Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ
Посмотреть оригинал

ОБРАЗОВАНИЕ АФИНСКОГО ГОСУДАРСТВА

ДРЕВНЯЯ АТТИКА

Политическая история Аттики представляет классический образец возникновения государства. Афины—главный город Аттики издревле был населен народом, этнически близким малоа- зийским грекам.

Аттика—область Средней Греции—представляет собою полуостров, треугольником выступающий в Эгейское море и омываемый с запада Сароническим заливом, пролив Эврип отделяет ее от острова Эвбеи. Центральная область Аттики (Месогея) окружена горными хребтами. Река Кефис разрезает долину на две части и соединяет равнину с морем. На западном берегу Аттика имеет несколько естественных гаваней: Фалер, Пирей (Муни- хия). Природа страны оказала свое влинне на историю Аттики. В основном оставаясь земледельческой страной садоводов, скотоводов, огородников и пчеловодов, Аттика при наличии хороших бухт и гаваней развила большую торговлю и промышленность, завоевавших ей славу во всем эллинском мире и за его пределами. Спарта в этом отношении не может итти ни в какое сравнение.

Древнейшая история Аттики немногим более известна, чем история Спарты. Подобно Спарте Аттика и Афины своими историческими корнями уходят в крито-микенский мир. В послеми- кенский период Аттика была покрыта мелкими крепостями баси- леев, как о том свидетельствуют уцелевшие до настоящего времени остатки. В мифах сохранились имена древнейших полулегендарных аттических царей и героев: Кекропа, Эгея, Тезея, Кодра и др.

В мифах и легендах образование Афинского государства представляется в виде многолетней борьбы друг с другом басилеев, сидевших в своих полисах, рассыпанных по территории Аттики. Впоследствии этот процесс борьбы стали представлять себе в виде мирного объединения, или синойкизма. В преданиях рассказывается, что после того как царскую власть получил Тезей, соединявший в себе силу с умом, он привел в порядок страну, упразднил советы и должностных лиц прочих городов и объединил путем синойкизма всех жителей вокруг одного города, учредив один совет и один пританей. В память объединения Аттики был учрежден всеафинский праздник Панафинеи, посвященный памяти-покровительницы города Афине Палладе, богине войны и маслиновых рощ. Впоследствии Панафинеи превратились в национальный праздник, сопровождавшийся играми, гимнастическими и музыкальными состязаниями.

Социально-экономический строй Аттики XII—VIII вв. может быть определен как гомеровский строй.

Населявшие Аттику четыре племенных союза, или филы, делились на фратрии, фратрии—на роды. По общему закону рост производительных сил, разделение труда и обмен разлагали родовые организации, выдвигая на их место другие организации— соседские, профессиональные и имущественные. Дольше всего родовая организация сохранялась у верхнего слоя «благородных и богатых» аристократов, называвшихся в Аттике эвпатридами, т. е. имеющими благородных родителей.

Афинский ландшафт.

Вдали долина реки Кефиса и эгалейский горный проход с «священной дорогой» на Элевсин. Направо Эрехтейон.

Ббльшую часть населения составляли средние и мелкие земледельцы— геоморы, ремесленники — демиурги, торговцы и феты. Низший слой аттического общества составляли рабы, число которых с каждым столетием возрастало.

Под действием тех же факторов, которые разрушали род, происходило слияние в единое Афинское государство отдельных местностей и родов. Процесс образования Афинского государства, длительный и многообразный, закончился приблизительно в начале VI в. до н. э.

Объединение Аттики, вызванное ростом производительных сил, с своей стороны, являлось фактором, способствовавшим дальнейшему социально-экономическому и культурному прогрессу. Наряду с местными обычаями, учреждениями, культом и пр. возникали общеаттические (афинские) учреждения. Таким путем Афины из крепости, местопребывания басилея и его дружины, превращались в полис—город в собственном смысле.

Верховная власть над объединенной Аттикой в течение нескольких столетий принадлежала афинским басилеям. Около же VIII в. царская власть в Афинах исчезает. Последним афинским царем был, по преданию, Кодр. После отмены царской власти во главе Афин стояли избранные из эвпатридов правители—архонты. Сначала должность эта была пожизненной, затем архонты избирались на 10 лет и, наконец, на один год. Первоначально избирался только один архонт, около середины VI в. образовалась коллегия девяти архонтов: 1) первый архонт, архонт-эпоним, первоначально имел большую власть, впоследствии же функции его были ограничены; 2) архонт-басилей выполнял, главным образом, жреческие функции, а также судебные функции по делам, связанным с культом; 3) архонт-полемарх был предводителем афинского ополчения и 4) шесть архонтов фесмофетов—хранителей закона, председателей различных судебных коллегий. Архонты отправляли общественные должности безвозмездно. Архонтство считалось высшим почетом и честью не только для самого архонта, но и для всего его рода, фратрии и филы, к которым он принадлежал.

По выполнении срока полномочий архонты вступали в ареопаг, высший государственный совет. В ареопаге разбирались уголовные дела, в особенности дела, об убийстве. Ареопаг был хранителем традиций, высшим судебным и контролирующим органом. Ему принадлежали рекомендация и контроль над архонтами. Заседал ареопаг на скале, посвященной богу войны Арею. Отсюда, повидимому, происходит и само название.

Архонтами и членами ареопага могли быть только эвпатриды, члены самых влиятельных афинских родов. Располагая богатством и имея в своем распоряжении массу слуг и зависимых людей, эвпатриды могли проживать в Афинах и заниматься общественными делами.

Экономическую основу могущества эвпатридов составляли земли, расположенные в плодородной местности вблизи Афин. Пережитки родового строя были еще очень сильны: земля не могла отчуждаться, и все имущество оставалось в роде. Однако давали себя знать уже и новые отношения. Некоторые эвпатриды занимались ростовщичеством и торговлей, тем более, что географическое положение Афпн, удаленных всего на 5 километров от моря, предрасполагало к заморской торговле. Число богатых и влиятельных аристократических родов в Аттике, как и вообще во всей Греции, с каждым поколением уменьшалось. Денежное хозяйство разлагало не только роды в низших слоях Аттики, но захватывало также и верхний слой «благородных». Меньшая часть эвпатридов богатела и возвышалась, становясь еще более благородными и знатными, ббльшая же часть беднела и опускалась в разряд худородных. «Родовой строй абсолютно несовместим с денежным хозяйством»1. Чем дальше, тем все больше родовитость становилась символом и признаком богатства. Число влиятельных эвпатрид- ских родов и семей в Афинах в VIII—VII вв., накануне великих реформ, было невелико, но в их руках находились богатство, сила и власть.

Влияние совершавшихся экономических перемен—рост денежного хозяйства и рост рабовладения—болезненнее всего ощущалось в деревне. Проникавшие в деревню торговля и ростовщичество беспощадно ломали освященные глубокой стариной патриархальные отношения, неотделимые от натурального хозяйства.

«...Развивающееся денежное хозяйство проникало, точно разъедающая кислота, в основанный на натуральном хозяйстве исконный образ жизни сельских общин»[1] [2].

Положение сельской массы—геоморов и фетов—в VII—VI вв. в Аттике было в высшей степени тяжелым, как в материальном, так и в правовом отношении. Об этом имеются совершенно определенные свидетельства наших главных источников, «Афинской политии» Аристотеля и Плутарха (в биографии Солона). Несмотря на известный схематизм и односторонность их освещения, самый факт разорения аттической деревни не вызывает сомнений. Главным бичом деревни были ростовщичество л растущее рабовладение, вытеснявшее свободный труд.

Плутарх и Аристотель сообщают, что в Аттике накануне Соло- новых реформ (VI в.) масса мелких землевладельцев находилась в долгу у богатых эвпатридов. Должники обрабатывали землю богатых или же брали деньги под залог собственной личности. Заимодавцы имели право обратить должника в рабство или же продать за границу.

«Дело в том,—говорит Аристотель в «Афинской политии» («Истории Афинской конституции»),—что вто время государственный строй в Афинах был олигархический, бедные находились в рабстве у богатых, они сами и их семьи. Они обрабатывали земли эвпатридов, отдавая им за это пять шестых получаемого с земли дохода, а одну шестую оставляя для личного пользования себя и своей семьи. Потому их и называли шестидольниками (гектоморами). Вся земля находилась в руках немногих. Если должники во-время не вносили следуемую с них плату, то их самих и членов их семьи разрешалось брать в кабалу».

Против эвпатридов, имевших в своих руках политическую власть и силу и крепко державшихся за родовые порядки, выступали не только порабощенные шестидольники, но и другие общественные прослойки Аттики, в том числе и часть «благородных». Другими словами, против господства эвпатридов выступали все элементы складывавшегося рабовладельческого полиса, среди них и часть «благородных», по каким-либо .причинам оторвавшихся от своего класса. Классовые противоречия в VII—VI вв. в Аттике были столь же остры, как и в других греческих полисах, о которых говорилось выше.

«Столкновение новообразовавшихся общественных классов взрывает старое общество, покоящееся на родовых союзах»1.

«Родовой строй приходил к концу. Общество с каждым днем все более вырастало из его рамок; даже худшие отрицательные явления, которые возникали у всех на глазах, он не мог ни ослабить, ни устранить. А тем временем незаметно развилось государство...»[3] [4]

Долго скоплявшееся недовольство существующим строем, наконец, прорвалось наружу в виде так называемой Килоновой смуты в 30-х годах VII в. Сущность Килоновой смуты такова: Килон, аристократ по происхождению, одержавший победу на Олимпийских играх, зять мегарского тирана Феагена, пользовался большой популярностью в Афинах. Воспользовавшись скоплением народа во время праздника в честь Зевса, Килон с группой приверженцев решил произвести государственный переворот с целью захвата верховной власти. Приверженцам Килона удалось захватить Акрополь, но удержаться в нем они не могли вследствие слабой поддержки народа. «Узнав об этом, афиняне устремились с полей против Килона и его соумышленников и, расположившись у Акрополя, начали осаждать его. Осада затянулась, и большинство афинян, утомленных ею, ушли, предоставив архонтам сторожить Килона и дав им неограниченные полномочия на все прочее по собственному их усмотрению. В то время ббльшая часть административных функций принадлежала архонтам»[5]. Эвпатриды сумели быстро сорганизоваться и осадили Акрополь. Самому Килону удалось бежать, а его приверженцам, искавшим убежища у жертвенника Афины? была обещана жизнь, если они оставят храм. Однако обещание это не было выполнено. По выходе из храма сообщники Килона были убиты, некоторые даже у алтаря эвменид.

Во главе осаждавших стояли представители рода Алкмеонидов. «Кплонова скверна» наложила неизгладимое пятно на род Алкмеонидов. В течение всей афинской истории Алкмеониды считались проклятым родом, не сдержавшим своего обещания освободить осажденных и пролившим кровь у алтаря богини покровитель- нипы города. Этим обстоятельством при всяком удобном случае пользовались в своих интересах их политические и личные враги.

Попытка государственного переворота Кплона не удалась по причине незрелости движения, но все же толчок был дан. Классовые противоречия углублялись, а вместе с ними обострялась и классовая борьба. Начатая Килоном «смута» продолжалась и после его изгнания. Все это указывало на то, что общественное недовольство и брожение в Аттике в середине VI в. были очень сильны.

Первой серьезной уступкой эвпатридов было издание писанных законов—законов Драконта. В 621 г. одному из архонтов, Дра- конту, было поручено пересмотреть и записать действующее обычное право. Возложенное поручение было выполнено. Так возникли «Драконтовы законы».

Законы Драконта, согласно преданию, отличались необыкновенной суровостью («драконовы законы!»), что свидетельствовало о грубости и жестокости нравов этой эпохи. Смертная казнь полагалась даже за такие преступления, как праздность, кража овощей и плодов. «Законы Драконта написаны не чернилами, а кровью»,—так характеризовали Драконтовы законы сами греки. Рассказывали, что когда спросили самого законодателя, почему он почти за все преступления назначил смертную казнь, то Дра- конт будто бы ответил, что незначительные проступки, по его мнению, заслуживают этого наказания, для крупных же он не мог придумать большего. Особенно свирепы были кары за нарушение прав частной собственности: воровство, поджог, убийство и прочие гражданские правонарушения.

И тем не менее при всей свирепости, техническом несовершенстве и примитивности правосознания законы Драконта имели большое историческое значение как победа складывавшегося (рабовладельческого) демократического полиса над элементами родового строя, имели хотя бы потому, что некоторые статьи их были определенно направлены против кровной мести. Больше всего выгод от введения писанного права получил верхний слой демоса, в особенности проживавшие в Афинах иностранцы (метэкп). Метэки (или метойки), купцы и ремесленники, были заинтересованы в фиксации твердых правовых норм для торговых и денежных операций. Писанное право охраняло частную собственность и вносило порядок в имущественные и деловые отношения.

  • [1] Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства,1938 г., стр. 106.
  • [2] Там же.
  • [3] Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства,1938, стр. 4.
  • [4] Там же, стр. 109.
  • [5] 8 Фукидид, 1, 126.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы