Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ
Посмотреть оригинал

ПЕЛОПОННЕССКАЯ ВОЙНА

ПРИЧИНЫ И НАЧАЛО ВОЙНЫ

Афины и Спарта являлись двумя центрами, около которых образовались два самых крупных политических объединения Греции—Афинская держава п Пелопоннесский союз. Соперничество между ними увеличивалось с каждым днем и, наконец, во второй половине V в. вылилось в панэллинскую междоусобную воину, известную в истории под именем пелопоннесской войны (431—404 гг.).

Г1о мнению Фукидида, нашего главного источника во всех вопросах, связанных с пелопоннесской войной, истинная причина войны состояла в том,что афиняне своими силами стали внушать опасения спартанцам и тем самым вынудили их начать войну. Объяснение греческого историка глубокомысленно, но слитком лаконично и вследствие этого требует некоторых дополнений. Война* между Афинами и Пелопоннесским союзом подготовлялась давно и была следствием ряда причин как экономических, так и политических. В экономике центральным вопросом со времени персидских войн был вопрос западного рынка. Сущность его заключалась в следующем. До персидских войн главным рынком сырья и сбыта продуктов греческих ремесл служил Восток. На посреднической торговле с Востоком, главным образом, и базировалась сила малоазийских городов.

Со времени же разгрома персов восточный рынок оторвался от Греции и грекам пришлось искать новых рынков. Помимо восточных рынков, у греков имелись рынки на севере—в Македонии и во Фракии—и затем на западе—в Сицилии и Италии. В V в. западный рынок был главнейшим рынком Средиземноморья. На него было направлено все внимание не только Афин, но также Коринфа, Мегар и других торгово-ремесленных полисов Греции.

Особенно резко сталкивались интересы Афин с интересами Коринфа и Мегар на Коринфском перешейке. Торговые успехи Афин в сторону Запада все более расширялись и углублялись, угрожая их торгово-ремесленным конкурентам. Все говорило о том, что в ближайшем будущем итало-сицилийскпй экспорт (зерно, скот, металл) пойдет исключительно через Пирей, а это грозило угцербом прямым конкурентам Афин—Коринфу и Мегарам. Первостепенное значение для обеих сторон имело обладание гаванями острова Керкиры, расположенного на пути между Грецией и Италией. На севере интересы названных держав сталкивались во Фракии и Македонии, в то время уже начинавших играть большую роль в греческой экономике.

К экономическим причинам присоединились еще политические причины—враждебные отношения между Спартой и Афинами на почве общегреческой (международной) политики. В то время как Афины во всех эллинских общинах поддерживали демократические элементы, Спарта оказывала поддержку аристократам и олигархам. Спартанцы охотно поддерживали аристократические и олигархические группы в союзных с Афинами греческих общинах. Спартанцы настаивали на самоопределении греческих общин, что на политическом языке того времени означало прекращение афинской гегемонии и подрыв демократического строя Афин.

Большую роль в обострении отношений сыграли также эмигранты. Афины служили местопребыванием йсех элементов, враждебных Спарте, в Спарте же проживали афинские эмигранты, агитировавшие против афинской конституции и ее вождей.

К этим основным причинам присоединился еще ряд других, дополнительных мотивов. Прежде всего пошатнулось положение умеренно-демократической группы Перикла и самого Перикла. Число создаваемых конкуренцией рабов, деклассированных элементов все время росло.- Экклесия становилась более нервной и требовательной, деревня страдала от притока дешевого привозного хлеба. Со всех сторон поднималась оппозиция, начались судебные процессы и преследования друзе'й Перикла (Фидия, Анаксагора и второй жены Перикла Аспазии), подкапывались и под самого «первого гражданина». Дело дошло до того, что популярный писатель Кратин в одной из своих комедий открыто называл Перикла «величайшим тираном», «сыном революции».

Единственным выходом из критического положения оставалась война. Демократия Афин верила в свою силу и была убеждена в своей победе, что особенно отчетливо видно из передаваемой Фукидидом речи Перикла, произнесенной накануне пелопоннесской войны. Перикл говорил, что афиняне во всех отношениях сильнее и богаче пелопоннесцев. У последних прежде'всего нет денег—ни у государства, ни у частных лиц. Вследствие этого они в состоянии вести только кратковременные мелкие войны, продолжительной же войны или блокады они не выдержат. В противоположность спартанцам афиняне сильны своей казной и флотом. Спартанцы не смогут рискнуть напасть на афинскую эскадру, ибо они совершенно не имеют опыта в морском деле, научиться же морскому делу значительно труднее, чем сухопутному. Самое опасное, если пелопоннесцы, захватив сокровище Дельфийского и Олимпийского храмов, переманят от афинян иноземных матросов, но и тогда Афины не погибнут, т. к. у них имеется достаточный резерв собственных граждан < и метэков, знающих море и всегда готовых постоять за свое отечество.

Слабое место Афин представляла деревня, но «олимпиец» во имя интересов всего державного полиса готов был пожертвовать интересами деревни, не склонной к войне со спартанцами, лишь бы довестп войну до победного конца, т. е. до разгрома Пелопоннесского- союза. Если, утверждал он, пелопоннесцы проникнут в Аттику по суше, то афиняне пойдут на их землю морем. Опустошение одной даже какой-либо части Пелопоннеса будет иметь больше значения, чем опустошение целой Аттики, потому что взамен этой области они не смогут получить никакой другой. У афинян же есть много земель и на островах и на материке. Самое же- опасное при сложившейся международной конъюнктуре—промедление, за которым может последовать поражение, а в худшем случае и отложение союзников, т. е. распад всей Афинской державы..

Поводом к йойне послужило дело важного в торговом отношении приморского города Эпидамна в Ионийском море. На Эпидамн. претендовали керкиряне, жители острова Керкиры, и коринфяне, ближайшим образом заинтересованные в западной торговле. В 435 г. между Керкирой и Коринфом вспыхнула война, и так как керкиряне не надеялись на свои силы, то они вскоре вступили, в Афинский союз и заключили с афинянами оборонительный союз. В происшедшей затем битве керкиряне победили коринфян на море и захватили Эпидамн, при этом афиняне помогли керкирянам небольшим флотом.

К эпидамнскому конфликту присоединился еще второй конфликт между афинянами и коринфянами из-за коринфской колонии Лотидеи на Халкидике, тоже очень важном пункте по торговле- Коринфа с Македонией. После битвы, происшедшей около Поти- деи, последняя была осаждена афинянами. Тогда коринфяне с большой настойчивостью стали побуждать Спарту вступить с Афинами в войну. Коринфян в их претензиях к афинянам поддерживали мегаряне, старые враги Афин. Под предлогом, что- мегаряпе распахали священную землю и приняли беглых афинских рабов, афиняне закрыли для их торгового флота афинские гавани, и гавани союзных с Афинами городов (мегарская псефизма 432 г.). Среди пелопоннесцев война вначале не находила большого сочувствия. Слишком велик был страх перед военной мощью Афин и велики внутренние противоречия в государствах самого Пелопоннесского союза.

Осенью 432 г. в Спарте открылось собрание делегатов от государств, входивших в Пелопоннесский союз. Коринфяне на этом конгрессе выступили с резкими обвинениями против афинян. Однако, несмотря на всю горячность коринфян, большинство- союзников не желало вступать в войну из-за интересов Коринфа, полагая, что настоящий конфликт касается только приморских городов. В ответ на это Коринф указывал, что поражение приморских городов разрушительно отразится и на континентальных полисах, лишив их важнейших рынков сбыта и хлебного рынка. Вместе с тем коринфяне указывали на опасность роста Афинской архэ, грозившей вобрать в себя все остальные полисы, в том числе и Спарту, принизив их до положения своих подданных.

Поймите же, союзники,—таков был приблизительно смысл речей коринфских послов,—что настала крайняя нужда, что мы даем наилучший совет: решайте за воину, не страшась опасностей настоящей минуты в интересах более продолжительного мира, который последует за войной. Война делает мир более прочным, и, кроме того, небезопасно воздерживаться от войны ради минутного покоя. Будьте уверены, что образовавшееся в Элладе тираническое государство угрожает нам всем одинаково. Над одними оно уже властвует, над другими замышляет властвовать. Потому справедливо его укротить. После разгрома же хищника мы и сами ?будем жить, не подвергаясь опасности, и порабощенным теперь эллинам даруем свободу1.

Случайно находившиеся в Спарте делегаты Афин пытались опровергнуть возводимые на них обвинения, но успеха не имели. На сторону коринфян стали влиятельные эфоры, и под их воздействием апелла громким криком высказалась против Афин.

К этому постановлению присоединился и другой конгресс лакедемонских союзников, собравшихся на Коринфском перешейке в связи с агитацией Коринфа за войну с Афинами.

Вслед за этим из Спарты было отправлено в Афины посольство, предъявившее Афинам ультимативные требования. Только при безусловном их выполнении возможно было сохранение мира и добрососедских отношений между эллинскими полисами. Спартанцы, опираясь на сочувствие своих сторонников (олигархов) в Афинах, требовали немедленного изгнания из пределов Аттики Алкмеонидов, в том числе, следовательно, и Перикла, поскольку его мать происходила из этого рода. Алкмеонидам ставилось в вину, что они еще до сих пор не смыли с себя тяготевшее над ними проклятие «килонова убийства». Вместе с тем спартанские делегаты требовали автономии для всех членов Афинской архэ, что практически означало бы роспуск морского союза.

Афинская экклесия под влиянием Перикла категорически отвергла ультимативные требования Спарты. Тогда недовольные этим решением принципиальные и личные враги Перикла повели против него и его друзей открытую клеветническую кампанию. Настроение афинского общества становилось все более напряженным и тревожным. Таково было состояние Афин накануне открытия военных действий.

После отказа Перикла принять спартанские условия обе стороны стали приготовляться к войне. Силы противников приблизительно были равновелики. Преимущество Афин заключалось в их флоте и финансах, а Спарта имела перевес в пехоте. Военные действия открыли главные союзники спартанцев, фиванцы, ночным налетом на союзный с Афинами беотийский город Платеи (431 г.). Нападение не удалось. Фиванцы были частью перебиты, частью захвачены в плен и потом казнены. Афиняне отправили гарнизон для защиты Платеи от повторения аналогичного нападения в будущем.

Архивам II. Мрамор. Около 400 г. до н. эНеаполь. Национальный музей.

Спустя два месяца спартанский царь Лрхидам с отрядом гоплитов вторгся в Аттику и произвел опустошения прилегающей к Афинам равнины, порубив и потоптав садово-огородные и фруктовые насаждения. Сельское население собралось в Афинах, расположилось в храмах, на площадях и на улицах. Между тем афинский флот направился к Пелопоннесу и, опустошая берега, обогнул весь полуостров, дойдя до западных областей Элиды и Акар- нании. Осенью Архи- дам очистил Аттику п вернулся в Спарту.

Этим воспользовались афиняне и произвели ?кестокую расправу с Эгиной и Мегарамп, спартанскими союзниками и торговыми конкурентами Афин. Так прошел первый год войны.

В следующем,430 г., пелопоннесцы снова вторглись в Аттику.

На этот раз они произвели уже гораздо большие опустошения, чем в первый год войны. Спасаясь от врага, масса деревенского населения хлынула в город, сбившись на небольшом пространстве, совершенно не приспособленном для такого количества людей. Людп жили в самых ужасных условиях, ночуя на улицах и в банях, валялись на ступеньках храмов и портиков, размещаясь на крышах домов ипр. За недостатком провианта начался страшный голод, а вместе с ним распространилась эпидемия чумы, уносившая массу человеческих жизней.

Классическое по правдивости, глубине и художественному мастерству описание чумы дано во второй книге «Истории» Фукидида. По словам Фукидида, столь свирепой чумы и такой большой смертности, на памяти людей, не было еще нигде и никогда. Врачи были совершенно бессильны. Первое воемя они лечили и. не зная характера болезни, умирали сами. В дальнейшем же, по мере большего соприкосновения с больными, убедились, чтовсякое человеческое искусство против этой болезни было совершенно бессильно.

Сколько люди ни молились в храмах, сколько ни обращались к оракулам и тому подобным средствам, все было бесполезно. Наконец, одолеваемые бедствиями, люди оставили и это. Полагали, что болезнь была занесена из Египта, куда она проникла из Эфиопии. Эпидемия прежде всего поразила жителей Пирея, почему афиняне и утверждали, что будто бы пелопоннесцы отравили там цистерны с водой.

Распространению заразы более всего „способствовала страшная скученность людей, нахлынувших в Афины из деревень. Ввиду недостатка домов люди, особенно пришлые, жили в душных хижинах и многие умирали. Умирающие лежали один на другом, как трупы, или ползали полумертвые по улицам, около всех источников, мучимые жаждой. Храмы и алтари, где располагались в палатках пришельцы, были полны трупов. «Ввиду того что болезнь слишком свирепствовала, люди, не зная, что с ними будет, переставали уважать божеские и человеческие установления. Все обряды, какие соблюдались раньше при погребении, были попраны, и каждый совершал похороны, как мог».

Эпидемия совершенно выбила из колеи афинян и расшатала основы государственности и порядка.

«Теперь,—заканчивает свою печальную летопись Фукидид,— каждый легче отваживался на такие дела, какие прежде скрывались во избежание нареканий в разнузданности. Люди видели, с какой быстротой происходила перемена судьбы, как внезапно умирали богатые и как люди, ничего прежде не имевшие, тотчао завладевали достоянием покойников.

Теперь людей нисколько не удерживали пи страх перед богами, пи человеческие законы, ибо они видели, что все гибнут одинаково и потому считали безразличным, будут ли они чтить богов или не будут. С другой стороны, никто не надеялся дожить до той поры, когда понесет по суду наказание за свои преступления. Ужао настоящего заслонял страх будущего. И потому все старались использовать момент, взять хоть что-нибудь от жизни, прежде чем постигнет смерть»1.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы