных решений;
  • 5) сроки и процедуры подготовки, рассмотрения проектов управленческих и иных решений, порядок согласования и принятия данных решений;
  • 6) порядок служебного взаимодействия гражданского служащего в связи с исполнением им должностных обязанностей с гражданскими служащими того же государственного органа, гражданскими служащими иных государственных органов, другими гражданами, а также с организациями;
  • 7) перечень государственных услуг, оказываемых гражданам и организациям в соответствии с административным регламентом государственного органа;
  • 8) показатели эффективности и результативности профессиональной служебной деятельности гражданского служащего (ч. 2 ст. 47 Закона № 79-ФЗ).

Рекомендации по разработке должностных регламентов федеральных государственных гражданских служащих в федеральных министерствах, федеральных службах и федеральных агентствах содержат Примерные (типовые) должностные регламенты руководителя федерального органа исполнительной власти, за исключением федеральных министров (высшая должность); помощника руководителя федерального органа исполнительной власти; советника руководителя федерального органа; специалиста; обеспечивающего специалиста федерального органа исполнительной власти.

Регламент государственного гражданского служащего вызывает ассоциации с Типовым регламентом взаимодействия федеральных органов исполнительной власти, утв. постановлением Правительства РФ от 19 января 2005 г. № 30, который устанавливает общие правила организации деятельности федеральных органов исполнительной власти по реализации их полномочий и взаимодействия этих органов, в том числе правила организации взаимодействия федеральных министерств с находящимися в их ведении федеральными службами и федеральными агентствами (п. 1.1). Между двумя видами регламентов установлена прямая правовая связь, поскольку регламент федерального органа исполнительной власти, административные регламенты исполнения государственных функций, административные регламенты предоставления государственных услуг и должностные регламенты гражданских государственных служащих федерального органа исполнительной власти составляют административный регламент федерального органа исполнительной власти (п. 1.2).

Кроме того, действуют и документы ведомственного характера, регулирующие квалификационные требования к государственным служащим. Примером может явиться довольно подробный и добротный документ: Квалификационные требования, предъявляемые государственным гражданским служащим Федеральной службы по тарифам, утв. приказом ФСТ России от 6 октября 2006 г. № 196.

Положения должностного регламента обязаны быть открытыми, поскольку они учитываются при проведении конкурса на замещение вакантной должности гражданской службы, а также при аттестации, квалификационном экзамене, планировании профессиональной служебной деятельности гражданского служащего и в других случаях (ч. 3, 4 ст. 47 Закона № 79-ФЗ). Форма такого открытия сведений в законодательстве не урегулирована.

Соотношение между служебным характером информации, государственной тайной и принципом открытости для граждан служебной деятельности функционеров государственного аппарата лучше всего охарактеризовано В. В. Путиным в бытность его Президентом РФ: "Право быть избранным или назначенным на государственные должности, как и возможность получать публичные услуги, публичную информацию должны быть доступны в равной степени всем гражданам страны. При этом любой, преступивший закон, должен знать, что наказание неотвратимо... Полагаю, что мы прежде всего должны обеспечить право граждан на объективную информацию. Это — важнейший политический вопрос, и он прямо связан с действием в нашей государственной политике принципов свободы и справедливости". Эти слова можно положить в основу утверждения, что информация о государственных служащих не может быть служебной, она имеет публичный характер и должна быть открытой для населения. В настоящее время эти отношения урегулированы в Федеральном законе от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления".

В ст. 14 Закона № 79-ФЗ закреплены права государственного гражданского служащего, но их перечисление в законе должно быть дублировано в должностном регламенте, так как конкретная должность может потребовать наличия и иных прав. Кроме того, права государственного служащего — это одновременно и его обязанности, т.е. под правами имеется в виду компетенция. Так же обстоит дело и с понятием обязанностей гражданского служащего, закрепленных в ст. 15 данного Закона.

Пункт 10 Положения об Управлении Президента РФ по внутренней политике, утв. Указом Президента РФ от 21 июня 2004 г. № 791, гласит, что распределение должностных обязанностей между заместителями начальника Управления, референтами и начальниками департаментов осуществляет начальник Управления. Этот пример показывает, что регулирование должностных обязанностей прямо вменено местному руководству и зависит от его представлений об обязанностях сотрудников.

Состав требований к государственному служащему можно проследить по Единому квалификационному справочнику должностей руководителей, специалистов и служащих, утв. приказом Минздравсоцразвития России от 29 января 2009 г. № 32. Например, раздел "Квалификационные характеристики должностей руководителей и специалистов организаций воздушного транспорта" ЕКС, устанавливающий перечень должностей руководителей и специалистов организаций гражданской авиации, состоит из трех разделов: разд. I — "Общие положения"; разд. II — "Должности руководителей"; разд. III — "Должности специалистов".

Обычно тарифно-квалификационные характеристики содержат три раздела требований к государственным служащим: "должностные обязанности", "должен знать" и "квалификационные требования". Под последними обычно понимаются требования к определенному уровню образования и стажу работы. В Порядке применения Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих специально уточнено содержание разделов квалификационной характеристики "Должностные обязанности", "Должен знать" и "Требования к квалификации".

Классификации требований к государственным служащим по указанными категориям ("Должностные обязанности", "Должен знать", "Требования к квалификации") не содержится в приказе ФСФР от 19 октября 2006 г. № 06-120/пз-н "О квалификационных требованиях к профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей федеральными государственными гражданскими служащими центрального аппарата и территориальных органов Федеральной службы по финансовым рынкам". Эти требования включаются в должностные регламенты соответствующих федеральных государственных гражданских служащих.

Представляются имеющими методологическое значение Квалификационные требования к профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей по должностям федеральной государственной гражданской службы в Министерстве здравоохранения и социального развития Российской Федерации, утв. приказом Минздравсоцразвития России от 24 ноября 2006 г. № 798. Они построены по схеме деления этих требований в зависимости от категории и группы должностей и включают в каждую группу требований разделы "Знание" и "Навыки".

Сведения о политических убеждениях в числе обязательных элементов характеристики не упоминаются, особенно в свете ч. 1 ст. 13 Конституции РФ, признающего идеологическое многообразие в Российской Федерации. Аттестуемые могут быть проэкзаменованы (протестированы). Однако политический характер деятельности на государственной должности — очевидная истина.

Иногда права и обязанности государственного служащего закрепляются прямо в его удостоверении. Примером может служить Форма удостоверения, закрепленная Изменениями и дополнениями, которые вносятся в некоторые акты Правительства РФ по вопросам повышения безопасности полетов и авиационной безопасности в гражданской авиации Российской Федерации, утв. постановлением Правительства РФ от 14 мая 2003 г. № 282. В удостоверении на русском и английском языках записано: "Предъявитель данного удостоверения уполномочен Министерством транспорта РФ осуществлять государственный контроль за деятельностью в области гражданской авиации, беспрепятственно в установленном порядке посещать авиапредприятия, организации гражданской авиации, а также их объекты, инспектировать экипажи воздушных судов гражданской авиации и проводить проверки инженерно-технического обеспечения таких воздушных судов, в том числе воздушных судов иностранных государств, выполняющих полеты в Российскую Федерацию". Представляется, что это хорошая форма связи наделенного административными полномочиями должностного лица с не подчиненными ему по службе физическими и юридическими лицами.

Указанные выше типы должностных инструкций имеют обезличенный, нормативный характер. Однако существуют примеры, когда вместо должностных инструкций, привязанных к должности, утверждаются документы, распределяющие обязанности государственного органа с указанием фамилий реально имеющихся лиц. Примером такого подхода является распоряжение мэра Москвы от 27 января 2011 г. № 16-РМ "О распределении обязанностей между мэром Москвы, первым заместителем и заместителями мэра Москвы в Правительстве Москвы", где излагаются обязанности персонально мэра Москвы С. С. Собянина, первого заместителя мэра Москвы в Правительстве Москвы В. И. Ресина, заместителя мэра Москвы в Правительстве Москвы по вопросам жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства П. П. Бирюкова и др.

Вызывает интерес правовой статус такого документа. Возникает вопрос: соответствует ли это распределение обязанностей законодательству о государственной службе, требующему наличия именно должностных регламентов, а не персонального распределения сфер деятельности. Ведь со сменой физических лиц соответствующего государственного органа в этом случае должны меняться и их обязанности. Обязанности же по государственной службе носят в принципе безличностный характер.

Такую же, как и в Москве, структуру определения должностных обязанностей закрепляет и приказ Министерства образования РФ от 3 сентября 2003 г. № 3460 "О распределении обязанностей между заместителями министра образования Российской Федерации", где распределение обязанностей также закреплено персонально.

Удачный принцип правового регулирования закреплен в швейцарском законе о государственной службе, в котором провозглашен личный характер государственной службы (ст. 21), т.е. обязанности, подразумеваемые должностью, могут быть выполнены только соответствующим должностным лицом лично. Никто не может подменять должностное лицо, и делегировать свои обязанности кому-либо должностное лицо тоже не имеет права.

В некоторых документах прямо запрещается передача полномочий. Так, п. 11 Положения об оперативном штабе по обеспечению безопасности при проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в г. Сочи, утв. Указом Президента РФ от 14 мая 2010 г. № 594, закрепляет, что члены оперативного штаба не вправе делегировать свои полномочия иным лицам. В то же время иные документы устанавливают противоположное. Например, руководитель территориального органа МВД России по субъекту РФ в соответствии с п. 19

Типового положения о территориальном органе МВД РФ, утв. Указом Президента РФ от 1 марта 2011 г. № 249, наряду с тем, что распределяет обязанности между своими заместителями, также "делегирует в установленном порядке часть предоставленных ему полномочий своим заместителям, руководителям (начальникам) структурных подразделений территориального органа, а также руководителям (начальникам) подчиненных органов и организаций" (подл. 7 п. 19). Единой практики нет, а в сущности, законным является личный характер выполнения обязанностей государственной службы без права их передоверия. Иначе меняется источник самих полномочий.

Рассматривая статус исполняющего обязанности руководителя государственного органа как один из частных случаев делегирования полномочий, можно отметить широкое распространение такого вида делегирования полномочий в российском законодательстве. Например, п. 3 Указа Президента РФ от 1 марта 2011 г. № 253 "Об утверждении перечня должностей высшего начальствующего состава в органах внутренних дел Российской Федерации, в Федеральной миграционной службе, в Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территориях государств — участников Содружества Независимых Государств и соответствующих этим должностям специальных званий" предусматривает, что назначение исполняющим обязанности по вакантной должности, подлежащей замещению лицами высшего начальствующего состава органов внутренних дел РФ, осуществляется министром внутренних дел РФ с письменного разрешения Президента РФ. Срок исполнения обязанностей по указанной должности не может превышать шесть месяцев. Освобождение от исполнения обязанностей по такой должности осуществляется министром внутренних дел РФ.

В Российской Федерации даже статус министра, казалось бы, одного из основных функционеров государственного аппарата, не имеет четко очерченных границ полномочий и позволяет министру субъективно распоряжаться государственными обязанностями. Например, в п. 1.10 Типового регламента взаимодействия федеральных органов исполнительной власти, утв. постановлением Правительства РФ от 19 января 2005 г. № 30, содержится следующая норма: "Федеральный министр своим приказом предоставляет в необходимых случаях директорам департаментов федерального министерства полномочия представлять федеральное министерство в отношениях с государственными органами, в том числе с федеральными службами, федеральными агентствами, находящимися в ведении этого федерального министерства, государственными внебюджетными фондами, с другими организациями и гражданами, а также выдает доверенности на подписание от имени федерального министерства договоров и других гражданско-правовых документов".

Несмотря на то, что гражданский служащий вправе с предварительным уведомлением представителя нанимателя выполнять иную оплачиваемую работу (ч. 2 ст. 14 Закона № 79-ФЗ), проблема делегирования полномочий, на наш взгляд, отражает не более чем несбалансированность изначального распределения государственно-властных обязанностей, неверное распределение государственных функций между должностями государственных служащих, обязанных реализовывать эти функции. При этом, если законодатель не смог изначально нормально сбалансировать права и обязанности государственных служащих, то передача этих регулирующих полномочий от компетентных должностных лиц к конкретному служащему, не справляющемуся с объемом возложенных на него обязанностей и потому перераспределяющему их методом делегации, вряд ли можно рассматривать как разумный способ регулирования государственно-служебных отношений. Такой способ гармонизации незаконен.

Верховный Суд РФ изучал дело о праве Председателя Центрального банка РФ делегировать свои полномочия на подписание актов ЦБ РФ своим заместителям. Он признал не соответствующими федеральному законодательству и недействующими ряд позиций Положения Банка России от 15 сентября 1997 г. № 519 "О порядке подготовки и вступления в силу нормативных актов Банка России" с изменениями, в которых такие положения содержались.

Обязанности государственного служащего в законодательстве РФ поддерживаются мерами государственного принуждения. Это правовые гарантии. В частности, невыполнение в установленный срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), об устранении нарушений законодательства влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 300 до 500 руб.; на должностных лиц — от 1 тыс. до 2 тыс. руб. или дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от 10 тыс. до 20 тыс. руб. (ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ). Непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу) сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным лицом) его законной деятельности, а равно представление в государственный орган (должностному лицу) таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде, за исключением случаев, предусмотренных рядом статей КоАП РФ, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 100 до 300 руб.; на должностных лиц — от 300 до 500 руб.; на юридических лиц — от 3 тыс. до 5 тыс. руб. (ст. 19.7 КоАП РФ).

К охране прав гражданского служащего относится и диспозиция п. 17 ч. 1 ст. 14 Закона № 79-ФЗ, предусматривающая право гражданского служащего на государственную защиту своих жизни и здоровья, жизни и здоровья членов свей семьи, а также принадлежащего ему имущества, что включает в том числе право судей и иных государственных служащих РФ на ношение оружия.

Как видим, единства правового регулирования должностных обязанностей государственных гражданских служащих в Российской Федерации нет. Следствием такого положения дел являются разный правовой статус участников государственного управления, разная практика правоприменения в различных звеньях государственного аппарата, отсутствие баланса полномочий тех или иных органов и должностных лиц, и, как следствие, несогласованная работа государственного аппарата.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы