Рождение и смерть метафоры

Заголовок данного параграфа, разумеется, является метафорой. Эксплуатируется метафора изменение объекта <= жизнь организма. Можно было бы придумать заглавие «Появление метафоры» или «Происхождение метафоры». Однако эти выражения тоже являются метафорическими, просто здесь метафоры более стерты (еще одна метафора!), т.е. в меньшей степени ощущаются как метафоры (и снова метафора!).

Метафора рождается из необходимости думать и говорить о чем-то новом, еще не освоенном. Это универсальный процесс.

Это интересно

Курьезный пример приводит Н. Д. Арутюнова. Метафору не раз подвергали критике. Особенно отрицательно относились к метафоре английские философы-рационалисты. Так, Т. Гоббс полагал, что речь служит в первую очередь для выражения мысли и передачи знания и что для выполнения этой функции пригодны только слова, употребленные в их прямом смысле, ибо только буквальное значение поддается верификации. Он видел в метафоре, равно как и в переносных значениях вообще, препятствие к выполнению этого главного назначения языка. Гоббс писал: «Свет человеческого ума — это вразумительные слова, предварительно очищенные от всякой двусмысленности точными дефинициями. Рассуждение есть шаг, рост знания — путь, а благоденствие человеческого рода — цель. Метафоры же и двусмысленные слова, напротив, суть что-то вроде ignes fatui (блуждающих огней), и рассуждать при их помощи — значит бродить среди бесчисленных нелепостей, результат же, к которому они приводят, есть разногласие и возмущение или презрение»[1].

Давайте посчитаем, сколько метафор употребил Гоббс, обличая метафору: свет человеческого ума, рост знания', прямые метафоры: рассуждение <= шаг, рост знания <= путь, метафора <= блуждающий огонь (это выражение само по себе — метафора), рассуждать <= бродить и т.д.

Метафора может устареть, причем не только потому, что домен-источник забыт или вышел из употребления, а потому, что изменилось представление о целевом домене. В качестве иллюстрации можно привести смену научной парадигмы в лингвистике. В то время, когда возникла эта наука, на рубеже XVIII-XIX вв., действующей была метафора язык <= растение. О языках тогда говорилось, что они развиваются, расцветают, затем приходят в упадок и умирают. Сравнительно-историческое языкознание второй половины XIX в. ввело в оборот представление о родстве языков, языковых семьях, праязыке (лингвистическом пращуре). Тут была задействована метафора язык <= член семьи. Ф. де Соссюр объявил язык структурой, но структура сама по себе достаточно абстрактное понятие. Ее можно представить, например, похожей на модель молекулы. В свою очередь, генера- тивисты представляют язык в виде некоторого порождающего устройства. Каким же представляют себе язык этнолингвисты?

Смена научной парадигмы сопровождается сменой метафорического представления об изучаемом предмете, причем это касается не только лингвистики. Вспомним волновую и корпускулярную теории света: очевидно, что за этими теориями тоже стоят метафоры.

В конечном счете метафора всегда стирается. Художественная метафора становится языковой, языковая превращается в одно из значений многозначного слова, а переносные значения могут стать прямыми.

  • [1] Арутюнова II. Д. Метафора и дискурс. С. 10—11.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >