Проблема личности в западноевропейской социологии и русской философии

История становления проблематики личности в социальной психологии заключает в себе историю многообразных решений проблемы соотношения личности и общества.

Проблема соотношения индивидуального и социального разрабатывалась родоначальниками европейской традиции структурного функционализма в социологии О. Контом (1798-1857) и Г. Спенсером (1820-1903). Для них названная проблема выступала как проблема отношения человека к "социальному порядку" и носила двойственный характер.

С одной стороны, О. Конт и Г. Спенсер рассматривали "социальный порядок" как согласованность определенных социальных структур, возникающих в процессе объективно нарастающей социальной дифференциации развития общества, который по отношению к личности выступал как "внешний", принудительный.

С другой стороны, ведущим фактором социального прогресса общества они полагали прогресс человеческого духа, определяющий развитие определенных идей. Под личностью О. Конт понимал существо, наделенное духовной силой, принимающее участие в создании материальных и духовных ценностей, и в то же время существо внутренне противоречивое. Он исходил из того, что личность можно понять, только разобравшись в ее сложной, противоречивой сущности, представляющей собой переплетение противоборствующих религиозных, метафизических и позитивных идей.

Он прослеживает взаимосвязь между личностью, семьей и обществом и приходит к выводу о том, что не столько "социальный порядок" творит личность, сколько личность определяет становление определенного "социального порядка".

По О. Конту, возможность этого определяется наличием у личности потребности пребывать в обществе себе подобных и потребности в доброжелательной кооперации. В этих психологических характеристиках проявляется социальная природа личности и ее стремление к "всеобщему согласию". Поскольку в оценке общественных явлений социального мира личность руководствуется такими основаниями, как "любовь как принцип, порядок как основание и прогресс как цель".

Развитие данной проблематики проходило в русле классической социологии по линиям социологизма и психологизма и связано с полемикой Э. Дюркгейма и Г. Тарда. Э. Дюркгейм (1859-1917), опираясь на позиции социологизма, признающего объективное существование духовной жизни, полагал, что общество представляет собой социальную реальность как специфическую сферу бытия и деятельности, которая не сводима ни к биологической (природа), ни к психической (внутренний мир индивида) действительности. Э. Дюркгейм, опираясь на специфику группового сознания и группового поведения, утверждал, что "группа думает, чувствует, действует совершенно иначе, чем делали бы его члены, если бы они были разъединены". Он признавал объективный, надындивидуальный характер общества, его определяющую роль в организации индивидуального поведения личности. По Э. Дюркгейму социальная реальность не может быть сведена к реальности человеческой индивидуальности, поскольку имеет собственную природу и должна объясняться социальными фактами.

Специфическим видом социальных фактов выступают "коллективные представления" – традиции, обряды, обычаи, способы мышления, чувствования, деятельности и поведения. Коллективные представления существуют объективно, независимо от индивида, они принудительно воздействуют на него, заставляя его действовать определенным образом. Это фундаментальное положение раскрывает понимание Э. Дюркгеймом механизма регуляции социального поведения человека.

Признание Э. Дюркгеймом "жесткой" социальной детерминации индивидуального развития как однонаправленного процесса позволяет ему обосновать положение о том, что "человека делает человеком именно "всеобщее" – как символически представленное в его сознании общество".

По Э. Дюркгейму человек представляет собой "раздвоенную реальность" (Homo duplex), в которой индивидуальное и социальное сосуществуют, фактически не смешиваясь. Доказательством, что индивидуальное, связанное с физическими потребностями человека, и социальное, отражающее наличие у него понятийного мышления и морали, жестко разведены, выступает присутствие в языке различных дихотомий для описания природы человека (тело и душа, чувства и разум, инстинкт и сознание).

Эти положения Дюркгейма породили теоретическую дискуссию о характере и природе социальной реальности, степени детерминированности деятельности индивида социумом и определили ведущие позиции французской социологической школы.

В отличие от взглядов Э. Дюркгейма, в которых центральная роль всегда отводилась обществу, формирующему человека, Г. Тард (1843-1904) сконцентрировал свое внимание на исследовании взаимодействия людей (индивидуальных сознаний), продуктом которого выступает общество. Он считал, что основой развития общества выступает социально-коммуникационная деятельность индивидов в форме подражания (имитации) – "общество, в конце концов, есть подражание". Г. Тард, как и другие сторонники теории подражания, полагал, что социальные законы –

это законы подражания, каждый человек, как социальное существо, склонен к подражанию. Процесс подражания понимается как элементарное копирование и повторение одними людьми поведения других. Существующие способы взаимодействия, верования, установки и др. воспроизводятся из поколения в поколение с помощью подражания и способствуют сохранению целостности общества.

Подражания возникают и в случае появления удачных открытий или "изобретений" ("нововведений"), которые являются результатом творческой деятельности немногочисленных одаренных личностей. По мнению Г. Тарда, деятельность новаторов и их изобретения определяют социальную эволюцию и способствуют развитию общества. Взаимодействие подражаний и "изобретений", выстоявших в противодействии оппозиции и вписавшихся в существующую культуру, ведет к возникновению новых общественных явлений, поскольку обыкновенные люди начинают подражать творцам-новаторам, усваивают "изобретения" и начинают их использовать. Г. Тард делает основной акцент на изучение индивидов, их потребностей, мотивов, влечений, имеющих иррациональную бессознательную природу, и выступает за создание социальной психологии как науки, которая должна стать фундаментом социологии.

Идея Г. Тарда о роли иррациональных факторов в социальном поведении личности нашла свое отражение в социально-психологической концепции Г. Лебона (1841-1931) "Психология масс". Г. Лебон раскрыл, что европейское общество вступает в "эру толпы" (XX в.), "главной чертой которой является замена сознательной деятельности отдельных индивидов бессознательной властью толпы". Он утверждал, что общественная жизнь все более определяется поведением толпы, которая в соответствии с психологическими характеристиками (анонимность (безнаказанность), зараза (распространение мнения), внушаемость (толпу можно заставить видеть даже то, чего нет на самом деле), стремление немедленно претворить свои идеи в жизнь, категоричность и др.) несет разрушительную силу.

По мнению Г. Лебона, психология толпы похожа на психологию дикарей, женщин и детей, которым свойственны импульсивность, раздражительность, неспособность обдумывать, отсутствие рассуждения и критики, преувеличенная чувствительность.

Г. Тард выступил в полемику с Г. Лебоном и отстаивал точку зрения о том, что XIX в., прежде всего, век публики. Противопоставляя понятия толпы и публики, Г. Тард определил критерий толпы как необходимость тесного физического контакта между людьми и критерий публики как достаточность умственных связей, предполагающих духовное единство, общность мнений и интеллектуальную общность.

В анализе проблемы личности и общества Г. Лебон продолжает развивать линию психологизма и уделяет много внимания изучению особенностей изменения сознания и поведения личности, включенной в большие группы:

  • 1) становясь ее членом, человек приобретает большее сознание собственной силы и перестает обуздывать врожденные инстинкты, следовательно, повышается уровень его импульсивной активности;
  • 2) вырвавшаяся на свободу иррациональность человека заставляет его жить больше чувствами, а не прислушиваться к доводам разума, следовательно, повышается уровень его эмоциональности и снижается уровень критичности;
  • 3) возросшая в силу вышеперечисленного восприимчивость к внушению и подверженность заражению заставляют человека принести в жертву свои индивидуальные интересы и отказаться от произвольного поведения;
  • 4) закономерным итоговым следствием являются снижение уровня индивидуальной ответственности и фактическая передача этой функции лидеру – "вождю массы", в котором персонифицируются утерянные каждым членом "массы" личностные атрибуты.

Необходимо отметить, что Г. Лебон характеризует личность с помощью ее безличностных характеристик. В дальнейших социально-психологических исследованиях "изучение личности через процессы деперсонализации, через недостаток личностности" будет достаточно долго преобладать.

Интерес к психологическим механизмам становления индивида как социального субъекта обусловил такую характерную особенность социально-психологических исследований личности, как изучение "поля социального" в личности через анализ структур индивидуального самосознания. Дальнейший поиск социального в личности в большей мере связан с ее детализацией.

Определенную роль в исследовании названной проблемы сыграла феноменологическая социологическая школа (Э. Гуссерль (1859-1938), М. Вебер (1864-1920) и др.). Э. Гуссерль отмечал, что "со времен Сократа человек становится темой как личность, в его специфической человечности, в духовной жизни сообщества. Он остается включенным в объективный мир, ставший величайшей темой Платона и Аристотеля" (2000, с. 658). Основные положения феноменологического подхода к пониманию проблемы соотношения личности и общества заключаются в следующем:

  • 1) социальная действительность – продукт конституирования нашего знания о ней, следовательно, традиции естественнонаучного знания, в частности принципы позитивизма, не применимы к изучению социальных явлений;
  • 2) важнейшей способностью личности является способность интерпретировать и сводить к различным типам все разнообразие своих впечатлений о мире, следовательно, человек не может быть рассмотрен как социальный объект, он всегда субъектен в силу факта интеракции с социальной действительностью;
  • 3) подлинно социальное в личности скрыто от глаз исследователей; научный интерес представляет не столько внешняя сторона социального (например, социальное поведение), сколько внутренняя (например, субъективное понимание человеком целей своего социального поведения). Следовательно, основная исследовательская задача состоит в описании природы обыденного сознания.

Таким образом, с точки зрения феноменологического подхода основная характеристика человека как социального субъекта заключается в его способности к смысловой и целевой интерпретации действительности, которая определяется "погруженностью" личности в поле культуры и языковую общность.

Интерес к социокультурным факторам развития личности для социальной психологии был заложен В. Вундтом (1832-1920) в десятитомном труде "Психология народов" (1990-1920). Основу позиции В. Вундта составляла констатация такого историко-географического факта как наличие вариативности образов жизни, обычаев, традиций разных народов. Анализировалось культурное разнообразие личности, особенности "национального характера", иерархические отношения между разными народами и т.п.

Влияние социального и биологического факторов на развитие личности обосновывает В. Штерн (1871-1938) в теории конвергенции. Он считал, что психическое развитие представляет собой саморазвертывание задатков, имеющихся у человека, которое направляется и определяется средой. В. Штерн в теории персонализма, изложенной в труде "Личность и вещь" (1906-1924), раскрывает закономерности формирования целостной личности, которая выступает как продукт социальной среды, т.е. социального фактора, так и наследственных предиспозиций, которые достаются человеку от рождения, т.е. биологического фактора. Социальный фактор (среда) и биологический фактор (диспозиции организма) приводят к возникновению нового состояния личности. По Штерну личность представляет собой самоопределяющуюся, сознательно и целенаправленно действующую целостность, обладающую определенной глубиной (сознательным и бессознательными слоями).

Итак, в западноевропейской социологии и первых социально-психологических концепциях представлены неоднозначные и во многом "многомерные" представления о социальной природе личности, социальной детерминации личностного развития, роли социального контроля, структуры индивидуального самосознания, которые в дальнейшем получили свое развитие в исследованиях основных психологических школ.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >