СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Формирование качественно новой модели социальной политики государства в условиях глобализации мировых социально-экономических процессов представляется одной из ключевых задач экономический и политической стабилизации в Российской Федерации.

Сущность социальной политики как фактора развития современных государств и обществ

Одними из первых, кто обратился к социальной проблематике в организации государства, были античные философы Платон и Аристотель. Так, Платон утверждал, что «всякая власть, поскольку она власть, имеет в виду благо не кого иного, как тех, кто ей подвластен», а «подлинный правитель имеет в виду не то, что пригодно ему, а то, что пригодно подвластному». Аристотель в своих научных изысканиях о роли государства в социальном развитии общества пошел еще дальше — «государство создается не ради того, чтобы жить, но для того, чтобы жить счастливо», «государство — союз в целях оказания помощи», а «наилучшим государственным строем должно признать такой, организация которого дает возможность всякому человеку благоденствовать и жить счастливо».

Однако последовательная деятельность по изучению и истолкованию социальной политики как специфической функции государства и общества относится к тому времени, когда закладываются основы социального государства.

Научный интерес к подобному социальному институту формируется на рубеже XIX и XX вв., отмеченном значительным ростом интереса к социальному знанию. Немецкий социолог В. Зомбарт отмечал, что наблюдательный теоретик-социолог «стремится внести в путаницу отдельных политических мероприятий смысл, единство и систему, различает группы однородных и разнородных начинаний и приходит к необходимости установить понятие социальной политики». В своей работе «Идеалы социальной политики» он представляет читателю широкий обзор научной литературы но данной теме и обращается к вопросу о сущности социальной политики. «Под социальной политикой разумеем мы сумму таких мероприятий экономической политики, которые имеют своей целью или следствием сохранение, поддержание или уничтожение, отрицание определенной хозяйственной системы или части ее»[1].

Одним из основоположников современного понимания социальной политики является английский социолог Т. X. Маршалл. Он ввел в научный оборот термин «социальная политика», рассматривая ее как самостоятельную дисциплину, неразрывно связанную с социологией.

В последующие десятилетия понятие социальной политики исследуется в контексте представлений о социальном государстве (вторая половина XX в.).

Понятие «социальное государство» было введено в науку в 1850 г. Лоренцом фон Штейном. К создателям же собственно концепции «социального государства», а также модели социального рыночного хозяйства мы с полным основанием имеем право отнести шведского экономиста и государственного деятеля Г. Мюрдаля, немецких экономистов В. Ойкена, А. Мюллера-Армака, Л. Эдхарда, считавших, что социальный порядок должен быть первичным по отношению к экономическому, что, в свою очередь, может быть достигнуто определенными методами влияния государства на экономику. В центре внимания у сторонников теории социального государства всегда находится человек, обладающий неотъемлемыми фундаментальными правами, прежде всего правом на человеческое достоинство и свободное развитие личности в условиях развитой рыночной системы.

Составной частью деятельности «социального государства» являются разработка и реализация широкого комплекса социальных программ, направленных на оказание помощи низкодоходным группам населения. Одной из главных целей государств на этом этапе в развитии их роли в экономике является расширение демократии, предоставление членам общества не только юридических, политических, но также социальных прав путем справедливого перераспределения доходов. Государство стало рассматриваться как надежный гарант обеспечения социальной справедливости и один из факторов общественного согласия. Это заложило основу для превращения государства из орудия господства одного класса в средство достижения общественного компромисса, смягчения и снятия социальных противоречий, что, соответственно, нашло свое отражение в экономических функциях государства.

Согласно идеологии государства «всеобщего благосостояния» считалось, что в индустриально развитых странах уже достигнуто всеобщее благоденствие, социальная политика позволила стабилизировать общество, остальные страны рано или поздно также должны встать на этот путь. Однако данный этап закончился уже в середине 1970-х гг., когда разразился очередной мировой экономический кризис 1974—1975 гг., показавший ошибочность ряда положений теории и привел к ее глубокому пересмотру. В 1980-х гг. усилились симптомы недовольства государством всеобщего благоденствия, многие утверждали, что оно приводит к социальному иждивенчеству, к падению эффективности экономики («дырявое ведро» А. Оукена), к риску утраты политических свобод, что стимулировало очередное неоконсервативное наступление.

Действительно, государство взяло на себя функции по регулированию важнейших экономических и социальных процессов, это неизбежно развивало тенденцию к централизации власти, которая, в свою очередь, входила в противоречие с принципом рассредоточения и способствовала постепенному стиранию граней между государством и гражданским обществом и разрушению последнего. Кроме того, непомерно возросшие социальные программы со временем превратились в фактор, по сути, подрывающий личную инициативу и предприимчивость людей. Государство в своих экономических функциях снова стало перед выбором: равенство или эффективность. Выбор был сделан в пользу последнего, начался переход от политики «социального государства» к политике «эффективного государства». Однако ни рейганомика в США, ни тэтчеризм в Великобритании, ни влияние южной корпоративной модели не привели к полному отказу от ценностей социального государства. В качестве современных примеров наиболее полной реализации идеала социального государства можно привести страны Скандинавии (так называемая шведская модель), Финляндию, Нидерланды, Канаду, Новую Зеландию.

Ради возрождения истинных ценностей (индивидуальной свободы, ограниченного правительства, свободного рынка), считают приверженцы «эффективного государства», необходимо вернуться к здоровому гражданскому обществу, описанному в свое время Т. Пейном и Л. де Токвилем, возродив при этом все его функции, узурпированные государством. Собственно, об этом же еще 1950-е гг. писал Р. Нисбет, обеспокоенный растущим противоречием между усиливающейся центральной властью государства и ослабленными им институтами гражданского общества[2].

Сторонники общества всеобщего благосостояния все чаще исходят из принципа «помоги себе сам» сострадательного консерватизма М. Ола- ски. Особое внимание акцентируется на личной свободе, но и личной ответственности гражданина за собственную жизнь. Доказывается, что больший эффект достигается, когда деньги тратят сами граждане, а не государство. Государство должно выступать не как источник экономического роста, наконец, а как партнер, катализатор и помощник — главный смысл «эффективного государства».

Необходимо отметить, что особенность нынешнего этапа состоит не только в том, что постиндустриальная эпоха сменяется информационной, а еще и в том, что процесс изменений затронул наряду с экономической политическую, социокультурную и духовную сферы. Наиболее зримым проявлением этих процессов является глобализация как объективный процесс сближения, интернационализации, взаимозависимости во всех сферах жизни стран и народов планеты. Глобализация бросает вызов социальной политике: достижения глобализации неравномерно распределяются между людьми, регионами и странами, усиливают тенденции к снижению «местной солидарности» и противопоставлению одной системы социального обеспечения другой. Еще одно последствие глобализации заключается в том, что многим людям приходится жить в неопределенной ситуации: их рабочее место может быть упразднено или перемещено в отдаленное место, иногда даже на другой континент.

Страны, каждая в отдельности и все в целом, должны разработать стратегию, для того чтобы оптимальным образом найти потенциальную выгоду от соответствующих явлений в развитии. В этом смысле при выработке соответствующей политики важно рассматривать такие факторы, как инновационность, увеличение научно-технологического потенциала, повышение качества человеческого капитала и эффективное использование информационно-коммуникационных технологий внутри стран и за их пределами.

  • [1] Зомбарт В. Идеалы социальной политики : пер. с нем. СПб., 1906. С. 61.
  • [2] Социально-экономические модели в современном мире и путь России : в 2 ки. / Меж-дунар. ассоциация акад. наук, PAIL М.: Экономика, 2005. С. 572—575.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >