Контекстуальные утверждения

В нашей теоретической литературе в целом можно обнаружить желание выявить специфическую природу социологического мышления. Это проявляется различными способами. Дюркгейм настаивал на особой природе социологических фактов. Современные критики микросоциологической работы жалуются на то, что она упускает специфически социологические признаки социальных институтов. Болес философско-ориентированные коллеги всегда жаждут обсуждения и определения термина “структура”, который, кажется, символизирует сущность истинно социологических единиц анализа. Все эти усилия, несомненно, оправданы, но сомнительно, станут ли явными их достоинства, если обсуждение будет происходить на общем и только вербальном уровне. Я предложу одну возможную формулировку, которая очень конкретна и выведена из опыта эмпирических исследований. Я не претендую на то, что она решит все проблемы тех, кто борется на службе истинно социологического и структурного мышления. Но я утверждаю, что вычленение одного особого типа структурного мышления поможет всем, кого волнует, как лучше выразить свою собственную проблему, даже если это произойдет только в результате явного противопоставления той парадигме, которую я предлагаю.

Позвольте мне дать следующее определение контекстуального утверждения.

  • (а) Оно содержит, по крайней мере, три варианта.
  • (б) По крайней мере, один из них является коллективным свойством, т.е. характеристикой индивидов по типам коллективов, к которым они принадлежат.
  • (в) Взаимосвязь между двумя вариатами сама оказывается под влиянием коллективного свойства.

Для того чтобы не быть слишком абстрактным, я сначала приведу конкретный пример. Ранее в тексте я упоминал недавнее исследование американских социальных ученых. Изучались профессора, преподававшие в 165 колледжах[1]. Колледжи классифицировались потому, насколько прогрессивны в среднем были в них социальные ученые. (Здесь нет необходимости входить в детали этого измерения.) Таким образом, мы имели дело с коллективным свойством: колледжи были разделены на консервативные, прогрессивные и промежуточные. Мы, конечно, оценивали также степень прогрессивности каждого преподавателя по шестибалльной шкале.

Уже давно известно, что в американском населении в целом пожилые люди более консервативны, чем молодые. Но интерпретация этого общего вывода была не ясна. Это могло бы означать, что в процессе старения утрачивается жизненная энергия, и это ведет к снижению стремления к социальному изменению; или это может быть чисто социальным явлением: жизнь, в основном, в консервативном обществе с необходимостью приводит к росту конформизма. Возможно, в коммунистическом обществе люди становятся с возрастом более прокоммунистически настроенными, т.е. более ортодоксальными в отношении коммунистического режима.

Наши данные позволили провести предварительную проверку этих интерпретаций в том отношении, что мы знаем, в каком непосредственном социальном контексте провели свою жизнь профессора, которых мы изучали; мы знаем, прогрессивны или консервативны их коллеги по колледжу. Если возрастающий консерватизм пожилых людей является адаптацией к преобладающему национальному климату общественного мнения, тогда снижение прогрессивности с возрастом должно быть наименьшим в прогрессивных колледжах, где местный климат противоположен национальному, и наибольшим в консервативных колледжах, где оба вида климата общественного мнения совпадают. Следующая таблица показывает данные, которые мы получили.

Средний уровень прогрессивности в зависимости от возраста в трех группах колледжей

“Климат” в колледже

Возраст профессоров

до 40 лет

41—50 лет

50 лет и старше

Прогрессивный

3,13

2,98

2,76

Средний

2,81

2,49

2,13

Консервативный

1,90

1,54

1,46

Сравнивая две первые колонки, мы обнаруживаем, что снижение в прогрессивных колледжах составляет 15 пунктов по нашей измерительной шкале; в средних колледжах — 32 пункта и в консервативных — 36 пунктов. Таким образом, действительно, снижение прогрессивности заметно меньше в либеральных колледжах и является наибольшим в консервативных. Сравнивая вторую и третью колонки, мы видим, что тенденция продолжается и после 50 лет, за кажущимся исключением в наиболее консервативных колледжах. Однако это, возможно, объясняется тем фактом, что наша шкала не дает достаточно низкого ранга, позволяющего полностью измерить консерватизм в очень консервативных учреждениях. Но здесь именно мы обнаруживаем, что корреляция между возрастом и прогрессивностью зависит от контекста, в котором работают эти преподаватели.

Литература последнего времени дает нам все большее число примеров таких контекстуальных утверждений. Особенно выдающимся является исследование моего коллеги Липсета, который сравнивал установки работников типографии в 80 различных предприятиях[2]. Коллективным свойством, которое появляется в его утверждениях, является размер предприятия. Чем больше предприятие, например, тем более активными и лучше информированными о работе профсоюзов являются работники типографии. Но влияние размера предприятия более заметно на председателях местных профсоюзных ячеек, чем на рядовых рабочих. Рост профсоюзной активности в зависимости от размера предприятия также более заметен у рабочих, чьи первичные дружеские группы состоят в основном из коллег, чем у тех, чьи социальные отношения не связаны с местом работы. В своем неопубликованном исследования Г. Зейсель [Н. Zeisel] обнаружил, что чем выше средний уровень благосостояния в округе, тем больше вознаграждение, которое присуждает суд присяжных в несчастных случаях; но внутри округов более богатые присяжные голосуют за меньшее вознаграждение, чем более бедные, возможно, потому, что первые идентифицируют себя больше со страховыми компаниями, в то время как более бедные идентифицируют себя с пострадавшей стороной. Интерпретация указывает на взаимосвязь между коллективными нормами и индивидуальной системой соотнесения. К тому же классу результатов относится известный вывод Стауффера, что в военных подразделениях боевой дух выше у тех солдат, которые продвигались по службе. Но если делать сравнения между подразделениями, боевой дух понижается с общим числом продвижений, вероятно, потому, что не продвигавшиеся солдаты чувствуют себя особенно обделенными, когда общие ожидания не оправдываются для них лично [3].

Мне кажется, что такие эмпирические данные подходят очень близко к пониманию того, что имеют в виду социальные теоретики, когда утверждают, что они учитывают ситуацию в целом или подчеркивают важность структур в противопоставление атомистическому подходу эмпирических исследований. Сущность контекстуального утверждения заключается в том, что оно действует одновременно на двух уровнях. Оно связывает индивидуальные свойства и в то же время учитывает характеристики коллектива более высокого уровня, в которых находятся индивиды. Конечно, не всегда возможно спланировать исследование, где бы участвовало достаточное количество коллективов для того, чтобы создать вариаты на обоих уровнях — индивидуальном и коллективном. Иногда мы можем сравнивать только две ситуации, которые должны умело выбрать, чтобы они представляли крайние случаи контекстуальной ситуации. Иногда, когда мы не можем провести исследование за пределами одного контекста, мы должны удовлетвориться воображаемой интерпретацией его возможной роли. Многие из вас, я уверен, знают об экспериментах профессора Соломона Аша, показывающих, что студенты готовы неправильно называть длину физических объектов, если достаточное количество людей в их окружении настаивают, что факты противоречат восприятию испытуемых, участвовавших в эксперименте*. Утверждали, что это не является всеобщим психологическим феноменом, но характерно для американских студентов, которые выросли в конформистской культуре. Это контекстуальное возражение может быть оправдано, но верно оно или нет, необходимо решить с помощью повторения экспериментов Аша в другой культуре.

С вычленения понятия контекстуального утверждения работа методолога только началась. Теперь будет необходимо обратиться к трудам более теоретического или философского характера и изучать строчку за строчкой утверждения этих авторов. Какие из них могут быть воспроизведены предложенной здесь формулой? В случаях, когда это невозможно, будет необходимо искать дальнейшие разъяснения. Может быть, например, что не все характеристики коллектива должны считаться структурными свойствами. Они могли бы рассматривать в качестве структурных свойств степень иерархии социальных отношений в колледже или типографии, а не размер этих коллективов или распределение установок (климат общественного мнения) внутри них. Цель моего примера — не утверждать, что он вносит полную ясность в запутанную дискуссию, но что он показывает способ, с помощью которого можно добиться большей ясности.

  • [1] Lazarsfeld P.F., Thielens W. The Academic Mind.
  • [2] 2 Lipset S., Trow М., Coleman J. Union Democracy. Glencoe, Illinois: The FreePress, 1956.
  • [3] The American Soldier / Stoufler S. et al. Princeton: Princeton University Press, 1949.Vol. I. P. 250-258.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >