Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Геополитика

Геополитика России с точки зрения запада: теория и практика

В результате освоения данной главы студент должен:

знать

• интерпретацию истории геополитики России в трудах иностранных ученых;

уметь

  • • анализировать геополитические причины конфликтов в истории России с точки зрения российских и зарубежных ученых;
  • • анализировать причины появления геополитических мифов о России в общественном сознании Запада и их актуальность для современной России;

владеть

• навыками сбора и анализа информации по геополитическим факторам внешней политики России.

Россия в представлении иностранных исследователей и ученых

В геополитике необходимо исследовать, каким видит ваше государство потенциальный противник или союзник, на каких аспектах взаимодействия или борьбы он будет концентрировать внимание. Основу этого взаимодействия составляют определенным образом связанные процессы взаимного осознания ситуации, включая осознание своей позиции и позиции своего "партнера" по взаимодействию. Такого рода структуры российский и американский психолог и математик Владимир Александрович Лефевр (родился в 1936 г.) назвал "рефлексивными структурами". То есть рефлексия означает способность стать в позицию постороннего наблюдателя по отношению к собственной стране, системе управления и т.д.

Теория, которую в этом случае строит исследователь, обладает способностью воздействовать на объект исследования, т.е. заставлять его менять свое поведение в зависимости от рефлексивного отражения.

Рефлексивный подход использовался в конфликтах и войнах, начиная с глубокой древности, когда полководцы враждующих армий, стремясь обмануть друг друга, строили ложные укрепления, зажигали лишние костры и т.д. С этой точки зрения крайне полезен анализ сочинений европейских писателей о России и вообще всех ее ближайших соседей.

Размышляем самостоятельно. Автор знаменитого труда "Политика" Ю. Крижанич в XVII в. писал о трудах европейцах о России: "наши пороки, несовершенства и природные недостатки преувеличивают и говорят в десять раз больше, чем есть на самом деле, а где и нет греха, там его придумывают и лгут".

Насколько его мнение актуально для современных отношений России и ЕС?

Великий русский поэт, драматург и прозаик Александр Сергеевич Пушкин (1799–1837) также высказывал аналогичную точку зрения: "Европа в отношении к России всегда была столь же невежественна, как и неблагодарна".

С этой точки зрения интересны замечания и наблюдения тех писателей, которые не утратили своей актуальности до настоящего времени и повторяются в тех или иных интерпретациях, в частности, их анализ сравнительных достоинств и недостатков российского государства, влияющих на его национальную силу и его геополитику. Разумеется, к ним необходимо относиться достаточно критически, но обобщение достаточно многих свидетельств позволит выявить основные тенденции.

Среди русских ученых и писателей давно делались попытки обобщить сведения иностранцев о собственной стране, но сделать это было весьма сложно по соображениям цензурного характера. При этом нужно учитывать, что мнения европейских путешественников прошлых веков до Петра 1 более объективны, потому что Россия не являлась соперником их стран, скорее она сама была объектом экспансии и вряд ли могла стать полезным союзником. В принципе в России, находящейся между Востоком и Западом, ввиду ее обширности и многонациональности всегда можно было увидеть все, что было присуще разным, порой несовместимым с точки зрения европейца, цивилизациям. Посол Людовика XVI при дворе Екатерины II граф Л. Сегюр писал, что Россия – "это кишащее население, представляющее собою самые противоположные нравы, различные века, варварство и образование, европейские общества и азиатские базары, все это поразило нас своей необычайностью".

Если анализировать описания России в Средние века, то интересно отметить, что первая особенность, которая отличает Россию от других стран, но мнению иностранных путешественников, это ее суровый климат.

Итальянец Ф. Тьеполо (1509–1580) подчеркивал, что по причине сильного холода в стране Россия завоевана быть не может.

Учитывая тот факт, что архаические черты своей истории Россия воспроизводила постоянно как в общественной жизни, так и государственном устройстве, то весьма познавательным является их анализ с точки зрения наиболее часто ее посещавших западноевропейских путешественников и ученых. Абсолютное большинство из них (М. Меховский, итальянцы А. Кампанзе, Дж. П . Компани, англичанин С. Коллинз и др.) подчеркивают такую особенность русского государства, как его закрытость.

Поскольку в Средние века основой могущества государства считалось количество и качество вооруженных сил, то естественно, что все путешественники уделяли достаточно много места их описанию и характеристике.

Иностранцы отмечают отсутствие наемного войска в России. О всеобщей обязанности русских служить во время войны говорит итальянец Р. Барберини (XVI в.). Англичанин Р. Ченслор подчеркивает большое могущество русского царя, его способность выставить большое войско, причем в основном конное, и его высокие боевые качества: "Но я думаю, что нет под солнцем людей столь привычных к суровой жизни как русские". Весьма интересны выводы Ченслора о сравнительной силе государств: "что могло бы выйти из этих людей, если бы они упражнялись и были обучены строю и искусству цивилизованных войн... Я убежден, что двум самым лучшим и могущественным христианским государям было бы не под силу бороться с ним (царем. – Авт.), принимая во внимание степень его власти, выносливости его народа, скромный образ жизни как людей, так и коней, и малые расходы, которые причиняют ему войны, ибо он не платит жалованье никому, кроме иностранцев...".

Невзирая на высокие качества военной силы русских, многие иностранцы обращали внимание на гот факт, который в истории русской армии и флота существовал постоянно. Австриец О. Плейер, побывавший в России в 1696 г. отмечал: "В России, однако ж, мало думают о сохранении солдата, от чего армия страдает больше, чем от сражений".

Военная повинность ложилась тяжким бременем на все сословия. Английский историк и писатель Д. М. Уоллес прав, когда писал, что дворяне в России скорее "ощущали тяготы, чем привилегии того сословия, к которому они принадлежали". И наконец, указывая на всеобщий характер военной службы и ее особое положение в империи, маркиз А. де Кюстин сделал вывод, что благодаря чину, "одному из величайших дел Петра, Россия стала полком в 150 миллионов человек".

Характеристике населения русского государства также уделяется достаточно много места в описаниях России.

Для иностранцев не был секретом многонациональный состав населения. Русские цари охотно создавали видимость его большого количества, поскольку чем больше населения, тем могущественнее считался государь. О здоровье и долговечности русского народа писал знаменитый немецкий ученый и путешественник Адам Олеарий (ок. 1603–1671). Участник похода Наполеона в Россию в 1812 г. граф Ф. Сегюр указывал в своих мемуарах, что "русские менее чувствительны телом и душой, что вызывается низким уровнем цивилизации, а также суровым климатом, закаляющим их организм".

Среди социальных характеристик, отмеченных западноевропейскими путешественниками и учеными, наиболее ожесточенные споры в России вплоть до настоящего времени вызывали описания случаев девиантного поведения. С научной точки зрения представляется важным проанализировать именно их, поскольку никакое возрождение России невозможно без ясного и трезвого анализа как достоинств, так и недостатков русского народа. В этой связи свидетельства иностранцев, даже недоброжелательные, принесут больше пользы, чем уклончивое замалчивание. Основным видом девиантного поведения в русском обществе большинство европейцев считало неограниченное пьянство. Австрийский дипломат, побывавший в России в 1517 и 1526 гг., Сигизмунд фон Герберштейн (1486–1566) в своих "Записках о Московии" отмечал, что русские "пьют, где только представится случай... Они большие мастера заставлять нить".

Знатный венецианец Амвросий Контарини также отмечал, что русские – "величайшие пьяницы и этим весьма похваляются, презирая непьющих". Итальянец Дж. Тебальди подчеркивал склонность русских к пьянству, вопреки запрещению великого князя. Его современник итальянский аристократ Р. Берберени писал, что русские "весьма наклонны к пьянству, и даже до такой степени, что от этого происходит у них много соблазна, зажигательство домов и тому подобное".

Об этом также писали Дж. П. Компани, М. Меховский, А. Дженкинсон, Я. Маржерет, И. Масса и др., объясняя этот факт суровым климатом.

В отношении нравственных и религиозных ценностей русских мнения европейских путешественников и ученых более разноречивы.

Олеарий указывал, что "когда наблюдаешь русских в отношении их душевных качеств, нравов и образа жизни, то их, без сомнения, не можешь не причислить к варварам".

Августин фон Мейерберг (1622–1688), австрийский дипломат, упоминает об "упрямой и непокорной славянской природе". Англичанин Т. Смит, побывавший в России в 1604–1605 гг., отмечает, что "чванство, самомнение и произвол составляют присущие свойства каждого русского, занимающего более или менее почетную должность". Олеарий также замечает, что "все они, в особенности же те, кто счастьем и богатством, должностями или почестями возвышаются над положением простонародья, очень высокомерны и горды".

Европейцев поражало в русских людях презрение к смерти. Капитан Дж. Перри, работавший в России по приглашению Петра I с 1698 по 1715 г., писал, что "русские ни во что ставят смерть и не боятся ее".

Очень многие иностранцы, побывавшие в России, отмечают такую черту русских, как гостеприимство. Что касается природных данных русского народа, то Олеарий говорил о смышлености и хитрости русских. Швед Э. Пальмквист, участник посольства в Москву ко двору Алексея Михайловича, писал: "русский по природе очень способен ко всем ремеслам и может изворачиваться при самых скудных средствах". X. Манштейн, бывший на русской службе с 1727 по 1744 г., автор знаменитых записок о России, также пишет: неверно, что до Петра I русские были глупцами. "Русские своими разумными действиями сумели избавиться от владычества двух столь могучих в то время врагов, каковы были Польша и Швеция".

Уровень жизни русских, по мнению большинства иностранцев, значительно ниже европейского. Между тем свидетельства иностранцев часто опровергают этот миф.

И. Барбаро (1413–1494) писал: "изобилие хлеба и мяса можно представить себе по тому, как продают мясо: его дают не на вес, а просто на глаз". Но были сведения о неурожаях и голоде. Георг Тектандер фон дер Ябель (1570– 1620), участник посольства Стефана Какаша, отправленного императором Рудольфом II в Персию (1602), писал о голоде, который случается в России при неурожае.

Многие иностранцы отмечали сильную социальную дифференциацию в стране, которая усилилась при Петре I и привела к тому, что, но замечанию X. Вебера, ганноверского посланника в России, "всякое прилежание, всякое стремление к приобретению подавлены у крестьян", и они прячут и зарывают деньги. Но "высасывая себе, таким образом, хитростию и властью, сок и силу крестьян, дворяне не хотят в то же время колоть глаза своими награбленными богатствами, и оттого, по примеру крестьян, запирают свое золото в ларцы, где оно и ржавеет, или же... посылают свое золото в банки, в Лондон, Венецию или Амстердам. Вследствие всего этого, так как деньги дворян и крестьян скрыты, то они не могут быть в обращении и не приносят стране никакой пользы".

Источник такого положения вещей Вебер видел в крепостном праве.

В отношении российской торговли также имеются весьма разноречивые сведения. Эльзевир из Лейдена (конец XVI в.) пишет: "Руссия не очень прилежна в торговле, потому что жители оной от природы не деятельны; там не может быть и много товаров, где не процветают искусства и художества; к тому же московитянам не позволяется выходить за пределы своего государства, и потому у них нет мореплавания".

В противоположность ему фон Мейерберг отмечает: "В Москве такое изобилие всех вещей, необходимых для жизни, удобства и роскоши, да еще покупаемых по сходной цене, что ей нечего завидовать никакой стране в мире, хотя бы и с лучшим климатом, плодороднейшими пашнями, обильными земными недрами или с более промышленным духом жителей. Потому что, хотя она и лежит весьма далеко or всех морей, но благодаря множеству рек имеет торговые сношения с самыми отдаленными областями...".

В отношении золота и драгоценных металлов первый иезуит, побывавший в Москве, Антонио Поссевино (1534–1611) отмечал, что великий князь собирает сокровища и "почти никогда не разрешает вывозить". Капитан Жан Маржерет, несколько лет проживший в России, в своей книге "Состояние Российской империи и великого княжества Московии. С описанием того, что произошло там наиболее памятного и трагического при правлении четырех императоров, а именно, с 1590 года по сентябрь 1606" пишет, что царь только вкладывает в казну, ничего из нее не расходуя.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы