Начало новой эпохи

Реформы Петра Великого и оформление российского абсолютизма

Абсолютизм — это общеевропейская форма правления в XVII— XVIII вв., при которой верховная власть в государстве полностью и безраздельно принадлежит монарху. Феодальный но существу европейский абсолютизм окончательно ликвидировал местный сепаратизм и утвердил политическую централизацию. Монарх обособлялся из феодальной иерархии, а отношения вассалитета в государстве полностью сменялись отношениями подданства. Господствующий класс отстранялся от прямого участия в управлении. Верховная власть в системе абсолютизма объявляла себя непогрешимой, безграничной и стоящей выше закона. Эволюция государственного строя европейских стран в сторону абсолютизма отражала попытку дворянства сохранить свое господство в новых исторических условиях развития буржуазных отношений.

В России абсолютная монархия сложилась в ходе петровских реформ и имела свои особенности. Первостепенную роль в ее формировании играли внешнеполитические факторы, такие как угроза со стороны более развитых стран Запада и систематическая опасность с Юга, вынуждавшие государство держать в постоянной готовности значительные вооруженные силы, расходы на содержание которых превышали материальные ресурсы населения. Только неограниченная власть монарха могла принудить население приносить жертвы государству. При этом российский абсолютизм, в отличие от европейского, не мог опираться на формирующееся буржуазное сословие. Российское купечество не противостояло дворянству и не составляло оппозиции крепостнической системе. Напротив, оно требовало предоставления себе дворянских привилегий, в частности главной из них — права владения крепостными крестьянами.

К началу XVIII в. определилось отставание России от Западной Европы, вставшей на путь капитализма. Необходимость его преодоления поставила перед страной ряд неотложных задач. Правление Петра I (1682—1725) вошло в историю как эпоха преобразований России в сторону «европеизации». Они коснулись всех без исключения сторон жизни русского общества — от государственного аппарата до патриархальных черт повседневной жизни российского обывателя. Сама личность и деяния Петра заслужили неоднозначную оценку как его современников, так и потомков. Но те и другие безусловно признают его заслуги как преобразователя России. Реформы Петра Великого стали закономерным продолжением тенденций, определившихся в предыдущую эпоху.

Юность Петра была тесно связана с Немецкой слободой — традиционным местом поселения иностранцев на восточной окраине Москвы. Еще в царствование Алексея Михайловича наблюдалось усиление западного влияния в некоторых сферах жизни России. Целый ряд приближенных царя — Ртищев, Ордин-Нащокин, Матвеев — проявляют интерес к Западу и говорят о необходимости сближения с ним. Любимец царя, боярин Арта- мон Матвеев, женатый на шотландке Е. Гамильтон, устроил свой дом на «немецкий лад» и развлекал Алексея Михайловича представлениями иноземных артистов. В его доме воспитывалась вторая жена царя Наталья Нарышкина. Немецкая слобода — «уголок Западной Европы» — сыграла роль колыбели реформаторской деятельности Петра. Появившееся затем новое название района — Лефортово — было связано с именем ближайшего сподвижника Петра Франца Лефорта, швейцарца по происхождению.

С момента возникновения Немецкая слобода являлась важнейшим центром взаимодействия двух культур — русской и западноевропейской, здесь впервые в России сформировалось ядро активной предпринимательской и просветительской деятельности европейцев. Образами западноевропейской культуры был насыщен дух слободы в течение всего времени ее существования. Это сказалось во многих чертах личности Петра и обстоятельствах биографии царя. Именно с петровской эпохи русское общество начинает сознательно интересоваться западным типом культуры в его сравнении с русским.

Феномен Лефортова способствовал становлению «человека цивилизованного мира», наделенного волей, жаждой деятельности, потребностью в личной славе и успехе, яркой индивидуальностью. К этой категории принадлежали лучшие представители петровской и послепетровской европеизированной культуры. «Птенцы гнезда Петрова» В. Н. Татищев, Ф. М. Апраксин, П. А. Толстой, А. Д. Меншиков, П. П. Шафиров, П. И. Ягу- жинский, А. В. Макаров и другие в полной мере воплощали в себе новый образ, рожденный эпохой. Среди них следует назвать и Феофана Прокоповича, автора «Правды воли монаршей», идейного обоснования петровского абсолютизма.

Важную роль в формировании личности Петра и его политических устремлений сыграло гак называемое «великое посольство» в Европу (1697—1698), куда он отправился инкогнито под именем урядника Преображенского полка Петра Михайлова. Посольство, официально возглавлявшееся Ф. Я. Лефортом, а также Ф. А. Головиным и П. Б. Возницыным, посетило Пруссию, Голландию, Англию, Австрию — ведущие европейские страны с богатым опытом развития промышленности и торговли, крупнейшие морские державы, достигшие высокого политического уровня развития общества. Петр отправился в Европу искать союзников для борьбы с Турцией, но вскоре понял, что в войне с ней в тот момент никто заинтересован не был — европейские державы оказались заняты борьбой за «испанское наследство» (престол умершего бездетным испанского монарха). В то же время обнаружились возможные союзники в борьбе с господствовавшей на Балтике Швецией, и Петр сумел верно оценить сложившуюся внешнеполитическую ситуацию, благоприятную для подхода к решению вековой российской проблемы выхода к Балтийскому морю. При этом он мог рассчитывать в предстоявшей войне на союз с Данией, Польшей и Саксонией (так называемый Северный союз оформился в 1699 г.).

Крупномасштабные внешнеполитические задачи российского абсолютизма требовали создания сильнейших в Европе армии и флота. Военные столкновения с Западом обнаруживали полную несостоятельность военнотехнического строя Московской Руси. Еще в первой половине XVII в. в России возникла практика формирования так называемых «полков нового строя» (или «иноземного строя») из бравшихся па пожизненную службу «даточных людей». К концу столетия они составили более половины всех русских войск. Этот опыт активно применил Петр I. Введением рекрутской повинности (1705) было положено начало строительству регулярной армии с единым принципом комплектования, вооружением и обмундированием. Рекрут — солдат действующей армии — избирался на пожизненную службу с каждых 20 дворов крестьянского населения. Позже в рекруты стали брать с определенного числа душ мужского пола. Был издан новый Воинский регламент, открыты военные училища. Основу армии составили созданные Петром из «потешных» Преображенский и Семеновский гвардейские полки, названные по именам подмосковных дворцовых сел.

Особая заслуга Петра состоит в создании российского флота, основы которого закладывались им сначала на Яузе, а затем на Плещеевом озере у Переславля (прежде — Переяславля-Залесского). Строительство флотилий было продолжено на р. Воронеж у ее впадения в р. Дон. Так, не имевшая на протяжении веков выхода к северным и южным морям Россия с нуля создала за короткий срок современный и боеспособный военно- морской флот, одержавший затем победу над прославленными эскадрами шведского короля Карла XII.

Приступая к решению первоочередной внешнеполитической задачи выхода к морям, Петр вернулся к идее Крымских походов, в которых потерпел неудачу князь В. Голицын, и предпринял свой первый поход на Азов — сильную турецко-крымскую крепость в устье Дона. Но осада крепости была неудачной, и русские войска отступили. Во втором походе вновь построенный русский флот блокировал крепость с моря, и Азов был взят (1696), а Петр начал постройку крепости и гавани Таганрог на Азовском море. По условиям перемирия с Турцией (1700), Россия получала устье Дона с крепостью Азов и освобождалась от ежегодной выплаты дани крымскому хану.

Теперь Петр мог сосредоточить все силы на подготовке войны со Швецией за Балтийское побережье. Великая Северная война (1700—1721), одна из самых длительных в истории России, закончилась полной победой и превратила Россию в крупнейшую европейскую морскую державу.

В молодом шведском короле Карле XII русские неожиданно встретили опасного противника. Первоначально его прекрасно обученная и дисциплинированная армия атаковала русских под Нарвой (1700) и обратила их в бегство. Только Преображенский и Семеновский полки сохранили боевой порядок и отбивались от неприятеля. Не обескураженный поражением Петр со всей присущей ему энергией и настойчивостью взялся за воссоздание русской военной силы.

Торжествовавший победу над русскими Карл увел большую часть своих войск в Европу для войны с Польшей. Тем временем русские действовали небольшими отрядами и, ведя бои местного значения, одержали свои первые победы над шведами: в 1702 г. был взят Нотебург (древняя крепость Орешек), переименованный Петром в Шлиссельбург, в 1703 г. — крепость Ниеншанц в устье Невы. Здесь были заложены Петропавловская крепость — начало города Санкт-Петербурга, а затем база флота — крепость Кронштадт для защиты города с моря. Теперь вся Нева от истоков до устья была в руках русских. В 1704 г. были взяты сильные шведские крепости Нарва и Дерпт (Юрьев), в 1705 г. — столица Курляндии Митава. В результате этих побед Россия закрепилась в Восточной Прибалтике и предложила Швеции мир, но получила отказ. Разгромив Польшу, Карл XII двинулся в поход на Москву, но внезапно повернул на Украину, рассчитывая па помощь перешедшего к нему гетмана Мазепы. Запорожцы встали на сторону Мазепы и Карла, после чего центр казацкой вольницы — Запорожская Сечь был взят и разорен русскими войсками. Впрочем, запорожские казаки не составляли большинства в украинском обществе, которое по большей части не было склонно поддерживать Мазепу.

Поражение шедшего на помощь королю с запасами боеприпасов и продовольствия корпуса Левенгаупта у деревни Лесной (1708) стало роковым для Карла. Шведская армия, находившаяся в чужой враждебной стране, ослабленная длительной войной, оказалась в трудном положении, тогда как армия Петра непрерывно усиливалась подходом подкреплений. В решающем сражении под Полтавой (1709) общее военное руководство осуществлял сам Петр, конницей командовал Меншиков, пехотой — Шереметев, артиллерией — Яков Брюс. Шведы были обращены в бегство, а дотоле непобедимая шведская армия перестала существовать. Карл с Мазепой успели перебраться через Днепр и укрылись в турецких владениях — молдавском городе Бендеры. В 1710 г. русские взяли Выборг (Финляндия), Ригу, Ревель и др.

Под влиянием Карла XII Турция объявила войну России, и русская армия во главе с Петром выступила в Прутский поход. Но военное счастье изменило здесь русскому оружию, и турки сумели окружить армию Петра. Однако Петру Шафирову, ведшему переговоры с турецким визирем Магмет-пашой, удалось договориться о мире. В соответствии с Прутским трактатом (1711) Россия была вынуждена возвратить Турции Приазовье.

Потерпев неудачу на южном фронте, Петр продолжил войну со Швецией и захватил всю Финляндию. Победы на суше были закреплены замечательными морскими победами при мысе Гангуте (1714) и острове Гренгаме (1720). Подписанный Ништадтский мир (1721) возвращал Швеции Финляндию, но закреплял за Россией побережье Балтийского моря от Выборга до Риги — часть Карелии и Ингрии, Эстляндию и Лифляндию.

В ходе Каспийского похода (1722—1723) Петр занял со своими войсками персидские провинции с городами Дербент и Баку и южное побережье Каспийского моря. Заключенный с Персией (Ираном) мир (1723) оставлял России занятое побережье, а Персия обязалась поддержать Россию против Турции. Стамбульский (1724) договор с Турцией закреплял за Россией ее завоевания в Прикаспии (которые вскоре были ею утеряны).

Старая, традиционная структура управления страной уже не отвечала общенациональным потребностям. В годы правления Петра происходит всестороннее преобразование органов центральной и местной власти, приведшее к созданию централизованной системы органов управления.

Вершину социальной пирамиды общества занимал император, титул которого Петр принял после победы над Швецией в Северной войне (1721). Боярская дума была упразднена (1711), и ее место занял Сенат, ставший высшим законосовещательным и управленческим органом при императоре (его полномочия затем расширились и включили контроль над судебной практикой и прокурорский надзор). В 1718—1721 гг. была преобразована устаревшая и не соответствовавшая потребностям абсолютизма система приказного управления страной. Органами исполнительной власти в стране стали 12 коллегий (название «коллегия» означало коллегиальный, коллективный принцип руководства), каждая из которых ведала строго определенной отраслью управления: внешними сношениями, вооруженными сухопутными и морскими силами, финансами государства, промышленностью, землевладением и пр. С 1720 г. на правах коллегии существовал Главный магистрат, ведавший русскими городами. Решения в коллегиях принимались большинством голосов ее членов, так как тем самым «известнее взыскуется истина», нежели «единым лицем». Старое название сохранил Преображенский приказ — карательное учреждение, возникшее еще в конце XVII в. для рассмотрения дел о преступлениях против государственной власти.

Особая роль в системе абсолютизма отводилась духовной коллегии, или Синоду, создание которого (1721) означало полное подчинение церкви государству. Его возникновение связано со смертью в 1700 г. патриарха Адриана, после чего новый глава церкви избран не был. Регламент духовной коллегии, составленный сподвижником Петра из числа церковных деятелей — епископом Феофаном Прокоповичем, обозначил сущность церковной реформы: главой церкви объявлялся монарх, а управление церковными делами поручалось чиновникам, находившимся на государственной службе. Первоначально Петр ограничился назначением местоблюстителя патриаршего престола, а с учреждением Синода должность патриарха была упразднена. Церковь оказалась подчинена императору, светской власти и фактически стала составной частью государственной машины абсолютизма. Главой Синода назначалось светское лицо — обер-прокурор.

С целью укрепления власти на местах Петр провел в 1708—1710 гг. областную реформу: страна была поделена на восемь губерний во главе с губернаторами. Позднее число губерний увеличилось, а в 1719 г., сохранив губернии, главными территориальными единицами Петр сделал 50 провинций, каждая из которых делилась на уезды (одно время их заменяли так называемые «дистрикты»). Забегая вперед, отметим, что петровские провинции фактически оказались предшественницами созданных позднее Екатериной II 50 губерний. Так сложилась единая для всей страны административно-бюрократическая система управления с аппаратом чиновничества.

Социальная политика петровского абсолютизма была направлена на дальнейшее усиление роли дворянства в государстве. Оно получило исключительное право владения землей и крестьянами и освобождалось от налогов. По Указу о единонаследии (1714) дворянское поместье окончательно уравнивалось в правах с вотчиной. Сложился единый класс феодалов, именуемый дворянством, или шляхтой на польский манер. Согласно указу поместья не подлежали разделу между наследниками и передавались в наследство только старшему сыну по праву майората (старшинства), распространенному в Европе. Единонаследие должно было предотвратить дробление имений. Младшие сыновья дворян, не имея земельного обеспечения, должны были искать источники дохода на ставшей обязательной пожизненной службе в армии, на флоте или на государственной службе.

Они могли приобретать поместья после семи лет на военной и десяти на гражданской службе. Вызвавший недовольство землевладельцев, привыкших поровну делить имение между детьми, указ был отменен Анной Иоанновной в 1731 г.

В целях упорядочения государственной службы вводилась Табель о рангах (1722), окончательно утвердившая принцип личной выслуги. Вся военная, гражданская и придворная служба делилась на 14 рангов (классов) в соответствии с занимаемой должностью. Низшей, четырнадцатой, ступенью была должность коллежского регистратора, высшей — должность канцлера. Чиновник, достигший на гражданской службе восьмого ранга коллежского асессора, получал потомственное дворянство.

Позже, при Александре I (1809), лица с университетским образованием стали получать преимущество в продвижении по служебной лестнице. Таким образом, благодаря таланту или усердию служба давала определенную возможность лицам разного происхождения войти в состав привилегированного дворянского сословия. Табель о рангах положила начало формированию чиновничества — многочисленного слоя людей, состоявших на государственной службе, основная масса которых занимала низшие чины и существовала на жалованье, — так называемые «люди 20-го числа», столь пронзительно описанные в гоголевской «Шинели».

За особые заслуги перед отечеством с 1706 г. Петр начал жаловать графский титул, первым носителем которого оказался генерал-фельдмаршал Б. П. Шереметев, а высшей наградой стал вновь учрежденный орден Св. Апостола Андрея Первозванного — украшенный драгоценными камнями крест на голубой орденской ленте. Его первым кавалером был Ф. А. Головин (1699).

Дворянство и духовенство являлись единственными неподатными сословиями в России. Все остальное население обязано было платить налог государству. С этой целью на смену подворному обложению (действовало с 1679—1681 гг.) была введена денежная подушная подать. Для этого в 1718— 1724 гг. была проведена подушная перепись населения — лиц мужского пола независимо от возраста, и на ее основании составлены «ревизские сказки» (списки). Владельческие крестьяне должны были в год платить 74 коп. государству и 40 коп. оброка помещику, а черносошные — 1 руб. 14 коп. государству. Указом 1724 г. крестьянам запрещалось уходить на заработки без письменного разрешения помещика с указанием срока возвращения домой. Этим было положено начало паспортной системе в России, которая на долгие годы затормозила формирование рынка рабочей силы.

Жители городов также были прикреплены к месту уплаты подушной подати. Они были разделены на две категории: регулярные (купцы, промышленники, цеховые ремесленники) и нерегулярные, не имевшие собственности. Сбором налогов и городским благоустройством ведали магистраты, подчинявшиеся Главному магистрату.

Годы правления Петра I стали временем бурного роста промышленности. Число мануфактур увеличилось, по подсчетам историков, с 30 примерно до 100. Наряду с Центральным (вокруг Москвы) районом сложились два новых промышленных района — Уральский и Петербургский, значение которых возрастало на протяжении двух последующих столетий. Особенно быстрыми темпами развивалась металлургия, что было вызвано необходимостью решения внешнеполитических задач государства. Основанная в 1719 г. Берг-коллегия занималась поисками и разработкой полезных ископаемых. Быстрое развитие текстильной и кожевенной промышленности также определялось потребностями армии и флота. Возникали новые отрасли промышленности — судостроение, производство бумаги.

В то же время нельзя отрицать, что Петр «вводил» промышленность указами сверху, при этом не только благосостояние нарождавшихся промышленников, но и простое их существование зависело от монарха. Сумевший угодить получал огромные субсидии из казны, а сотни крестьян даровались ему для работы на фабриках. Впавший в немилость лишался имущества, получал суровое наказание и отбывал в ссылку. Тот, кто работал успешно, со временем получал монопольное право в своей отрасли и через несколько лет переставал заботиться о расширении производства, улучшении качества продукции, так и не дотянув до европейских стандартов. Такая практика объективно вела к последующему ослаблению экономически прогрессивных сил. Неизбежное при этом замедление развития буржуазных отношений продлило монопольную власть дворянства в экономике и общественной жизни еще на долгий исторический период.

Развитие промышленности порождало вопрос о рынке свободных рабочих рук, который практически отсутствовал. Это служило препятствием для развития ремесла, мануфактуры, промышленности и торговли. Вся русская мануфактура была основана на принудительном труде и сближалась с феодальной вотчиной. При Петре появились две новые категории зависимого населения — «купленные» крестьяне (много позже стали называться посессионными), принадлежавшие заводчикам-недворянам, и «приписные», работавшие на заводах в счет податей государству. Впоследствии приписные крестьяне могли быть проданы только вместе с заводом. Однако труд крепостных имел низкую производительность и ограниченные перспективы для развития. Если в Западной Европе заводчики тратили большую часть прибыли на расширенное воспроизводство и техническое переоборудование под угрозой краха в конкурентной борьбе, то в России монополия на рабский труд ограждала производителей от конкуренции и спустя столетие привела к отрицательным результатам, не послужив развитию прогрессивных общественных отношений.

Купеческий капитал был в основном комиссионером дворянства. Условия формирования капитала не подталкивали его в сторону увеличения товарной продукции. Крупнейшие русские заводчики Строгановы, Демидовы и др., образовавшие раннюю буржуазную группу, со временем добились получения дворянских титулов. Этот процесс получил название «одворянивания» зарождавшейся русской буржуазии. Свой капитал они стремились вкладывать не столько в дальнейшее развитие производства, сколько в покупку земель. Крепостное право, создавая возможность временного решения насущных военных задач, обусловило в конечном счете усиление экономической отсталости, тем более очевидной ввиду явных экономических успехов Западной Европы.

Правительство Петра I проводило политику протекционизма, нацеленную на создание наиболее благоприятных условий для развития отечественной промышленности и торговли. Русское купечество получило поощрительный торговый тариф на вывоз за границу отечественных товаров. Ввозимые иностранные товары были обложены высокими таможенными пошлинами.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >