Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ
Посмотреть оригинал

ЭГЕЙСКИЙ МИР И ГОМЕРОВСКАЯ ГРЕЦИЯ

КУЛЬТУРА КРИТА

1 Греция принадлежит к средиземноморским странам, и потому ее . история должна быть изучаема в связи с историей всего Средиземноморья. При современном состоянии наших знаний историю Средиземноморья можно начинать с неолита, так как памятники древнейшего палеолитического периода в средиземноморском бассейне отсутствуют, памятники же неолита в странах средиземноморского бассейна сохранились в огромном количестве. Их открывают по всему пространству Средиземноморья как в восточной, так и в западной его части, на континенте и на островах, в особенности на островах и прибрежных странах Эгейского моря. На этом основании и весь период древнейшей истории Средиземноморья называется Эгейским периодом, а страны, где была распространена культура,—Эгейским миром.

Знакомством с эгейской культурой человечество обязано, главным образом, вещественному материалу, открытому и открываемому при раскопках. Со второй половины XIX в. археология приобрела первостепенное значение в системе общественно-исторических дисциплин. Конец XIX и начало XX в. не без основания называют веком археологии. Археология вместе с близкими ей другими дисциплинами—историей первобытных обществ, этнографией, антропологией и лингвистикой—достигла поразительных результатов в деле изучения ранних культур Средиземноморья.

В длинной цепи блестящих представителей средиземноморских археологов первое по времени место принадлежит Генриху Шли- ману, гениальному ученому-дилетанту и энтузиасту (1822—1890 гг.), прославившемуся своими раскопками в Трое и Микенах; наряду с ним нужно назвать его ближайшего сотрудника Вильгельма Дерпфелъда.

За Шлиманом следует целая плеяда археологов, во главе которых стоит английский археолог Артур Эванс. С 1900 г. Эванс ведет систематические обследования на Крите, давшие изумительные результаты, составившие целую эпоху в науке. В отличие от большинства археологов, ограничивающих свою задачу собиранием материала, первичной его систематизацией и истолкованием, Эванс пытается воссоздать историю Крита, вводя ее в общую историю Средиземноморья. Большая часть вошедших в научный обиход положений о критском обществе и критской культуре принадлежит Эвансу. Некоторые из них сохраняют свою силу и в настоящее время, другие уже не соответствуют современному уровню науки и нуждаются в исправлениях.

Однако, как ни важны данные археологии сами по себе, полную значимость они приобретают лишь в свете других научных дисциплин и знакомства с литературной традицией.

Наряду с археологией первостепенное значение имеет упоминание о Крите и других центрах Эгейского мира в гомеровских поэмах и в сочинениях античных историков (Геродота, Фукидида и др.) и затем греческие мифы, содержащие в себе зерно исторической правды. Сюда относятся мифы о царе Миносе и его брате Радаманте, афинском царе Эгее, афинском герое Тезее, грандиозном сооружении Лабиринте, страшном чудовище Минотавре, Ариадне, искусном художнике Дедале и др. На прочном фундаменте материальной культуры, воздвигаемом археологией, прежде малопонятные мифы и легенды приобретают ценность первостепенного исторического документа.

Памятники эгейской культуры рассеяны по всему средиземно- морскому бассейну. Ценный материал дали раскопки в Фессалии и прилегающих к ней местностях. К памятникам древнейшей культуры, кроме оружия и орудий труда, принадлежит глиняная посуда, в большом количестве открываемая в местах поселений людей новокаменного века. Наиболее древняя посуда окрашена в черный цвет. Черная окраска постепенно сменялась светлокоричневой, розовато-желтой и красной. Керамика, найденная здесь в современной фессалийской деревне Сескло, имеет красный линейный орнамент—зубчатые полосы, зигзаги и ромбы. Разновидность керамики Сескло представляет керамика другой фессалийской деревни Димина, неподалеку от Сескло. Она имеет иную форму и окраску, спиралевый орнамент на желтой и красной облицовке.

Больше всего исторических памятников ранпесредиземноморской культуры открыто на Крите и в Микенах—в Пелопоннесе, на этом основании Эгейский период средиземноморской истории называют крито-микенским. В дальнейшем изложении термины «эгейский мир» и «крито-микенский» употребляются как синонимы.

Археологи находят предметы неолитической эпохи в большом количестве на южном берегу Крита в пещере Миаму, в Гурнии, в Фесте и особенно в Кноссе, на северном берегу Крита. В педрах Кносского холма, под развалинами кносского «дворца царяМиноса», залегает мощный слой неолита, достигая 7 метров в глубину. Как и всюду, памятниками культуры неолита на Крите служит, главным образом, глиняная посуда, выкрашенная в разные цвета: черный, коричневый, желтый и красный. Наряду с сосудами без украшений на Крите встречаются орнаментированные черные сосуды. Поверхность сосуда представляет линейный узор с полосками и треугольниками, заполненными краской.

На основании археологических памятников, дополненных данными других наук, можно установить, что главными занятиями людей новокаменного века были скотоводство, рыболовство и охота. Следов земледелия, относящихся к этому периоду, на Крите и вообще в эгейском бассейне не найдено. Жилищем служили пещеры или сплетенные из хвороста и обмазанные глиной хижины, расположенные по склонам холмов. Представление о первобытных хижинах критян дают погребальные урны.

Период неолита на Крите исчисляется приблизительно в три тысячи лет, от начала VI до III тысячелетия до н. э.

В III тысячелетии камень сменяется металлом, проходя ряд промежуточных этапов медно-каменного, медно-бронзового и других веков. Переход к металлу знаменовал целую революцию как в истории человечества вообще,так ив истории средиземной культуры в частности.

С III тысячелетия собственно и начинается история критской, или минойской, культуры, в общей сложности продолжавшаяся восемнадцать столетий. Артур Эванс разделил историю Крита на три больших периода, назвав их по имени прославленного в греческих мифах критского царя Миноса минойскими. Каждый период в свою очередь подразделяется на три подпериода. Графически схему Эванса можно представить в следующем виде:

Заслуга археологической периодизации Эванса неоспорима. Он первый установил, что критская культура прошла длинный этап развития, переживая периоды подъема и падения. Периодизация Эванса, несмотря на некоторые ее недостатки, излишнюю схематичность в установлении периодов, в настоящее время является опорой всех исследователей, занимающихся критской историей.

Эванс и продолжавшие его работу другие исследователи приходят к заключению, что расцвет культуры на Крите совпадает

с эпохой правления династии полулегендарного критского царя Мнноса. Эванс установил, что эпоха Миноса является не началом, а завершением критской истории, прошедшей длинный путь развития от камня до бронзы.

Этапы социально-политической истории Крита определяют, главным образом, на основании жилищных построек и погребений. При этом сделано наблюдение, что чем древнее жилье или могила, тем для большего числа людей они предназначались. Самые древние погребения, каковыми считаются могилы в восточной части Крита—в Палекастро и Гурнии,—были в полном смысле братскими родовыми кладбищами, в которых погребались в течение многих лет члены одного рода. Совершенно иную картину представляют погребения позднеминойского периода, вмещающие не более трех лиц. Большие дома, строившиеся в среднеминой- скую эпоху, в позднеминойскую сменяются изолированными хижинами. Очевидно, что родовая коллективная могила к тому времени была вытеснена индивидуальной могилой, точно так же как и род—первичная социальная ячейка средиземноморских народностей—был вытеснен индивидуальной семьей.

Родовые поселки сменяются территориальными, где людей связывали уже не кровное родство и происхождение от одного рода, а территория, общность владений и защиты п ряд им подобных факторов сверхродового порядка. Из таких поселков при более благоприятных условиях могли развиться поселения городского типа.

Во главе городов стояли военные вожди, судьи и жрецы, имевшие вооруженную свиту, или дружину. Главным занятием этих вождей было пиратство, с иезапамятных времен существовавшее на Средиземном море. Предание об этих временах сохранилось до Фукидида, который сообщает, что в глубокой древности прибрежные /кители и жители островов занимались пиратством и торговлей, в то время не отделимых друг от друга. Пиратские дружины составлялись из молодежи. Во главе их становились «могущественные люди», члены влиятельных или же, наоборот, ослабевших родов.

Фукидид говорит: «Нападая на неукрепленные города, состоящие из отдельных селений, они грабили их л большей частью таким путем добывали себе средства к жизни. Тогда занятие это еще не считалось постыдным, скорее, приносило даже некоторую славу»[1].

С среднеминойского периода наблюдается запустение приморских поселений восточной части острова и возвышение центральных районов—городов, образцом которых являются Кносс и Фест. Первый обращен в сторону Кикладских островов, а второй—в сторону Африки и Египта.

Около 2000 г. в наиболее населенных пунктах Крита появляются первые дворцы военных вождей, свидетельствующие ужо об относительно высокой степени социальной днференциации и разделения труда. К этому времени относят постройку первого, т. е.. более древнего дворца в Кноссе. Кносский дворец согласно многолетним исследованиям Эванса представлял целую систему больших комнат, мастерских, кладовых и святилищ. Он был заключен

План Кносского дворца.

в ограду, обнесен великой стеной с башнями, охранявшими дорогу к морю. Дворец Феста высечен в скале и не имеет укреплений. Наоборот, дворец в Маллии, стоящий на открытом морском берегу, имеет несколько солидных укреплений.

Период первых дворцов отмечен расширением морских связей Крита с Кикладскими островами, Киренаикой, Арголидой, Египтом и даже Ханааном. В сфере искусства названный период ознаменован появлением керамических изделий стиля камарес.

Около середины XVIII в. дон. э. на Крите происходит какая-то неизвестная нам катастрофа, в результате которой наступает разрушение кносского дворца. Одни ученые эту катастрофу объясняют стихийным бедствием — землетрясением. Другие—упадок Крита ставят в связь с общими переменами, имевшими тогда место в восточной части средиземного моря и в странах древнего востока. Известно, что Египет в те столетия страдал от набегов гиксосов, а Халдеей овладели касситы. Третьи—причиной культурного кризиса Крита считают революцию и т. д.

Как бы то ни было, но временное ослабление Крита не уничтожило критской культуры и не положило конец дальнейшему развитию критской экономики и государственности. Около 1700 г. происходит возрождение Крита, и на месте старых дворцов возвы-

Кносский дворец. Колоннада у юго-западного входа.

шаются новые, более грандиозные здания. Полагают, что в это время произошла смена династий. Старая династия, пользовавшаяся иероглифическим письмом, была вытеснена новой династией, принесшей линейное письмо. В размещении населения на Крите тоже произошли существенные перемены, Фест опустился до положения второстепенного поселка, что объясняется обеднением Египта, с которым Фест до тех пор находился в оживленных сношениях. В таком же положении находились и другие населенные центры запада, например Лгия-Триада. С другой стороны, происходит новое возвышение Кносса. Особого могущества достигает Кносс во второй половине XVв. (1450—1400 гг.).

Вторая половина XV в. была временем гегемонии города Кносса и золотым веком критской культуры. Все остальные города и их владетели подчинились кносскому владыке или были разрушены, как о том свидетельствуют руины Феста.

В сознание последующих поколений глубоко запала мысль о царе Миносе и его державе, критском дворце-лабиринте (сложном строении с запутанными ходами и комнатами) и Минотавре (чудовище с человеческим туловищем и головой быка). Минос и его держава не один раз упоминаются в греческих мифах, как, например, в мифе о Тезее. У Гомера Минос и его брат Радамант приводятся как пример образцовых справедливых судей, за которыми их судейские функции сохранены даже в Аиде. О Миносе упоминают и греческие историки, в том числе и Фукидид.

«Минос,—читаем в IV главе I книги «Истории» Фукидида,—согласно преданию, раньше всех завел флот, овладел большей частью Эгейского моря, утвердил свою гегемонию над Кикладскими островами и первый вывел из них колонии. Прежние жители Киклад, карийцы, были изгнаны Миносом, а на их место посажены критяне, управлявшиеся сыновьями Миноса. Укрепившись на море, Минос повел борьбу с пиратством, препятствовавшим торговле и сокращавшим его доходы. Минос старался, насколько это было в его силах, уничтожить на море пиратство, чтобы тем вернее получать' доходы»[2] [3].

Приблизительно то же самое говорит о Крите и Миносе Геродот. Рассказывая о карийцах, он замечает: «Карийцы перешли на материк с островов (Малой Азии). Первоначально они были подвластны Миносу, назывались лелегами и занимали острова. Они никогда не платили дани, насколько я могу проникать в древность по рассказам, хотя поставляли команду для кораблей всякий раз, когда требовал Минос. В то время как Минос покорил уже многие земли и прославился военными удачами, карийский народ был тоже знаменитейшим из всех народов»2.

Гомер в «Одиссее» с восхищением повествует о Крите, как о богатом, прекрасном и тучном острове, расположенном среди «виноцветного моря», изобильном людьми, имеющем девяносто городов.

«Остров есть Крит посреди виноцветного моря, прекрасный.

Тучный, отвсюду объятый водами, людьми изобильный!

Там девяносто они городов населяют великих.

Разные слышатся там языки: там находишь ахеян С первоплеменной породой воинственных критян; кидоны Там обитают, дорийцы кудрявые, племя пеласгов,

В городе Кноссе живущих»3.

В чем причина возвышения Крита вообще и Кносса в частности? Как уже отмечали древние, Крит своим возвышением обязан прежде всего исключительному географическому положению в Средиземноморье. Крит находится между тремя -частями света— Европой, Африкой и Азией. Занимая пространство в 250 километров в длину и от 60 до 12 километров в ширину, Крит играл роль

]

Иероглифическое письмо. Фестский диск, Крит. Музей о Кандии•

Линейное письмо. Крит. Музей в Кандии.

связующего звена между развитыми странами Азии и Африки, воспринимал их культурные достижения, а также со своей стороны оказывал на них влияние. С какой бы целью народы ни выходили в море, они никак не могли миновать Крита, богатого удобными заливами с естественными бухтами.

Шествие жнецов. Изображение на вазе из Агия-Триады. Крит. Музеи в Кандии.

К выгодному географическому положению Крита присоединились еще благоприятные природные условия. В покрытых сочной травой долинах и лощинах занимались скотоводством, разводили быков, коров, лошадей и различные породы мелкого скота. Мясо и молоко занимали существенное место в питании древних критян. Из птиц разводили уток, лебедей, голубей и кур. Из хлебных растений культивировали пшеницу, ячмень, из овощей—бобы, горох и чечевицу. На горных холмах произрастали виноград и оливы, а из технических растений критянам были известны лен и шафран, из которого добывались красящие вещества; сезам давал сезамовое масло, мята и другие виды пахучих растений служили материалом для приготовления ароматических веществ. С особой любовью критяне занимались садоводством и огородничеством, что нашло свое отображение в критском искусстве. В садах произрастали ирпсы, лилии, тюльпаны, гиацинты и многие другие виды цветов.

Расцвет Кносса и возвышение кносского правителя над правителями других городов Крита в значительной степени обусловлены тесной связью Кносса с Кикладскими островами, к тому времени уже достигшими высокой культуры. Владея лучшим по тому времени флотом, кносские властители подчинили себе Киклады и установили господство города Кносса на Эгейском море.

Море составляло, таким образом, основу могущества и влияния кносского царя и его державы. «С образованием флота Мииоса взаимные связи на море усилились, потому что Мыиос очистил острова от разбойников и тогда же заселил большинство их колонистами. Кроме того, приморские жители владели уже большими средствами и потому крепче сидели на местах, а некоторые, разбогатевшие, оградили себя стенами»[4].

Археологические данные говорят об оживленных сношениях Крита с другими странами и народами. Критяне посещали и вели торговлю с Кикладскими островами. Еще в раннеминойский период они появились на островах Мелосе, Фере, Делосе и лр. Не оставался чуждым критянам и греческий материк. СЬкивленные сношения с греческим материком начинаются с XV Ив... Критские моряки появлялись в Микенах, Тиринфе, на Коринфском перешейке, в Беотии, Аттике, Фессалии и т. д.

О пребывании и влиянии критян в чужих областях свидетельствуют святилища их богов, предметы критской торговли и ремесла. Египетские памятники указывают на очень давнюю связь Крита с Египтом. При фараонах Сенусерте II и Аменемхете III (XIX в. до н. э.) критяне принимали участие в постройке пирамид. Фараон XVIII династии Тутмос III пользовался кораблями народа кефтиу (т. е. критян) для перевозки строительного материала с Ливана. В Египте критские купцы пользовались особыми привилегиями. Особенно развиты были сношения Египта с Критом в первой половине XIV в. при Аменхотепе III и Аменхотепе IV.

Объектами критской торговли служили предметы роскоши (слоновая кость, ароматы), металлы, строительные материалы, предметы критского ремесла и, по всей вероятности, рабы.

В Египте критяне закупали сухие овощи, масла, изделия из цветного стекла и фаянса и скарабеев. С острова Кипра критяне вывозили медь, обменивая ее на предметы собственного ремесла. Кроме того, в Троаде и во всем Хеттском царстве, занимавшем бассейн реки Галисэ и верхнюю Сирию, находят следы критского влияния. Небезызвестны были критянам и западные берега Средиземного моря—Италия, Сицилия и даже Испания.

Преобладала морская торговля. Кроме других свидетельств, на развитие обмена указывают дороги, соединявшие города Крита— Кносс, Фест и др.—с портами в северной и южной частях острова. Передвижение по суше совершалось на ослах, лошадях или же в повозках на двух или четырех колесах, запряженных быками.

Меновой единицей в более древнее время служил скот, а при Миносе пользовались медными весовыми слитками, золотыми и серебряными пластинками. В качестве меры веса критяне' пользовались мерами тех стран, с которыми они вели торговлю. У них были в ходу египетские, финикийские и вавилонские эталоны. В истории средиземноморского мореходства и торговли целый переворот произвело появление большой, лодки (барки) с поднятым носом и низкими краями, введенной в употребление критянами. Облегчению торговых сделок, управлению, сбору податей и культурному общению на Крите в высокой степени должна была способствовать письменность, сначала линейная, а потом силлабическая (слоговая). Извлекаемые из недр земли предметы материальной культуры дают основание предполагать существование на Крите многих ремесл, высокой ремесленной техники и разделения труда. На основании материала, добытого раскопками, устанавливают существование на Крите во II тысячелетии до н. э. следующих ремесленных специальностей: ору

Внутренний двор Кносского дворца. Реконструкция.

жейников, кузнецов, плотников, кожевников, горшечников, бронзовщиков, резчиков, мастеров по слоновой кости, рисовальщиков, скульпторов и др. Раскопки на месте древней Гурнии привели археологов к заключению о существовании в этом поселке-городе особых ремесленных кварталов.

Часть изготовлявшихся на Крите предметов предназначалась на покрытие потребностей царя и его дружины, а оставшаяся часть отправлялась за пределы острова или же продавалась местному населению.

Все вышесказанное о Крите приводит к заключению, что социально-политический строй Крита эпохи второго кносского дворца многими сторонами напоминает древневосточные монархии. На этом основании Крит подобно древневосточным монархиям надо отнести к рабовладельческим государствам восточного типа. Гипотеза о рабовладении на Крите кажется вполне правдоподобной. Иначе трудно было бы объяснить существование больших построек, многих ремесл, роскоши и массы предметов утонченного вкуса, потребителем которых могла быть только аристократия. Труд рабов совместно с трудом туземного населения по аналогии с Востоком мог применяться при постройке дворцов, прокладке дорог, в каменоломнях, горных и вообще всякого рода мастерских и, наконец, во флоте.

Царъ-жрец. Фреска из Кносса.

Подобно египетскому фараону кносский правитель соединял в своем лице функции жреца и военного вождя, как об этом выразительно свидетельствует одна поздпе- минойская фреска.

На фреске изображен человек ростом около 3 метров. На голове он имеет шлем, к которому прикреплен пучок длинных пестро окрашенных перьев.

Из-под шлема видны длинные локоны, рассыпающиеся по плечам. На шее несколько рядов золотых ожерелий, на руках тяжелые браслеты. В левой руке он держит жезл из слоновой кости, символ царской власти, а в правой— лилию.

Ближайшую опору кносского царя составляла его дружина у изображение которой имеется на фаянсовых и других предметах критского производства. Управление производилось через доверенных лиц, царских, слуг, снабженных специальными печатями.

Местопребыванием верховного правителя и центром управления был его дворец.

Второй кносский дворец по величине, архитектуре и роскоши превосходит первый дворец, на месте которого он был воздвигнут. Во дворце было две половины—мужская и женская, целая анфилада комнат, «тронный зал» для приема гостей п т. д. В другой части дворца помещались кладовые, где хранились оружие, боевые колесницы, продовольственные запасы, вина, масла и дорогие вещи.

Во дворце же находились царские мастерские—фаянсовые, ювелирные, оружейные ипр. Стены дворца были украшены причудливыми изображениями на самые разнообразные сюжеты.

В царском дворце, кроме того, помещалось святилище, в котором совершались религиозные церемонии. Символом двойственной власти царя, божеской и человеческой, служил двойной топор—лабрис, отсюда происходит, вероятно, и греческое слово лабиринт, которое обозначало «дом двойного топора»,

Золотые двойные секиры, найденные в дер. Лркалохори близ Кносса. Крит. Музей в Кандии.

или «двойной секиры». Впоследствии первоначальное значение было забыто и слово лабиринт стали употреблять для обозначения запутанных построек.

К числу интересных особенностей критского строя относится большая роль, которую на Крите играли женщины. Женщины встречаются на многих критских изображениях, фресках, статуэтках, перстнях и т. д.: женщина-жрица, акробат, возница, придворная дама н т. п.

Различные изображения дают представление о сложной и роскошной парадной одежде критских женщин. Они носили длинные широкие юбки, состоявшие из нескольких нашитых один на другой кусков материи. Верхняя часть туловища оставалась обнаженной, длинные косы и пряди ниспадали на плечи и спину. Самый факт большой роли женщин на Крите не подлежит со-

Тронный зал царя Миноса. Кносский дворец.

Кладовые Кносского дворца е большими сосудами из глиныпифосами.

мнению, но даваемые этому факту различными учеными объяснения далеко не совпадают. Одни в этом усматривают пережиток матриархата, другие объясняют иными причинами. Разногласия между учеными касаются не только вопроса о положении женщин, но и общей оценки социально-политического строя Крита. Некоторые исследователи склонны Кносское царство сравнивать даже с монархией Бурбонов XVIII в., а в критском искусстве находить аналогии с искусством рококо. Из советских ученых на этой точке зрения не так давно стоял Б. Л. Богаевский, в последнее время защищающий взгляды диаметрально противоположные. В настоящее время проф. Богаевский относит критский строй к доклассовому обществу, а памятники критской культуры расценивает как памятники эпохи матриархата. Ни с одной из подобных установок согласиться нельзя.

Ваза с лилиями. Крит. Музей в Кандии.

Система критских верований имеет много общих черт как с верованиями восточных народов, так и с греческой религией. Наряду с обоготворением птиц, рыб и 'животных, священных предметов (фетишей)—деревьев, цветов, камней, предметом культа на Крите служила Мать-Земля, символ рождения и плодородия. Символом войны и военного могущества служил лабрис (двусторонняя секира), посредством которого человек через пролитую кровь общается с божеством. Кроме того, в системе критских верований очень важное место занимал бык, олицетворявший силу и плодородие. Повелитель Кносса Минос рожден от быка, жена царя Пасифая влюбилась в быка, сын Миноса погиб от (марафонского) быка.

В честь богов совершались публичные церемонии и празднества, сопровождавшиеся играми, гимнастическими состязаниями, кулач-

Придворные дамы в голубых платьях. Фреска из Кносса. Крит. Музей в Кандии.

Акробатические упражнения.

Стенная фреска из Кносса, изображающая быка и двух женщин-акробатов. Крит. Музей в Кандии.

ными поединками, гладиаторскими боями, боями быков, театральными и цирковыми представлениями. Широкой популярностью пользовались бои быков и акробатические упражнения. Существенное отличие критского строя от восточного составляет отсутствие на Крите могущественного жречества и монументальных построек для отправления культа (храмов). Культовые обряды на Крите выполняли не мужчины, а женщины-жрицы.

Богиня со змеям. Крит. Музей в Кандии.

Критская система верований и ритуал оказали большое влияние на религию малоазий- ских народов, а также и на греческую религию. Некоторые греческие божества, например Афина, имеют своей родиной остров Крит, откуда они были заимствованы греками и в трансформированном виде введены в пантеон греческих богов. Далее критские религиозные предания оказали несомненное влияние на греческую мифологию.

Мировую известность Крит приобрел своими замечательными памятниками искусства—фресками, скульптурами и полихромной (многоцветной), керамикой. Лучшие образцы последней известны под именем керамики стиля камарес. Камарес—деревня на южном склоне горы Иды на Крите. Хронологически стиль камарес совпадает с расцветом Кносской державы. Сосуды стиля камарес поражают тонкой художественной отделкой, легкостью, изяществом, многообразием тонов и неисчерпаемой фантазией художников. Этим они резко отличаются от подавляющего своим тяжелым великолепием восточного искусства.

Примером художественной работы критян может служить Иное- скал ваза, представляющая шаровидный сосуд с широким отвер-

Ваза стиля камарес. Крит. Музей о Кандии,

Изображение погребения на глиняном саркофаге из Агия-Триады. Крит. Музей в Кандии. Направо к покойнику, поставленному перед могилой, подносят лодку и двух телят. Налево жрица выливает содер- жилюе сосуда в урну, помещающуюся между двумя священными алтарями, поверх которых возвышается двойная секира и птица. Помощница жрицы несет на своих плечах два других сосуда, за ней идет музыкант, касаясь

струп своей кифары.

Короаа е теленком. Фаянсовый рельеф. Крит. Музей в Кандии.

стием без горлышка, с короткими ручками по бокам. Чрезвычайно интересна коричнево-фиолетовая «Ваза с лилиями»—шедевр мп- нойского керамического искусства. Той же самой эпохе принадлежит фаянсовая статуэтка—«Богиня со змеями», представляющая женщину, одетую в широкую юбку, обвитую змеями. Раскрашенная фаянсовая пластинка, изображающая «Корову стеленном», свидетельствует о склонности минойских художников к изображению животных. О том же самом говорят и многочисленные изображения быка в различных положениях, чаще всего в виде бегущего и рассвирепевшего животного.

Как одну из особенностей критского изобразительного искусства надо отметить сочетание архитектуры и живописи (фрески). От Крита осталось богатейшее наследство фресковой -живописи. Отличительные черты критских художников—их любовь к природе, умение оживлять изображаемый объект, сообщать ему легкость и изящество—в полной силе выступают во фресковой живописи, украшавшей стены минойских дворцов.

Художественная тематика фресок чрезвычайно разнообразна: «Дикая кошка на охоте», «Танцовщица», «Акробаты», «Куропатка и удод», «Носитель вазы», «Укротитель быка» и мн. др. Высокого совершенства критские мастера достигли в изображении моря, морской флоры и фауны. О работе по золоту дают представление

«Парижанка». Фреска изКносса. Крит. Музей в Кондии. Узел на спи- не имеет религиозное значение.

два золотых кубка критской работы из могильника при деревне Вафио, около Спарты. Кубки из Вафио указывают на высокую технику, художественный вкус и фантазию изготовлявших их мастеров. На одном из них изображена опасная охота на дикого быка, на другом прирученный бык служит человеку, покорно следуя за ним на работу.

Греческое искусство многим обязано критскому. Связь и зависимость греческого строительного и пластического искусства от критского нашли свое отражение в-мифе об искусном строителе—художнике Дедале. Дедалу приписывали постройку самого лабиринта, считавшегося чудом строительного искусства и художественной изобретательности древнего мира. Кроме того, с именем Дедала связывали постройку первого летательного прибора.

Очень многим греки обязаны Криту в области музыки и поэзии. Греческие музыкальные инструменты—лира и кифара были уже известны предшественникам греков—критянам. Лирика и эпос тоже не являются оригинальными изобретениями греков. Вполне возможно, что сюжеты, подобные «Илиаде» и «Одиссее», разрабатывались на Крите, и возможно, что они-то и послужили образцом для соответствующих творений на греческой почве.

Расцвет Крита продолжался до середины второго тысячелетия до н. э.

Приблизительно с начала XIV в. в критском искусстве замечаются серьезные перемены: ослабление чувства' реального и вытеснение реалистического стиля формальным. Художественно и технически совершенные орнаменты среднеминойского периода вырождаются в бездушный мертвый рисунок, состоящий из нескольких холодных линий позднеминойского периода. Таков, например, рисунок на стене глиняного саркофага, изображающий корову с теленком, или еще выразительнее вазы, на которых начертаны стилизованные осьминоги, один из любимых сюжетов критских художников.

Утрата чувства реального в искусстве совпадает с общим упадком Кносской державы, последовавшим в XIV—XIII вв. В деталях проследить это падение невозможно. Оно явилось следствием как внутренних, так и внешних причин. Отдаленное воспоминание об ослаблении Крита содержится в мифе о Тезее, освободившем Афины от критской гегемонии, и сообщении Геродота о неудаче и гибели Миноса в Сицилии. В конце концов Крит сделался добычей племен, живших в Пелопоннесе и оттуда делавших набеги на Крит.

На очень многие темные вопросы критской истории много света должна пролить дешифровка критской письменности. Количество табличек с критскими письменами, доходящее до нескольких десятков тысяч, с каждым годом все увеличивается. Можно надеяться, что соединенные усилия ученых различных стран в конце концов увенчаются успехом и критские письмена будут разобраны.

Ваза с осьминогами из Гурнии. Позднеминойский период. Крит. Музей в Кандии.

Дельфины. Фреска из Кносса. Крит. Музей в Кандии.

  • [1] Фукидид, История, перевод Ф. Мищенка в псрераб. С. Жебелева, 1,5.
  • [2] > Фукидид, I, 4.
  • [3] Геродот, перевод Ф. Г. Мищенка, I, 171. 3 Гомер, Одиссея, перевод В. Жуковского, XIX, 172—179.
  • [4] Фукидид, I, 8.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы