Этика и теория принятия решений

Наследие метафизической этики очень живуче, но от него следует избавляться. Помня об этом, было бы правильно обратиться к тематике техникологических наук и в процессе ее анализа выйти на по-настоящему актуальную этическую проблематику. Такой путь анализа неизбежно превратился бы в громоздкое мероприятие, но, к счастью, от метафизической ошибки спасает не только он. Можно избрать другой путь анализа, более экономный с точки зрения характеристики существа техникологической этики. Разумно обратить внимание на способ, каким современные техникологические науки вырвались из своего умозрительного прошлого. Здесь решающее значение имело приобщение к количественным методам анализа, для чего понадобились развитые формальные языки. Как нет научной физики без дифференциального и интегрального исчисления, так нет и техникологических наук без исследования операций и теории принятия решений .

Исследование операций - это математическая дисциплина, предметом которой выступают количественные методы обоснования решений. Предметом теории принятия решений является выбор наилучшего варианта действия.

Имеет смысл также ввести некоторые представления, без которых невозможен содержательный анализ этического материала.

Рассматривая структурные компоненты процесса принятия решений, в первую очередь следует сказать о людях: ведь решения принимают они. В связи с этим вводится представление о лице, принимающем решение (ЛПР), а также об ответственном лице (ОЛ) и исполнителе (ЛИ). Далеко не всегда одно и то же лицо, а это может быть и группа людей, является одновременно и ЛПР, и ОЛ, ИЛИ.

Лицо, принимающее решение, по определению руководствуется некоторыми критериями, предпочтениями. В контексте этической проблематики статус критериев имеет исключительно большое значение. Говоря философским языком, критерии - это ценности. Существенно, что в качестве ценностей выступают не фактуальные предпочтения, а ценности в форме понятий - ценности-понятия. Они являются концептами соответствующих теорий, элементарными, атомарными, или производными. Для автомобилиста атомарной ценностью может являться, например, комфортабельность машины.

Ценности становятся действительными не иначе, как в процессе их реализации. Люди вынуждены совершать действия, результатом которых становятся достигаемые состояния, т.е. цели. Действия и соответственно возможные цели в теории принятия решений называются альтернативами. Если бы действия были строго однозначными, то никаких альтернативных целей не существовало, но, как правило, они есть.

Количественные показатели появляются в результате введения оценок действий по критериям (ценностям). Специфика оценок такова, что они всегда выступают своеобразными показателями эффективности: чем выше оценка по позитивному или ниже по негативному критерию, тем выше суммарный показатель эффективности. В относительно простых случаях показатель эффективности выражается числом. В более сложных случаях приходится использовать представление о функциях, значения которых выражаются числовыми данными. Функцию эффективности часто называют целевой функцией, ведь оценивается совокупный результат действий, актуализировавшийся в избранной (конкретной) цели. Другое название функции эффективности - функция полезности. Полезность и эффективность - это, по сути, одно и то же. Неоднократно делались попытки понять природу полезности в отрыве от эффективности, но все они неизменно заканчивались провалом.

Итак, введенных выше представлений достаточно для характеристики смысла действий людей, их поведения. Люди действуют таким образом, чтобы добиться максимально эффективного результата. На языке математики это означает, что оптимизируется значение функции полезности. Такой вывод является обобщением успехов большого комплекса современных, в том числе техникологических, наук, которому пока еще ни одному скептику не удалось найти сколько-нибудь приемлемую альтернативу. Вот почему, во-первых, отказ от этого вывода воспринимается как крайне несерьезная акция, а во-вторых, его разумно рассмотреть в этическом контексте: он явно дает надежду найти научную основу этики в противовес ее метафизическому объяснению.

Разумеется, введенные выше представления даны лишь в самом предварительном плане, они явно нуждаются в уточнении и конкретизации, что и будет сделано ниже. Естественно, невозможно обойтись и без рассмотрения многих вопросов, вызывающих острые споры. Один из них касается введения шкал оценок по тем или иным ценностям.

Шкалы оценок.

Оценка - это количественная мера ценности, и так как ценности поддаются подсчету, то необходимо введение определенных шкал оценок.

  • 1. Шкала прямых оценок. Каждой альтернативе присваивается число в некотором интервале, например от 0 до 1 или от О до 10.
  • 2. Шкала пропорциональных оценок. Числа, присваиваемые полезностям, должны быть прямо пропорциональны величинам этих полезностей U (*.). Примером такой шкалы являются оценки критерия стоимости, используемые в финансово-экономических расчетах.
  • 3. Шкала порядка. Требования, накладываемые на числа, присваиваемые альтернативам, существенно ослабляются. Допустим, есть три альтернативы, причем а предпочтительнее Ъу а Ь предпочтительнее с. Это условие записывается следующим образом: U (а) > U (Ь) > U (с). Как выясняется, далеко не всегда необходимо определять, насколько одна полезность больше другой. Иногда равносильно считать, например, что U (а) = 3, U (Ь) = 7, U (с) = 15 или U (а) = 5, U (Ъ) = 37, U (с) = 118. Часто, но не всегда, шкала прямых оценок является шкалой порядка. Шкалы порядка типичны для совокупности вербальных оценок, например такой: "хороший - очень хороший - наилучший".
  • 4. Шкала равных интервалов. Исходя из наихудшей альтернативы а, рассматривается альтернатива Ъ. Затем ищут такую альтернативу с, что прирост полезности при переходе от а к Ь равен приросту полезности при переходе от Ь к с. Интервал (а), и (Ь)] считается равным интервалу (Ь), и (с)]. После этого находят такую альтернативу д., что (Ь), и (с)] = (с), и (<з)] и т.д. На основании полученных равных интервалов строится соответствующая шкала оценок.
  • 5. Шкала половинных интервалов. Для начала рассматриваются наихудшая а и наилучшая к альтернативы. Затем ищут альтернативу <1, которая находится между ними. Ей присваивается полезность 0,5 балла. После этого определяются альтернативы, находящиеся между а и в. и между д. и к. Первой из них присваивается полезность 0,25 балла, второй - 0,75 балла и т.д.
  • 6. Шкала соотносительных попарных оценок. Все возможные альтернативы сравниваются попарно между собой. Если они равно значимы, то им присваивается число 1. Если превосходство альтернативы а над альтернативой Ь является умеренным, существенным, большим, очень большим, то ей присваиваются соответственно числа 3, 5, 7, 9. Альтернативе Ь присваиваются числа, взаимно обратные 3, 5, 7, 9, т.е. 1/3,1/5,1/7,1/9. Числа 2,4, 6,8 и взаимно обратные им используются для альтернатив, которые имеют промежуточное значение между ранее рассмотренными оценками. Так, если превосходство альтернативы а над альтернативой Ъ больше, чем умеренное, но меньше, чем существенное, то ей присваивается число 4, соответственно альтернативе Ъ присваивается число 1/4. Числа 10 и 1/10 зарезервированы за случаем, когда одна альтернатива имеет над другой бесконечно большое преимущество. Очевидно, что в реальной жизни такое невозможно.

Исторический экскурс

Этические изыскания всегда требовали сравнения альтернатив. Изначально сравнения были чисто вербальными, и понадобились века, прежде чем люди научились придавать им численную определенность. Как выяснилось, эта операция достигает успеха лишь, когда она производится в составе развитой теории. Например, в экономике определение величин стоимостей товаров и услуг предполагает наличие соответствующей компетентности в экономической науке.

Типы принятия решений. Скептическая позиция, часто встречающаяся среди профессиональных специалистов по этике, состоит в отрицании самой возможности численной калькуляции полезностей альтернатив. Слабость их точки зрения заключается в том, что, отказываясь от достижений целого ряда актуальных наук, они не способны найти им сколько-нибудь адекватную замену. Вопрос о численной калькуляции полезностей альтернатив - это вопрос теоретический и практический, а потому интуитивным кавалерийским наскокам не подвластный. Наличие оценок критериев позволяет стремиться к их определенной оптимизации.

  • 1. Оптимизация по одному критерию. Это самый простой случай. Допустим, что учитывается лишь КПД того или иного устройства, и тогда нет необходимости оптимизировать другие оценочные параметры.
  • 2. Многокритериальная задача, при которой веса критериев одинаковы (упрощенный вариант). Как правило, при принятии решений людям приходится руководствоваться не одним, а несколькими критериями. В таком случае их оценки просто складываются.
  • 3. Многокритериальная задача с разными весами критериев (упрощенный вариант). В предыдущем примере считалось, что для лица, принимающего решение, все критерии одинаковы по своей актуальности. Но, как правило, один критерий всегда важнее другого. Для одного автомобилиста первостепенное значение имеют скоростные возможности автомобиля, для другого - его собственная безопасность и т.д. Стремясь учесть неравнозначность критериев, им по результатам сравнения присваивается некоторый вес аг Обобщенный показатель эффективности W подсчитывается по формуле

Еще более точной формулой считается функция желательности (статус которой обсуждался в § 1.9):

Многокритериальная задача всегда предполагает сопоставление критериев, а значит, и их сведение воедино. Это оказывается возможным постольку, поскольку речь идет о достижении одного конечного состояния, одной цели. Именно единственность цели и приводит к собиранию в ней воедино всех критериев. Разумеется, лицо, принимающее решение, может осуществить сначала одну цель, затем вторую, третью и т.д. Но каждая из них в своем роде единственная. Что касается недостатков критериев, то они могут быть компенсированы лишь в той степени, в которой это допускается их весовыми коэффициентами.

Теоретическая разработка

Многокритериальная задача может решаться различными методами. Один из них, известный под названием "аналитика иерархических систем", предложил американский математик Томас Саати.

Итак, существуют различные способы принятия решений в условиях, когда приходится учитывать несколько критериев. Сопоставление их слабых и сильных сторон представляет собой особую задачу.

Принятие решений в условиях риска. До сих пор допускалось, что совокупность альтернатив, или оцениваемых исходов А1У известна, причем избранный исход непременно случится, ибо его вероятность = 1. Если же вероятность наступления возможных исходов р. 1, то по определению налицо состояние риска. Каждому исходу Л. соответствует вероятность р., причем

X д = 1. Очевидно, что при принятии решения приходится учитывать не только полезность ц. той или иной альтернативы, но и вероятность р. ее наступления. Субъект выбирает среди альтернатив ту, которая обладает наибольшей ожидаемой полезностью: и{ = р.и (А,). В условиях риска лицо, принимающее решение, стремится уменьшить вероятность неудачи, но в принципе она всегда возможна: благими пожеланиями ее не отменить.

Принятие решений в условиях неопределенности. В особенно сложном положении оказывается лицо, принимающее решение в условиях неопределенности. В отличие от состояния риска теперь неизвестны вероятности наступления событий, их невозможно определить никакими объективными методиками. В условиях неопределенности субъекту не остается ничего иного, кроме как довериться своим собственным предположениям о вероятностях потенциальных исходов. Разумеется, у него остается возможность обратиться за консультацией к экспертам. Впрочем, каждый из них находится в столь же затруднительной ситуации, что и лицо, принимающее решение. Как бы то ни было, но в любой ситуации неопределенности основное положение теории ожидаемой полезности, предполагающее максимизацию величины 17. = р. и (Д.), остается в силе. По сравнению с ситуацией риска меняется лишь статус вероятностей. В условиях неопределенности они имеют субъективно-предположительный характер. В связи с этим говорят о теории субъективно ожидаемой полезности.

Математическое программирование. Его предметом выступают методы нахождения экстремумов (максимумов и минимумов) функций при тех или иных ограничениях, накладываемых на их переменные. Чаще всего исследуются пути максимизации некоторых целевых функций. В зависимости от вида функций и накладываемых на них ограничений различают типы математического программирования: линейное, нелинейное, целочисленное, параметрическое, динамическое, стохастическое. В сравнительно узких рамках учебника нет возможности рассмотреть в деталях способы математического моделирования. Отметим лишь, что без них современная теория принятия решений была бы существенно обеднена.

Теория игр. В самом общем определении это анализ взаимоотношений лиц (агентов), руководствующихся определенными критериями (ценностями). Взаимоотношения могут быть как неконфликтными, так и конфликтными. Каждый участник игры старается максимизировать свою функцию выигрыша, в связи с чем избирает определенную стратегию (план) действий. Если стратегия является единственной, то она считается чистой, в противном случае - смешанной. Поведение игроков часто характеризуется матрицей выигрышей (табл. 3.2). В качестве примера рассмотрим матрицу выигрышей агента А, который участвует в антагонистической игре с агентом В (сколько один из игроков проиграет, столько другой выиграет).

Таблица 3.2. Матрица выигрыша игрока А

Матрица выигрыша игрока А

В распоряжении игрока А четыре стратегии выигрыша (Ар А2, А3, А4). Соответственно, игрок В обладает пятью стратегиями проигрыша (Вр В2, В3, В4, В5). Выигрыш игрока А зависит от ответного хода агента В. Опасаясь ответной реакции агента В, игрок А, осторожничая, выбирает стратегию А4, при которой его минимальный выигрыш больше, чем при трех других стратегиях (см. последний столбец). Игрок А руководствуется максиминной стратегией. В отличие от него игрок В стремится минимизировать свой проигрыш, в связи с чем избирает стратегию В3, добиваясь тем самым минимума своего максимального проигрыша (см. нижнюю строку). Игрок В реализует минимаксную стратегию. Максиминные и минимаксные стратегии, выбираемые игроками, принято называть общим выражением "минимаксная стратегия", т.е. стратегия, подчиняющаяся принципу минимакса.

В теории игр большое значение имеет состояние равновесия, при котором каждый из агентов учитывает позицию партнеров. Ситуация была бы относительно простой, если бы в распоряжении того или иного игрока всегда имелась бы доминирующая стратегия, при которой он мог бы обеспечить себе максимальную полезность вне зависимости от действий других агентов. Но чаще всего игроку приходится иметь дело с различными типами равновесия.

  • 1. Равновесие по Парето: ни один из игроков не может улучшить свое положение, не ухудшая при этом положение другого.
  • 2. Равновесие по Нэшу: каждый из игроков не может улучшить свое положение в одностороннем порядке, иначе говоря, каждый из агентов поступает наилучшим образом при данных действиях других игроков.
  • 3. Равновесие по Штакельбергу: ни один из игроков не в состоянии улучшить свое положение в одностороннем порядке; решения принимаются одним агентом, а затем становятся известными другому.

Из трех типов равновесия наиболее слабые требования предъявляются к равновесию по Нэшу. В теории некооперативных игр, а как раз они наиболее характерны для поведения людей, именно представление о равновесии по Нэшу используется наиболее часто. Для обеспечения равновесия по Штакельбергу требуется полная информация, наличие которой, как правило, большая редкость. Понятия доминирующей стратегии и Парето-равновесия обычно не учитывают гибкость и творческий характер разума людей, стремящих добиться успеха в ситуации с асимметричной информацией, да к тому же в изменяющихся условиях.

Методология принятия решений на основе Нэш-равновссия

Достигнутые за последние 30 лет успехи в применении теории игр в техникологических науках связаны в основном с развитием представлений о равновесии по Нэшу1. Во-первых, оно было распространено на динамические процессы, т.е. суперигры, состоящие из многих ходов (периодов). Понятие совершенного равновесия по Нэшу, развитого Р. Зельтеном, предполагает, что равновесие существует в каждом периоде игры, вне зависимости от ранее предпринятых действий. В концепцию равновесий по Нэшу были включены также представления о субъективных вероятностях - байесовских равновесиях. При байесовском равновесии игрок оценивает свой выигрыш как ожидаемую полезность. В итоге теория ожидаемой полезности объединяется с теорий игр. Разумеется, гармония упомянутых теорий крайне важна для концептуального понимания механизма принятия решений.

Основная трудность методологии принятия решений на основе равновесия по Нэшу связана с наличием множественности состояний равновесия. Впрочем, патовых ситуаций, как правило, не бывает. Дело в том, что, совершая стратегические ходы, агенты, как показал Т. Шеллинг, воздействуют на выбор другого лица таким образом, чтобы обеспечить наиболее благоприятный для себя исход2. С этой целью чаще всего используются обязательства, обещания, угрозы, уговоры. Дополнительные действия нарушают первоначальную симметрию между состояниями равновесия по Нэшу. К тому же всегда следует иметь в виду, "что любой индивидуально рациональный результат является равновесием по Нэшу в суперигре. Индивидуально рациональный результат - это любой результат, дающий агенту выигрыш не меньший, чем результат, который можно было получить благодаря его собственным действиям (т.е. макс и минный выигрыш)3. Таким образом, оптимальный рецепт для лица, принимающего решение, состоит, во-первых, в рекомендации опираться на лучшие теории, а во-вторых, доверять своему творческому воображению.

На первый взгляд теория принятия решений представляет собой достаточно простую вещь. Лица, принимающие решения, руководствуясь определенными критериями, осуществляют выбор между различными альтернативами, как правило, описывая их некоторыми числовыми величинами. Но, разумеется, на этом пути и исследователи, и практики встречаются с многочисленными проблемами. Например, достаточно часто улиц, принимающих решения, остаются неясности как по поводу критериев, так и относительно альтернативных исходов. Некоторые критерии противоречат друг другу. Кроме того, обычно нет уверенности, что все меры попали в поле анализа. Лицо, принимающее решение, оказывается перед необходимостью уменьшить число рассматриваемых критериев, однако при этом всегда сохраняется опасность утратить решающее звено. Как уже отмечалось, процесс принятия решения резко усложняется в условиях риска и неопределенности, т.е. когда приходится оперировать вероятностями, часть из которых постулируется самим субъектом. Удовлетворенность лица, принимающего решения, качеством доступной ему информации является скорее исключением, чем правилом. Новое знание, даже при наличии развитых методов его получения, например таких, как мозговой штурм или метод Дельфи, добывается с большим трудом.

Еще одно слабое место теории принятия решений, причем, пожалуй, самое тревожное, состоит в том, что, укрепляя свою формальную составляющую, она отдаляется от собственного жизненного базиса - прагматических наук. Невозможно придумать такой способ принятия решений, который обеспечивал бы успех в любом деле. Перед лицом, принимающим решение, всегда стоит сложная задача придать используемой теории концептуальное содержание, обеспечивающее понимание конкретной ситуации. Теория принятия решений всегда должна подвергаться философской проблематизации, так как в противном случае она вырождается в чисто формальное мероприятие.

Переход от субстанциальной к научной этике. Теория принятий решений является одним из оснований этики: в этом ей нет альтернативы. Объединившись с теорией принятия решений, этика приобрела столь фундаментальную научную основу, которой не обладала на протяжении всего своего многовекового развития. В полной мере это обстоятельство начинает выясняться лишь в наши дни, причем во многом благодаря техникологическим наукам.

На смену довольно туманным по содержанию принципам метафизических систем пришел намного более ясный принцип максимизации ожидаемой полезности или, что, по сути, то же самое, принцип обобщенного оптимизационного параметра. Произошло явное сближение этики и техникологии. Стало понятно, почему в историческом плане инициатива перешла от некогда популярных этики добродетелей и долга сначала к утилитаризму (ХГХ в.), а затем к прагматизму (XX в.). Недостаточно рассуждать всего лишь о чертах характера и об универсальных обязанностях человека перед обществом. Необходимы рафинированные концепты прагматических научных теорий, предвестником которых стало представление о полезности. В начале параграфа мы цитировали двух видных немецких философов X. Ленка и Г. Рополя, которые полагают, что пока еще не выделен даже необходимый адресат целенаправленного развития философии техникологии. Они рассуждают о тех вызовах, перед которыми стоит современная техногенная цивилизация, возлагая свои надежды на этику ответственности. Но их внимание проходит мимо технико-логических, а равно и всех остальных наук. Между тем именно технические теории являются предметом философии техникологии. Люди поймут, что именно им следует или нельзя делать, если детальнейшим образом освоят и всемерно преумножат потенциал техникологических наук. Возникающие при этом многочисленные затруднения частично получат интересное освещение в рамках прагматической этики.

Выводы

  • 1. Основанием метанаучной техникологической этики является теория принятия решения, развитая применительно к техникологическим наукам.
  • 2. Метафизическая техникологическая этика в современных условиях недостаточна.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >