Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ
Посмотреть оригинал

ПОХОДЫ АЛЕКСАНДРА. ОБРАЗОВАНИЕ МИРОВОЙ ДЕРЖАВЫ

Итак, весной 334 г. Александр, оставив часть своих войск в Македонии под командой испытанного в боях Антипатра для охраны не совсем еще замиренного тыла, сам двинулся в Азию, имея около 30 тысяч пехоты и около 4 500 всадников.

Первое столкновение между македонцами и персами произошло на берегу Геллеспонта, при реке Гранике (334 г.), впадающей в Пропонтиду. Персы проиграли битву, не последовав совету предусмотрительного Мемнона. Мемнон предлагал не вступать с македонцами в открытое сражение, но затянуть их в глубь страны. Царь и сатрапы отвергли это предложение и высказались за немедленный бой. Персидская кавалерия была опрокинута, рассеялась или попала в плен. Находившиеся же в ариер- гарде греческие наемники не могли принять участия в сражении, были окружены войсками Александра, частью перебиты, а частью (около 2 000 человек) взяты в плен, превращены в рабов и отправлены в Македонию на тяжелые работы, как изменники общегреческому .делу—борьбе против Персии. После битвы при Гранике

Александр приступил к завоеванию малоазийских городов. Большинство их сдалось без боя. Лишь в Милете и Галикарнасе Александру пришлось встретить сопротивление греческих наемников, бывших на службе у персидского царя.

Монета с изображением Александра в виде бога Аммона.

После этого македонская армия взяла курс в северо-восточном направлении—во Фригию и Каппадокию, а отсюда через Таре в Сирию. В Сирии, в долине реки Пинара, около города Исса в 333 г. произошло второе крупное сражение персов с македонцами. Несмотря на численное превосходство, Дарий и на этот раз потерпел поражение, бежал, оставив свой лагерь, мать, жену и детей на милость победителя.

Отказавшись на этот раз от преследования Дария, Александр двинулся в Финикию и занял города финикийского побережья (Арад, Библ, Сидон).

Ббльшая часть прибрежных городов, к тому времени уже сильно эллинизированных, держала сторону македонцев против персов. Старое финикийское население было оттеснено на второй план и подчинилось греческому влиянию. Решающую роль в переходе финикийских городов на сторону Македонии сыграл распад персидской флотилии, последовавший за битвой при Иссе. Финикийские и кипрские суда, составлявшие лучшую часть персидского флота, перевили на сторону Александра. После этого господствующее положение в Эгейском море занял македонский флот, до тех пор не игравший никакой роли.

Наибольшее сопротивление Александру оказал старый финикийский город Тир, задержавший движение македонской армии и флота на долгое время. Лишь после семимесячной осады, в 332 г., город был взят с суши и с моря и жестоко разгромлен; 8 тысяч тирийцев пало в сражении и 30 тысяч продано в рабство. Вслед за Тиром пала вторая сильная финикийская крепость—Газа. После этого Александр направился в Египет, где он провел целую зиму. В Египте Александр посетил оазис Сива, в котором находился храм Аммона. Подарками и ласковым обращением Александр расположил к себе жрецов храма Аммона. В благодарность за это жрецы провозгласили его сыном солнца и законным наследником древних фараонов.

Одним из важнейших мероприятий Александра в Египте было оспованпе нового города—Александрии (332г.), ставшей главнейшим экономическим и культурным центром эллинистического мира.

Весной 331 г. до н. э. македонская армия вышла из Египта, взяв путь через Палестину и Финикию на Месопотамию и Вавилон. Вблизи древней Ниневии, у ассирийской деревни Гавгамел (331 г.) македонцы настигли армию Дария и в кровавой битве отбросили ее на восток, в глубь Персии. Огромное персидское войско было разбито, а сам Дарий бежал в Мидию. По дороге он был захвачен одним мятежным своим сатрапом Бессом, мечтавшим о царском престоле.

Описание боя при Гавгамелах дает Плутарх в биографии Александра, составленной на основании богатого материала мемуаров и историй современников. «Александр погнал разбитые войска к центру, где стоял Дарий. Он увидел его издали, в глубине выстроившихся впереди царских эскадронов. То был красивый и рослый мужчина, стоявший на высокой колеснице, его окружало множество всадников в блестящем вооружении, плотными рядами выстроившихся вокруг колесницы и готовых дать отпор неприятелю. Напав на них вблизи, Александр вызвал страшный ужас. Он опрокинул беглецов на тех, которые оставались еще в рядах. В испуге большинство обратилось в бегство. Но самые храбрые и знатные из них, убиваемые на глазах царя и падавшие друг на друга, мешали преследованию. Борясь со смертью, они цеплялись за всадников и лошадей...»

В руки победителя попали важнейшие города Персии—Вавилон и Сузы, со всеми их огромными богатствами. Движение македонской армии в глубь Персидского царства продолжалось безостановочно. Последним крупным городом Персии, попавшим в руки македонцев, был город Персеполь, доставивший победителям 120 тысяч талантов. Для вывоза такого количества сокровищ потребовалась тысяча пар мулов и три тысячи повозок. В 330 г. македонские войска, разграбив царский дворец, покинули Персеполь и направились на северо-запад—ъЭкбатаиуъМидии. Из Экба- таны, преследуя Дария, Александр форсированным маршем через Каспийские ворота прошел в Парфию и Бактрию, совершив труднейший переход по безводной пустыне. Однако, несмотря на всю энергию, главная цель Александра—захват в плен Дария—все-таки не была достигнута. Заговорщики с Бессом во главе, не желая выдать Дария Александру, убили его (330 г.), а царем Персии провозгласили Бесса под именем Артаксеркса IV. После долгих усилий Бесс, однако, был пойман, приведен к Александру и казнен на глазах войска, как.изменник своего «государя и благодетеля».

Со смертью Дария прекращалась династия Ахеменидов. После прекращения туземной династии фактическим наследником персидского престола становился македонский царь. Македония и Персия сливались в единое царство и вследствие этого македонский царь превращался в «великого царя», законного наследника Ахеменидов. Это прежде всего почувствовали македонские гетайры, из царских друзей и спутников опускавшиеся до положения его слуг. Одновременно с тем в царской свите все усиливалось влияние

1

персидских сатрапов, перешедших на сторону Александра и насаждавших при македонском дворе восточные обычаи, унизительные для свободолюбивой македонской знати.

В этом заключалась причина начавшихся разногласий между Александром и его гетайрами, выливавшихся в форму заговоров. В то время как царь настаивал на продолжении похода на Восток, старая македонская знать требовала прекращения похода и удаления персов из царского окружения. Александр на это не соглашался. Первым скрытым проявлением греко-македонской оппозиции был заговор 330 г., стоивший жизни Иармениону и его сыну Филоту. В 328 г. на одной царской пирушке Александр в гневе убил своего ближайшего друга Клита, спасшего ему жизнь, при Гранике. Клит порицал царя за его дружбу с персами.

Между тем завоевание восточных областей продолжалось. Из Бактрии Александр двинулся в Согдиану и через Мараканду взял курс в северо-восточном направлении к р. Яксарту. По Яксарту (Сыр-Дарья) жили скифские племена, занимавшие большие пространства и постоянно тревожившие персидские границы. Более мирны были западные скифы, приславшие к Александру послов, чтобы заключить с ним союз и дружбу *. Тем временем в тылу Александра началось большое восстание, в котором приняли участие местные племена—массагеты, даги, саки и др., к которым присоединились также и скифы. Восстание было Подавлено, но Александр вынужден был прекратить поход в северо-восточном направлении, ознаменовав свое пребывание в этой области основанием Александрии Крайней. Таким образом, в течение трех лет (330—327 гг.) македонцы завоевали восточные области бывшего Персидского царства и подошли к границам Индии. Завоевание восточных сатрапий (Арпаны, Дрангианы, Арахозии и Бактрии) потребовало больших усилий и досталось Александру чрезвычайно дорого. Положение в восточных сатрапиях было совершенно иное, чем в западных. В Малой Азии, Финикии и Египте на македонцев смотрели, как на избавителей от персидского гнета, а на Востоке их ненавидели, как грабителей и мародеров. Этим объясняются частые восстания племен (массагетов, скифов и др.), жестоко подавлявшиеся Александром. Для борьбы с восставшими племенами и охраны завоеванных областей возводились города-крепости Александрии (Александрия Ариана, Александрия Кавказская, Александрия Крайняя, и др.).

Самой крайней восточной сатрапией Персидской монархии был Паропамис, заселенный индийскими племенами. За Индом начиналась уже собственно Индия, владения индийских царей (раджей), находившихся в смертельной вражде друг с другом. Этим воспользовался Александр и предпринял поход на Индию.

Весной 327 г. македонская армия, пополненная местными народностями , вступила в индийский мир, достигнув владений царя Лора, расположенных по реке Гидаспу, притоку Инда. Посланцы Александра передали Пору пожелание македонского царя прибыть к нему с выражением покорности. Пор ответил отказом. После этого македонская армия, предводительствуемая самим царем и его полководцами—Птолемеем, Селевком, Лисимахом, Пердиккой, Гефе- стионом и др., двинулась к Гидаспу. В ожесточенной битве Пор был разбит, потерял много людей, слонов и боевого снаряжения. По преданию, македонцы захватили в этой битве 70тысяч пленных.

В своем движении на Восток македонцы дошли до р. Гифа- сиса. Дальше продолжать движение в глубь Индии оказывалось абсолютно невозможным вследствие громадных трудностей, создаваемых природой и состоянием армии. Наступал сезон тропических ливней, разлились реки и сверх того местность, по которой следовала армия, была полна ядовитыми змеями; среди войска распространялись заразные болезни. Армия совершенно разложилась и численно сильно сократилась, имела массу больных, раненых и полных инвалидов. «Завоеватели вселенной* не имели ни оружия, ни одежды, были одеты в лохмотья, разуты и, самое главное, переутомлены до предельной степени. У античных историков, описывавших индийский поход Александра (Арриан, Кли- тарх, Страбон и др.), сохранились яркие описания похода и состояния македонской армии. «Лишь немного македонян,—читаем, например, у одного из них (Клитарха),—осталось в живых, да и эти оставшиеся были близки к полному отчаянию... Копыта лошадей стерлись от далеких переездов, многочисленные сражения притупили оружие воинов. Никто, не имел греческого платья; лохмотья варварской и индийской добычи, кое-как скрепленные друг с другом, прикрывали покрытые шрамами тела завоевателей... Уже 70 дней с неба лили страшнейшие дожди, сопровождаемые вихрями и бурями».

Александр прилагал все усилия, чтобы убедить солдат продолжать поход, обещая, когда будет покорен весь мир, привести их обратно в Македонию. Однако, несмотря ни на какие обещания, войско настояло на своем, и Александр был вынужден начать отступление. Войско было посажено на корабли и отправлено вниз по течению Инда. Экспедицию возглавлял Неарх, отважный моряк, по складу характера похожий на Александра. Многочисленность и пестрота этнического состава экспедиции повергали в изумление туземные племена, принимавшие Александра за бога.

После девятимесячного путешествия экспедиция, наконец, прибыла в устье Инда. Здесь после торжественного жертвоприношения и пира войско разделилось. Одна часть под начальством Неарха пошла морем в устье Евфрата, а другая во главе с Александром направилась через пустыню Гедрозии (современный Бе-

1

луджпстан), Карманшо и Перейду в Вавилон. Путь через пустынную и дикую Гедрозшо вызвался необходимостью держать связь с флотилией Неарха и время от времени снабжать ее провиантом.

Переход по пустыне был в высшей степени труден. Македонская армия к тому времени совершенно разложилась. Во время переходов по пустыням солдаты терпели всевозможные лишения: недостаток воды, голод, страдания от непривычного климата, всевозможных болезней, укусов змей, нападений врагов и диких зверей и т. п. Санитарная часть совершенно расстроилась, лошади и вьючные животные падали от жары и переутомления. Постоянно то в одном, то в другом месте вспыхивали солдатские бунты и открыто высказывалось недовольство походом.

Для поддержания настроения армии организовывались развлечения, игры, состязания, праздники, попойки и пр.

«Здесь нельзя было увидеть ни щита, ни шлема, ни сариссы (копья). Всю дорогу солдаты черпали вино из больших бочек бокалами и коринфскими кубками и пили один за здоровье другого. Одни продолжали иттн вперед, другие падали наземь. Везде раздавались звуки дудок и флейт, пение и игра на арфе и виднелись пьяные женщины. В этой бесшабашной странствующей процессии можно было встретить все вольности вакханалий. Казалось, что сам Дионис участвует в этой процессии и сопровождает ее»1.

В 325 г. десятилетний поход был окончен, Александр прибыл в Вавилон. Теперь перед ним стояла гигантская задача приведения в порядок и организации находившихся под его властью земель, стран и народов.

По своим размерам царство Александра было гораздо больше Персидского царства, поскольку в него входили Греция и вновь покоренные восточные области, граничащие с Индией. Оно простиралось от отрогов Гималаев и северно-восточной границы Индии до Италии. Столицей нового царства был сделан один из древнейших городов античного мира—Вавилон, находившийся в центре новой державы. Политическая организация империи Александра внешне оставалась той же, каковой она была при Ахеменидах. Сохранены были не только старые сатрапии, но даже и люди.

Производственная основа тоже сохранялась прежней, но масштаб был иной. В македонский, а в особенности послемакедон- ский (эллинистический) период торговый капитал и рабовладение значительно развились, захватив страны, находившиеся до тех пор в состоянии полного натурального хозяйства. По всему пути, по которому следовали македонские войска, в узловых пунктах караванных дорог возникали новые города—Александрии, некоторые из них существуют еще до нашего времени.

Во вновь основанных городах селились не только военные гарнизоны, по оседало также п мирпое население—купцы и ремесленники греческой и других национальностей. Торговля и ремесла получили новый толчок для своего развития. Количество находившихся в обращении денег значительно увеличилось вследствие введения в оборот массы персидских сокровищ. До тех пор лежавшие в царских сокровищницах золото и серебро были перечеканены в монеты, серебряные тетрадрахмы о, изображением Александра. Вместе с тем открылись новые центры приложения энергии, в которые массами устремились колонисты из старых греко-македонских полисов, искавшие новых поселений и наживы.

Важную роль походы Александра сыграли также в культурном отношении. Они расширили горизонты старого полиса и обогатили науку и искусства массой нового материала.

Поход Александра был не только военным маршем, но л во всех отношениях хорошо обставленной экспедицией. Находившиеся в экспедиции ученые, да и некоторые сподвижники царя (Птолемей и др.) вели записи происходивших событий, производили исследование местности, собирали экземпляры редких растений, животных и т. д. Особенно многим обязаны македонским походам география, ботаника и зоология.

По своим размерам держава Александра была грандиозна. Такого крупного объединения земель античный мир до тех пор еще не видел. Потому совершенно понятно то неподдающееся передаче впечатление, которое образование Македонского царства произвело на умы современников.

«Мы,—говорил в афинской экклесии после разгрома Дария Эсхин,—переживаем исключительный период мировой истории. История наших дней должна показаться сказкой грядущим поколениям. Персидский царь так еще недавно требовал от эллинов «земли и воды» и осмеливался называть себя в своих письмах владыкою всех людей от восхода до заката солнца, теперь тог же самый царь борется уже не за владычество над другими, а за собственную жизнь. Фивы, соседние нам Фивы, в один день были исторгнуты из сердца Эллады. Пусть они заслужили эту кару своей неразумной политикой, но ведь слепыми и безумными они стали не по собственной вине, а по випе богов. Несчастные лакедемоняне, которые некогда заявляли претензии на верховенство над эллинами, теперь в знак своего поражения будут посланы к Александру как заложники на полную волю победителя, перед которым они так тяжело провинились, и их участь будет зависеть от его милосердия. А наш город, убежище всех эллинов, куда прежде стекались посольства со всей Эллады, чтобы просить у нас помощп, каждое для своего города,—он борется теперь уже не за гегемонию Эллады, а за собственный клочок земли»1.

* Эсхин, Против Клисифонта, 132—133.

Ту же самую мысль о грандиозности дела Александра и о непрочности человеческих учреждений высказал и философ, впоследствии глава Афинского государства, Деметрий Фалерский.

«Если бы пятьдесят лет назад,—писал Деметрий,—какой- нибудь бог предсказал будущее персам, или персидскому царю, или македонянам, или царю македонян, разве они поверили бы, что ныне от персов, которым был подвластен почти весь мир, останется одно имя и что македоняне, которых раньше едва ли кто знал даже имя, будут теперь владычествовать над миром? Поистине непостоянна наша-судьба. Все устраивает она вопреки ожиданию человека и являет свое могущество в чудесном. И теперь, как мне кажется, она лишь затем передала македонянам счастье персов, чтобы показать, что и последним она дала все эти блага лишь во временное пользование, пока пожелает распорядиться ими иначе»1.

Слова Деметрия о непрочности Македонского царства оправдались. Государство Александра было громадно, но чрезвычайно пестро. В конце концов это было соединение самых различных стран и народов, достигнутое военным путем и державшееся на силе оружия. Связующим звеном служила личность самого Александра как законного преемника персидских царей и египетских фараонов, с одной стороны, и сына Филиппа—с другой.

Отсюда внутренняя неизбежность распада державы Александра.

По этому поводу товарищ Сталин в книге «Марксизм и национальный вопрос», касаясь Македонской монархии, замечает: «Несомненно, что великие государства Кира или Александра не могли быть названы нациями, хотя и образовались они исторически, образовались из разных племен и рас. Это были не нации, а случайные и мало связанные конгломераты групп, распадавшиеся и объединявшиеся в зависимости от успехов или поражений того или иного завоевателя»[1] [2].

Сознавая внутреннюю слабость своей многоплеменной державы, Александр изобретал самые разнообразные меры, чтобы слить воедино все подчиненные им народности, отсюда стремление Александра пополнить свои военные кадры туземцами. Одним из проявлений этого стремления был грандиозный свадебный праздник, устроенный македонским царем в Сузах (324 г.). По его приказу произошло бракосочетание 10 тысяч македонских солдат п командиров с персиянками. Сам Александр еще до похода в Индию женился на бактрнянкс Роксане, а во время «свадебного праздника» справлялся его брак со Статирои, дочерью Дария. Этими и подобными мерами он надеялся слить македонцев с туземцами и сохранить целостность своей державы.

Смерть застала Александра в Вавилоне в 323 г. во время приготовления к новым великим завоеваниям. Несмотря на болезненное состояние, динамическая натура и неисчерпаемая фантазия Александра не переставали работать и по завершении гигантского похода и его возвращении в Вавилон. В голове Александра созревали новые походы, рождались новые проблемы. В его планы входило обследование берегов Аравии, расширение водных сооружений Евфрата, соединение Каспийского (Гирканского) моря с океаном, постройка грандиозных храмов в Вавилоне, Делосе, Дельфах и многое другое, что должно было прославить «всеобщего устроителя и примирителя» Александра.

В Вавилоне, на острове Делосе, в Дельфах и других местах происходила закладка грандиозных храмов в честь бога Диониса, под особым покровительством которого, полагали, находится великий завоеватель. В июне 323 г., когда с утра до вечера кипели работы в вавилонском порту по сооружению новых гаваней, а флот Неарха уже готов был отправиться в далекую экспедицию, разнесся слух о смерти царя. Александр умер от злокачественной лихорадки на тридцать третьем году жизни.

  • [1] Полибий, XXIX, 21.
  • [2] Сталин, Марксизм и национально-колониальный вопрос, Партиздат,1934, стр. 4.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы