АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ КОЛЬЦОВ

1809—1909

Я недоросль, я не мудрец,

И мне нужнее знать немного.

Шероховатою дорогой Иду шажком я, как слепец;

С смешным сойдусь ли —

Посмеюсь.

С прекрасным встречусь — им Пленюсь.

С несчастным — от души поплачу —

И не стараюсь знать, что Значу.

А. В. Кольцов

Кольцов не старался знать, что он значит, — и он был прав. Не поэта дело определять свое значение для литературы и для общественной жизни. Его дело — творить свободно, как подсказывает ему его непосредственное чувство, а критика пусть уже судит, что он значит.

Значение А. В. Кольцова для литературы было исчерпывающе определено еще Белинским. В известном своем критическом предисловии к посмертному изданию стихотворений Кольцова (1846) Белинский отметил оригинальные черты его творчества, указал его беспомощность в подражании современным ему поэтам и характеризовал его, как лирика по преимуществу, удивительно чутко схватившего строй народной поэзии и возведшего его в своем творчестве на художественную высоту.

Да, Кольцов лирик по преимуществу. Можно даже сказать — чистокровный лирик, ибо его нелирические стихотворения в большинстве слабы и технически и по художественному содержанию. И лирика его интимная, задушевная, мягкая и грустная по настроению, проникнутая любовью к природе и такой же тихой нежной любовью к женщине. Безотрадно тяжелая обстановка жизни не озлобила его сердца, даже не внесла в него горечи и иронии. Эти элементы редко проскальзывают в поэзии Кольцова и носят наносный характер. Месть, убийство соперника, кровь и кинжал всего два-три раза фигурируют в его стихах, да и то сразу чувствуется их фальшь. «И зачем это, милый Алексей Васильевич», хочется спросить злосчастного прасола.

Но если с литературной стороны поэзия Кольцова достойно оценена была еще с полвека назад, то с общественной стороны она еще не выясйена в достаточной мере. Белинский считал Кольцова выразителем дум русского поселянина. «Кольцов, — писал он, — знал и любил крестьянский быт так, как он есть на самом деле, не украшая и не поэтизируя его... и потому в его песни смело вошли и лапти, и рваные кафтаны, и всклокоченные бороды, и старые онучи — вся эта грязь превратилась у него в чистое золото поэзии. Любовь играет в его песнях большую, но далеко не исключительную роль: нет, в них вошли и другие, может быть еще более общие элементы, из которых слагается русский простонародный быт. Мотив многих его песен составляет то нужда, то бедность, то борьба из-за копейки, то прожитое счастье, то жалоба на судьбу-мачеху».

Это мнение — другое в то время едва ли можно было бы себе составить — нуждается в наши дни в значительных поправках. Бесспорно, что основой крестьянских песен Кольцова было реальное наблюдение, а не сентиментальная риторика, бесспорно и то, что «грязь» он сумел претворить в «золото» поэзии. Но далеко не прав был Белинский, когда преувеличивал образы нищеты в поэзии Кольцова.

Прежде всего в поэзии Кольцова совершенно отсутствует горе и нужда трудящегося и бьющегося крестьянства. Из томика почти в 150 стихотворений едва несколько говорят вообще о горе, нужде, онучах и т.п. И какие? «Раздумье селянина» жалуется на тягость одинокой жизни молодца, у которого нет молодой жены, друга верного, золотой казны, угла теплого, бороны-сохи, коня-пахаря. «Горькая доля» опять-таки оплакивает судьбу молодца, который «без любви, без счастья по миру скитается». Лихач Кудрявич, прокутивший все свое добро, говорит про себя:

Старые лаптишки Без онуч обуешь.

Кафтанишко рваный На плечи натянешь.

В «Тоске по воле» говорится, что «тяжело жить дома с бедностью, даром хлеб сбирать под окнами»; но и здесь нужда наступила после того, «как крылья быстрые судьба злая мне подрезала». «Судьба-мачеха» фигурирует в стихотворении «Дума сокола» с явно личным мотивом, где «молодец» плачется:

Долго ль буду я Сиднем дома жить,

Мою молодость Ни за что губить?

В «Доле бедняка» опять слышится жалоба одинокого молодца, едящего «горек хлеб» у «чужих людей». Даже знаменитый «мужичок», который спит без просыпу, повинен только леностью, ибо у него «в полях, сиротою, хлеб не скошен стоит».

Где ж тут хоть намеки на то безысходное горе народное, которое лет двадцать спустя ворвалось могучим стоном в русскую поэзию, заполнив ее на долгие годы? Нет, тихая, идиллическая поэзия Кольцова не замечала действительно бедного, недоедающего, тянущего тяжелую лямку крестьянства. Не поразительно ли уже одно то, что у него, сталкивавшегося всю жизнь с деревней, нет и намека на ужас его времени — крепостное право, волновавшее умы «господ» со времени Радищева?

Нет, мужички Кольцова — это богатые, сытые, домовитые мужички, быть может, те самые, у которых он и его отец скупали волов и баранов, — живописные, декоративные мужички, так хорошо гармонировавшие с широкой хлебородной степью, жирными стадами, румяным закатом и тем радостным покоем, которого голытьба, увы, не замечает. Алексей Васильевич, несмотря на то, что шесть дней в неделю купался в житейской грязи, в седьмой день, когда творил, видел только сытые, довольные лица, новые тесовые избы, толстобрюхих лошадок, здоровенных молодцов и красивых чернобровых девиц.

Вот читаете вы заголовок — «Молодая жница». Вам рисуется страда, адский труд под палящим солнцем, истощенное этим трудом тело, жажда свалиться, как сноп, и заснуть. Но нет; поэт обходит эту «грязь». Жнице «нет охоты жать колосистой ржи», но исключительно потому, что она вчера повстречала добра молодца, который посмотрел на нее жалобно, и т.д.

Или вот стихотворение «Косарь». Не ищите здесь реального труже- ника-косца. Нет, это горе парня, полюбившего дочь богача и не могущего жениться на ней. И горе это разрешается просто: косарь идет к «Черному морю», работает, получает за это «золоту казну» и, возвратившись домой, добивается руки возлюбленной.

Белинский был прав, говоря, что у Кольцова нет риторики барчуков, радеющих о народе, но он не мог заметить по тому времени, что у Кольцова имеется своя риторика: риторика лирического поэта, берущего из жизни только то, что гармонирует с излюбленным пейзажем, и тем искажающего изображаемую им жизнь. В качестве сына и главного приказчика богатого мещанина Кольцов много сталкивался с крестьянами, но он никогда не подходил к ним ради них самих, тем более к бедным крестьянам. И действительный быт крепостной деревни ничем не отразился в его насквозь субъективной поэзии.

Из народа Кольцов вынес только его поэтический дар, он выжал этот дар из народной жизни и далее мало интересовался, что представлял выжатый им народ. Нужно было другое время и другие люди, чтобы подойти к народной массе ради нее самой и, забыв упоение заката и птичек, и былинки, и листву, создать новую и страшную песню горя и страдания. Это сделали другие и — увы — не дети народа. Кольцов же остался эстетом, и насколько велико его значение, как своеобразного художника, настолько малозначителен он с общественной точки зрения. Деревня и ее быт, если бы кто-либо вздумал рисовать их «по Кольцову», представили бы такую идиллическую картину, что оставалось бы только обрушить громы на последующие поколения народников, пришедшие разрушать эту идиллию.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >