Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ
Посмотреть оригинал

РАННЕГРЕЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА VIII—VI вв.

ЦТежду греческими городами, колониями и метрополиями суще- •IU- ствовали не только материальные, но также и идеологические связи. Эпоха колонизации ознаменована подъемом и оживлением во всех сферах жизни, чувства и мысли. Идеологические формы становились многообразнее, тоньше и общечеловечнее. Наиболее древней формой греческой идеологии были мифы. Мифом называется своеобразный вид устного народного творчества—повествование о далеком прошлом, в котором действительность и вымысел сливаются в одно целое. Из отдельных мифов составлялись целые сказания (мифология) о возникновении мира и человеческого рода, о делах богов и героев и т. д. Мифологией называют также специальную науку,, занимающуюся сравнительным изучением мифов различных народов.

Культурный человек смотрит на мифы, как на сказку, но люди, создавшие мифы, не сомневались в правдоподобии созданных ими образов и положений. В этом существенное различие между мифом и сказкой, в основу которой положен сознательный вымысел. Мифы были первой попыткой доисторических людей осмыслить окружающую действительность, расширить свой жизненный опыт и дать выход творческой фантазии. Поэтому мифы можно рассматривать как своеобразную историю людей доисторической эпохи, «...древние народы переживали свою доисторическую эпоху в воображении, в мифологии»*. Мифы принадлежат той отдаленной эпохе, когда все виды идеологии—религия, искусство, политика, наука и пр.—сливались в одно целое. Некоторые мифы восходят еще к эгейской эпохе, а другие сложились в более поздний период расселения греков в бассейне Эгейского моря.

Преимущество греческой мифологии перед всеми остальными заключается в том, что она богаче других, и, в том, что греческие мифы дошли до нас не в однообразной форме сказок, а в художественно-философском оформлении. То, что принято называть греческой мифологией, представляет собрание рассказов, извлеченных из эпических и лирических произведений поэтов, трагиков, философов и историков. Мифы были излюбленной формой, которой охотно пользовались греческие поэты, трагики, философы и художники, вкладывавшие в них всякий раз новое содержание. Вследствие этого первоначальное ядро мифа обрастало многими наслоениями, иногда совершенно закрывающими перво- [1]

Кратер с изображением борьбы Геракла с Антеем. Париж. Лувр.

Язон похищает золотое руно.

Афинский кратер 470—460 гг. до н. э. Нью-Йорк. Музей. Золотое руно висит на скалеу охраняемое драконом. Язон ухватил его одной рукой и готов его похитить'. Рядом с ним стоит Афина, позади нее в плаще колхидский царь Аиет или аргонавт. Он опирается на борт корабля Арго, на корме которого, помещена женскся голова.

начальный смысл. Одной из причин расцвета и богатства греческой мифологии было слабое развитие в Греции жреческой касты, стремившейся унифицировать идеологические образы и понятия, как это имело место на древнем Востоке. Жречество в Греции ведало только делами, относящимися к области религиозного культа, но не распространяло своего влияния и воздействия на религиозные представления.

В мифах выступают не только боги, но и обожествленные люди, герои, своего рода полубоги,—Геракл, Антей, Язон и др. Каждое племя имело свои собственные сказания о богах и героях, переходившие из поколения в поколение как «священное достояние» народа. Из отдельных мифов составлялись более сложные повествования, а из повествований—циклы мифов, приуроченные к какому-либо географическому центру—Фивам (фиванские сказания), Аргосу (аргосские сказания), Аттике (аттические сказания) и т. д. В VIII—VII вв. накопившийся богатый материал мифов был оформлен литературно в виде дошедших до нас поэм Гомера «Илиады» и «Одиссеи» и «Теогонии» Гесиода и в других поэмах сохранившихся только в отрывках.

На основе мифологии можно проследить, как в связи с социально-экономическими переменами изменялись религиозное представления греков, их представления о мире, богах и героях. Первоначально греки не проводили резкой грани между людьми и животными и почитали своих богов в форме животных. Так, например, Гера почиталась в образе коровы. Имена небесных светил (созвездие Пса, Медведица Большая и Малая и др.) также ведут свое происхождение от животных. Наряду с животными почитали растения (дуб, лавр, маслина), силы природы, реки, леса, ручьи и т. д. Боги представлялись грекам живыми существами—духами или демонами, наполнявшими мир. «Эллада—страна пантеизма. Все ее ландшафты оправлены... в рамки гармонии:., всякая особенность притязает в своей прекрасной округлости на отдельного бога, всякая река требует своих нимф, всякая роща—своих дриад»[2].

В честь божеств воздвигались алтари, на которых сжигались приносимые им жертвы, устраивались праздники, сопровождавшиеся пением гимнов и плясками. Впоследствии стали строить часовни и храмы. Делами культа руководили жрецы и жрицы.

Из массы племенных божеств и святилищ некоторые приобретали общегреческое национальное значение. Таковыми были святилища Зевса в Додоне (в Эпире), святилище Аполлона в Дельфах (в Фо- киде), Аполлона на острове Делосе и пр. Святилища в Додоне и Дельфах славились своими оракулами—гаданиями и предсказаниями. В Додоне гадания и пророчества производились по шелесту листьев священного дуба и по журчанию ручья. В Дельфах предсказания давала жрица пифия, приводившая себя в экстатическое состояние испарениями, выходившими из расщелин земли, и жеванием лавровых листьев. Греки считали Дельфы центром вселенной.

Дельфийский оракул Аполлона приобрел большое влияние в период расселения греческих племен и колонизации. Культ Аполлона в Дельфах являлся организующим и объединяющим центром. Для защиты святилища образовался союз—амфиктио- пия,—куда входили представители различных городов. Дельфийская амфиктиония с течением времени приобретала все большее значение и авторитет, превратившись из религиозного объедине-

Развалины храма Аполлона о Дельфах. На переднем плане фундамент храма Аполлона.

ния в политический и международный союз. Входившие в состав амфиктионии племена посылали своих делегатов на общие собрания, где устанавливались нормы, регулировавшие общеплеменные отношения, устанавливавшие правила ведения войны и третейские суды.

При храмах в определенное время устраивались празднества, на которые в большом количестве стекались люди со всех концов эллинского мира. В Дельфах устраивались Пифийские празднества в честь Аполлона, победившего дракона Пифона. Пифийские празднества состояли из музыкальных состязаний, к которым присоединились впоследствии гимнастические и атлетические упражнения. Наибольшей известностью пользовался Олимпийский праздник, устраиваемый в Олимпии в честь Зевса Олимпийского. Олимпийские состязания состояли из бега, бега с оружием, военных ристаний и борьбы. Позже на Олимпийских играх стали выступать поаты, писатели и историки (Геродот), декламировавшие свои произведения, и ораторы, произносившие торжественные речи. Олимпийские игры происходили в летнее время и продолжались пять дней. К празднествам приурочивались ярмарки. Победитель на играх получал лавровый или масличный венок

Зевс.

Рим. Ватикан.

и право на постановку статуи, составлявшей гордость не только самого победителя и его родственников, но и всего города или племени. Олимпийские празднества имели общегреческое значение. Счет времени велся по олимпиадам. Первую олимпиаду предание относит к 776 г. Каждые четыре года составляли одну олимпиаду (поэтому, например, 621 г. до н. э. будет соответствовать третьему году 38-й олимпиады).

С ростом культуры человеческими предками стали считать уже не животных, а людей, и богов начали изображать в человеческих образах. Такая стадия религиозного развития называется антропоморфизмом, или представлением богов в человеческом виде. В гомеровском и в особенности гссиодовском эпосе заметно уже стремление привести антропоморфный мир богов в известную систему и из локальных божеств превратить их в мировых (космических) богов, управляющих вселенной (космосом). С наибольшей отчетливостью эта идея выражена в «Теогонии» («Родословной богов») Гесиода. В самом начале мира, согласно Гесиоду, существовали Хаос и Земля (Гея), мрачныйТартар иЭрос (любовь). Земля произвела из самой себя Урана, олицетворение неба, от Урана произошли многие из титанов. От титана Кроноса и его супруги Реп родились боги. Младший из них, Зевс, победил своего отца. Зевс, имевший несколько жен (Гея, Деметра, Гера и др.), был родоначальником большого потомства богов и богинь. Его детьми были Аполлон,- Афина, Гефест, Арей и многие другие.

Важнейшим из божеств и героев греческой легенды был Аполлон, сын Зевса от Латоны, рожденный на острове Делосе, который считался посвященным Аполлону.

Гера.

Рим. Музей Людовизи.

4 В послегомеровский и после- гесиодовский периоды антропоморфные божества постепенно исчезают, заменяясь абстрактными представлениями: Зевс превращается в идеального верховного правителя, царя богов и людей; его дочь Афина олицетворяет мугкество и разум;

Артемида — женскую чистоту,

Аполлон превращается в лучезарного бога света (Феба), вдохновителя поэтов и т. д.

Аналогичный путь развития проходили также и легенды о героях.

С Гомера и Гесиода начинается история греческой литературы и философии, двух важнейших факторов эллинской жизни.

Анализ содержания и языка поэм Гомера и Гесиода приводит к заключению, что их поэзия представляет уже высокий этап художественного творчества Греции. За эпосом следовала лирика. Лирическая поэзия является художественным выражением глубоких перемен, происходивших в греческом мире в позднегомеровский и послегомеровский периоды. Лирическая поэзия как нельзя более гармонировала с психологией людей переходного периода от натурального хозяйства к денежному, от родовой опеки к личной свободе и 'самостоятельности со всеми вытекающими отсюда субъективными и объективными конфликтами.

Греческая лирика VII—VI вв. чрезвычайно богата, разнообразна и многогранна, но, к сожалению, известна нам лишь в небольших отрывках.

Из лирических поэтов VII в. на первом месте стоит Архилох с острова Пароса. Значение Архилоха в лирической поэзии не

Юноша из Теней, так называемый Аполлон из Теней.. Мрамор. Мюнхен.

меньше, чем Гомера в эпической. Архилох—исключительно многогранная личность, переживший и перечувствовавший все скорби и муки, горе и радости людей своего времени. Архилох резко порывает с эпическим спокойствием и приемами эпического творчества и начинает новую страницу эллинской литературы — субъективной (лирической) поэзии. Исходной точкой творчества Архилоха была его личная судьба и бурный темперамент. Гонимый бедностью, он оставил свой Парос и отправился с паросскими колонистами на Фасос, но и здесь он не обрел желанного счастья. В качестве воина Архилох сражался вместе с фасосца- ми за обладание фракийским берегом и потом побывал в «прекрасной и счастливой» Италии и все без большого успеха. К неудачам материального порядка прибавилась еще неудачная любовь, совершенно выбившая поэта из нормального душевного состояния. «Несчастный, убитый желанием, я уже не дышу. Такова, знать, воля богов, и жестокая мука пронизывает мне кости... Так велика сила любви, которая закралась мне в сердце, расстилая перед моими глазами густое облако и вырывая у меня надломленный рассудок». При всем этом у него хватало сил для излияния своих настроений и чувств в порывистых бурных стихах (ямбах), насмерть поражавших его противников. От ядовитой сатиры и проклятий, рассыпаемых им по адресу своих врагов, Архилох тотчас же переходит к прославлению жизни, призыву пользоваться жизненными радостями, помня о кратковременности наслаждений и изменчивости судьбы.

Алкей и Сафо.

Рисунок на аттической вазе около 450 г. до н. э. Мюнхен.

Свое высшее выражение и совершенство лирическая поэзия нашла в песнях (мелах), гимнах и эпиграммах лесбосских поэтов Алкея и Сафо, воспевавших любовь, природу, весну, лето, осень и зиму, друзей и вино. Политических вопросов, волновавших их современников, они касаются лишь вскользь. Однако своим субъективным переживаниям они умеют придать общечеловеческую значимость, в этом и заключается ценность их поэзии. В стихах Сафо центральное место занимает женщина, сгорающая любовной страстью и терзаемая муками ревности, и мать, любящая своих детей...

Молодая женщина сравнивается с цветком, распустившимся в саду, с полевой былинкой, небрежно замятой сохой, с румяным яблоком, висящим на сочной яблоне, и т. п.

В поэтическом творчестве Сафо преобладают грустные мотивы, придающие ее поэзии своеобразный меланхо- лически-пессимистический оттенок. В единственной дошедшей до нас полной оде, посвященной богине любви Афродите, Сафо просит богиню не терзать ее сердце любовными муками, а сойти к ней на своей колеснице и исцелить ее истерзанную душу.

К АФРОДИТЕ

О, Афродита, Зевса порожденье, Коварная, молю тебя с тоской:

Избавь меня от скорби и томленья, Владычица, и сердце успокой!

Приди, приди! Когда к тебе взывала Я в дни любви несчастной и тревог. Ты, на мольбу склонившись, покидала Отца богов блистающий чертог.

Над черною землею в колеснице

Ты направляла быстрый свой полет,

И голуби крылатой вереницей Ее влекли с заоблачных высот И вдруг спускались; ты же, о святая,

С улыбкою бессмертной на устах,

Так говорила.мне: зачем грустна'я,

Зачем к тебе взываю я в слезах?

Что за безумье мной овладевает?

«Скажи,—та вопрошала,—не тая,

К кому стремишься, кто же огорчает Тебя, Сафо, любимица моя?

. Он холоден? Так страстью загорится!

Отверг дары? Так принесет их сам!

Не целовал? Он скоро возвратится И с силою прильнет к твоим устам!»

Явись же вновь, явися мне, богиня,

И тяжесть мук сними с души скорей,

И, что свершить пылает сердце ныне,

Будь в том сама союзницей моей![3]

Лирическая поэзия VII—VI вв. была рассчитана на очень тонкий общественный слой, свободный от материальных забот и погруженный в свои личные переживания. Местопребыванием поэтов служили дворы тиранов, чем и объясняются многие черты греческой лирики изучаемого периода. Выше отмечалось, что тираны Иоликрат, Писпстрат, Гиерон и другие покровительствовали поэтам и охотно приглашали их к своим дворам. Типично придворным поэтом был Анакреонт из города Теоса (в Малой Азии), живший во второй половине VI в. После захвата родного города персами Анакреонт покинул Ионию, жил при дворе Поликрата, после смерти Поликрата переехал в Афины, где с большой пышностью был принят Гиппархом, жил при дворе Алевадов в Фессалии, наконец, вернулся в родной город и там умер 85 лет от роду. Содержание своей поэзии сам Анакреонт определял как поэзию красоты, любви и веселья. Ему совершенно чужды политика, война и жизненные треволнения.

«Нет, не люблю я за кубком слушать шумные речи О кровавой войне и раздорах;

Кто Афродиту, Эрота и муз прославляет за пиром,

Тот приятен в своих разговорах».

Этим трем идеалам посвятил он себя й около этих трех мотивов группируются, главным образом, его песни. В своих любовных стихотворениях он обращается чаще к красивым мальчикам, чем к женщинам. Особенною любовью его пользовался Клеобул.

Анакреонт берет жизнь на поверхности, облекая жизненные переживания в изящную стихотворную форму.

Мальчик, дай большую чашу,

Вдоволь пить хочу из ней;

Но воды киафов десять,

А вина лишь пять налей,

Чтобы принял благосклонно Возлиянье Бассарей.

Для него плохо все, что нарушает жизненную гармонию. Чаще всего это делают деньги, «серебро». Потому Анакреонт питает ненависть к серебру и его изобретателю.

За него не стало братьев,

За него родной не мил.

За него убийства,' войны,

И—ужаснее всего—

Мы, влюбленные, повсюду Погибаем за него.

Стихотворной формой Анакреонт владел в совершенстве. Он писал элегии, эпиграммы и ямбы. Современники и последующие поколения поэтов очень высоко ценили Анакреонта, много читали его и подражали ему.

Эротика составляет лейтмотив греческой поэзии VII—VI вв., но этим далеко еще не исчерпывается все ее содер?кание. Стихотворной формой пользовались для выражения политических, философских и религиозных идеалов и возбуждения военных доблестей. Резче всего политические мотивы и настроения выступают в элегиях Феогнида (VI в.), о котором говорилось выше, Алкея и Солона, и отчасти Пиндара. Образцом военных песен почитались эмбатерии (военные марши) Тиртея (VII в.), возвеличивавшего спартанские доблести.

С конца VI и V вв. замечается упадок лирической поэзии, уже не удовлетворявшей требованиям нового, демократического общества. Последним лириком Греции был фиванский поэт Пиндар (522—447 гг.), «лебедь с белыми крыльями». Пиндар стоит на грани двух эпох и литературных стилей—лирики, с одной стороны, драмы и комедии—с другой. Мировую славу Пиндар приобрел своими песнями в честь победителей на Олимпийских, Пп- фийских и Немейских состязаниях. Одной из характерных черт поэзии Пиндара является рационализм, получивший наиболее яркое выражение в философской поэзии ионийских натурфилософов, о которых пойдет речь в другой главе.

  • [1] Маркс и Энгельс. Соч.. т. I.. сто. 404.
  • [2] Маркс и Энгельс, Соч. т. II, Стр. 55.
  • [3] Сафо, Оды, I.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы