Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ
Посмотреть оригинал

СОЛОН И ЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Приблизительно через двадцать пять лет после Драконта, в 594 г. до н. э., на политическую арену Аттики выступает Солон. Солон принадлежал к числу великих людей не только Аттики, но и всей Греции. Не случайно, что его причисляли к семи греческим мудрецам. Потомок царской фамилии Медонтидов, Солон много путешествовал, побывал во всех замечательных местностях Греции и Малой Азии, отличался философским складом ума и обладал поэтическим дарованием. Дошедшие до нас образцы его стихотворений (элегий) обнаруживают в их творце незаурядный поэтический талант. G целью поправления расстроенного состояния Солон, как это нередко делали эвпатриды, занимался торговлей. Первым желанием Солона, по словам Плутарха, было желание разбогатеть. «Мне очень хочется быть богатым, но мне не хочется толстеть от нечестно нажитого...»

«Есть много богатых, но дурных людей. И, наоборот, есть много честных бедняков. Лично я никогда не променял бы добродетели на богатство. Добродетель вечно-остается с нами, тогда как богатство переходит из рук в руки».

Немало внимания Солон уделял общественным и военным делам.

Возвышение Солона связано с войной Афин с Мегарами из-за Саламина. Афиняне до того были утомлены долгой и неудачной войной с Мегарами, что даже издали закон, запрещавший под страхом смертной казни поднимать вопрос о возобновлен!#! войны за Саламин. Солона возмутил подобного рода унизительный запрет.

Учитывая воинственное и патриотическое настроение афинского общества, в особенности молодежи, не мирившейся с потерей Саламина и жаждавшей только предлога для возобновления военных действий, Солон пошел на следующую хитрость. Прикинувшись помешанным, он вышел на площадь и, став на камень, продекламировал заранее сочиненную им элегию «Саламин». В ней он призывал афинян возобновить войну за остров Саламин.

Агитация Солона возымела свое действие: закон был отменен, и началась война с Мегарами, ведение которой было поручено самому Солону.

Война за Саламин сразу же обнаружила несостоятельность военного строя эвпатридов с их боевыми колесницами и героическими поединками. Для усиления боеспособности афинского ополчения пришлось зачислять в войско демократические слои средних и мелких землевладельцев. Так было положено начало фаланге тяжеловооруженных гоплитов, составлявших ядро афинской армии в классический период. Поражение эвпатридской конницы, с одной стороны, и высокие боевые качества гоплитов, с другой, сделали Солона самым популярным человеком в Аттике. Среди широких слоев на Солона стали смотреть не только как на талантливого полководца; но и как на социального реформатора (айсимнета), который может освободить афинское общество от тяготевших над ним бед и примирить интересы враждующих групп.

«Большинство гражданства стало на своих сходках уговаривать Друг друга облегчить их положение, выбрать своим вождем одного надежного человека, освободить должников от долгов, произвести передел земли и в корне изменить существующий порядок»[1].

Црсле саламинской победЬ1 не могло быть сомнений, на кого должен пасть народный выбор.

В 594 г. Солон был выбран первым архонтом, наделенным широкими полномочиями «отменять или сохранять существующий порядок или вводить новый», быть «посредником», «законодателем» п «примирителем».

Время было тревожное, назревал крупный революционный взрыв. «Народ восстал против знатных и богатых. Недовольство было очень сильное, одни восставали против других». Страх перед надвигавшимся восстанием заставил эвпатридов помириться на, казалось, нейтральной личности Солона.

«Богатые (эвпатриды) знали его как человека зажиточного, бедные—как честного...» Он нравился и имущим и неимущим. Первые думали о равенстве в заслугах и нравственных качествах, вторые—о равенстве в мере и количестве. Обе стороны возлагали на Солона большие надежды[2].

Не последнее значение имело и то, что выбор Солона одобрил также и дельфийский оракул, игравший в то время первостепенную роль в международных делах Греции и пользовавшийся большим авторитетом в глазах всех слоев населения.

«Садись на середину корабля и исполняй обязанности кормчего! Много афинян помогут тебе»,—таков был совет жрицы дельфийского оракула пифии.

Сам Солон свои цели и намерения изложил в великолепных звучных стихах, по красоте не уступающих стихам первоклассных малоазийских поэтов, его учителей. Прежде всего Солон обращается к «сильным и богатым», убеждая их пойти на уступку, мотивируя это тяжелым бедствием народа. Солон предупреждает эвпатридов, что государство уже не в состоянии сдержать напора порабощенных масс. В стране начинается брожение, подымается гражданская война. «Богатые и сильные» предчувствуют и дрожат перед надвигающимися бедствиями, но вследствие своей недальновидности они не решаются поступиться хотя бы частью своих прав и привилегий.

Общественные бедствия, говорит Солон, проникают в жилище каждого. Ворота уже не преграждают нм доступа. Они перескакивают через высокие стены и достигают даже тех, которые укрываются на брачном ложе, в самых дальних углах. Вследствие всеобщего недуга разрушаются государства.

Много бедняков, скованных позорными цепями, продаются на чужбину, где они должны будут подчиняться насилию, нести жалкую долю рабов. Не лучше положение и порабощенных на родине. На них тяготеет не только позор неволи, но им приходится еще дрожать перед жестокосердым господином.

Единственными виновниками всех происходящих несчастий Солон считает богачей—эвпатридов.

Любостяжательнме богачи, обладая огромными состояниями и увлекаемые корыстью на ложный путь, сами вследствие своего неразумения содействуют гибели государства.

Первой и самой крупной реформой Солона была сисахфия, в буквальном переводе «стряхивание бремени», т. е. стряхивание долговых камней, стоявших на участках должников. На этих камнях были записаны долги, условия и срок их возвращения. Сисахфия единым актом освобождала массу должников, которыми была полна Аттика. Вместе с уничтожением долгов запрещалась впредь личная кабала и продажа в рабство. Отныне земля и личность человека объявлялись свободными. «О том, что сделал я,—говорит Солон в одной из элегий,—пусть перед небесным трибуналом поведает Мать Черная Земля, величайшая из олимпийских божеств. С нее я снял много долговых столбов. Рабыня прежде, теперь—свободная она!»1.

Проданные в рабство за долги за пределы Аттики теперь возвращались на родину. «Я возвратил в свой город богозданный (в Афины) многих, проданных в рабство. Возвратил также и тех, кто бежал из безвыходной нужды и, долго странствуя по свету, почти уже забыли аттическую речь. Других, в позорном рабстве бывших и дрожавших перед своими господами, я освободил. И сделал я все это по закону, силу с правдой сочетав. Я сделал так, как обещал»[3] [4].

Солонова сисахфия всем своим острием была направлена против эвпатридов, крупных землевладельцев, в защиту средних собственников и свободных арендаторов. Практическим следствием сисахфии было увеличение средних земельных собственников, становившихся с этого времени главной социальной опорой Афинского полиса.

За сисахфией последовала целая серия других реформ, подрывавших влияние эвпатридов и укреплявших социально-экономическое положение средних прослоек—крестьян, ремесленников и торговых людей.

Главной хозяйственной отраслью оставалось сельское хозяйство, но это уже не было старое хлебопашество и скотоводство. Со времени Солона Аттика превратилась в страну садово-огородных культур—винограда, маслин, фруктов и овощей. Садово-огородные культуры предполагали известные средства и потому могли быть доступны только средним прослойкам демократии, на которые Солон по преимуществу и опирался. В их интересах он издал законы, регулировавшие посадку деревьев и ирригацию, без которой невозможна высокая плантационная культура. В целях поддержания на известном уровне садово-огородных культур были изданы специальные правила о совместном пользовании колодцами, содержании в надлежащей исправности оросительной системы и посадке растений.

Для поощрения разведения садово-огородных культур Солон разрешил вывоз за границу оливкового масла, и, наоборот, в целях обеспечения городского населения хлебом воспрещался экспорт- зерна. Против возможной тенденции земельной концентрации в будущем Солон издал закон о земельном максимуме, отрицать издание которого нет никакого основания. Закон о земельном максимуме Солона не стоит в противоречии с общей тенденцией эпохи. Аналогичные законы издавались и в других полисах VII—VI вв.

«Процветавшим в до-солоновскую эпоху ростовщическим операциям с землей был положен предел, равно как и безмерной концентрации землевладения»,—говорит Энгельс[5]. Далее, в интересах, главным образом, верхнего слоя демократии и в ущерб эвпа- тридам бдоа введена свобода завещания, утверждавшая частнук> собственность в Афинах и допускавшая дробление родовых поместий, тогда как прежде это оставалось в роде. В ту же самую точку бил и закон Солона против роскоши, ограничивавший траты на похороны и украшения.

Законодательное признание частной собственности и допущение передачи и дробления земель составляет центральный пункт солоновых реформ. Это развязывало руки предпринимательской инициативе, оживляло экономическую деятельность и давало новый толчок рабовладельческой культуре.

Аттика VI в. была не только страной сельского хозяйства, но также страной торговли и ремесл, продукты которых находили сбыт во всей Греции и за ее пределами. Правда, ни размеров торговли, ни ее удельного веса в общей экономике Аттики не следует слишком преувеличивать. В интересах более легкого и правильного обмена установлена была унификация мер п веса. Вместо малоценной эгинской монеты была введена полноценная эвбейская монета, облегчавшая торговые операции с малоазийской Грецией.

Не были забыты также и ремесленники. В Афинах, как отмечалось в другой связи, уже в то время существовали целые кварталы, населенные мастерами различных специальностей. Солону приписывают между прочим ряд мероприятий, имевших целью поощрение и расширение ремесл. Так, он постановил, что сын имеет право отказать отцу в поддержке, если тот не выучил его в юности какому-либо ремеслу.

«Видя, что почва Аттики не в состоянии прокормить все возрастающее население и что земля не может доставить средств к жизни праздной, ничем не занятой массе людей, Солон обратил особое внимание на ремесла. Одновременно с этим он поручил ареопагу наблюдать за средствами жизни каждого и строго наказывать праздных»1.

Помимо ремесленников-афинян в Афинах проживало много пришлых ремесленников (метэков), не пользовавшихся полными правами гражданства. С целью увеличения политического веса ремесленного класса Солон пополнил его состав многими метэками. по- лучившимитеперьправа афинского гражданства. Это увеличивало силу и влияние торгово-ремесленной городской демократии.

Логическим завершением всех мероприятий Солона была его политическая реформа—тимократия. Эвпатриды сильны были не одной только экономикой, но также и их политическими привилегиями. Занятие высших должностей и политическое руководство сохранялись за ними по наследству в силу привилегии рождения. Солон в принципе уничтожил политические привилегии эвпа- тридов введением имущественного ценза. Вместо привилегии рождения—геннекратии— в Аттике устанавливалась привилегия имущества и общественной службы—тимократия (тимё—имущественный ценз). Если даже признать, как это полагают некоторые историки: Р. Ю. Виппер, Глоц и др., что тимократия существовала уже до Солона, то и тогда реформа Солона не теряет своего исторического значения. Переходом на новую единицу мер и веса Солон снизил имущественный ценз и тем самым расширил круг полноправных граждан.

По имущественному цензу все гражданское население Аттики делилосьна четыре класса, или разряда. За основу ценза был принят земельный ценз, доход, получаемый с земли, что и понятно в сельской Аттике. Первый разряд составляли пентакосиомедимны, получавшие со своих полей, садов и огородов 500 медимнов (один медимн равен приблизительно 41 литру) в твердом (зерно) или жидком (вино, масло) виде. Ко второму разряду, всадников, принадлежали имевшие 300 медимнов. Третий и самый большой разряд составляли зевгиты—собственники средней руки, имевшие 200 медимнов дохода. Все прочие граждане зачислялись в четвертый разряд—фетов.

«...таким образом был введен в конституцию совсем новый эле- лгент—частная собственность. Права и обязанности граждан государства стали устанавливаться соразмерно величине их земельной собственности, и поскольку стали приобретать влияние имущественные классы, постольку стали вытесняться старые кровнородственные группы; родовой строй потерпел новое поражение»2.

Деление на классы преследовало не только политические, но и военные цели. На гражданах каждого разряда лежала обязанность несения военной службы, снаряжения на личные средства л отправления в поход лично и в сопровождении своих рабов и за-

  • 1 Плутарх, Солон, 22.
  • 2 Энгельс. Происхождение семьи, частной собственности и государства, 4938, стр. Ш.

висимых люден. Первые два класса составляли кавалерию (всад- ничество), выезжавшую в поход на лошадях, третий класс (зев- гиты) составлял тяжеловооруженную пехоту (гоплитов), четвертый разряд (феты) служил в легковооруженной пехоте и нес неслужебные обязанности при войске. Сверх того, на первые два класса налагались еще и другие общественные повинности (литургии), как-то: устройство общественных праздников, поставка для государства оснащенных кораблей (навкрарии) и т. д.

Высшим источником власти, сувереном права по конституции Солона признавался весь народ. Политическим органом, выражавшим волю народа, было народное собрание (экклесия), в котором могли участвовать все взрослые афинские граждане, в том числе и самые бедные из них—феты. Экклесия выбирала всех должностных лиц, но избранными на государственную должность могли быть граждане первых классов. Самые же высшие и связанные с большими тратами должности архонтов предоставлялись только самым богатым людям.

Вторым демократическим органом был введенный Солоном суд присяжных (гелиея), высший судебный орган Афин. Подготовительная работа по делам, поступавшим на рассмотрение и решение экклесии, возлагалась на вновь созданный совет четырехсот. Совет четырехсот выбирался по родовым филам, по ста человек на каждую филу. Ареопаг хотя и сохранялся, но его права были сильно урезаны. Часть функций ареопага отошла к гелиее и совету четырехсот.

Таково законодательство Солона, которым было окончательно оформлено государство и заложены основы афинской демократии. Из аристократической страны, страны крупного родового землевладения, Аттика после Солоновых реформ превратилась в страну средних и мелких владельцев. Наличием большого числа средних прослоек Афины отличались от родственных им ионийцев Малой Азии, а признание прав индивида и частной собственности отделяло Афины от дорийской Спарты. Афинский полис из всех трех вышеназванных типов греческих полисов оказался одновременно наиболее устойчивым и гибким. На этом основании его можно рассматривать как образец греческого полиса.

По широте и многообразию реформ, смелости и решительности, С которыми они проводились в жизнь, Солон с полным правом может быть назван не реформатором, а революционером, а сама эпоха Солона с таким же правом может быть расцениваема как эпоха политических революций.

«Солон. <. открыл ряд так называемых политических революций, и притом с вторжением в отношения собственности»[6].

Но при всей широте и многообразии реформы Солона не могли.

однако, удовлетворить все слои афинского общества. Недовольны Солоном были две крайние группы: во-первых, урезанные в своих правах и богатствах эвпатриды и, во-вторых, безземельные или малоземельные феты.

В элегиях Солона отражена борьба между этими группами, со всей силон развернувшаяся уже после отъезда Солона из Афин. Выражая интересы новых групп, созданных разделением труда, Солон не отрицает компромиссного характера своей политики, долженствовавшей «примирить бедного с богатым», и отвечает на упреки, бросаемые ему с правой и левой стороны: «Я,—заявляет Солон,—силу с правдой сочетал, никого не обидел и никого не возвысил. Простому народу я дал столько власти, сколько следовало. Я не лишил его законных прав, но и не дал ему ничего лишнего. Не обидел, далеё, я и тех, кто имел в своих руках большие имущества и пользовался большим влиянием. Я стал, покрывая своим крепким щитом обе стороны, не давая ни одной из них перевеса».

«По,—продолжает Солон,—конечно, теперь должны горько разочароваться все, возлагавшие большие надежды на «грабеж полей богатых». Они полагали, что я потерплю их насилия и буду спокойно смотреть на их противозаконные действия. Однако неправильно и плохо они думали. Поэтому вследствие разочарования в своих надеждах они теперь косо смотрят и сердятся на меня, как на своего врага. Нонет нужды. Что я хотел, то я и исполнил».

«Не по нраву мне, чтобы в земле родной худым и благородным доля равная была»[7]. После того как Солон провел свои законы, он сложил полномочия и уехал из Афин.

После отъезда Солона классовая борьба в Афинах разгорелась с новой силой. Боролись следующие группы: жители равнины— педиеи, представители крупного землевладения (эвпатриды), стремились, к возврату досолоновских порядков; паралии—жители приморской полосы, где преобладали торговцы и ремесленники, стояли за сохранение солоновского устройства, и диакрии— крестьяне гористой области Аттики, были недовольны реформами Солона и стремились к переделу земли. Вождем педиеев был Ликург, паралиев—Мегакл Алкмеонид, диакриев—Писистрат.

  • [1] Плутарх, Солон, 13.
  • [2] Плутарх, Солон, 13, 14.
  • [3] Аристотель, Афинская полития, 12.
  • [4] Там же.
  • [5] Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства,1938, стр. 111.
  • [6] Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства,4938, стр. 110.
  • [7] Артистотелъ, Афинская иолития, 12,
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы