Сравнительный анализ ведущих геополитических школ

Континентально европейская школа геополитики

Социокультурная специфика континентально-европейской школы геополитики

Сравнительный анализ ведущих геополитических школ современности необходимо начать с рассмотрения континентальной геополитики, поскольку именно в континентальной Европе происходили формирование и институционализация геополитики как науки. В трудах европейских геополитиков конца XIX - начала XX столетия Ф. Ратцеля, Р. Челлена, Л. Ранке, Ф. Науманна были заложены основные идеи континентальной школы: теория "жизненного пространства", концепция "мировой державы", законы территориальной экспансии, идея "срединной Европы", концепция "континентального государства", идея континентального блока государств.

С самого начала своего становления континентальная школа заявила о своей приверженности идее нации и национального пространства. Если англо-американские геополитики в своих концепциях опирались преимущественно на интуиции культурно нейтрального пространства, то для европейских ученых пространство обладало культурной значимостью. Культуроцентризм европейской геополитики был основан на идее неразрывной связи веры, почвы и крови. Отсюда уверенность в том, что каждый народ создает свою уникальную территориальную концепцию. В этом смысле для европейских геополитиков проблема единства геополитического пространства явилась значительно более трудной, чем для англо-американских исследователей, приверженных идее культурного униформизма мира.

При всем разнообразии европейских геополитических концепций, среди которых есть и проатлантическая, и мондиал истекая, центральной идеей европейской школы является концепция континентального блока. На разных этапах европейской истории эта идея приобретала специфические конкретно-исторические черты: "страны Оси" (Р. Челлен), "срединная Европа" (Ф. Науманн), "блок Берлин - Москва - Токио" (К. Хаусхофер), "Европа от Дублина до Владивостока" (Ж. Тириар).

Приоритетное внимание к вопросам континентального строительства и континентальной политики характерно для всех крупных геополитиков Европы XIX-XX вв. В определенном смысле это было ответом на жесткую формулу альтернативной англо-американской школы - "политику анаконды". Европейцев по-настоящему пугала эта весьма неприятная аналогия геополитической стратегии атлантистов с действиями анаконды: гигантская, способная удушить змея до тех пор обвивает другое живое существо, пока не переломает ему все кости, не давая своей жертве свободно дышать. Европейские геополитики представляли себе оказавшееся перед такой угрозой пространственное тело Старого Света и строили в ответ планы по созданию мощных континентальных альянсов, способных разорвать кольца "анаконды". Отсюда - известное геополитическое пророчество, которое неустанно повторяли европейцы от Гомера Ли до Карла Хаусхофера: "...тот день, когда Германия, Россия и Япония объединятся, будет днем, определяющим судьбу англоязычной мировой державы, гибелью богов". Пророчество это до сих пор не сбылось, но призрак континентального блока все еще бродит по Европе...

Для современной континентальной геополитики характерен поиск новых идей геополитической идентификации объединенной Европы. Этот поиск идет под неусыпным контролем американской гегемонии, однако откровенный конфликт по поводу ситуации в Ираке между лидерами Евросоюза - Германией и Францией, с одной стороны, и США - с другой, позволяет предположить, что европейская геополитика выходит на новый уровень осмысления своего геополитического курса.

От геополитического вектора объединенной Европы во многом зависит международная стабильность во всем мире, и это хорошо понимают многие европейские геополитики, приверженные идее прагматизма и консенсуса. Последовательные этапы расширения Европейского Союза в начале нового века поставили перед европейскими лидерами целый ряд вопросов, поиск ответа на которые во многом определит будущее европейской геополитики XXI столетия.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >