Ливонская война

Ливонская война – самый длинный военный конфликт в истории Московской Руси. Он продолжался 25 лет: с 1558 по 1583 г. Его еще называют "первой войной России и Европы". Противниками Москвы выступили одновременно несколько европейских государств – Ливонский орден, Королевство Польское, Великое княжество Литовское, Швеция при идеологической поддержке Священной Римской империи.

Конфедерация, называемая Ливонией, в XVI в. владела Прибалтикой (современными территориями Эстонии и Латвии). Земли Ливонии состояли из владений так называемых ландсгерров ("господ земли"), среди них были Ливонская ветвь Немецкого ордена Госпиталя Святой Марии в Иерусалиме и немецкие католические епископства (рижское, ревельское, дерптское и пр.). Особую роль в регионе играли крупные ливонские торговые города – члены Ганзейской лиги (Рига, Ревель, Дерит и др.). Формально Ливония считалась отдаленной провинцией Священной Римской империи.

В XVI в. в связи с кризисом в Ливонии возникает "ливонский вопрос". Уходила в прошлое эпоха средневековых рыцарских орденов. Рыцарская армия не могла сравниться по уровню военного искусства с профессиональными европейскими наемниками раннего Нового времени. Были утрачены сам дух и смысл существования рыцарства как феномена европейского Средневековья. В 1525 г. "старшая" ветвь Немецкого ордена – Тевтонская (Прусская) прекратила свое существование, была превращена в Прусское герцогство и оказалась в зависимости от Польши. Следующей должна была стать Ливония. В первой половине XVI в. утрачивает позиции на Балтике Ганза. Сильный удар по католической церкви и ее владениям в Прибалтике в 1520-е гг. нанесла Реформация – распространение протестантизма и его борьба с католичеством. Наконец, на ослабевшую Ливонию как на лакомый кусок начинают смотреть соседние державы: молодая Швеция (в 1523 г. вышла из унии с Данией и обрела независимость); Дания, ищущая, чем бы компенсировать потери из-за распада Кальмарской унии; стремительно возвышающиеся Польша и Россия.

Совокупность всех этих факторов и составляла "ливонский вопрос". Было ясно, что в ближайшие годы ослабевшая Ливония станет объектом внешней агрессии соседних держав, "молодых хищников", которые станут драться в борьбе "за ливонское наследство".

Конфликт в Ливонии начался в 1556–1557 гг., когда произошла так называемая война коадъюторов. Это был внутренний конфликт руководства Ливонского ордена и Рижской архиепископии. Рижский архиепископ Вильгельм хотел передать Ливонию Польше по прусской модели 1525 г. Орден выиграл войну и отстоял суверенитет Ливонии, но в конфликт вмешались Польша, Литва, Священная Римская империя. В 1557 г. был заключен Позвольский мир, по которому орден оказался проигравшей стороной, а его противник – рижский архиепископ был восстановлен во всех правах. Договор содержал секретные статьи о военном союзе Польши и Ливонии против России, правда, он должен был вступить в силу лишь через 12 лет.

Отношения Ливонии и России стремительно портились. В 1554 г. при продлении псрсмирного договора Москва внезапно потребовала от Ливонии уплаты так называемой Юрьевской дани – даннических выплат с Дерптского архиепископства, которые упоминались в русско-ливонских договорах с 1463 г. Происхождение этого платежа туманно и теряется в глубине веков, ливонцы дань никогда не платили, а русские особо не настаивали, хотя исправно включали пункт о ней во все русско-ливонские договоры. И вот в 1554 г. Москва потребовала выплаты дани, причем не только с Дерптской области, а со всей Ливонии. На сбор было дано три года.

В 1557 г. дань не поступила, и в январе 1558 г. русские войска вторглись в Ливонию с карательным походом. Его целью было вразумить ливонцев, показать, что уплата дани лучше разорительной войны. Вплоть до мая война носила "устрашающий" характер. Однако 11 мая 1558 г. русские войска, стоявшие в Ивангороде, взяли ливонскую крепость Нарву. С этого момента о дани было забыто: Иван Грозный осознал, что получит гораздо более крупную добычу через захват городов и территорий. Россия начинает войну за захват Ливонии.

В историографии широко представлено мнение, согласно которому Иван Грозный начал Ливонскую войну с целью выхода России к Балтийскому морю. Это не соответствует действительности. Россия и до Ливонской войны владела южным побережьем Финского залива от устья Невы до Ивангорода (той же территорией она владеет и сейчас). Иными словами, выход к морю как таковой у России имелся. Однако это была совершенно неосвоенная территория, без портов, торговых факторий, подъездных торговых путей. Словом, здесь полностью отсутствовала инфраструктура для морской торговли. Но такая инфраструктура была в соседней Ливонии.

Завоеванием Ливонии Иван Грозный преследовал сразу несколько целей. Во-первых, приобретение новых земель, которые сразу же шли в поместные раздачи русским дворянам. Во-вторых, захват ливонских городов и использование их торговой инфраструктуры для извлечения прибыли в пользу России (знаменитое "Нарвское плавание", поднявшее морской товарооборот России в несколько раз). В-третьих, повышение власти и авторитета русского царя – "государя Ливонской земли" – путем завоевания еще одного соседнего государства.

Против русской армии устаревшим и деморализованным ливонским войскам было не выстоять. Тогда в 1559 г. было заключено I Виленское соглашение между Ливонией, Польшей и Литвой. Ливония получала военную помощь в обмен на передачу в залог части своих земель и замков. Впрочем, это помогло мало: литовские войска начали постепенно занимать ливонские замки, однако от боевых столкновений с русскими уклонялись. Дела Ливонии становились все хуже.

2 августа 1560 г. состоялось сражение под крепостью Эрмес. Русские войска уничтожили отряд, в который входили представители самых знатных фамилий Ливонии. Считается, что это была последняя битва северных крестоноецев, в которой погиб цвет немецкого рыцарства.

К оккупации Ливонии приступили и другие державы. Северную Эстонию захватили шведы, Ревель принес присягу шведской короне, на о. Эзель высадился отряд датского герцога Магнуса. Россия и Польша с Литвой тоже продолжали расширять захваченные территории. В этой ситуации последний великий магистр Готтард Кеттлер принял решение о ликвидации ордена и его переходе под власть польской короны. Гибель ордена была оформлена II Виленским соглашением 1561 г. Сам Кеттлер стал вассалом польского короля и получил в пожизненное управление Герцогство Курляндское и Семигальское.

Таким образом, к 1561 г. Ливония прекратила существование. Северную Эстонию с центром в Ревеле занимали шведы, Эзель и часть западной Эстонии находились в руках датчан, современная территория Латвии контролировалась в основном Великим княжеством Литовским и Королевством Польским (кроме Риги, сохранившей статус вольного города). Восточная Эстония была под властью русских. Шведы, поляки, литовцы вместе с ливонцами выступали против "московитов", а вот Дания в 1562 г. признала русские завоевания в Ливонии и тем самым стала первым (и единственным) европейским государством, которое сочло захваты Ивана Грозного в Прибалтике легитимными.

В 1561 – 1570 гг. состоялась русско-литовская война. Почти одновременно, в 1563–1570 гг., на море шла датско-шведская война. Русские войска в феврале 1563 г. взяли Полоцк – самую дальнюю точку продвижения России на Запад в XVI в. В январе 1564 г. Великое княжество Литовское сумело разбить в полевом сражении на р. Уле крупное русское войско под командованием князя П. И. Шуйского. Однако выигранная битва мало изменила положение Великого княжества Литовского, которое в противостоянии с Россией явно уступало. Некоторые политики в русском наступлении видели угрозу самому существованию Литвы. Ситуацией умело воспользовалась Польша, давно строившая планы объединения двух государств в единое целое. Страх перед Москвой оказался ей на руку, и, несмотря на протесты части литовской и русинской аристократии, на общем сейме в Люблине была принята уния, закрепившая союз между Королевством Польским и Великим княжеством Литовским.

1 июля 1569 г. была заключена Люблинская уния, по которой Великое княжество Литовское объединялось с Королевством Польским в государство Речь Посполитую. Образование Речи Посполитой резко меняло расклад сил на театре войны за Ливонию.

Согласно польской военной доктрине, польские войска можно было использовать лишь для обороны, а в заграничные походы ходили только добровольцы и наемники. Поэтому Великое княжество Литовское сражалось с Россией фактически один на один. Небольшие отряды наемников-поляков картины не меняли. Теперь русским предстояло воевать с армией объединенной Речи Посполитой.

В 1560-е гг. на первый взгляд удачно складывались отношения России с другим претендентом на Прибалтику – Швецией. В 1567 г. прошли успешные русско-шведские переговоры, был заключен военный союз. Однако в 1568 г. в Швеции произошел переворот, король Эрик XIV был свергнут и оказался в тюрьме, а престол занял Юхан III. Русские послы в Стокгольме были ограблены и унижены. Отношения России и Швеции необратимо испортились и вскоре переросли в военный конфликт в Ливонии. В 1570 г. русские войска безуспешно штурмовали Ревель, обороняемый шведами.

В 1569 г. Иван Грозный предпринял ряд шагов но политическому обустройству Русской Ливонии – занятой территории Эстонии со столицей в Дерите, переименованном в Юрьев Ливонский. Здесь было основано Ливонское королевство. Корону получил датский герцог Магнус, который стал вассалом Ивана IV. Теперь русские и датские войска в Прибалтике воевали вместе. Предполагалось, что Ливонское королевство будет существовать, пока продолжается династия Магнуса. Его женили на племяннице Ивана Грозного Евфимии, дочери недавно казненного Владимира Старицкого. Правда, уже в 1570 г. между Швецией и Данией был подписан Штеттинский мир, и надежды Ивана Грозного на активное участие Дании в войне на стороне России не оправдались. У самого же Магнуса было слишком мало сил, чтобы принципиально что-то изменить в ситуации с Ливонией. В 1570 г. между Россией и Речью Посполитой было заключено временное перемирие на принципе uti possidetis ("владей, чем владеешь"). Таким образом, Полоцк остался за Россией.

В 1572–1576 гг. в Речи Посполитой разразился тяжелый политический кризис. Он был связан со смертью в 1572 г. последнего короля из династии Ягеллонов Сигизмунда II Августа. Наступило "бескоролевье". Династия пресеклась, надо было проводить выборы нового короля (элекцию). На польский престол претендовали как представители знатных польских родов, так и члены королевских династий из Франции, различных земель Священной Римской империи и пр. Среди участников избирательной кампании был и русский царь Иван Грозный. Это второй случай намерения русского правителя побороться за трон в другой стране (до этого аналогичную попытку предпринимал Василий III). У Ивана Грозного даже была некоторая поддержка среди знати Великого княжества Литовского. На случай, если бы зловещая репутация царя напугала бы выборщиков, был приготовлен вариант с выдвижением кандидатуры его слабоумного сына Федора Ивановича. Но Речь Посполитая в 1573 г. выбрала французского принца Генриха Валуа, а когда в 1574 г. он оставил польский престол и бежал из страны, часть знати выступила за германского императора Максимилиана II, а другая часть – за венгерского князя Стефана Батория. Иван Грозный, таким образом, проиграл и первую, и вторую элекцию.

Русский царь поддерживал кандидатуру Максимилиана II, так как рассчитывал с его помощью расколоть Речь Посполитую. В 1575 г. Россия предложила Священной Римской империи проект раздела Восточной Европы: Германия получала Польшу, а Россия – Великое княжество Литовское. Но всему помешала смерть Максимилиана II в декабре 1575 г. С новым императором Рудольфом II Габсбургом Иван IV не смог найти общий язык.

В 1577 г. русские войска обрушились на Прибалтику грандиозным походом, в котором принял участие сам царь. Мелкие гарнизоны ливонских крепостей сдавались один за другим, а у литовцев и шведов было слишком мало сил, чтобы остановить наступление. Россия захватила почти всю Прибалтику от Финского залива до Западной Двины, исключая Ревель, Ригу, о. Эзель и отдельные земли в Северной Эстонии.

Поход 1577 г. был последним и наивысшим успехом России в войне за Ливонию. Новый король Речи Посполитой Стефан Баторий в своей армии сделал ставку не на дворянские ополчения Литвы и Полыни, а на европейских наемников, профессиональных военных из Венгрии, Германии, Шотландии и других стран. В 1578 г. объединенное польско-шведско-ливонское войско разбило русские полки под крепостью Венден. В том же году изменил Ивану IV и перешел на сторону Стефана Батория "ливонский король" – датский герцог Магнус. В 1579 г. армия Стефана Батория вернула Речи Посполитой Полоцк. В 1580 г. она вторглась уже на русскую территорию. Удару подверглась Псковская земля, которая в ходе сражений 1580–1581 гг. была почти полностью оккупирована и страшно разорена. Были взяты многие псковские приграничные крепости, в том числе Великие Луки. В 1581 г. началась осада Пскова. Город выдержал все штурмы (по некоторым данным, было предпринято 31 штурм и 46 ответных вылазок псковичей) и не сдавался.

Между тем русская дипломатия провела удачную операцию и заручилась пусть ненадежной, но все-таки поддержкой самого римского папы. В 1580 г. в Риме побывал посол Истома Шевригин. В ходе переговоров выражалась готовность России рассмотреть вопрос об участии русских войск в войнах Европы против Турции. Папа Григорий XIII воспринял эти заявления как намек на возможность заключения католической унии России с Западом. Обращение русских "схизматиков" могло прославить папу в веках. Воодушевляемый новыми надеждами, он отправил к королю Стефану своего посла (легата) Антонио Поссевино. Его задачей было стать посредником на переговорах Речи Посполитой и России, а в перспективе – обсудить с Иваном Грозным вопрос о католической унии России и Европы.

Поссевино видел себя "новым апостолом", который приведет к истинному христианству русских "схизматиков". Для этого надо было в первую очередь закончить Ливонскую войну. Не то чтобы Поссевино был на стороне Москвы: просто он искренне считал, что и Иван Грозный, и Стефан Баторий ведут никому не нужную войну. Их армии востребованы на фронте великой борьбы "христианского мира" с мусульманством, а они вместо этого воюют между собой. При посредничестве папского легата русская дипломатия сумела выйти из войны с наименьшими потерями. Иван Грозный согласился отдать Польше все завоевания в Прибалтике. Взамен Речь Посполитая целиком очистила оккупированную Псковскую землю (за исключением спорного города Велижа). Освобождение захваченных территорий путем переговоров было несомненным успехом русской дипломатии, которая, несмотря на общее поражение России в Ливонской войне, спасла державу от территориальных потерь.

В январе 1582 г. было подписано Ям-Запольское перемирие России и Речи Посполитой. В 1583 г. заключено Плюсское перемирие со Швецией. Самая длинная война в истории Московской Руси закончилась.

Ни первое, ни второе Плюсское перемирие фактически не соблюдались пограничным населением (документы полны описанием мелких стычек, взаимных нападений и грабежей). Второе перемирие даже не было выдержано до конца срока: 14 декабря 1589 г. русская армия выступила в поход против Швеции. Началась новая русско-шведская война. Уже 27 января 1590 г. был взят Ям. Началась осада Ивангорода и Нарвы. Ивангород был отбит, после чего начался штурм Нарвы. Крепость атаковали сразу в семи местах. Первый штурм удалось отбить, но стало ясно, что падение Нарвы – лишь вопрос времени. Шведы запросили мирных переговоров. Они предложили перемирие на один-два года на условиях передачи России Яма, Копорья, Ивангорода. Нарва осталась за шведами. Перемирие было заключено 25 февраля 1590 г., т.е. уже через семь лет после Плюсского перемирия Москва вернула все русские прибалтийские земли от Наровы до устья Невы.

Эти результаты закреплялись Тявзинским миром 1595 г. Россия отказывалась от претензий на бывшие ливонские земли (ведь русские монархи до сих пор носили титул "Ливонский", т.е. считали прибалтийские земли временно утраченными). В свою очередь, Россия вернула себе Корелу – захваченную шведами крепость в Карелии. Произошел раздел сфер влияния: Россия признала права Швеции на значительную часть территории Финляндии (Остроботнию), оставив за собой Карелию. К минусам договора можно отнести признание Ревеля, Выборга и Нарвы пунктами в Финском заливе, через которые только и была возможна торговля на Балтике.

По соглашению 1595 г. вся балтийская торговля сосредоточивалась в руках шведов и бывших ливонских городов. Учитывая, что более 90% товаров, продававшихся в Нарве, были русскими, условия оказывались явно несправедливыми в отношении России: ей навязали невыгодного посредника в торговле с Европой.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >