Меню
Головна
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ
Посмотреть оригинал

ДЕЛОССКИЙ МОРСКОЙ СОЮЗ

При Платеях было постановлено справлять общесоюзный праздник «освобождения» (элевтерии) и клятвенно был подтвержден общегреческий союз для борьбы с персами.

В том же самом году, когда решалась судьба балканской Греции, произошла морская битва в Малой Азии у мыса Макале. Греческий флот, которым командовали спартанский царь Леоти- хид и афинянин Ксантипп, напал на сгруппировавшиеся в Микале остатки персидского флота и сжег его. В следующем году греческий флот под руководством царя Павсания действовал против острова Кипра и города Византии, остававшихся еще в руках персов. Большинство кораблей принадлежало Афинам и ионийским городам. Заносчивость Павсания и его изменнические сношения с персидским царем заставили спартанское правительство отозвать его. Вскоре Павсаний, обвиненный в том, что он готовит восстание илотов и имеет связь с персидским царем, погиб насильственной смертью. Руководство общегреческим флотом перешло к афинянам, и это послужило началом создания Афинского морского союза, из которого впоследствии выросла Афинская держава (архэ).

Для ведения общих оборонительных и наступательных операций на море против персов в 478 г. был заключен общегреческий союз. Местом собраний союзников был избран остров Делос, потому и самый союз получил название Делосского морского союза, или Делосской симмахии. Делосский союз представлял собой федерацию греческих государств, все члены которой имели равные права. Союзники обязывались поставлять определенное количество людей и материала для снаряжения общесоюзного флота и содержания войска. Общесоюзные конференции (синоды) происходили па Делосе при храме Аполлона, где находилась и общесоюзная казна. Формально все члены союза считались равными и имели одинаковые голоса по всем вопросам, касавшимся союза, фактически же с самого начала первенство в союзе принадлежало Афинам, флот которых, состоявший из трехсот триер, превосходил флот всех остальных союзников, вместе взятых.

Так было с самого начала, в дальнейшем же положение вещей еще более изменилось в пользу Афин. Чем больше росли усталость

Остракон с именем и демой Фемистокла (471 г. до п. $.). Афины. Национальный музей.

и апатия массы мелких союзников, истощенных войной, тем больше руководство делами союза переходило к Афинам. К естественной тяге мелких союзников под протекторат могущественных Афин вскоре не замедлила присоединиться еще и державная политика Афин, энергично расширявших сферу своего влияния. Эта политика выражалась в стремлении Афин к расширению морского могущества, к захвату добычи и рабов и расширению сферы действия афинского торгового капитала. Общая сумма взносов с союзников в делосскую казну была установлена Аристидом в 460 аттических талантов, что на наши деньги составляет внушительную сумму около 1 миллиона рублей золотом.

Образование Делосского союза усиливало влияние Афин. В первые годы после изгнания персов из Греции руководящее положение в Афинах попрежнему занимал Фемистокл. Не рассчитывая на прочность союза Афин со Спартой, Фемистокл укрепляет Афины и отстраивает гавань Пирей. Однако деятельность

Фемистокла вскоре была прервана усилившейся' консервативной партией, в которой ведущую роль играли крупные землевладельцы, имевшие поддержку в Спарте. Кампания против Фемистокла окончилась его остракизмом (471 г.). Изгнанный из Афин Фемистокл бежал сначала в Аргос, а затем в Персию, где он и окончил свою жизнь в качестве сатрапа персидского царя.

Среди афинских вождей в эти годы выдвинулся Кимон, сын Мильтиада, победителя при Марафоне. Благодаря усовершенствованию военной техники, личным дарованиям и безусловной преданности родине, Кимон одержал ряд побед как над персами, так и над греческими полисами, не желавшими подчиняться афинской гегемонии.

Кимон завоевал персидские владения на Фракийском побережье, захватив важный пункт Эйон на реке Стримоне, служивший ключом ко всему Фракийскому побережью. При истоках Стримона впоследствии был основан город Амфиполъ, исходный пункт дальнейших афинских ^поселений на Фракийском берегу. В 468 г. Кимон одержал большую победу над персами у южного берега Малой Азии, у реки Эвримедопта в Памфилии.

Победа при Эвримедонте развязала руки как самому Кимону, так и его соотечественникам афинянам. Афинские колонисты, купцы, работорговцы и всякого рода искатели приключений в поисках легкой наживы рассыпались по всем островам и берегам Эгейского моря. Усиленный напор афинян, естественно, должен был вызвать недовольство среди остальных членов Делосской симмахии и иноземных племен, страдавших от афинских захватов и насилий. Через десять лет после образования Делосской симмахии недовольство перешло в открытое восстание. Восстания на островах Наксосе и Фасосе были с трудом подавлены Кимоном. Причиной восстания послужил выше отмеченный наплыв афинских колонистов во Фракию, захвативших все течение реки Стримона, добравшихся до Пангейскмх рудников и грозивших перехватить торговлю с севером. В конце концов сопротивление Фасоса, более всего заинтересованного в северной торговле, было сломлено, Афины победили.

Эти победы чрезвычайно возвысили Кимона по сравнению с другими стратегами, его коллегами. Выше отмечалось, что со времени греко-персидских войн значение и роль стратегов вообще, а первого в особенности, сильно возросли.

Своим поведением и образом жизни Кимон резко выделялся из остальных сограждан. В публичных местах он показывался в окружении целой свиты друзей. С целью приобретения популярности он щедрой рукой раздавал деньги,) устраивал праздники и игры, на собственные средства возводил общественные здания, украсил город красивыми портиками, городскую площадь обсадил платанами, пригородный парк (Академию) превратил в великолепную рощу с тенистыми аллеями и т. д.

Для того чтобы упрочить свое положение в качестве стратега, Кимон всячески старался склонить на свою сторону массу граждан. С этой целью он открыл двери своего сада и разрешил всем желающим гражданам и иностранцам пользоваться плодами и овощами.

«Дома же у него всегда готов обед для всех желающих, правда, простой, но все же достаточно сытный. Кроме того, Кимон раздавал деньги и любезно беседовал со всяким попавшимся навстречу знакомым ему гражданином. Сопровождающие Кимона люди подходили на площади к беднякам, пользовавшимся хорошей репутацией, и совали в их руку по нескольку медных монет» 1.

Политика Кимона в отношении союзников весьма типична для античных рабовладельческих государств. По отношению к союзникам, говорит Плутарх, он отличался предупредительностью, но при условии, если они занимались своими мирными делами и земледелием и не вмешивались в политику. Он очень охотно освобождал их от военной службы, разрешал оставаться дома «и превращаться благодаря своей роскошной жизни и глупости из солдат в мирных земледельцев и купцов». Афинян же Кимон всячески принуждал к военной службе и связанным с ней лишениям, превращая их из земледельцев и ремесленников в солдат.

«Афиняне не расставались с морем; они всегда были вооружены, жили за счет союзников и стали хорошими моряками. Уклонявшиеся же от военной службы союзники начинали их бояться и льстить им и таким путем незаметно превратились в их подданных и рабов»[1] [2].

Так закладывались основы великодержавной политики Афин.

Во внутренней политике Кимон склонялся к умеренно-демократической или даже аристократической партии. Его симпатии были па стороне Спарты и спартанских порядков. В этом состояло основное противоречие политики Кимона, полагавшего соединить несоединимое—афинскую великодержавность и спартанский консерватизм, что было абсолютно невозможно. Антагонизм ?Спарты й Афин, двух крупнейших рабовладельческих государств, красной нитью проходит через всю историю древней Греции. Причина антагонизма была заложена в самой природе античного полиса, вынужденного вследствие низкого уровня производственной техники постоянно расширять свои владения за счет своих соседей.

Спарта была не менее великодержавной, чем Афины, но безудержной спартанской агрессии мешали частые восстания илотов, из которых самое сильное было в 464 г. Восстание 464 г. по своим колоссальным размерам называется третьей мессенской войной. Центром восстания была гора Итома в северной Мессении. Осада Итомы затянулась на целых десять лет. Как к последнему •средству перепугавшиеся спартпаты обратились за помощью к

Афинам. Просьба спартанцев была уважена, и в Спарту был послан сам Кимон. Однако ввиду трудности войны и недоверия спартанцев к афинскому стратегу Кимон вынужден был вернуться в Афины, не совершив ничего значительного. За время же отсутствия Кимона в афинской экклесии преобладающее влияние получила демократическая партия, стоявшая за усиление афинской великодержавности и открытый разрыв со Спартой. Дело повернулось в неблагоприятную для Кимона сторону. За свои симпатии к Спарте он поплатился изгнанием (461 г.). С 461 г. фактическими руководителями афинской политики становятся Эфиальт и Перикл, сын Ксантиппа, победителя при Макале.

После удаления Кимона отношения Афин со Спартой обострились до крайней степени. Силы обоих противников были приблизительно одинаковыми. Дело дошло до войны, в которой за поражением при Танагре в Беотии (457 г.) последовала блестящая победа Афин над союзным беотийским войском и капитуляция Эганы, торгового соперника Афин и старого союзника Спарты. Эти успехи Афин сгладили позор предшествующего поражения, но вскоре последовали новые неудачи, самым сильным из которых было поражение афинского флота в Египте. В Египте произошло восстание туземного населения против Персии; афиняне вмешались в это восстание и послали на помощь восставшим свой отборный флот, который был почти целиком уничтожен в Нильской дельте (454 г.) После этого из опасения нового нашествия персов союзная казна с Делоса была переведена в Афины. Кимон был возвращен из ссылки и через некоторое время отправлен во главе флота к о. Кипру, при осаде одного из городов которого он вскоре и умер. Афинский же флот продолжал осаду острова и после смерти Кимона, одержав морскую и сухопутную победу при кипрском городе Саламине (449 г.). Победа при Саламине показала, что, несмотря на поражение в Египте, Афины все же оставались первостепенной державой Средиземноморья.

Вскоре после этого между персами и греками был заключен так называемый Каллиев мир, закончивший греко-персидские войны (449 г.). Мир был заключен в столице персидского царя, в Сузах, куда прибыло союзное греческое посольство. По этому миру персидский царь отказывался от гегемонии в Эгейском море, Геллеспонте и Боспоре и признавал за полисами Малой Азии политическую независимость. После заключения мира военные операции на Эгейском море прекращались и восстанавливался порядок.

Через четыре года (445 г.) был заключен на тридцать лет мир между Спартой и Афинами. Однако этот мир не мог быть прочным. Не оставалось никакого сомнения, что вся Эллада разделилась на две равные симмахии—Пелопоннесский и Афинский союзы, враждебные друг другу.

Греко-персидские войны захватили не только собственно Грецию, но и Великую Грецию. В изучаемый период в. Великой Греции возникло самостоятельное греческое государство—Сицилийская держава, с центром в городе Сиракузах.

Афинский союз, Пелопоннесский союз и Сицилийское государство были тремя крупными политическими организациями, вокруг которых объединился эллинский мир.

При различии политического строя все три названные государства были рабовладельческими обществами, в которых господство принадлежало относительно небольшой группе рабовладельцев. В Афинах укрепился демократический строй в форме прямого народоправства. В Пелопоннесском союзе, возглавляемом Спартой, удержалась олигархия, а в Сицилии демократия чередовалась с тиранией.

Тираны становились во главе порабощенных киллириев (крестьян), выступавших против гаморов (крупных собственников), и с их помощью достигали власти. В дальнейшем сицилийская тирания, так же как афинская демократия и. спартанская олигархия, превратилась в политическую надстройку рабовладельческого общества.

Из всех сицилийских тиранов наибольшей популярностью в V веке пользовались сиракузские тираны Гелон и его брат Гиерон. В 480 г., т. е. в год Саламина, Гелон одержал крупную победу при Гимере над карфагенянами, стремившимися к гегемонии в водах западной части Средиземного моря. Победа над Карфагеном дала сицилийскому тирану огромную контрибуцию в 2 тысячи талантов, массу рабов и другой добычи.

Богатая добыча и последовательно проведенная фискальная политика (откупная система) доставили сиракузским тиранам средства для великолепных построек, расточительных празднеств и содержания блестящего двора. Гиерон приглашал в Сиракузы лучших писателей, поэтов и художников из всех городов Греции. В прославлении правящего дома соперничали все тогдашние знаменитости—поэты Симонид, Пиндар, Эсхил и др. Все же осмеливавшиеся противоречить «первым архонтам», как скромно называли себя тираны, немедленно изгонялись из Сиракуз, продавались в рабство или же отправлялись на принудительное работы в каменоломни.

Внешнему блеску сицилийской тирании способствовали удачные войны, являвшиеся стержнем сицилийской политики. Удачная дойна • приносила добычу, рабов и новые территории, необходимые для наделения землей войска и выведения колоний. Наоборот, неудачная война влекла за собой государственный переворот—реставрацию демократической конституции.

В V в. сиракузским тиранам удалось подчинить своему влиянию города Великой Греции и нанести решительный удар этрусскому флоту близ Кум (474 г.).

  • [1] Плутарх, Кимон, 11.
  • [2] Там же.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы