Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Государственная служба

Трудовая и публичная концепции отношений государственной службы

Кроме принадлежности к различной правовой системе1 на параметры правового регулирования государственной службы оказывает большое влияние надлежащее решение проблемы соотношения трудовых и служебных начал в его правовом регулировании.

При этом отношения государственной службы можно рассматривать в двух планах: во-первых, в плане отношений государственного служащего с государством или органом государства, где он служит, а во-вторых, в плане отношений государственного служащего с гражданами, не подчиненными ему по службе, но в контактах с которыми и протекает основная часть рабочего времени государственного служащего. Второй тип правоотношений большинство ученых называют однозначно административными.

Невыполнение в установленный срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), об устранении нарушений законодательства наказывается административным штрафом на граждан в размере от трехсот до пятисот рублей; на должностных лиц - от одной тысячи до двух тысяч рублей или дисквалификацией на срок до трех лет; на юридических лиц - от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей (ч. 1. ст. 19.5 КоАП РФ 2002 г.).

А по первому тину правоотношений существуют различные точки зрения.

В правовой литературе не решен вопрос с принципиальной оценкой, является ли государственная служба разновидностью труда свободного найма (и в этом случае она должна регулироваться трудовым законодательством) или же государственная служба является деятельностью личного состава государственных органов по выполнению властных функций государства (и в этом случае она не может быть организована по канонам свободного трудового предпринимательства).

По мнению Л. А. Чикановой, "понятие трудового договора, сформулированное в ст. 15 КЗоТ РФ. в полной мере применимо и к комментируемым отношениям, т. е. трудовой договор есть соглашение между государственными служащими и государственным органом, но которому государственный служащий обязуется выполнять работу по определенной государственной должности с подчинением внутреннему трудовому распорядку, а государственный орган обязуется выплачивать ему заработную плату и обеспечивать условия труда, предусмотренные законодательством и соглашением сторон". Позднее, при комментировании нового законодательства о государственной службе, изменения в характеристике служебного контракта и трудового договора находит небольшими. Она считает, что "в отличие от государственных служащих, стороны трудового договора более свободны в выборе его условий". В результате главным отличием статуса гражданского государственного служащего от наемного работника по трудовому договору является именно факт закрепления в новом законодательстве категории "служебный контракт" как основания новых правоотношений. "Именно это обстоятельство отличает государственных служащих от работников, заключающих трудовой договор"2, - пишет она. Указанное Л. А. Чикановой обстоятельство очевидно недостаточно, чтобы увидеть совершенно различную правовую природу служебных правоотношений, закрепляемых в "служебном контракте" в отличие от трудовых правоотношений, закрепляемых в трудовом договоре.

Классификатор правовых актов, утвержденный Указом Президента РФ от 15 марта 2000 г. № 511 "О классификаторе правовых актов", в разделе "Основы государственного управления", посвященном в основном вопросам административного нрава, под шифром 020.020.000 включает вполне обоснованно рубрику "Государственная служба в Российской Федерации", но одновременно относит шифр 060.020.180 "Особенности регулирования труда (службы) отдельных категорий работников, государственных и муниципальных служащих" к разделу 060.000.000 "Труд и занятость населения". При этом классификатор, но сути, распространяет этот неопределенный статус то ли служащего, то ли трудящегося и на "Особенности регулирования труда (службы) отдельных категорий работников, государственных и муниципальных служащих" под шифром 060.020.180. и на шифр 010.150.060 "Муниципальная служба", и на шифр 150.050.020

"Особенности трудовой деятельности" гражданского персонала Вооруженных Сил РФ. других войск. В результате действует вполне советская, социалистическая система права, в которой труд и рабочих, и служащих регулируется единым Кодексом законов о труде. Трудовым кодексом РФ. в то время как между этими категориями трудящихся существует громадная концептуальная, сущностная и правовая разница.

А. В. Оболонский исходит из того, что специфика деятельности государственного служащего заключается в его работодателе - государстве, "...и поэтому она регулируется нормами не трудового, а административного права и права государственной службы как его части, которое предусматривает неравенство сторон, особый порядок разрешения трудовых споров, а также дополнительные ограничения, налагаемые на работника в обмен на компенсацию - как моральную (возможность служить "самой" власти), так и материальную". А. Ф. Ноздрачев называет отношения между государственными служащими и государством отношениями государственно-служебными. В законодательстве ФРГ о государственной службе одним из основных постулатов также является то, что служащий состоит по отношению к своему патрону в публично-правовых служебных отношениях и отношениях преданности (верности) (параграф 2. пункт 1 Рамочного закона об унификации законодательства о чиновниках от 1 июля 1957 г. с последующими изменениями)1.

Принципиальное отождествление рабочих и служащих характерно для стран социалистической системы права, в соответствии с доктриной которой каждый человек участвует в жизни общества вне зависимости от сферы применения его труда. Государственный служащий всего-навсего один из участников общественного разделения труда и лишь во вторую очередь - представитель власти. Так, декрет о труде Президента Демократической Республики Вьетнам от 12 марта 1947 г.1 предусматривал, что "трудящиеся - это те. кто работает за заработную плату у работодателя и под его руководством. Под трудящимися понимают рабочих, домашнюю прислугу, служащих и чернорабочих" (ст. 4). Одновременно ст. 7 закрепляла: "Служащие - это те, кто не занимается физическим трудом, но которого работодатель нанимает для помощи в своих коммерческих, промышленных и сельскохозяйственных работах, или те. кто оказывает помощь лицам свободных профессий". Не проводилось принципиального различия рабочих и служащих и в отношении их гражданских прав. Так. ст. 174 предусматривала: "Трудящиеся имеют право на свободу объединения и забастовок. Специальное постановление определит область распространения указанных свобод, а также процедуру примирения и арбитража".

Подобным же подходом обладает и Закон Китайской Народной Республики о государственной службе, принятый Постоянным комитетом Всекитайского собрания народных представителей 27 апреля 2005 г.1, статья 2 которого гласит: "Государственными служащими, именуемыми в настоящем законе, являются штатные работники государственной службы, которые на законном основании выполняют служебные обязанности и получают заработную плату и пособие из государственного бюджета". Употребленный в переводе термин "получающие заработную плату и пособие из государственного бюджета" может говорить о том, что они расцениваются не как служащие, а как наемные трудящиеся. И тогда трудовая концепция государственной службы становится превалирующей в Китае над концепцией служебного характера отношений государственного служащего со своим государством. Однако в других положениях этого Закона такая позиция не прослеживается.

В буржуазных государствах понятие государственного служащего размывается в соответствии с господствовавшей в начале XX века концепцией, что рабочий на государственном предприятии является государственным служащим, так как получает зарплату из государственного бюджета. Например, в ст. 67 швейцарского закона 1927 г. говорится о том. что комиссия по вопросам персонала распространяет свое действие на руководство как в государственных органах, так и в учреждениях и на предприятиях.

Более сложной для правовой ее квалификации является ситуация, когда деятельность какого-либо лица по выполнению государственных обязанностей власть не относит к государственной должности. Например, в письме Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина Председателю Совета Федерации Е. С. Строеву и Председателю Государственной Думы Г. Н. Селезневу от 4 марта 1998 г. "Не всякая должность государственная" Президент РФ Б. Н. Ельцин, отклоняя Федеральный закон "О гарантиях социальной защиты работников судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации", аргументировал свое вето его несоответствием Федеральному закону "Об основах государственной службы РФ", так как последний не предусматривает возможность признания государственными служащими лиц. замещающих должности в государственных учреждениях. Отнесение к государственным должностям государственной службы РФ отдельных должностей в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции РФ возможно лишь после внесения в закон положения, что государственными должностями могут признаваться должности не только в государственных органах, но и в государственных учреждениях, целью деятельности которых является непосредственное обеспечение исполнения полномочий государственных органов. То есть Б. Н. Ельцин поставил статус государственного служащего и само признание его государственным служащим в зависимость от названия организации, выполняющей все те же государственные функции.

В практике Российской Федерации много случаев, когда государственные функции выполняли лица с нечетким правовым статусом. Таким, например, был казус С. М. Шахрая, когда распоряжением Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина от 9 января 1996 г. № 12-ри за ним было сохранено руководство Комиссией при Президенте Российской Федерации по подготовке договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. При этом в распоряжении сделана оговорка: "с учетом того, что Комиссия - консультативный орган при Президенте Российской Федерации, деятельность в ее составе не оплачивается, а председатель Комиссии не является государственным служащим"1. Можно ли считать деятельность внештатного лица, даже не получающего заработную плату за свой труд в государственном аппарате, не относящейся к государственной службе? Допустимо ли, чтобы государственные дела решались в самодеятельном порядке, непрофессиональными лицами, или допустимо ли, чтобы лоббист возглавлял орган, имеющий государственную функцию? Или другой факт: командирование А. Чубайса 29 мая 1998 г. Президентом РФ Б. Н. Ельциным в Международный валютный фонд на переговоры. Переговоры, вероятно, от имени государства. Российской Федерации. При этом возникает правовой вопрос: может ли работник акционерного общества, не состоящий на государственной службе, выполнять функции государственного служащего? И каков его правовой статус в этом случае? Для выполнения данных задач в государственном аппарате имеются профессиональные специалисты (МИД, Минфин), привлечение случайных людей со стороны говорит либо о непрофессиональном государственном аппарате, не выполняющем свои функции, либо о частном характере деятельности Президента РФ на государственном посту.

Именно эту ситуацию нужно иметь в виду при оценке предложения Ю. Н. Старилова брать за основу модели государственной службы не должность, а выделение особых полномочий. Он писал: "Думается, что первичным элементом в построении правовой модели государственной службы вместо установленного в законе принципа разграничения государственных должностей должно стать выделение особых полномочии, выполняемых государственными служащими"1. На самом деле при нормальном действии режима законности нет необходимости наделять каких-либо лиц государственно-властными полномочиями, пока они не состоят на государственной службе. Но если уж такое нарушение режима законности допускается Президентом страны, то. действительно, при оценке правового качества таких лиц необходимо исходить из комплекса полномочий, которыми они обладают.

Государство реализует свои функции через деятельность специалистов государственного управления, профессионалов управления, государственных служащих. Отсюда один из вариантов понятия государственной службы - это деятельность личного состава государственных органов с властными полномочиями по реализации функций государства. Поскольку наличие государственных служащих - неотъемлемый признак наличия и самого государства, то и государственная служба существует везде, где есть государственная форма организации общества. Ее наличие и функционирование не зависят не только от названия государственной организации, но и от наличия или отсутствия законодательства о государственной службе, наоборот, законодательство иногда верно отражает объективные тенденции проявления деятельности государственных служащих, а иногда в законодательстве выдаются желаемые ее черты за действительные. И тогда функционирование аппарата государства не всегда совпадает с публичными заявлениями его руководителей.

Государственные служащие - это не то же самое, что обычные наемные трудящиеся. Если Конвенция МОТ № 87 "'О свободе ассоциаций и защите права на организацию" предусматривает, что трудящиеся без какого бы то ни было различия имеют право создавать организации, а также вступать в них, то ограничение политических прав и свобод гражданина в отношении работников государственной службы признается и проводится в законодательстве. Особенно стран англосаксонской системы права2.

Двойственность представлений в Российской Федерации о самом лице, государственном служащем, проявляется в наличии и одновременном действии таких разных документов, как Реестр должностей государственной службы и Тарифно-квалификационный справочник работников государственной службы. В постановлении Министерства труда и социального развития РФ от 5 апреля 2000 г. № 28 "Об утверждении разрядов оплаты труда и тарифно-квалификационных характеристик по должностям работников учреждений государственной службы медико-социальной экспертизы и отдельным должностям работников бюджетных организаций социального обслуживания Российской Федерации"1 утверждены "разряды оплаты труда Единой тарифной сетки и тарифно-квалификационные характеристики по должностям работников учреждений государственной службы", в данном случае медико-санитарной экспертизы, и отдельным должностям работников бюджетных организаций. Среди таких должностей руководителей и специалистов: "руководитель бюро медико-санитарной экспертизы", "врач - специалист но медико-социальной экспертизе", "специалист по эргономике" и другие. То есть речь идет о наиболее массовых должностях государственного аппарата, выполняющих наиболее рутинные, элементарные функции государства в порядке повседневной своей деятельности. Это основа механизма государства. Однако их нет в Реестре должностей государственной службы, утвержденном Указом Президента РФ!

В тарифно-квалификационном справочнике они правильно названы работниками государственной службы, и это понимание их исторического и функционального места необходимо для правильной организации их труда, правильной организации функционирования аппарата государства.

В Реестре государственных должностей федеральных государственных служащих, утвержденном Указом Президента РФ от 11 января 1995 г. № 33, по существу, речь идет тоже о руководителях и специалистах, но все они относятся к структуре федеральных органов исполнительной власти, а сами эти органы определяются Указом Президента РФ. в настоящее время Указом от 12 мая 2008 г. № 724. И названия, статус и задачи этих органов регулярно меняются. Связь статуса государственных служащих с наименованием государственного органа делает положение служащего неустойчивым, что не отражает сущности государственной службы и не способствует улучшению деятельности государственного аппарата. В данном случае происходит искусственное обособление группы государственных служащих в высших должностных лиц государства, чиновников.

Чем же отличается служащий от рабочего? Служащий реализует государственную власть. Рабочий продает свою рабочую силу. За создание материального прибавочного продукта он получает договорную компенсацию в соответствии с достигнутым уровнем эксплуатации.

Профессор Ю. Н. Старилов предлагает критерий для их разграничения: "В перспективе одним из важнейших отличительных признаков норм государственной службы от норм трудового нрава должно стать подразделение права на публичное и частное"1. Эта совершенно правильная мысль у профессора Н. М. Казанцева получает аргументацию: "Здесь не случайно утверждается, что само государство есть публичное право народа. Это можно положить в основу определения государства, которое не только форма и способ реализации публичного права народа, но и само это право, взятое как право, право на государство. Этим отличается трудо-правовая концепция государственной службы. Являясь образчиком цивилистической деформации публичного права, она ставит во главу угла публично-правового института госслужбы не общее, не его связь с государством, а индивидуальное - отношение исполнения государственной должности отдельным лицом. Такое мышление порочно тем, что порождает тенденцию безответственности и некомпетентности при перегрузке несущественным там. где функционально распределяемы задания и поручения, но сами функции принципиально нередуцируемые на операции и действия".

"Особый статус государственной службы вытекает из различия между административным и частным правом". - также утверждает Ги де Брэ6анл. Точнее было бы сказать, что особый статус государственной службы вытекает из различия публичного и частного права. Но и нормы торгового оборота, относящиеся к гражданскому праву, трудно не определить как публичный интерес. К тому же и устанавливаются они в публичном порядке.

Поддерживая идею Ю. Н. Старилова и аргументацию Н. М. Казанцева, отметим, что государственная служба, хотя и может пониматься в определенном смысле как процесс труда, выполнение своих властных полномочий, принципиальных отличий от понятия труда вообще имеет. Отличий немало, в частности, по следующим критериям:

Публичное право применяется к отношениям государственного служащего, частное право - к отношениям иного наемного работника, трудящегося. Особенности государственной службы, связанные с публичным ее характером, можно продемонстрировать следующими выдержками из Кодекса этики правительственной службы США: государственный служащий должен "не давать никаких обещаний, касающихся должностных обязанностей, поскольку государственный служащий не может выступать как частное лицо, когда дело касается государственной должности" (пункт VI); "никогда не использовать при исполнении должностных обязанностей конфиденциально полученную информацию для извлечения личной выгоды" (пункт VIII), "соблюдать эти принципы, сознавая, что государственная должность является выражением общественного доверия" (пункт X Кодекса этики правительственной службы, резолюция Конгресса США 1958 г.)1. Это часть из законодательно закрепленных отличий государственного служащего от иного наемного работника.

В Российской Федерации публичный характер отношений государственной службы подчеркивается и плановым директивным распределением специалистов государственной службы по отраслям народного хозяйства, в то время как трудовые отношения предусматривают свободу трудового договора. Например, по постановлению Правительства Российской Федерации от 19 января 1998 г. № 44 "Об утверждении Положения о порядке обеспечения работой специалистов, подготовленных в соответствии с Государственным планом подготовки управленческих кадров для организаций народного хозяйства Российской Федерации, и Типового контракта со специалистом, подготовленным в соответствии с Государственным планом подготовки управленческих кадров для народного хозяйства Российской Федерации"1. Из постановления следует, что система применения труда специалистов управления осталась чисто социалистической, плановой, распределительной. Это естественно: она финансируется за общенародный счет.

Еще одно отличие государственного служащего от трудящегося демонстрируется законодательством СССР. В соответствии с перечнями № 1 и 2 к Положению о порядке рассмотрения трудовых споров лица, должности которых попали в эти перечни. - а таких лиц было более 20 млн, - не имели права обжаловать в суд свое увольнение. То есть обжалование дисциплинарных взысканий в порядке подчиненности - это одно из отличий государственного служащего от иного наемного работника.

Терминология законодательства РФ в настоящее время зачастую размывает сущность государственной службы, иной службы и неслужебных трудовых отношений. Например, гл. 30 УК РФ называется "Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления" (ст. 285-293). Она объединяет совершенно разнородные правоотношения. Наличие специального Департамента но вопросам государственной службы и бюджетных организаций в Министерстве труда Российской Федерации (постановление Правительства РФ от 8 января 1990 г. № 10. отмененное 21 марта 1998 г.) заставляет предположить, что государственная служба рассматривалась как форма занятости населения, а не как форма реализации государственной власти, властвования.

Мы поддерживаем предложение Ю. Н. Старилова: "Целесообразно в ближайшем будущем освободить институт государственной службы от действия норм трудового права...". Осознанное и сбалансированное правовое регулирование служебных отношений - минимально необходимое условие нормального функционирования государственного аппарата,

Альтернативой профессиональному управлению чиновников советские "демократы" предлагают стихийный рынок. По их мнению, рынок, то есть конкуренция, все выправит и поставит на свои места. На самом деле понятие рынка связано в Марксовой системе товар-деньги-товар с обменом продукта своего труда. В обществе специализированных производителей, а таковыми являются все общественные формации, кроме общества стадной дикости, рынок всегда есть, поскольку существует стадия обмена. Поэтому рынок бывает рабовладельческим, феодальным, капиталистическим, и существовал развитой социалистический рынок. На социалистическом рынке в СССР обращалась номенклатура товаров в сотни тысяч единиц. Ликвидация сознательного разумного регулирования процесса обмена означает развал и процесса производства товара, а не создание "рынка". Что и произошло. Разум в обществе связан с правильной организацией труда, деятельностью государственных служащих. Реализуют разум общества в государстве - государственные служащие, должностные лица. "Рыночные" реформы не могут быть реализованы за пределами административного метода их организации и проведения.

Место государственной администрации в Российской Федерации в настоящее время, в период приватизации государственного имущества, оценивается как "конвертирование власти в собственность" или "приватизация государства" бюрократией1. Данное определение никак нельзя назвать закономерностью развития ситуации. Можно напомнить слова К. Маркса: "акционерные предприятия, развивающиеся вместе с кредитом, вообще обнаруживают тенденцию все более отделять этот труд управления как особую функцию от владения капиталом, собственным ли. или взятым в ссуду, совершенно так же. как с развитием буржуазного общества функции суда и управления отделяются от землевладения, атрибутами которого они были в феодальное время"2. Эти слова но отношению к государственной службе верны методологически и сейчас ввиду первопричины разделения труда как для выделения государственной службы, так и для закономерностей исторического развития человечества вообще.

Оценивая сложившееся в Российской Федерации положение, А. В. Оболонский приходит к выводу, что "порыв наших бюрократов к независимости своей корпорации получил наконец юридическое оформление в виде Федерального закона "Об основах государственной службы Российской Федерации". Он называет этот Закон "образцом "корпоративного устава", беспрецедентной для современных государств системы бюрократических чинов...". И не без основания.

Право, как еще один неотъемлемый признак государства, ничто без аппарата, способного принуждать. Его реализует чиновник. Государство может применять насилие всегда, когда уполномоченные на это государственные должностные лица сочтут это приемлемым и необходимым. Расстрел в декабре 1997 г. у стен Шведского посольства в Москве безвестного террориста и даже офицера спецназа Савельева не потребовал не только судебной процедуры, но не встал вопрос и о праве человека на жизнь, когда решение об уничтожении гражданина своего государства принимала инкогнито какая-то личность из государственного аппарата.

Необходимость и неизбежность государственной службы иллюстрируется и тем противоречивым фактом, что, во-первых, большинство правителей в СССР, начиная с В. И. Ленина, проводили постоянные сокращения государственного аппарата, а во-вторых, в результате всех этих сокращений реальный государственный аппарат всегда в численности увеличивался. Это связано с тем. что прогресс производительных сил обусловливает изменение структурных пропорций в обществе: но мере развития науки и техники крестьян количественно нужно все меньше, так как при наличии хорошей техники сельскохозяйственное производство обеспечивает потребности общества небольшими силами. То же можно говорить и о промышленности: фабрики но производству необходимых человеку продуктов могут работать автоматически. Но это при условии, если производственные отношения организованы надлежащим образом, вот эта умная часть человеческой жизни требует все большего числа (в пропорциональном исчислении) специалистов управления, государственных служащих. То есть класс интеллигенции объективно увеличивается, происходит перераспределение количества занятых в общественном производстве в сторону увеличения ''административно-бюрократического" аппарата. Обобществленный сектор, хотя может и не называться социалистическим, растет во всех странах, особенно но мере их экономического прогресса. Одновременно возрастает число лиц, находящихся на государственной службе. Так, во Франции в число лиц, находящихся на государственной службе, входит более одной пятой всего активного населения, которые с гордостью причисляют себя к классу чиновников.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы