Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ
Посмотреть оригинал

МИКЕНЫ

Среди городов южной части Балканского полуострова наибольшее значение приобрел город Микены в области Арголиды, по имени которого и весь период с XIV по XII вв. называется микенским периодом, или микенской эпохой.

Вопрос о Микенах—один из самых сложных и запутанных вопросов античной истории—находится еще в стадии предварительных исследований и обсуждений. Прежде всего недостаточно ясен вопрос о носителях микенской культуры, каковыми, по господствующему в науке мнению, были ахейцы. Вопрос же об ахейцах не может быть разрешен без разрешения другого неотделимого от него вопроса об этнической принадлежности самих критян. Одни ученые отожествляют критян с финикийцами или арабами, по мнению других, они были выходцами из Африки, третьи относят их к «индо-европейской расе», четвертые считают их греками, пятые сближают с карийцами и пеласгами, а через них с басками, иберами, лигурами, этрусками и другими народностями до жителем Кавказа включительно. В зависимости от решения вопроса об этнической принадлежности критян решается в том или ином направлении вопрос и об ахейцах и более общий вопрос о переселениях, или миграциях. Все эти вопросы, как сказано, пока что находятся в стадии разрешения. Против каждого ответа имеется возражение.

По господствующему в науке мнению, Крит и Микены были населены различными народами. На Крите жили негреческие племена, а в Микенах жили греки—ахейцы, о походах которых на Трою рассказывается в «Илиаде» Гомера. Таким образом, следовательно, собственно греческая история начинается с Микен. Ахейцы пришли с севера. В первобытное время, как указывает Фукидид, народы не имели ни прочного жилья, ни прочной оседлости и находились в постоянном движении. В поисках пищи и пастбищ для скота они перекочевывали с одного места на другое, пока не встречали какой-либо естественной или искусственной преграды в виде сильного государства. Так случилось и с эллинами.

Теснимые другими племенами, ахейцы, первая волна греческих номадов, около 2000 г. до н. э. продвинулись на юг с Балканского полуострова, где они до сего времени кочевали. Под напором ахейцев туземное население (карийцы или пеласги) передвинулось в другие места, подчинилось и смешалось с пришельцами.

Ахейцы составляли первый слой греческого населения, постоянно пополнявшегося новыми пришельцами с севера. Как сказано, самый факт племенных переселений, или миграций, отрицать не приходится, тем более, что они достаточно подтверждены свидетельствами античных писателей. Кроме того, отрицание миграций неизбежно привело бы к схематизации, упрощенчеству и омертвлению исторического процесса. С другой стороны, конечно, совершенно неправильно было бы выводить все перемены из одпого внешнего фактора переселения или завоевания, как это делали буржуазные ученые, или объяснять социальные учреждения и культуру народов их этническими расовыми особенностями, как это в настоящее время делают фашистские идеологи. История

Сводчатые ворота в Тиринфе.

нтичного мира на всем протяжении доказывает противоположное. 1икаких «чистых рас» никогда не существовало, культурные еремены, возвышение и распад обществ вызывались не сменой ас, а социально-экономическими факторами внутреннего и вившего порядка. Притом внешние и внутренние факторы всегда вза- мно обусловливались и зависели один от другого.

Как в отношении критской, так и микенской культуры главным сточником наших сведений служат археологические памятники, оодушевленный успехами раскопок в Трое, Шлиман принялся за лучение «золотообильных» Микен, где, по преданию, должны были сходиться могилы членов правящего рода Микен: Агамемнона, *о жены Клнтеместры и ее возлюбленного Эгисфа. Нредположе- 1я Шлимана блестяще оправдались. Раскопки микенского акрополя обнаружили обширные погребения: шесть высеченных в холме на глубине 7,5 метра шахтовых гробниц. Это послужило началом, за которым последовали дальнейшие изыскания. Ценпым дополнением к памятникам материальной культуры Микен служат поэмы Гомера, в которых в значительной степени отражен быт и социальный строй Микен. Большая часть предметов, извлеченных из шахтовых и купольных могил Микен, относится к военному и мирному быту микенской аристократии.

Шахтовыми могилами называются высеченные в скалах места погребения, имеющие форму прямоугольных колодцев. Другой тип погребений представляют купольные могилы, по форме напоминающие пчелиные ульи. Купольные могилы более позднего происхождения, чем шахтовые, очень большие по размерам, воспроизводят в колоссальном масштабе древнейшие жилища средиземноморских народов. Представление о купольных могилах дает «могила Агамемнона» в Микенах, известная под именем «сокровищницы царя Атрея». На основании изображений на стелах, вазах, кубках, кольцах, лезвиях кинжалов и других предметов микенского быта можно составить более или менее отчетливое представление о характере и уровне микенской культуры и микенского общества.

Главным занятием микенских царей и их дружинников была война, т. е. организованные разбойничьи набеги, имевшие целью захват добычи, людей, скота и земель. По этой причине совершенно естественно, что в обиталищах умерших военных вождей и их дружин оружие и другие предметы военного быта численно превосходят все остальные.

Оборонительным оружием микенских, как и критских, воинов служили огромные щиты различной формы. Щит закрывал почти всю фигуру человека—с головы до колен. На щитах вождей помещались различные изображения, чаще всего сцены военного и охотничьего быта. Щиты делались из кожи и металла. Художественное представление о такого рода богатом щите дает щит Ахилла в поэтической форме описанный Гомером в XVIII песне «Илиады». На этом щите Гефест изобразил небо со звездами и созвездиями землю и море. Кроме того, на щите представлены два города: один—осажденный врагами, а другой—наслаждающийся мирной жизнью. Следующий пояс воспроизводил картины сельской жизни—весенние, летние и осенние полевые работы, стадо волов, подвергшихся нападение львов, и т. д.

Головы микенских дружинников прикрывались остроконечными шапками, служившими шлемами. На верху шапки прикреплялся султан, сделанный из конского волоса. Спереди шлема помещались два рога, имевшие магическое значение защиты их носителя от злых умыслов, демонов и врагов. Из наступательных видов оружия были известны луки, вырезывавшиеся из дерева или кости, кинжалы, мечи и копья.

Осада крепости. Изображение на серебряной вазе из Микен.

11 тысячелетие до п. 9. Афины. Национальный музей.

Микенские воины.

Изображение на вазе. XIII в. до н. Афины. Национальный музей.

Для дальнего рукопашного боя служило копье. Кроме тоге, необходимую принадлежность каждого воина составляли бронзовые мечи и кинжалы, в большом количестве находимые в местах погребения по всему средиземноморскому бассейну. Метательным оружием, кроме лука, служила праща. Сражение происходило по определенным правилам тактики и стратегии, как это можно

Микенские кинжалы. Афины. Национальный музей.

заключить по изображению на одном серебряном кубке из Микен и по описанию битв у Гомера. Бои начинались с поединков вождей, выступавших на боевых колесницах. Предводители военных дружин, цари, или басилеи, сражались в первых рядах.

Оружие, как и вообще все предметы быта микенской аристократии, поражает своим богатством п роскошью. Любовь к роскоши составляет отличительную черту в одинаковой степени как микенских мужчин, так и женщин. Помимо богато инкрустированных мечей, кинжалов и выгравированных орнаментов щитов, в могильниках было найдено много золотых перстней, так называемых островных камней. Перстни изготовлялись из дорогих камней: порфира, яшмы, аметиста, агата и др. Перстни украшались разнообразными гравированными изображениями, воспроизводившими обрядовые обычаи, охоту на зверей, картины военного быта и сельской жизни и т. д. Не меньшую роль в туалете мужчин и женщин играли серьги, ожерелья, бусы, браслеты, булавки для закалывания платья и булавки для волос. Кроме того, знатные женщины Микен носили на голове золотые диадемы, в виде ленты охватывавшие голову, украшенные красивыми спиральными орнаментами и розетками.

Необходимой принадлежностью туалета являлись золото и серебро. К золоту и серебру микенцы питали исключительную страсть. Из золота и серебра приготовлялись оамые разнообразные предметы: диадемы, булавки, кубки, бокалы, инкрустации оружия и пр. Золотые пластинки в виде масок клали на лицо умерших вождей.

Из микенских кубков выделяется превосходной художественной работой «кубок с голубями», напоминающий кубок Пилосского басилея Нестора, описанный в «Илиаде».

«Кубок красивый поставила, из дому взятый Нелидом,

Окрест гвоздями златыми покрытый; на нем рукояток Было четыре высоких, и две голубицы на каждой Будто клевали, златые; и был он внутри двоедонный.

Тяжкий сей кубок иной не легко приподнял бы с трапезы, Полный вином; но легко подымал его старец пилосский»[1].

Кубок с голубями. Афины. Национальный музей.

Дорогое оружие, боевые колесницы и украшения выделяли микенских царей и их дружинников из массы рядового населения. Еще резче социальное неравенство выступает в характере жилья. В то время как масса населения ютилась по убогим лачугам, цари жили в обширных укрепленных двор- ( цах.В центре микенской культуры, в Арголиде, на высоком холме, были расположены Микены, где, согласно Гомеру, правил род Атридов, к которому принадлежал «царь народов» Агамемнон. В юго- восточном направлении от Микен при море на крутой скале возвышался Тирипф.

Развалины дворцов сохранились также в Орхомене, Фивах

(Беотия), на островах Эгейского моря, в Троаде и т. д.

Центральную часть тиринфского дворца составлял мегарон (большой зал); середину этого помещения, стены которого были расписаны фресками, занимал очаг, кругом которого возвышались четыре колонны. В отличие от обычных колонн крито-микенские колонны подымались вверх не узкой, а широкой частью, что вызывалось стремлением более целесообразно использовать строительный материал. Стены дворцов оштукатурены и богато украшены рисунками.

По сторонам мсгарона в верхнем и нижнем этажах находились различные помещения, предназначавшиеся для дружин, многочисленных родственников и хранения запасов. Стены дворцов строились из огромных каменных глыб, совершенно неотесанных (циклопические постройки) или плотно пригнанных друг к другу

«Маска Агамемнона»погребальная маска из гробницы в Микенах. Афины. Национальный музей.

каменных плит (полигональные постройки). Перед главными воротами замка в Микенах помещались изображения львов (Львиные ворота) или какие-либо другие подобные им произведения монументальной скульптуры.

В случае опасности дворец представлял надежное убежище, в котором мог укрываться как сам басилей, так и население прилегавшей к дворцу округи. В черте дворца помещалась усыдаль-

Кубок из Вафио. Критская работа. Афины. Национальный музей.

пипа владетельного рода—шахтовые и купольные могилы колоссальных размеров. Вышеназванная «могила Агамемнона» в Микенах высечена в горе. Внутрь могилы ведет широкий длинный коридор в 35 метров.

Коридор упирается в высокую дверь, перекрытие которой составляют две чудовищных размеров каменные плиты весом в 120 тысяч килограммов. Кроме могильников и дворцов, в микенскую эпоху строились большие дороги и ирригационные сооружения.

Самый термин «циклопические постройки» введен греческим писателем-путешест- венником Павсанием (II в. н. э.). Огромные каменные плиты Тиринфа и Микен в 3 и более метров в длину и 1 метр в ширину, по мнению Павсания, не могли быть сложены руками людей. Он полагал, что это дело сверхчеловеческих рук, работа одноглазых гигаитов-ииклопов.

Микенские воины на кратере из «Дома кратера воинов». Микены. Ок. 1200 г. до н. э.

Носильщица чаши.

Фреска в Тиринфе. Афины. Национальный музей.

Размеры построек и трудность их возведения приводят к убеждению, что они были возведены не иначе, как путем кооперации многих людей и в течение долгого срока. Таковыми людьми,

Львиные ворота в Микенах.

по аналогии с Востоком, могли быть только рабы и .привлеченное на работы туземное население.

Общее впечатление, выносимое из сопоставления микенской и критской культур, получается не в пользу Микен. Памятники микенского искусства грубее п примитивнее критских и обнаруживают следы подражания и зависимости от Крита. Сказанное относится как к микенской керамике, так и к строительному искусству и скульптуре. В интеллектуальном отношении микенское общество стояло ниже критского, поскольку оно не имело письменности. Несомненно, лучшими памятниками монументальной скульптуры Микен считаются Львиные ворота в Микенах.

Социальный строй Микен имел общие черты со строем на Крите, но здесь в большей степени, повидимому, имели значение аристократические роды. Из них. особенно выделялся род Атридов, к которому принадлежал Агамемнон, величаемый Гомером «царем царей».

Фукидид повествует, что Агамемнон владел брльшим богатством и имел флот, превосходивший морские силы всех прочих греков.

Немыми свидетелями могущества, славы и влияния Агамемнона служат развалины микенского дворца, в котором главный (тронный) зал, мегарон, занимал 12 метров в длину и 10 в ширину. Стены дворца были украшены фресками.

Большая часть жизни микенских владык проходила в походах и внутренних раздорах. Борьба шла за царский трон, за первенство между родами и за первенство в каждом отдельном роде. Внутри- родовая борьба нашла отражение в греческой мифологии и трагедии , в «чудовищных драмах царских родов Микен и Фив»[2].

В период своего могущества микенские Атриды подчинили своему влиянию не только других басилеев Греции, но и закрепили свое влияние в Египте, Малой Азии, Кикладских островах и в западной части Средиземноморья. Около XIV в. в Малой Азии, в Памфилии и близлежащих островах образовалось самостоятельное Ахейское царство (Ахайява). О значении этого царства можно судить на основании некоторых памятников хеттской письменности. Между Ахайява и Хеттской державой существовали сложные отношения, то мирные, то враждебные, оказывавшие большое влияние на тогдашний мир. В XIII в., после поражения при Кадеше (1290 г.), Хеттское царство на некоторое время ослабело и гегемония в юго-восточной части Средиземноморья, повидимому, перешла к ахейцам. В XIII—XII вв. ахейцы совместно с другими народностями (карийцами, кили-кница ми, тевкрами, данайцами, палесатами и др.), освободившимися от хеттской зависимости, делали набеги на Египет, как о том сообщают египетские памятники. Но после того как названные народы потерпели поражение от фараона Рамзеса III, «ахейская коалиция» распалась и вся масса народов рассыпалась по островам и берегам Средиземного моря. К этому времени относят основание городов сирийского побережья (Газа, Аскалон, Эк-рон и др.), игравших большую роль в последующей истории. Палесат, или палешут (филистимляне), оттеснив сидевших в Ханаане израилитов, утвердились в Палестине, названной так по их имени.

Распад Хеттского царства развязал руки как южным, так и северным ахейцам, уже давно стремившимся завладеть берегами Геллеспонта и утвердиться в Троаде с ее главным городом Троей. Однако все попытки ахейцев захватить Трою кончались неудачей.

Область Троада находилась в северо-западном углу Малой Азпп и занимала широкую береговую полосу—равнину, пересекаемую, отрогами горы Иды и орошаемую реками Скамандром и Симоентом. Благодаря плодородной почве и исключительно выгодному положению при море Троя с давних пор привлекала к себе поселенцев. Археологические исследования в Трое, начатые Шлиманом, в особенности исследования американского археолога Блегеиа, констатировали древнейшие поселения в Трое, относящиеся к четвертому

Продольный разрез «Сокровищницы Атрея».

тысячелетию до н. э. В период гегемонии Крита Троя входила в сферу влияния Крита и критской культуры.

Поселения в Троаде несколько раз возникали, исчезали и вновь появлялись. Блеген устанавливает целых 12 слоев, деревень и городов (вместо традиционных 9), напластованных друг на друга. Гомеровская Троя, осаду которой описывает «Илиада», составляет по новейшим исследованиям седьмой город. На холме в юго- восточной части города располагались крепость, храм и дворцы.

Этническая принадлежность троянцев неясна. В описываемое Гомером время в Троаде жило много племен, среди них фригийцы и тевкры, племена, родственные хеттам. Греки Трою называли Ил ионом, отсюда происходит и «Илиада». Троя пользовалась славой «богатого золотом и бронзой города» и всегда привлекала к себе взоры хищников тогдашнего мира. Под стенами Троп ежегодно собирались купцы Эгейского и соседних морей. В походе ахейских басилеев под Трою торговые соображения играли далеко не последнюю роль.

Из «Илиады» и «Одиссеи» мы можем извлечь указания на то, что в конце XII в. микенский царь (Агамемнон) предпринял генеральный поход на Трою, объединив басилеев всех, как больших, так и малых, греческих общин—от Крита и Родоса до Кефаллении, от Пилоса до Додоны. По тогдашним понятиям это было очень большое войско. Поэт говорит;

Внутренний вид «Сокровищницы Лтрея». Реконструкция.

«Всех же бойцов рядовых не могу ни назвать, ни исчислить,

Если бы десять имел языков я и десять гортаней,

Если б имел не слабеющий голос и медную грудь,

Разве, небесные Музы, Кронида великого дщери,

Вы бы напомнили всех приходивших под Трою ахеян»1.

Фукидид указывает, что Агамемнон мог составить такую внушительную коалицию потому, что он был самым могущественным

* Илиада, II, 488—492.

царем среди эллинов и что он располагал флотом, превосходившим морские силы всех остальных басилеев.

Приам, басилей Трои, с своей стороны противопоставил ахейской лиге не меньшую лигу союзных с ним племен. Силы противников оказались равными, вследствие чего Агамемнон вынужден был отказаться от быстрого захвата города и перейти к длительной осаде. В конце концов Троя была взята, но эта победа стоила ахейцам чрезвычайно дорого.

«Так Телемаку ответствовал Нестор, герой геренейский:

Сын мой, как сильно напомнил ты мне о напастях, в земле той Встреченных нами, ахейцами, твердыми в опыте строгом.

Частью, когда в кораблях, предводимые бодрым Пелидом,

Мы за добычей по темнотуманному морю гонялись,

Частью, когда перед крепким Приамовым градом с врагами Яростно бились. Из наших в то время все лучшие пали:

Лег там Аякс бедоносный, там лег Ахиллес, и советов Мудростью равный бессмертным Патрокл, и лежит там мой^ милый Сын Антилох, беспорочный, отважный и столько же дивный Легкостью бега, сколь был он бесстрашный боец. И немало Разных других испытали мы бедствий великих, о них же Может ли все рассказать хоть один из людей земнородных?» 1 Троянская война была последним крупным предприятием Микен, превосходившим их силы. После этого начинается упадок Микен, отлив ахейцев на Восток, в Малую Азию, и, с другой стороны, приток новых греческих племен с севера. С XII в. начинается переселение дорийских племен. В поисках пастбищ и земель номады дорийцы, или доряне, под напором фракийско-иллирийских народов продвигались в глубь Балканского полуострова. Одна часть их оседала по дороге, а другая достигла Пелопоннеса, захватила плодородную Лаконскую равнину, переправилась на Крит и разместилась по островам Эгейского моря. Троянская война, заселение ахейцами Малой Азии и дорийское переселение—тесно связанные друг с другом факты—представляют различные стороны одного исторического процесса—распада Микенского царства. «Даже и после Троянской воины,—говорит Фукидид,— в Элладе все еще происходили перемещения жителей и новые заселения, так что страна не знала покоя и потому не преуспевала. Возвращение эллинов из-под Илиона замедлилось, что повело к многочисленным переменам. «В государствах возникали частые междоусобицы, вследствие которых изгнанники стали основывать новые города. Так, на шестидесятом году по взятии Илиона нынешние беотяне, вытесненные фессалийцами из Арны, заселили теперешнюю Беотию, прежде именовавшуюся Кадмей- ской землей. На восьмидесятом году доряне вместе с Герак- лидами завладели Пелопоннесом. «Лишь много времени спустя, да и то с трудом, Эллада прочно успокоилась, в ней не было больше передвижений, и эллины стали высылать колонии»? [3] [4]

  • [1] Гомер, Илиада, перевод //. Гнедича, XI, 632—638.
  • [2] Маркс и Энгельс, Соч., т. I, стр. 207.
  • [3] Одиссея, III, 103—115.
  • [4] Фукидид, I, 12.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
     

    Популярные страницы