Прерафаэлитизм в литературе и искусстве

Главным и определяющим видом искусства у прерафаэлитов была живопись. Однако в поле их творческих интересов находилась и литература (выше уже говорилось о поэтическом творчестве Данте Россетти). В литературе прерафаэлитам был близок Эдгар По, страшные истории которого родственны готической литературе и всегда содержат четкие представления о плохом и хорошем. В их произведениях добро, справедливость всегда побеждают и торжествуют ("Сердце-обличитель", "Маска Красной смерти").

В английской литературе влияние прерафаэлитов заметно в романах Уильяма Уилки Коллинза. Его сюжеты полны мистических, символических событий.

Прерафаэлиты создавали иллюстрации к литературным произведениям. Они помогли европейцам познакомиться с творчеством американцев Эдгара По и Уолта Уитмена. Россетти много переводил Вийона и итальянских поэтов.

Само возникновение творчества прерафаэлитов теоретик этого течения Рёскин связывал с взаимодействием живописи и литературы. Он считал, что английский писатель Вальтер Скотт в своих произведениях на основе романтического материала развивал принципы реалистического искусства. Этот же подход Рёскин видел в творчестве прерафаэлитов.

Творческое внимание прерафаэлиты уделяли и декоративному искусству.

Стиль и художественные принципы живописи прерафаэлитов повлияли на представителей романтизма в музыке - Шумана и Шопена.

Декоративность - часть архитектуры. Архитектура может процветать только как непроизвольное выражение радости и стремлений всего народа. И декоративность способствует этому (Моррис У. Будущее архитектуры // Моррис У. Искусство и жизнь. С. 387- 401).

В архитектуре, по мнению прерафаэлитов, органический стиль не возникает из эклектического, он может быть рожден только органическим. "Поэтому наша архитектура должна в будущем стать по своему стилю готической" (Моррис У. Готическая архитектура // Моррис У. Искусство и жизнь. С. 334).

Восприятие современниками и художественной критикой

На первых порах многие критики и зрители (в том числе Чарлз Диккенс) отнеслись к художникам-прерафаэлитам враждебно за невнимание к академическим идеалам красоты и недостаточно почтительное отношение к религии.

Академическая критика середины XIX века неприязненно восприняла живопись прерафаэлитов. Так, картину Джона Эверетта Миллеса "Христос в родительском доме", выставленную в Королевской академии, критик журнала "Тайме" резко осудил. Критикам не понравилась скрупулезная детальность и изображение отца Иисуса как ремесленника. Критично оценивая это произведение, Чарлз Диккенс охарактеризовал Иисуса в изображении Миллеса как "неприятного, кривошеего, опухшего рыжего мальчишку в ночной рубашке".

Зрители находились под влиянием академической критики и говорили: "Все изображенное на этих картинах чудовищно. Тут нет ничего естественного". "Картины прерафаэлитов не похожи на живопись".

Нападки критики на прерафаэлитов парировал Джон Рёскин в ряде статей в газете "Тайме". Сами художники издавали журнал "Джерм" (вышло четыре номера), в котором теоретически обосновывали принципы своего творчества. Рёскин в поддержку прерафаэлитов написал книгу "Прерафаэлитизм". В своих статьях он был столь убедителен, что скоро мнение общества о прерафаэлитах изменилось и они приобрели многочисленных поклонников, прежде всего в среде растущего английского среднего класса.

На Всемирной выставке 1855 г. в Париже картины прерафаэлитов уже пользуются успехом.

Однако художественные произведения прерафаэлитов, несмотря на заступничество Рёскина и успехи на выставках, продолжали подвергаться критическим нападкам. Так, журнал "Контемпорери ревью" (Современное обозрение, 1871) опубликовал остро критическую статью о стихах Россетти, в которой говорилось о "плотской разновидности поэзии, которая никогда не бывает духовной, никогда нежной, но всегда самодовольной и эстетской... ошеломляющее преобладание чувственности и болезненной животности". Этот несправедливо резкий отзыв критики шокировал Россети и даже спровоцировал у него психическое заболевание.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >