Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Этнология (Этнография)

Этногенез и этническая история

Формирование чувашей началось в конце VII–VIII вв. с переселением из Приазовских степей в Среднее Поволжье тюркоязычного населения, в основном булгарского происхождения. В результате тесного взаимодействия с финноязычным населением, в основном с предками марийцев, и его частичной ассимиляции, происходит окончательное сложение культуры чувашей, этническая территория которых входит последовательно в состав Волжской Булгарии (X–XIII вв.), Золотой Орды (XIII–XV вв.), Казанского ханства (XV–XVI вв.), а затем Русского государства.

Часть булгарского населения, преимущественно в районе Волго-Камья и Нижнего Поволжья, стала постепенно переходить на язык кыпчаков, приток которых усилился после завоевания Волжской Булгарии монголо-татарами и создания Золотой Орды. В дальнейшем кыпчакская речь стала преобладающей среди тюркоязычного населения, а этноним "татары", первоначально использовавшийся социальной верхушкой общества, постепенно получил повсеместное распространение. Формирование кряшенов началось после христианизации части татар Поволжья во второй половине XVI–XVIII вв. С принятием православия тюркоязычными группами населения Южного Приуралья в XVI–XVII вв. связано и формирование нагайбаков.

В Южном Приуралье происходило и сложение башкирского этноса. Тюркоязычное население впервые проникло сюда с востока в IV в. В период Средневековья происходило интенсивное взаимодействие тюрков с местным финно-угорским и ираноязычным населением. Появление и утверждение этнонима башкир – "башкорт" связано с передвижением из казахстанских степей на Южный Урал огузских групп тюрков. Дальнейшее этнокультурное развитие башкир происходило в рамках тех же политических объединений, что и татар Поволжья и Приуралья.

Непосредственными предками мордвы являлось население городсцкой археологической культуры, распространившейся в бассейне Оки и Средней Волги в VII в. до н.э. – V в. н.э. В бассейне р. Суры (правый приток Волги) формировалось ядро мокшанского субэтноса, в бассейне Оки – эрзянского. На формирование этнокультурного облика мордвы оказали влияние контакты с ираноязычным и балтоязычным населением, а с середины I тыс. н.э. – с тюрками и восточными славянами. В конце XII – начале XIII в. у мордвы появляется протогосударственное образование "Пургасова волость". В дальнейшем мордовские земли оказались включенными в состав русских княжеств, Золотой Орды и Казанского ханства, но в последующее время развитие мордвы было связано с Русским государством. На ее этнической территории активно селятся русские, а группы мордвы широко расселяются в Поволжье и на Южном Урале.

Формирование марийцев происходило в междуречье Вятки и Ветлуги в I тыс. н.э. в результате взаимодействия племен азелинской и городецкой археологических культур. В начале II тыс. н.э. марийские земли оказались на стыке русских княжеств и Волжской Булгарией. После монголотатарского завоевания марийцы вошли в состав Золотой Орды, а затем Казанского ханства. С середины XVI в. развитие марийцев проходило в составе Русского государства.

В XVII–XVIII вв., отказавшись принять православие, значительная часть марийцев переселилась на территорию современного Башкортостана, где оформилась восточная этнотерриториальная группа этноса. На правобережье Волги сформировалась субэтническая группа горных марийцев, на левом берегу – луговых.

Формирование коми-зырян происходило в бассейне р. Вычегды в результате взаимодействия населения ванвиздинской археологической культуры, сложившейся во второй половине I тыс. н.э. с переселенцами XI–XII вв. из Вятско-Камского региона. В ходе расселения но Северо-Востоку Европы коми-зыряне вступали во взаимодействие с группами славянского, прибалтийско-финского и угорского населения. С XIII в. территория коми-зырян включается в состав новгородских земель, а затем и Русского государства. В ходе дальнейшей экспансии на север происходят контакты с ненцами, от которых коми заимствуют многие элементы хозяйства и культуры. Результатом такого взаимодействия в бассейне средней Печоры, по ее притокам – Ижме и Усе стало формирование со второй половины XVI в. коми-ижемцев.

В Верхнем Прикамье в IX–XV вв. развивается родановская культура, принадлежащая непосредственным предкам коми-пермяков. В XIV–XV вв. здесь возникает княжество Пермь Великая, которое в начале XVI в. было ликвидировано, а территория включена в состав Русского государства. В последующий период развитие коми-пермяков шло в тесном взаимодействии с русским населением, что привело к частичной ассимиляции этноса.

Потомками автохтонного населения Волго-Камья являются удмурты. На основе племен азелинской и поломской культуры к концу I тыс. н.э. в Вятско-Камском междуречье складывается ядро удмуртского этноса, представленное чепецкой культурой (IX–XV вв.), носителями которой были уже собственно удмурты. В конце XV в. в состав Русского государства вошли северные удмурты, а в середине XVI в. после присоединения Казанского ханства – южные группы этноса.

Бесермяне сформировались в результате длительного тюркского воздействия на часть южноудмуртского. После разгрома Волжской Булгарин в XIII в. бесермяне переселились на север Удмуртии, в бассейн р. Чепцы, и сохранили особенности в языке, культуре и этническое самосознание до настоящего времени.

Водский этнос возник в результате обособления в I тыс. н.э. части североэстонских племен к востоку от Чудского озера и р. Нарвы. Длительные контакты, близость культуры способствовали включению води в состав Новгородской республики, а затем Русского государства. В течение всего II тыс. н.э. происходила постепенная ассимиляция води восточнославянским населением. Часть вожан в XVII в. приняла участие в сложении ингерманландских финнов.

К началу II тыс. н.э. к северу и северо-западу от Ладожского озера сформировалось племенное объединение корела, ставшее основой для формирования карельского этноса. С XI в. часть корел продвигается в северном и восточном направлениях, где вступает во взаимодействие с отдельными группами саамов и веси. В результате этих контактов, а также влияния культуры восточных славян формируются субэтнические и этнографические группы карел. Большая часть карельского населения вошла в состав Новгородской республики, а затем Русского государства. После утраты в начале XVII в. территорий на Северо-Западе, значительная часть карел оказалась в составе Швеции. Из-за политики религиозного, национального и социального угнетения, проводимой Шведским государством по отношению к местному православному населению, значительная часть карел переселилась во внутренние области России. В местах компактного поселения образовались этнолокальные группы тверских (верхневолжских), валдайских, тихвинских и медынских карел. В начале XVIII в. бо́льшая часть этнической территории карел Россией была возвращена.

На рубеже I–II тыс. н.э. из состава карельских племен выделилась ижора, расселившееся с южной части Карельского перешейка в Приневье, и вдоль побережья Финского залива до р. Нарвы. В дальнейшем этнокультурное развитие ижоры происходило в тесном взаимодействии с водыо, восточными славянами, а с XVII в. и ингерманландскими финнами.

Формирование вепсов происходило на территории между Ладожским, Онежским и Белым озерами с рубежа I– II тыс. н.э. в результате взаимодействия местного населения, близкого саамам и поволжским финнам и пришлого прибалтийско-финского населения. С этого же времени предки вепсов стали продвигаться на восток, к бассейну р. Северной Двины и были ассимилированы западными группами коми и славянами. С XI по XIV в. часть вепсов приняла участие в формировании южнокарельских групп к северу от р. Свирь. Последняя волна вепсских переселенцев обосновалась на юго-западном побережье Онежского озера. В дальнейшем этническая территория вепсов стала сокращаться в результате непрерывной ассимиляции вепсского населения русскими на окраинах этнического ареала.

Саамы являются древнейшим населением северной части Европы. Этническая территория этого этноса до рубежа I– II тыс. н.э. – Карелия, Приладожье, Прионежье, Белозерье, бассейн р. Северной Двины. В течение II тыс. н.э. происходит ассимиляция предков современных саамов прибалтийско-финским и восточнославянским населением, а также вытеснение их на Кольский п-ов.

Калмыки сформировались на основе западномонгольских ойратских племен, которые в XVII в. переселились из Джунгарии в Россию и осели на территории Нижнего Поволжья и Предкавказья.

Хозяйство неславянских народов Европейской части России складывалось под влиянием природно-географических и исторических факторов. У народов, проживающих в приполярной зоне, преобладали присваивающие отрасли.

Так, основными занятиями саамов являлись оленеводство, рыболовство, морская и сухопутная охота. Они вели полукочевой образ жизни, совершая небольшие по протяженности сезонные перекочевки. У западных групп Кольских саамов ведущую роль играло рыболовство. У восточных – оленеводство, дополняемое промыслом семги и охотой. Своеобразием отличалось хозяйство коми-ижемцев. Переняв от ненцев навыки оленеводства, они превратили его в высокотоварную отрасль, дополняя ее рыболовством, охотой и производством замши. Близкие по происхождению коми-зыряне вели комплексное хозяйство, сочетавшее в разных пропорциях в зависимости от региона проживания пашенное и подсечное земледелие, животноводство, охоту и рыболовство. В XIX в. серьезное развитие получили разнообразные промыслы: портняжный, шерстобитный, пимо-катный, ветеринарный, заготовка древесного угля и руды для промышленности, заготовка и сплав леса.

Основным занятием коми-пермяков являлось земледелие, которое тесно было связано со скотоводством. В конце XIX – начале XX в. наряду с трехпольной системой обработки земли сохранялась подсека. У северных групп коми-пермяков заметное место занимали охота и рыболовство.

К началу XX в. значительное развитие получили кустарные промыслы: кузнечное, скорняжное, бондарное, столярное, смолокурение. Для собственных нужд занимались обработкой, прядением и ткачеством волокнистых культур (лен, конопля, шерсть), производством изделий из дерева и бересты.

Хозяйство карел и вепсов в XIX – начале XX в. основывалось на сочетании подсечного и пашенного земледелия. Подсобное значение имело животноводство. Северные карелы в качестве транспортных животных держали оленей. Повсеместно получили развитие охота и рыболовство, лесные промыслы: рубка, сплав, переработка древесины, изготовление деревянных изделий, смолокурение, производство дегтя, ткачество, вязание, плетение из бересты, древесных корней и лозы. У карел практиковались также добыча руды и выплавка железа, изготовление ювелирных изделий, золотошвейное и жемчужное шитье.

Сходные черты характерны были для хозяйства води, ижоры и ингерманландских финнов. Его основой служило пашенное земледелие. Выращивали зерновые (рожь, овес, ячмень, пшеницу), овощи (репа, капуста), картофель. Разводили крупный рогатый скот, овец, свиней, кур. В Приневье, Нижнем Полужье и по южному побережью Финского залива широкое распространение получило товарное рыболовство. Основными объектами промысла служили салака, килька, корюшка, минога. Орудием лова являлись сети и неводы, различные ловушки. Особое значение имели извоз, найм на сельскохозяйственные работы, отхожие промыслы, в том числе работа в Санкт-Петербурге. Среди ингерманландских финнов получил развитие питомнический промысел – воспитание за денежное вознаграждение сирот до достижения ими совершеннолетия. К рубежу XIX–XX вв. хозяйство ингерманландских финнов все больше ориентируется на обслуживание нужд населения Санкт-Петербурга. Это проявлялось в преимущественном развитии товарного молочного животноводства, сдаче жилых помещений в аренду для летнего отдыха горожан, обслуживании и снабжении их необходимыми продуктами и материалами.

Среди народов Поволжья и Прикамья в наибольшей степени сходным являлись традиционные занятия удмуртов, марийцев, мордвы и чувашей. Ведущая роль здесь принадлежала земледелию, при этом в северных, более лесистых, районах дольше сохранялась подсека, в то время как южнее, в лесостепной зоне, господствовало трехполье. Для обработки земли использовали сохи разных типов или тяжелый деревянный плуг-сабан, разнообразные бороны, мотыги. Из зерновых культур выращивали рожь, ячмень, овес, полбу, пшеницу, гречиху, из технических – коноплю и лен. Важное место занимали также горох, репа, со второй половины XIX в. – картофель. Основными огородными культурами были лук, капуста, огурцы, редька и др. У горных марийцев товарным стало садоводство. Из-за недостатка пастбищ скота держали немного, разводили коров, лошадей, овец, свиней, домашнюю птицу. Выпас производился в основном в лесу и носил свободный характер. Разнообразны были подсобные занятия. Среди них выделялись охота, рыболовство, бортничество, переросшее затем в пасечное пчеловодство, промыслы, связанные с лесом – заготовка древесины, углежжение, смолокурение, деревообработка, такие ремесла как прядение и ткачество, кожевенное, кузнечное дело и др. Чуваши славились изготовлением рогож, канатов и кулей, бондарных, столярных и гончарных изделий, а мордва – железоделательным производством.

Для татарского населения было характерно сочетание трехпольной системы земледелия в зонах леса и лесостепи и степного перелога. В первом случае основным пахотным орудием являлась соха, во втором – тяжелый деревянный плуг сабан. Состав выращиваемых сельскохозяйственных культур практически не отличался от аналогичных у других земледельческих народов региона. В Нижнем Поволжье, где позволяли климатические условия, у татарского населения получило развитие возделывание бахчевых культур. Животноводство у различных групп татар было развито неравномерно. Если в лесной зоне оно не отличалось от животноводства соседних народов, то в степных районах было полукочевым, когда выпас скота производился круглогодично. Особенности скотоводства татар состояли в том, что группы, исповедующие ислам, не разводили свиней, зато значительное место в составе стада занимали кони. На р. Урал и Волга промысловое значение получило рыболовство. Высоким уровнем развития характеризовались разнообразные ремесла: обработка дерева и изготовление изделий из него, ткацкое, валяльно-войлочное, золотошвейное, кожевенное, ювелирное и кузнечное производства.

Хотя хозяйство башкир было многоотраслевым, основным занятием длительный период оставалось полукочевое скотоводство с разведением лошадей, овец, крупного рогатого скота, верблюдов. Меньшую роль играли охота, рыболовство, бортничество и пчеловодство. С XVII в., начиная с лесных, северо-западных районов проживания башкир, получает распространение земледелие, которое к началу XX в. получило повсеместное развитие. Состав выращиваемых культур, орудия обработки почвы и системы земледелия сложились под влиянием соседних народов региона. Среди ремесел и промыслов наибольшее значение имела обработка шкур и кож, а также производство из них одежды и обуви. В лесной местности получили развитие лесозаготовки, производство дегтя, смолы и древесного угля. Повсеместно бытовали ткачество, кузнечное и ювелирное дело.

Типичными кочевниками, перенесшими особенности своего традиционного хозяйства в Восточную Европу, были калмыки. Их стада состояли из овец, лошадей, крупного рогатого скота, коз и верблюдов. После начала процесса оседания в середине XIX в. началось разведение свиней. В это же время происходит внедрение земледелия, в том числе огородничества, садоводства, бахчеводства, табаководства. На Волге и Каспийском морс существенное значение приобрел лов рыбы. Домашние промыслы в основном были связаны с переработкой и использованием продуктов животноводства. Это выделка шкур и шерсти, валяние кошм, шитье одежды, изготовление утвари, рабочего инструмента и приспособлений, предметов повседневного обихода. К началу XX в. среди калмыков получило развитие отходничество на сельскохозяйственные работы, рыболовные и соляные промыслы.

Поселения и хозяйственно-жилищные комплексы. Саамские поселения до начала XX в. имели сезонный характер. С декабря по март – апрель они жили в зимних погостах, расположенных во внутренних районах Кольского п-ова, на границе тундры и леса, где имелись богатые ягелем угодья. Весной происходила перекочевка на летние погосты, которые находились по берегам озер, рек или на морском побережье.

Зимним жилищем саамов являлась вежа – бревенчатая постройка в форме четырех или шестигранной усеченной пирамиды. Каркас вежи покрывался оленьими шкурами или плотной тканью, а сверху защищался корой, хворостом, дерном. Пол застилался шкурами оленя. Центр жилища занимал каменный очаг, над которым располагалось дымовое отверстие. Вход в вежу находился с южной стороны. Уже в XIX в. вежу в качестве долговременного жилища начинает вытеснять тупа (пырт) – срубная прямоугольная в плане постройка высотой 2 м и площадью около 12 кв. м, с плоской крышей, покрытой землей и дерном, 1–2 окошечками и камельком из обмазанных глиной камней, который располагался у входной двери. Широко использовалось и переносное конусообразное жилище – кувакса. Его каркас, образованный поставленными по кругу шестами, покрывался чехлом из оленьих шкур, бересты или парусины. Центр куваксы служил местом для костровища. Самое почетное ("чистое") место находилось напротив входа. В результате межэтнических контактов к началу XX в. многие саамы перешли к использованию русской избы и чума, заимствованного у ижемских и ненецких переселенцев.

Прибалтийско-финские народы Северо-Запада России преимущественно проживали в деревнях, которые имели свою специфику, связанную как с природно-географическими, так и с историческими факторами. Поселения карел и вепсов располагались по берегам озер и рек и имели свободную и прибрежно-рядовую планировку. При этом на севере Карелии встречался хуторской тип расселения, в то время как преобладающим был гнездовой, когда группы близко расположенных небольших поселений отделялись значительными ненаселенными пространствами. Для води, ижоры, ингерманландских финнов, эстонцев-сету характерными были поселения как со свободной, так и с уличной планировкой.

Основным строительным материалом для жилищнохозяйственного комплекса служили ель и сосна. Преобладала срубная техника строительства. В западной части Ленинградской области встречались кирпичные жилища, а также скотные дворы из камня или на высоком каменном фундаменте. Существовало несколько типов связи жилища и хозяйственных построек: Г-образная, Т-образная, однорядная, двурядная, независимое расположение хозяйственных и жилых построек (у северных карел). В жилищный комплекс могло входить две избы или изба и клеть, соединяющиеся через сени. В северных районах проживания карел нередко строились двухэтажные жилища, дома-пятистенки. Наряду с севернорусской внутренней планировкой избы встречалась и западнорусская, при которой устье печи было обращено к боковой стене жилища. В некоторых районах до начала XX в. сохранялись избы, отапливавшиеся по-черному, как и большинство бытовавших бань. У некоторых групп вепсов в качестве бани использовалась печь. Интерьер жилища сохранял некоторые этнокультурные особенности, характерные для финноязычного населения. Это наличие камелька с подвешенным котлом около устья печи, так называемое "финское" положение стола, когда он располагался не в "красном" углу, а стоял у фасадной стены по центру. В остальном внутреннее убранство мало отличалось от интерьера севернорусского жилища. Снаружи жилища карел, вепсов, води украшались резными деталями, декоративными балкончиками у слухового окна. В местах охотничьего, рыболовного, лесного промыслов сооружались временные жилые постройки, сохранявшие архаичные особенности. При усадебными хозяйственными постройками служили сараи, хлева, конюшни, одно- и двухэтажные амбары. На окраинах поселений располагались риги, гумна, бани.

Традиционными поселениями народов коми являлись села (погост), деревни и починки. Благодаря преимущественному расположению по берегам рек, преобладал рядовой тип застройки, у южных групп коми-зырян и у коми-пермяков получила распространение уличная планировка. Фасады жилищ ориентировались на водоем или на южные направления. Преобладающим типом расселения являлся гнездовой. Иногда в результате слияния близко расположенных деревень образовывались крупные села.

Жилые и хозяйственные постройки возводились в срубной технике. Они объединялись в единый дом-двор (коро-мина) посредством однорядной и слитной двухрядной связи. Для жилищ был характерен высокий подклет, выполнявший функцию хранилища. У коми-пермяков и у южных групп коми-зырян преобладали одноэтажные дома с трехчастной планировкой (изба – сени – клеть или изба – сени – изба). На севере с конца XIX в. чаще строили двухэтажные многокомнатные дома, иногда с мезонином. С начала XX в. появились пяти-, шестистенки и крестовики. Основным кровельным материалом для крыш самцовой или стропильной конструкции служил тес. Избы оживлялись резными деталями, фигурно обработанными в виде голов птиц, коней охлупнями, у коми-ижемцев – оленьими рогами. Преобладала севернорусская внутренняя планировка жилища: печь (пач) находилась у входной двери устьем к фасадной стене, передний угол – в противоположном углу. Над входной дверью устраивались полати.

Скотный двор имел двухъярусное строение. Верхний ярус закрытого двора служил для хранения сена и хозяйственного инвентаря. Внутри хлева загородками выделялись отдельные теплые помещения для овец и новорожденных телят. Усадьба включала и ряд других построек сельскохозяйственного и бытового назначения: конюшню, сарай для инвентаря, овин и гумно, амбар, погреб, баню, часть которых ставилась в отдалении от жилых помещений.

В восточных районах этнической территории коми-зырян встречалась своеобразная планировка жилого комплекса, при которой под одним скатом крыши находились обе избы, под другим – двор, а навес крыши обращался к улице. Внутри жилища печь занимала дальний угол, а у входа по диагонали находился передний угол.

У народов Среднего Поволжья и Прикамья (удмуртов, марийцев, мордвы и чувашей) основным типом поселений являлись деревни и села, располагавшиеся у рек и дорог. При продвижении на юг размеры поселений увеличивались от нескольких десятков до нескольких сотен дворов. Для них была характерна кучевая планировка, которая формировалась благодаря близкому расположению усадеб родственников. При переходе с середины XIX в. к уличной планировке родственные группы образовывали отдельные улицы. Более разнообразной была планировка мордовских поселений. Наряду с названными существовали и другие варианты: круговая, рядовая, радиальная.

В более северных районах преобладала П- и Г-образная застройка усадьбы, в южных – свободное расположение хозяйственных построек. Жилище – бревенчатая изба с холодными сенями под двускатной или четырехскатной крышей, покрывавшейся соломой, тесом или дранкой. Жилой комплекс мог включать как одно, так и два жилых помещения с сенями между ними. Преобладала северносреднерусская планировка жилой части дома. Глинобитная печь оснащалась подвесным (на севере) или вмазанным (на юге) котлом, по диагонали от нее располагался красный угол, где ставили стол. В интерьере жилища прослеживалось влияние как русского, так и тюркского населения. Так, в качестве мебели могли использоваться как лавки, так и нары, русская печь дополнялась плитой с подвесным или вмазанным котлом. Снаружи жилище выглядело нарядно, благодаря украшению резными деталями и росписью. Летом в качестве спального помещения использовались одно- или двухэтажные клети с галереей (кенос, клат). У мордвы аналогичную функцию выполняла полуземлянка, состоящая из двух помещений.

Многофункциональный характер имела удмуртская куа, куала – надворная срубная постройка с двухскатной крышей, служившая как для совершения семейных молений, так и выполнявшая роль летней кухни. Об ее архаичности свидетельствуют отсутствие окон, потолка и земляной пол. В центре куалы устраивался очаг с подвесным котлом, дым выходил через щели в крыше. Наряду с лавками и столами в помещении сооружалась полка для семейной святыни – воршудной коробки, где хранились серебряные монеты, шкурки животных, птичьи перья, кусочки шерсти и льна, мука, крупа, богато орнаментированная жертвенная посуда. Марийцы и чуваши в летний период для проживания использовали летнюю кухню (кудо, лась), аналогичную удмуртской куале.

Особенностью татарских деревень (аулов) было их расположение по берегам рек и вдоль дорог. Разнообразная планировка поселений лесной зоны в лесостепи и степи сменялась упорядоченной уличной. Центр поселения занимала мечеть, лавки, общественные хлебные амбары, пожарные сараи, административные здания, а также жилища зажиточных крестьян, духовенства, торговцев.

Преобладала срубная техника строительства, но встречались и постройки из глины, кирпича, камня, самана, плетневой конструкции. Жилище могло быть трехраздельным: изба – сени – изба, двухраздельным: изба – сени, у наиболее состоятельных татар бытовали дома-пятистенки, крестовики, двух-, трехэтажные дома с кладовыми и торговыми помещениями на первом этаже. Двух- или четырехскатные крыши крылись тесом, дранкой, соломой, камышом, иногда обмазывались глиной. Внутренняя планировка жилища северно-среднерусского типа. Вдоль передней стены имелись нары с почетным местом "тур" в центре, перегородка или занавесь делили помещение на женскую – кухонную часть и мужскую – гостевую. Русская печь дополнялась вмазанным или подвесным котлом. Интерьер жилища дополнялся вышитыми изделиями. Снаружи жилище украшалось резьбой и многоцветной росписью.

Оседлые поселения и жилища башкир напоминали татарские, у кочевых групп использовалась войлочная юрта как тюркского (с полусферическим верхом), так и монгольского (с коническим верхом) типа. Известны были также кибитки (терме). В горно-лесной местности встречалась бурама – срубная изба с земляным полом без потолка и окон, с двухскатной корьевой крышей.

Традиционное поселение калмыков (хотон) имело круговую планировку. В центре его ночью содержался скот, днем проходила общественная деятельность. Поселения сохраняли семейно-родственный характер. В XIX в. появляются постоянные поселения с регулярной планировкой. Традиционным жилищем служила юрта монгольского образца. Разорившиеся скотоводы строили землянки и полуземлянки со стенами из сырцовых или дерновых кирпичей и глиняной или дерновой крышей.

Одежда неславянских народов Европейской части России складывалась под влиянием природно-географических условий, этнокультурных особенностей и межэтнических контактов.

Различия в мужской и женской одежде саамов были незначительными. Летом носили юпу из сукна или плотной ткани. Ее шили из цельного отреза, сложенного пополам. К нему пришивались цельнокроеные рукава, сужающиеся к запястью. Подол мог быть несколько расклешенным. Пришивной воротник обшивался по краю цветной тесьмой, ворот застегивался на пуговицы. Верхний проем, рукава и подол одежды украшались орнаментом в виде аппликаций в форме геометрических фигур из кусочков цветного сукна, тесьмы и бисера. Зимнюю одежду – печок шили из двух оленьих шкур шерстью наружу. К подолу он расширялся. Рукава имели трапециевидные клинья, а плечевая часть сшивалась из горизонтальных полос меха. Обшлага рукавов и воротник отделывались цветным сукном. Завязки у воротника украшались кистями. На женский нечок нашивались перламутровые пуговицы и полоски цветного сукна. Одежду подпоясывали поясом, образуя напуск. У мужчин он был кожаным, с нашитыми медными бляхами. На поясе закреплялись нож в кожаных ножнах, принадлежности для разведения огня, кошелек для денег, медные колечки и амулеты, а у женщин – швейные принадлежности. Женские пояса плелись из крашеной шерсти. Обязательной принадлежностью зимой были рукавицы из оленьих шкур мехом наружу или из крашеной шерстяной пряжи. Головные уборы саамов также были разнообразны. Мужчины носили суконные шапки (каппср) на подкладке из оленьего меха. Нижняя часть головного убора (околыш) отличалась по окраске и форме от верхней (тульи). Традиционно использовались красный, синий и черный цвета. Если околыш был цилиндрическим, то тулья представляла усеченную четырехгранную пирамиду основанием вверх. К околышу пришивались наушники с тесемками, завязывавшиеся под подбородком. Орнаментировался каппер цветным сукном, бисером, жемчугом. Носили также островерхие вязаные из овечьей шерсти колпаки. Женские зимние шапки отличались от мужских круглой формой тульи. Летом носили шлемовидную шапочку с высоким гребнем или шамшуру (самшуру), близкую русскому кокошнику. Девичьим головным убором служила перевязка. Сверху женщины и девушки повязывали сложенный треугольником платок, концы которого подвязывали на подбородке или, скрестив на груди, на пояснице. Как и одежда, обувь саамов не имела половых различий. Ее шили из камусов (шкур с ног оленя) или обработанной оленьей кожи. На ноги под обувь надевали вязаные чулки. Внутренность обуви выстилалась сухой травой. Для передвижения по тундре использовали высокие сапоги – яры. В остальных случаях носили низкую обувь – каньги. Отличительной чертой саамской обуви являлись загнутые вверх носки. В конце XIX в. саамский костюм начал вытесняться одеждой, заимствованной у соседних народов: русских, коми и ненцев. У русского населения были восприняты кафтан (кяхтан), сарафан (кохт), передник, головные платки. Через посредство коми-ижемцев саамы заимствовали ненецкий комплекс одежды: глухую, с капюшоном малицу (малиц) из оленьих шкур шерстью внутрь и сапоги-пимы.

Традиционный костюм карел, вепсов и коми был близок к севернорусскому. Коми-ижемцы заимствовали ненецкий комплекс одежды. Мужская традиционная одежда состояла из туникообразной рубахи-косоворотки, которая носилась навыпуск поверх узких холщовых и суконных штанов и подвязывалась поясом. Характерным для карел и вепсов было ношение шейных платков. Мужскими головными уборами зимой были меховые или овчинные шапки; в теплый сезон – самодельные валяные шляпы, покупные фуражки. Охотники коми во время промысла использовали плечевую накидку (лузан, лаз). Верхняя одежда мужчин и женщин не различалась. Носили распашные холщовые кафтаны, балахоны туникообразного покроя из грубого холста или сукна. Зимой надевали овчинные шубы и тулупы. Общими элементами одежды были вязаные и плетеные пояса, рукавицы, наголенники. Существовало два женских комплекса: с сарафаном и с юбкой. Первый состоял из холщовой рубахи и сарафана. Юбочный комплекс состоял из рубахи и холщовой или полушерстяной юбки. Поверх сарафана или юбки повязывали передник. На севере Карелии носили наплечные платки. Праздничный костюм – "пара" состоял из одноцветных юбки и кофты. Головные уборы девушек – повязки и платки, замужних женщин – сборники, повойники, кокошники. Женские головные уборы богато украшались, в частности у карел расшивались жемчугом и золотой нитью. Обувь – сапоги из сыромятной кожи с мягкой цельной подошвой без каблука. Северные карелы надевали меховые сапоги с загнутыми носами. Использовалась также валяная и берестяная обувь.

Женский костюм прибалтийско-финского населения Санкт-Петербургской губернии сохранял своеобразные черты до начала XIX в., в то время как мужская одежда ингерманландских финнов, ижоры и води уже в XIX в. утратила свои особенности и напоминала костюм низших и средних слоев городского населения Санкт-Петербургской губернии. У вожанок прослеживались существенные различия между костюмом девушек, молодок и женщин. У ижоры сохранялась архаичная несшитая одежда из двух полотнищ на лямках. Для этих народов были характерны своеобразные головные уборы, украшения из бисера и раковин-каури. У ингерманландских финнов по женскому костюму можно было различить представителей двух основных групп этого этноса: савакосцев и эвремейсов. Одежда последних сохраняла много архаических черт и была более красочной. Обувью служили кожаные поршни или башмаки. Различия в костюме исчезли, когда традиционная одежда была вытеснена сарафанным комплексом и головными уборами типа сороки и повойника.

Одежда народов Поволжья и Приуралья сочетала как общие, так и своеобразные черты. До начала XX в. ее шили в основном из тканей домашнего производства. Мужской костюм состоял из туникообразной холщовой белой или пестрядинной рубахи ниже колен с прямым или косым воротом, носившейся навыпуск, и штанов с широким шагом.

Основу женского костюма финноязычных и тюркоязычных народов Поволжья составляла длинная (ниже колен) рубаха из холста, богато украшавшаяся вышивкой. При использовании пестряди или покупной ткани вышивка не использовалась. Наиболее распространенными были варианты туникообразного покроя. Разрез на груди закрывался нарядным нагрудником или скреплялся бронзовой фибулой. Татарский костюм раньше других подвергся городской моде. Под татарским влиянием менялась и одежда соседних групп удмуртов, чувашей, марийцев. Это влияние проявлялось в использовании многоцветных тканей, появлении дополнительных деталей. Важными элементами женского костюма были штаны с широким шагом и фартук с грудкой. Многообразными были женские головные уборы. Имелись как полотенчатые варианты, так и имевшие твердую основу из кожи, бересты или плотной материи. Богатыми являлись многочисленные украшения из серебряных монет и цепочек, бисера, раковин-каури, коралла, лент, вышивки. Наиболее распространенными были нагрудные украшения из монет, реже встречались наспинные и поясные. Верхняя одежда незначительно дифференцировалась по половому признаку. Ее шили из домашнего холста, покупного сукна. По покрою она была прямоспинная, с клиньями или отрезной талией. Широкое распространение имели овчинные шубы. У татар и башкир была распространена безрукавная и халатообразная одежда. В отличие от остальных народов региона они не подпоясывались. Из обуви наибольшее распространение получили лыковые лапти, которые носили с онучами. Татары и башкиры предпочитали мягкую кожаную обувь, в частности сапоги, на которые надевали калоши.

Калмыцкий мужской костюм состоял из белой рубахи с круглым вырезом ворота и синих или полосатых штанов. Верхнюю одежду составляли приталенный бешмет, подпоясывавшийся кожаным ремнем, и суконные штаны. Головные уборы шились из меха. В женский комплекс входили белая длинная рубаха с открытым воротом и разрезом спереди до талии, синие штаны и камзол, который начинали одевать с подросткового возраста. Сверху надевали также ситцевые или шерстяные длинные платья. Девичий головной убор – шапочка, женский – наподобие берета на твердой основе. Разнообразные женские украшения делались из золота, серебра, кости, драгоценных и поделочных камней. Обувью как для мужчин, так и для женщин служили мягкие кожаные сапоги с несколько приподнятыми носами. Летом ноги оборачивали холщовыми портянками, зимой надевали войлочные чулки.

Пища. Для большинства народов Европейской части России продукты питания в основном были растительного происхождения. Исключением были самые северные и самые южные народы региона, у которых земледелие не играло сколько-нибудь важной роли.

Так, у саамов в зимний период основу пищевого рациона составляло мясо домашних оленей и животных, добытых на охоте. Его употребляли в мороженом виде, жарили, вялили, добавляли в похлебки. Профилактикой от цинги служила свежая оленья кровь. Летом основу пищевого рациона составляла рыба, прежде всего озерная (щука, сиг, налим, окунь и др.). Ее варили, жарили, вялили. От русских саамы научились запекать рыбу в тесте. Меньшее значение имела растительная пища. Из покупной муки пекли лепешки. Из напитков наибольшее распространение получил чай. Близким, не более разнообразным, был также рацион коми-ижемцев.

Значительную часть рациона питания земледельческих народов в XIX в. составлял кислый ржаной хлеб, различные каши. Популярной была выпечка: блины, калитки и шаньги с разнообразными начинками. В значительных количествах употреблялись овощи, в частности репа, редька, морковь, капуста, со второй половины XIX в. – картофель. В лесных районах на зиму заготавливали грибы и ягоды. Распространение получили молоко и молочные продукты (простокваша, творог, сметана). Особое место занимали куриные яйца и блюда из них: они играли важную роль в различных ритуалах. К праздникам готовили пироги, мясные блюда. Самыми популярными напитками были чай, травяные настои, квас. Северные карелы употребляли кофе, иногда подсоленный. Обязательным блюдом на свадьбе и на поминках были овсяный и ягодный кисели. Обрядовым напитком являлось пиво. У удмуртов своеобразным алкогольным напитком являлась кумышка. У народов Поволжья слабоалкогольные напитки делались на меду.

Наряду с общераспространенными, у разных народов имелись и своеобразные блюда и пищевые предпочтения. У удмуртов и народов коми это пельмени (от "пель" – ухо, "нянь" – хлеб), у чувашей – хупла – запеченные между двумя блинами мелко нарубленные мясо или рыба. У народов Поволжья получили распространение различные колбасы. Блюда из рыбы составляли существенную часть рациона карел, вепсов, ижорцев и коми.

У мусульманских народов (башкиры, татары) существовал запрет на употребление свинины, а любимым мясом была конина. С мясной начинкой пекли пирожки-бэлеши. Также у них была популярна лапша домашнего приготовления, которую варили в мясном бульоне с добавлением масла, сала, кислого молока. Разведенное водой квашеное молоко – айран – хорошо утоляло жажду, а праздничным напитком был ширбет на основе меда и фруктов.

Традиционная пища калмыков основывалась на мясных и молочных блюдах. Из мяса предпочитали баранину и говядину, приправляя изделия из них репчатым луком. Оригинальным блюдом был дутур – тушеные в воде мелко нарезанные бараньи внутренности. На животном жире готовили мучные изделия. Традиционным напитком являлся джомба – чай с молоком, маслом, солью, мускатным орехом и лавровым листом. Алкогольный напиток – эрк – готовили из молока.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы