Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow ВВЕДЕНИЕ В ПРОФЕССИЮ: ПСИХОЛОГ ОБРАЗОВАНИЯ
Посмотреть оригинал

Этические вопросы в профессии. Этический кодекс.

Профессия психолога относится к таким, к которым предъявляют повышенные морально- нравственные требования. Психолог-специалист, занимающийся антропологической практикой, должен сам соответствовать этическим социальным и культурным требованиям.

Этика как философское учение о морали и нравственности в применении к разным сферам профессиональной деятельности обозначает систему моральных и нравственных норм, определяющую поведение в разных ситуациях взаимодействия психолога и клиента.

Этика (греч. грЭиш', от r|3iKo'<; — относящийся к нраву, характеру; лат. ethica) — практическая философия, наука о морали (нравственности). Прикладная этика занимается моральными коллизиями в конкретных сферах общественной практики и существует как совокупность дисциплин (биоэтика, этика бизнеса, этика науки, политическая этика, психологическая этика и др.), которые стали составными элементами самих этих практик. [1] [2] [3]

этот кодекс должен знать и неукоснительно соблюдать психолог. При всей очевидности его положений (например: «Не навреди!», «Не навешивай ярлыков», «Принимай клиента таким, каков он есть», «Принцип конфиденциальности») они требуют пояснений в применении к разным ситуациям профессиональной деятельности психолога.

3. Нравственный уровень, предполагающий определенную ценностносмысловую зрелость психолога, сформированное (а лучше сказать — выстраданное) ценностно-нравственное ядро личности. На этом уровне можно рассматривать личностное бытие человека, когда в ситуациях нравственного выбора наиболее явно проявляется его ценности, его субъектностъ.

В соответствии с этим можно говорить о разных уровнях этической регуляции деятельности психолога: нормативно-правовой, моральный, нравственный.

В профессиональной этике психолога также можно выделить несколько уровней, соответствующих разным видам профессиональной деятельности и особенностям взаимодействия психолога с его клиентами (заказчиками). В разных документах указывают разные сферы применения этических правил: 1) общие принципы (моральные); 2) принципы вмешательства (а также принципы консультирования); 3) принципы взаимодействия с другими профессионалами (заказчиками психологических услуг); 4) принципы психодиагностики, в том числе научного исследования и образования[4].

Приведем и прокомментируем некоторые принципы этического кодекса психолога, принятого 14 февраля 2012 г. V съездом Российского психологического общества (полный текст смотри в приложении 23).

Принцип уважения. Психолог с равным уважением относится к людям вне зависимости от их возраста, пола, сексуальной ориентации, национальности, принадлежности к определенной культуре, этносу и расе, вероисповедания, языка, социально-экономического статуса, физических возможностей и других оснований.

По сути, речь идет о толерантном отношении к клиентам и всем другим людям. Трудно представить себе психолога, который позволяет себе высказывания националистического толка, или выходит на митинг против людей иной сексуальной ориентации. Самое важное личностно-профессиональное качество психолога, востребованное в этом контексте, безусловное безоценочпое принятие. Это качество обсуждалось в параграфе 2.1.

(См. задание 4 к гл. 4.)

Толерантность (от лат. tolerantia — терпение, выносливость) — термин, обозначающий терпимость к иному мировоззрению, образу жизни, поведению и обычаям, вероисповеданию, национальности. В отличие от «терпимости» (терпеть — «не противодействуя, не жалуясь, безропотно переносить, сносить что-то бедственное, тяжелое, неприятное») толерантность (в современный язык слово пришло из англ. tolerance) — готовность принимать поведение и убеждения, которые отличаются от собственных, даже если вы не соглашаетесь или не одобряете их.

Что значит принимать поведение и убеждения человека, отличные от твоих собственных?

Нормы и убеждения, составляющие мировоззрение каждого человека, смысловую основу его жизни, создают внутреннюю систему оценок или отношения к разным проявлениям жизни. Нам может нравиться или не нравиться, как выглядит человек, мы можем опасаться незнакомцев или отрицательно относиться к негативным социальным явлениям — проституции, воровству и пр. Мы чувствуем гнев, когда сталкиваемся с проявлениями бесчеловечного отношения одних людей к другим. Что же такое — безусловное принятие или равное уважение к другому человеку? Это безразличие или отказ от собственных мировоззренческих позиций?

{См. задание 5 к гл. 4.)

В экзистенциальной и христианской психологии это свойство объясняется иначе: отношение к другому человеку как к самоценности, как к существу, олицетворяющему в себе бесконечные потенции рода «Человек» (центральное системообразующее отношение). В качестве примера поведения человека с таким отношением к другим можно привести образ князя Льва Николаевича Мышкина из романа Ф. М. Достоевского «Идиот». Возможность относится к другому человеку как к уникальному, где каждая особенность рассматривается как черта этой неповторимой индивидуальности, без использования собственной оценочной «линейки» — качество психолога, требующее значительной работы над собой. В идеале психолог может принимать человека таким как он есть — уважать его, но при этом отрицательно относиться к его мировоззренческим убеждениям. Как говорят: давать другому человеку право быть Другим.

Беспристрастность Психолога не допускает предвзятого отношения к Клиенту. Все действия Психолога относительно Клиента должны основываться на данных, полученных научными методами. Субъективное впечатление, которое возникает у Психолога при общении с Клиентом, а также социальное положение Клиента не должны оказывать никакого влияния на выводы и действия Психолога.

В этом принципе, вроде самоочевидном, есть противоречие: может ли быть психолог в своей работе действительно беспристрастным? Субъективное впечатление — это часто основной феномен, анализируя который психолог строит гипотезы о проблеме клиента и прогнозирует возможные цели и эффекты взаимодействия. Существует ряд понятий, которыми пользуются психологи-консультанты для обозначения этого субъективного переживания: чувство процесса, проективная идентификация, контр-перенос[5]. Субъективное впечатление может возникнуть из профессиональной позиции психолога, в которой многое основывается на профессиональном опыте наблюдения за человеком, анализе его поведения и пр., но может быть вызвано некоторыми установками обыденного сознания. В этом принципе речь идет о недопустимости социальных предубеждений и стереотипных установок в отношении психолога к клиенту.

Проективная идентификация — психический процесс, относимый к механизмам психологической защиты; заключается в бессознательной попытке клиента влиять на психолога таким образом, чтобы тот вел себя в соответствии с ролью кого-то из значимых для данного человека Других. Переживается психологом как возникшее в ходе консультативного диалога чувство по отношению к клиенту, не характерное для его профессиональной роли.

Например, если на прием обращается состоятельный человек, неэтично не придавать значения его переживаниям по поводу невозможности позволить себе дорогую покупку.

Также неэтично строить предположения о сущности проблемы клиента на основании данных астрологического прогноза, гороскопа, карточного гадания или линий на руке. Такие высказывания психолога, как: «...ну что же вы хотели, он же — овен!», являются нарушением профессиональной этики, поскольку не основаны на научных психологических методах.

Принцип конфиденциальности деятельности психолога означает, что материал, полученный психологом в процессе его работы с испытуемым на основе доверительных отношений, не подлежит сознательному или случайному разглашению вне согласованных условий и должен быть представлен таким образом, чтобы он не мог скомпрометировать ни испытуемого, ни заказчика, ни психолога, ни психологическую науку. Принцип выполняется в том случае, если соответствующими правилами регламентируется процесс обмена информацией психологического характера между заказчиком и психологом, между заказчиком и испытуемым.

  • 1. Правило кодирования сведений психологического характера. Психолог обязан на всех материалах психологического характера, начиная от протоколов и кончая итоговым отчетом, указывать не фамилии, имена, отчества испытуемых, а присвоенный им код, состоящий из некоторого числа цифр и букв. Документ, в котором указываются фамилия, имя, отчество испытуемого, и соответствующий ему код, известный только психологу, оформляется в единственном экземпляре, хранится отдельно от экспериментальных материалов в недоступном для посторонних месте и передается заказчику по акту, если это необходимо по условиям работы.
  • 2. Правило контролируемого хранения сведений психологического характера. Психолог должен предварительно согласовать с заказчиком список лиц, получающих доступ к материалам, характеризующим испытуемого, место и условия их хранения, цели их использования и сроки уничтожения.
  • 3. Правило корректного использования сведений психологического характера. Психолог должен достичь соглашения с заказчиком об исключении случайного или преднамеренного сообщения испытуемому результатов его исследования, которые могут его травмировать, и создать условия для выполнения этого соглашения. Сведения психологического характера об испытуемом ни в коем случае не должны подлежать открытому обсуждению, передаче или сообщению кому-либо вне форм и целей, рекомендованных психологом.

Конфиденциальность — одно из основных и, казалось бы, очевидных правил. Тем нс менее чаще всего трудные ситуации возникают именно в отношении этого правила.

Результаты психологической диагностики в образовательной среде необходимо сообщать родителям или педагогам. Но, при диагностике ребенка по запросу родителей, ребенок должен быть предупрежден об этом (особенно в подростковом возрасте), или при обсуждении результатов диагностики подросток должен дать свое согласие на то, что он не возражает против обсуждения полученных результатов с его родителями. При диагностике в образовательном учреждении педагогам сообщаются только общегрупповые результаты, но ни данные тестов по конкретным ученикам, ни интерпретация результатов педагогу не сообщаются.

Среди наиболее часто указываемых обстоятельств, при которых действие правил конфиденциальности в консультировании может быть ограничено, заслуживают упоминания следующие:

  • — повышенный риск для жизни клиента или других людей; угрозы со стороны клиента в отношении жизни или собственности определенного лица или группы лиц, а также угроза со стороны клиента собственной жизни психолога;
  • — преступные действия (жестокое обращение, в том числе психологическое и сексуальное насилие), совершаемые над несовершеннолетними;
  • — необходимость принудительной госпитализации клиента;
  • — участие клиента и других лиц в распространении наркотиков и прочих преступных действиях;
  • — вызов психолога в суд для дачи показаний.

Когда действия клиента представляют угрозу жизни для окружающих или его самого, то психолог вправе нарушить запрет на разглашение информации. О серьезном намерении совершить попытку суицида у юноши или девушки должны знать их близкие, те, кто в силах предотвратить такую ситуацию.

Но бывают случаи, когда клиент сообщает психологу о подобных действиях непосредственно на встрече, и у психолога нет времени и достаточно сформированных терапевтических отношений, чтобы выяснять информацию о том, кто может помешать клиенту «свести счеты с жизнью». Ситуация, когда клиент оканчивает жизнь самоубийством в процессе прохождения психотерапии, вызывает серьезные претензии к компетентности психотерапевта. В фильмах о психологах и их сложной жизни любят показывать именно такие ситуации. К сожалению, это не придуманные истории: например, Мерлин Монро проходила длительный курс психоанализа, когда решилась на самоубийство.

В подобных обстоятельствах психологи идут на разделение ответственности. Они предлагают клиенту заключить отдельный договор о том, что пока идет психотерапия, они обязаны сохранять себе жизнь.

При проведении научных исследований, или обсуждении трудных случаев работы на профессиональных встречах (конференциях, форумах и пр.), или необходимости прохождения супервизии какого-то клиентского случая психолог обязан взять разрешение (даже желательно в письменном виде), что человек не возражает против того, что его случай будет публично обсуждаться.

В процессе подготовки психологов-консультантов и психотерапевтов принято проводить открытые консультации или анализировать видеозаписи консультаций с реальными клиентами. Это необходимо, поскольку научиться можно только наблюдая за настоящим процессом, а не за его игровой имитацией. Но психотерапевтическая помощь проводится в «закрытом» от посторонних формате. В случаях дидактической психотерапии все ее участники — психологи и клиенты — должны быть осведомлены о том, что результаты их работы будут показаны в учебных целях, и дать на это согласие.

Об этом важном процессе получения разрешения у клиентов писал Дж. Быоджентал в книге «Наука быть живым». Приведем отрывок из текста, обращенного к клиентам автора-психотерапевта[6].

«Так что я заимствовал эпизоды и реплики некоторых из вас, чтобы создать собирательный — и поэтому вымышленный — образ пациента. Но я пытался остаться верным опыту, лежащему в основе этих эпизодов — и своему опыту, и вашему. Надеюсь, вы почувствуете мою заботу и уважение к вам в каждой главе, хотя знаете, что ни один из портретов не является полным отражением моего действительного видения каждого из вас. Возможно, самым вымышленным событием в книге является групповой сеанс с Дженнифер и Луизой. Но я знаю, что некоторые из вас вспомнят эпизоды из нашей групповой жизни, которые очень близки к описанному.

Я не хотел бы смущать кое-кого из вас, раскрывая ваши личные путешествия со мной таким образом, что те, кто вас знает, могли бы почувствовать, они бросают недозволенные взгляды на вашу частную жизнь. Тем из вас, кто прочел черновики этих глав и заверил меня в том, что не испытывает неловкости от моего изложения, я с радостью выражаю свою благодарность. Вы, все вы были моими учителями и компаньонами. Я с теплотой вспоминаю время, проведенное вместе с вами, и, надеюсь, вы тоже. Пусть эта книга станет выражением моей нежности и моего уважения к вам».

Все эти ситуации предполагают также соблюдение следующего этического принципа.

Принцип осведомленного согласия требует, чтобы психолог, заказчик и испытуемый были извещены об этических принципах и правилах психологической деятельности, целях, средствах и предполагаемых результатах психологической деятельности и принимали в ней добровольное участие.

Действие данного и предыдущих этических принципов распространяется на все формы работы психолога, в том числе осуществляемые дистанционно или посредством сети Интернет. Например, психолог может оказывать консультационную помощь на психологическом форуме: отвечать на вопросы людей, просвещать их, давать какие-то рекомендации по самопомощи. Но если вся эта переписка потом обнаруживается в популярной психологической книге, которую психолог издает, то это будет считаться нарушением профессиональной этики. Люди, вступающие в подобную переписку, должны быть осведомлены о том, что все материалы могут быть использованы психологом другим образом.

Иногда к психологу обращаются за разъяснением причин поведения важных для них людей, близких и, получив некоторые версии возможных причин, просят о нелегальной помощи. Например, они могут начать уговаривать психолога встретиться с человеком в неформальной обстановке и побеседовать с ним: «Он не пойдет к психологу ни за что! А ему это необходимо. Может быть, вы встретитесь с ним как мой знакомый...». Есть важный принцип оказания психологической помощи — желание самого клиента, готовность человека брать на себя ответственность за решение жизненных задач и разрешение психологических трудностей. Одна из популярных фраз в психологическом «фольклоре»: нет запроса — нет терапии.

Зачастую молодые специалисты-психологи хотят оказывать помощь всем, кто, по их мнению, нуждается в психологической консультации, коррекции или профилактике. Но подобная активность без учета желания самого человека, на которого она направлена, может привести не к положительным изменениям и чувству благодарности, чего так жаждет молодой психолог, а к чувству небезопасности и агрессии у человека, которого хотят сделать счастливым без его желания.

Принцип компетентности. Психолог должен стремиться обеспечивать и поддерживать высокий уровень компетентности в своей работе: предоставлять только те услуги и использовать только те методы, которым обучался и в которых имел практику.

  • 1. Правило сотрудничества психолога и заказчика. Психолог обязан уведомить заказчика о реальных возможностях современной психологической науки в области поставленных заказчиком вопросов, о пределе своей компетентности и границах своих возможностей. Психолог должен сообщить заказчику о принципах и правилах психологической деятельности и получить согласие заказчика руководствоваться ими при использовании методов и материалов психологического характера.
  • 2. Правило профессионального общения психолога и испытуемого. Психолог должен владеть методами психодиагностической беседы, наблюдения, психолого-педагогического воздействия на таком уровне, который позволял бы, с одной стороны, максимально эффективно решать поставленную задачу, а с другой — поддерживать у испытуемого чувство симпатии и доверия, удовлетворения от общения с психологом. Если испытуемый болен, то применение любых методов исследования и профилактики допустимо только с разрешения врача или с согласия других лиц, представляющих интересы испытуемого. Выполнять психотерапевтическую работу с больным психолог может только согласованно с лечащим врачом и при наличии специализации по медицинской психологии.
  • 3. Правило ограничений компетентности психолога. Психолог обязан осуществлять практическую деятельность в рамках собственной компетентности, основанной на полученном образовании и опыте. Он должен понимать ограничения своих профессиональных компетенций и перенаправлять «не своих» клиентов к другим специалистам. Одна из обсуждаемых в профессиональном сообществе ситуаций: попытки оказывать психологическую помощь клиентам, которые на самом деле должны быть пациентами психиатров и требуют психиатрического лечения. В таком случае участие человека с психотическими состояниями и психическими заболеваниями в терапевтических группах, в тренингах личностного роста и т.п. может привести к усугублению его состояния. Кто тогда будет нести ответственность за социальные последствия поведения человека и усугубление его психического состояния? Для психолога важно понимать границы своей компетентности, а для этого нужны знания в смежных областях: клинической психологии, психиатрии, неврологии.

Принцип компетентности подразумевает постоянное профессиональное развитие. О том, как работать над этим, мы обсудим в следующем параграфе. Здесь же нужно указать на то, что профессиональное самосовершенствование — один из важных путей предупреждения профессиональной деформации. Прохождение психологом периодической процедуры подтверждения его компетентности в рамках профессионального сообщества оказывается важным стимулом поддержания личностного и профессионального здоровья специалиста этой профессии.

Профессиональная этика рекомендует психологу приостановить свою деятельность, если на данный момент сложились неблагоприятные для нее условия. Например, если по состоянию здоровья психолог не может продолжать работу, он обязан перенаправить клиента к другому специалисту, который сможет продолжить психотерапию. Или, если в процессе психотерапии выяснились обстоятельства, которые не позволяют сохранять терапевтические отношения, клиента также следует передать другому специалисту. Примером такой ситуации, в которой психолог нарушил этику и тем самым помешал счастью близкого человека, может быть фильм «Мой лучший любовник» (англ. Prime) — американская романтическая драматическая комедия с Умой Турман и Мерил Стрип в главных ролях.

(См. задание 6 к гл. 4.)

Также неэтично работать с клиентами, которые вызывают у психолога негативные чувства. Чаще всего это показатель наличия личной непрорабо- танной проблемы у психолога, которую каким-то образом (ассоциативно) актуализирует клиент. Если у психолога возникает предубеждение против кого-то из близких клиента, на которых клиент жалуется, — это тоже повод для супервизии и, в некоторых случаях, передачи клиента другому специалисту. Если клиентка психолога, переживая ситуацию развода, обвиняет своего мужа, и психолог, в свою очередь, начинает злиться на этого незнакомого человека — значит психологу следует срочно встретиться со своим супервизором или психотерапевтом, чтобы понять, почему это происходит.

Принцип ответственности. Психолог должен помнить о своих профессиональных и научных обязательствах перед своими клиентами, перед профессиональным сообществом и обществом в целом. Психолог должен стремиться избегать причинения вреда, должен нести ответственность за свои действия, а также гарантировать, насколько это возможно, что его услуги не являются злоупотреблением.

Стало модно приглашать психологов на разные телевизионные шоу, просить их давать комментарии в разных жизненных ситуациях. Вплоть до того, что у психологов спрашивают, куда стоит поехать отдыхать! И, к сожалению, формат телевизионных передач, популярных газет не позволяет проявить психологу свои профессиональные знания — ведь не существует однозначных, для всех правильных, рекомендаций; к тому же психолог — специалист по задаванию вопросов, а не по выдаче ответов-советов. Такая ситуация становится критической для психологов, которые стремятся к известности, но забывают о профессионализме. В результате мы видим достаточно много поверхностных рекомендаций и непрофессионального поведения психологов в СМИ.

(См. задание 7 к гл. 4.)

Отчасти репутацию психологам создают люди, которые выбирают такое самообозиачение для получения авторитета, не имея ни образования, ни соответствующих компетенций. В визитке одного из таких специалистов было написано: «психолог, гадалка, муза» — верный расчет на всех интересующихся своими переживаниями. Безусловно, в ситуации, когда любой человек, прочитавший книгу по психологии, может называть себя психологом, оказывается незащищенным ни клиент (рискуя попасть на шарлатана), ни имидж профессии.

Профессия психолога, можно сказать, социально ответственная — как и профессия учителя, врача, как и деятельность священника. Эти виды профессиональной деятельности являются антропологическими духовными практиками и поэтому предъявляют высокие требования к личности специалиста. Невозможно на работе быть учителем, а вне стен школы - обычным человеком. Осознание важности своих морально-нравственных качеств и значимости профессиональной психологической компетентности как составляющих не только личного профессионального имиджа, но и общественного образа профессионала-психолога в достаточной степени ограничивает и задает рамки личностного развития психолога.

Принцип ответственности включает в себя принцип ненанесения ущерба испытуемому, который требует от психолога такой организации своей работы, чтобы ни ее процесс, ни ее результаты не наносили вреда здоровью, состоянию или социальному положению испытуемого. Выполнение принципа регламентируют правила отношений психолога с испытуемым и заказчиком и выбора адекватных методов исследования и общения.

Правило предупреждения неправильных действий заказчика относительно испытуемого. Психолог формулирует свои рекомендации, организует хранение, использование и публикацию результатов исследования таким образом, чтобы исключить их применение вне тех задач, которые были согласованы между психологом и заказчиком и которые могли бы ухудшить положение испытуемого. Психолог информирует испытуемого о характере передаваемой заказчику информации и делает это только после получения согласия испытуемого.

Принцип персональной ответственности психолога предполагает решение этических дилемм: психологи консультируются по этим вопросам со своими коллегами и другими значимыми лицами, а также информируют их о принципах, отраженных в Этическом кодексе. В случае, если у психолога в связи с его работой возникли вопросы этического характера, он должен обратиться в Этический комитет психологического сообщества, членом которого является, за консультацией.

Психологу не так просто безусловно следовать правилам этики по достаточно объективным причинам. Основные из них указали George и Cristiani (1990)1.

  • 1. Трудно соблюдать стандарты установленного поведения в огромном разнообразии ситуаций консультирования, ведь каждый психотерапевтический контакт уникален.
  • 2. Большинство психологов практикуют в определенных учреждениях (клиниках, центрах, школах, частных службах и пр.). Ценностная ориентация этих организаций может не вполне совпадать с этическими требованиями к психологу. В таких случаях консультант оказывается перед сложным выбором.
  • 3. Психолог нередко попадает в этически противоречивые ситуации, когда, придерживаясь требований одной нормы, он нарушает другую. Таким образом, в случае любого выбора не соблюдается кодекс этики.

Принцип честности. Психолог должен стремиться содействовать открытости науки, обучения и практики в психологии. В этой деятельности он обязан быть честным, справедливым и уважать своих коллег.

Психолог должен известить клиента или работодателя о том, что его деятельность в первую очередь подчиняется профессиональным, а не коммерческим принципам. При приеме на работу психологу следует поставить своего работодателя (например, директора школы) в известность о том, что:

  • — в пределах своей компетенции он будет действовать независимо;
  • — он обязан соблюдать принцип конфиденциальности: этого требует закон;
  • — профессиональное руководство его работой может осуществлять только психолог;
  • — для него невозможно выполнение непрофессиональных требований или требований, нарушающих Этический кодекс.

{См. задание 8 к гл. 4.)

Психологу запрещается организовывать рекламу себе или какому-либо определенному методу вмешательства или лечения. Реклама в целях конкуренции ни при каких условиях не должна обманывать потенциальных клиентов. Психолог не должен преувеличивать эффективность своих услуг, делать заявлений о превосходстве своих профессиональных навыков и применяемых методик, а также давать гарантии результативности оказываемых услуг. Психологу не разрешается предлагать скидку или вознаграждение за направление к нему клиентов или заключать соглашения с третьими лицами с этой целью.

Эти аспекты принципа честности подчеркивают, что деятельность психолога является некоммерческой. Психолог работает исходя из внутренней профессиональной мотивации, как ведущей. [7]

На самом деле вопрос продажи психологических услуг является для психологов проблемным. Каждый специалист, занимающийся частной практикой, заинтересован в привлечении клиентов в свою практику. Но продвижение своих услуг на рынке проводится за счет четкого профессионального позиционирования, а также за счет демонстрации своей профессиональной компетенции в рамках психологического просвещения населения. Проводя открытые (а значит бесплатные) семинары, лекции, публикуя популярные, научно-популярные статьи в периодической печати, на сайтах, форумах, осуществляя рассылку в Интернете, психолог объясняет круг проблем, интересный ему как профессионалу, повышает уровень психологической грамотности людей, потенциальных клиентов. Использование манипуля- тивных техник из коммерческой области в продаже психологических услуг является нарушением профессиональной этики психолога.

В самом общем плане проблема заключается в том, что, с одной стороны, многие клиенты не мыслят себе психологическую «услугу» без оплаты (с точки зрения таких клиентов, «за все надо платить»), а с другой - есть небольшая группа клиентов (обычно это люди с развитым чувством собственного достоинства и высоким общекультурным уровнем), для которых проблемы личностного развития, человеческого откровения, сопереживания и подлинной эмпатии, духовного роста и самосовершенствования как-то не увязываются с идеей «оплаты». Для психолога этическая сложность заключается в том, как отличить одних от других и как при этом никого не обидеть, ведь по-своему каждый клиент прав — и тот, кто воспринимает «только оплаченную услугу», и тот, кого оскорбляет сам факт оплаты сферы духовного развития личности[8].

Прямота и открытость', психолог формулирует результаты исследования в терминах и понятиях, принятых в психологической науке, подтверждая свои выводы предъявлением первичных материалов исследования, их математико-статистической обработкой и положительным заключением компетентных коллег. При решении любых психологических задач проводится исследование, всегда опирающееся на предварительный анализ литературных данных по поставленному вопросу.

(См. задание 9 к гл. 4)

По данным самые частые проблемы в научных психологических исследованиях:

  • — фальсификация;
  • — ошибки, сокрытие, манипуляции или неполное представление данных;
  • — плагиат, самоплагиат, неполное представление данных в публикациях;
  • — нарушение нрав участников исследований.

Анализ подобранной случайным образом 281 публикации по психологии на наличие статистических ошибок в ведущих журналах: 50% публикаций содержали какие-либо ошибки; 15% — по крайней мере одну ошибку,

которая меняла полученные данные на противоположные (противоположная гипотеза)1.

Можно выделить два основных варианта данной проблемы:

  • 1) умышленная недобросовестность (подтасовка данных);
  • 2) низкая квалификация или небрежность исследователя.

К сожалению, полученные таким образом результаты (да еще если они опубликованы в солидных журналах) могут дезориентировать многих других исследователей.

Некорректным соавторством и откровенным плагиатом являются:

  • — цитирование или пересказ в больших объемах текстов других авторов без ссылок на них;
  • — включение своей фамилии в работы своих подчиненных при отсутствии хотя бы одной строчки, написанной собственной рукой и т.н.

Во всем мире, и теперь и в России принята процедура проверки текстов научных исследований на наличие плагиата. Существуют специальные электронные системы выявления некорректного цитирования (например, система «Антиплагиат»). Важно понимать, что для психолога нарушение авторского права — не только несоблюдение норм морали, но и «удар» по профессиональной репутации.

Этический кодекс предписывает психологу в случае возникновения искажения информации оповестить об этом участников взаимодействия и заново установить степень доверия. К сожалению, в России подобная практика опровержений научных данных не принята.

Избегание конфликта интересов: психолог должен осознавать проблемы, которые могут возникнуть в результате двойных отношений. Ему следует избегать отношений, которые приводят к конфликтам интересов, и эксплуатации отношений с клиентом в личных интересах.

Проблема двойных отношений является одной из самых актуальных в психотерапевтической деятельности. Это отношения множественных ролей, когда психолог и клиент одновременно являются родственниками, или начальником и подчиненным, или друзьями, коллегами и пр.

Отношения множественных ролей — довольно-таки широкая категория, которая включает в себя (но не сводится к ним) такие ситуации, как[9] [10]:

  • — секс или сексуальные взаимоотношения с клиентом;
  • — романтические отношения, ухаживание за клиентом;
  • — сексуальные отношения с бывшим клиентом;
  • — деловые (бизнес) отношения с клиентом;
  • — обмен услугами и (или) товарами;
  • — оказание психологических услуг близким друзьям или родственникам;
  • — проведение свободного времени с клиентами;

вступление в терапевтические отношения с подчиненными и сотрудниками;

  • — прием знакомых в клиенты;
  • — принятие подарков от клиентов или просьбы к клиентам об оказании услуг.

Если психолог, тем не менее, вступает в интимные отношения с бывшим клиентом по прошествии не менее двух лет, то он обязан доказать, что возникшие отношения не эксплуатируют вторую сторону в свете всех факторов, имеющих отношение к делу, включая:

  • 1) количество времени, которое прошло с момента окончания терапии;
  • 2) характер и длительность терапии;
  • 3) обстоятельства, сопутствовавшие окончанию терапии;
  • 4) личную историю клиента или пациента;
  • 5) текущий психический статус клиента или пациента;
  • 6) вероятность негативного влияния данных отношений на клиента или окружающих;
  • 7) любые заявления или действия, предпринятые терапевтом в течение курса терапии и предлагающие или намекающие клиенту на возможность сексуальных или романтических отношений по окончании терапии.

По мнению экспертов западного профессионального психологического сообщества, проблема сексуальных отношений консультантов и психотерапевтов с клиентами очень важна и нередко замалчивается. Сексуальные отношения консультантов с клиентами неприемлемы ни этически, ни профессионально, потому что представляют прямое злоупотребление ролью консультанта. Клиент намного более уязвим, чем консультант, так как в специфической атмосфере консультирования «обнажает» себя — раскрывает свои чувства, фантазии, тайны, желания, в том числе и сексуального характера. Иногда клиент сильно идеализирует консультанта, ему хочется близких отношений с таким идеальным, глубоко понимающим его человеком. Тем не менее при превращении консультативного контакта в сексуальную связь у клиентов развивается крайняя зависимость, а консультант теряет объективность. На этом и заканчивается любое профессиональное консультирование и психотерапия[11].

Что касается двойных отношений несексуального характера (дружеское, профессиональное общение, деловое общение и пр.), то нет однозначного признания их неэтичное™. Некоторые западные исследователи находят немало положительных черт в такого рода отношениях. Но и они вынуждены признать, что отношения двойных ролей могут нанести вред клиенту, и психологи должны быть сензитивными к потенциальным последствиям своего поведения.

Приведем текст из учебника И. В. Вачкова, И. Б. Гриншпуна, Н. С. Пряж- никова, где дан отличный анализ отношений в деятельности психолога в образовании: «Необходимо быть чрезвычайно корректными в построении профессиональных отношений с детьми и подростками, поскольку они еще социально (и физиологически) незрелы, они еще только учатся любить и легко увлекаются такими “умными”, такими “интересными” психологами, тем более что психологи, затрагивая вопросы межличностного общения, развития и планирования перспектив своей жизни, легко могут увлечь своих молодых и впечатлительных воспитанников и клиентов»1.

На самом деле, очень сложно четко и понятно развести «психотерапевтические отношения», «дружбу» и «любовь». И если «отношения психотерапевта и клиента» еще как-то пытаются концептуализировать, то «любовь» и «дружба» какой-то серьезной концептуализации пока, слава Богу, не поддаются, так как в них в наибольшей степени проявляются человеческая уникальность, творчество и достоинство. Сама ценность любви и дружбы в том, что каждый человек понимает их по-своему, что и позволяет людям выстраивать уникальные, неповторимые и именно этим особо ценные (бесценные!) отношения друг с другом. И может так оказаться, что пришедший к психологу клиент захочет увидеть в своих отношениях с психологом то, что близко его собственному пониманию дружбы или даже любви. Но если психолог начнет объяснять ему, что их отношения — это отношения специалиста и клиента, то некоторые клиенты могут быть сильно разочарованы, так как заведомо не получат того, ради чего они вообще пришли к психотерапевту — за подтверждением того, что «могут быть любимы» (по К. Роджерсу).

{См. задание 10 к гл. 4.)

Завершая разговор о профессиональной этике психолога, приведем результаты выявления наиболее часто встречающихся этических проблем в данной профессиональной деятельности. При исследованиях в среде консультирующих психологов — членов АПА (Американской психологической ассоциации) определились такие категории проблем (Pope & Vetter, 1992)[12] [13]:

  • — конфиденциальность (18%);
  • — неопределенные, двойные или конфликтные взаимоотношения с клиентами (17%);
  • — источники, планы и методы оплаты услуг (14%);
  • — сексуальные проблемы (4%);
  • — компетентность (3%);
  • — сомнительные или приносящие вред интервенции (3%).

Также упоминаются: обман клиентов, неадекватная супсрвизия, нарушения в записях и документации, представление фальшивой информации о себе и своей практике.

В отечественной психологии выделяют такие основные этические проблемы и «соблазны» (по И. Б. Гриншнуиу и др.[14]).

  • 1. Между правом человека на самоопределение и его неготовностью к этому, что создает «прекрасную» основу для оправдания манипуляции со стороны психолога.
  • 2. Между мировоззрением психолога и конкретного человека — клиента.

Например, имеет ли право психолог обозначать в работе свою мировоззренческую позицию? Кого должно быть больше в психологе — специалиста или человека?

(См. задание 11 к гл. 4.)

Интересно, что многие видные отечественные психологи и психотерапевты (Б. С. Братусь, Ф. Е. Василюк и др.), которым посчастливилось побывать в группе К. Роджерса во время его визита в Москву в 1986 г., отмечали, что великий мастер продемонстрировал не столько свой «метод» сам по себе, сколько право психолога «быть личностью» во время работы с клиентом — и именно в этом заключается суть метода К. Роджерса.

  • 3. Между высокими и благородными устремлениями психолога и его ограниченностью в адекватных методах, когда сложные проблемы он часто вынужден решать на уровне «красивых разговоров» (хотя в клиническом плане для кого-то это тоже помощь).
  • 4. Между высокими и благородными устремлениями психолога и прагматизмом нашего времени, когда ради получения «гонорарчиков» некоторые психологи «на все согласны».
  • 5. Между все возрастающей свободой выбора (концептуального подхода, методики и т.п.) в работе психолога и усилением его зависимости от конкретного «заказчика — благодетеля», когда можно и не идти к «благодетелю», но «уж больно заработать хочется». Заметим, что раньше (при советской власти) реальной свободы на работе было меньше, но меньше было и внутренней зависимости от начальства. Таким образом, это противоречие между внешней свободой выбора и внутренней несвободой (внутренним «соблазном», «искушением»).
  • 6. Между различными этическими системами и их уровнями. Данное противоречие порождает проблемы, связанные с необходимостью находить общий язык (точки соприкосновения) с разными клиентами, в том числе и с такими, кто имеет иные (и даже «чуждые» для психолога) ценностно- смысловые ориентации. Как сказал Л. Н. Гумилев, «культура вообще начинается с признания права на существование иной культуры, а когда мы утверждаем только свою культуру (как самую развитию, самую совершенную), то на этом культура и заканчивается».

Применительно к этике важно помнить, что также не существует единой (общепринятой) этической системы, так как в каждой культурно-исторической эпохе, у каждого народа, в каждой социально-профессиональной группе и вообще у каждого человека — свои представления о «должном» и «постыдном», которые к тому же еще и постоянно меняются (развиваются или деградируют). Поэтому стремление к «совмещению несовместимого», т.е. к нахождению «точек соприкосновения», оказывается важнейшим условием построения доверительных взаимоотношений с клиентом. Вопрос лишь в том, как все это делать, в чем и в какой степени уступать

1

или не уступать другому человеку (клиенту, группе, классу) в своем стремлении к взаимопониманию с ним.

Проблема профессиональной этики психолога образования так или иначе приводит к необходимости обсуждать общечеловеческие и личностные ценности, без которых невозможна профессиональная деятельность. Это такие ценности как:

  • - постоянное улучшение себя, других, мира вокруг (ценность развития);
  • — создание нового и улучшение старого во благо другим и миру (ценность творчества и продуктивной деятельности);
  • - уважение индивидуальности каждого человека, группы, общества (ценность уникальности);
  • — взаимообогащение приобретаемым опытом и переживаемыми чувствами (ценность общения).

Главный этический ориентир для психолога образования: право каждого на свой жизненный мир, не ущемляющий миры других. Важность поддержания уникальности каждой личности в процессе образования (как усвоения нормативного общественного знания), важность развития индивидуальности предполагает признание психологом и другими взрослыми в образовательной среде учреждения ценности жизненного мира личности, как ученика, так и своего собственного.

(См. задание 12 к гл. 4.)

Проблема сертификации, лицензирования профессиональной деятельности. Как уже говорилось раньше, для регулирования вопросов профессиональной деятельности и трудных ситуаций в ней в профессиональном психологическом сообществе разработаны процедуры сертификации и лицензирования. Каждое профессиональное общество, психологическая ассоциация обязательно включает в собственную структуру этический комитет и сертификационный комитет.

Сертификация — процедура проверки предмета (услуги, товара, профессионального инструмента, продукта) на соответствие требованиям профессиональных стандартов, цель которой — подтверждение соответствия качественных характеристик товара (услуги) стандартам качества.

Сертификация — процедура подтверждения того, что уровень профессионализма специалиста соответствует определенным стандартам. Сертификат удостоверяет квалификацию профессионала, что делает для него законным (легитимным) определенный вид занятий и повышает ценность на рынке труда.

В системе образования выдают документ — диплом, удостоверяющий квалификацию специалиста, но он подтверждает лишь уровень образования. Практические навыки в рамках выбранной специализации, повышение квалификации и профессиональное развитие диплом об образовании подтвердить не может. Через некоторое время после окончания вуза становится невозможно оценить уровень работы специалиста и возможные последствия его действий для общества. Поэтому во многих странах существует дополнительный контроль за практической деятельностью профес- сионала-психолога: государственное регулирование (обязательная сертификация) и лицензирование.

Лицензирование — разрешение па право либо непосредственно само право на выполнение некоторых действий, которое может удостоверяться (подтверждаться) одноименным документом. На практике лицензиями также сокращенно именуются лицензионные договоры (соглашения), предусматривающие выдачу частноправовых лицензий.

Лицензирование — это дополнительная процедура, в результате которой специалист получает юридический документ, подтверждающий право психолога на оказание услуг населению. Она обычно осуществляется под контролем государственных структур управления: соответствующими управлениями и отделами министерств (по опыту зарубежных стран).

Признание квалификации психолога чаще возложено на профессиональные сообщества (так называемые саморегулирующиеся организации), которые заинтересованы в том, чтобы закрыть дорогу в практику малоквалифицированным специалистам. Для этого профессиональными сообществами созданы системы сертификации психологов, наиболее развитые из них существуют в США, Канаде и Великобритании. Сертификация в этих странах уже прошла путь от добровольной к обязательной (анализ проведен С. А. Маничевым[15]).

В Канаде и США существует начальная система подготовки психологов, которая включает в себя специализированные образовательные программы в школах и колледжах, делающие возможным получение научной степени в университетах. При этом научная степень в области психологии не дает право на практическую работу. Она лишь подтверждает имеющиеся знания. Под требования лицензирования и сертификации попадают все психологи, деятельность которых связана с непосредственным оказанием психологических услуг населению (Direct Services) и получением за это гонорара (оплаты). В свою очередь, психологи, занятые исследовательской деятельностью в государственных организациях, агентствах, колледжах или университетах, законодательством некоторых штатов и провинций освобождены от лицензирования (даже если работодатели требуют ее проведения для защиты нрав потребителей психологических услуг). Па территории США и Канады практика без лицензии запрещена. За несоблюдение требований законодательства накладываются административные взыскания в виде штрафов. При этом допуск профессиональных психологов к практике регулируется законами каждого отдельно взятого штата и округа Колумбия, а также законодательством восьми провинций Канады.

Таким образом, процедура сертификации проводится в профессиональных сообществах, ассоциациях в соответствии с требованиями сертификационных комитетов этих организаций; лицензирование же представляет из себя экзамен по теоретическим и прикладным вопросам в государственных структурах.

Какие требования предъявляют психологам в рамках сертификации? Наиболее типичными являются следующие.

  • 1. Наличие полного высшего образования в области психологии (магистерская степень или степень доктора).
  • 2. Наличие опыта работы по специальности, или клиническая практика в рамках специализации в количестве не менее 500 часов (2 года).
  • 3. Наличие опыта работы под супервизией (клинической и образовательной) в качестве участника и в качестве ассистента супервизора в рамках профессиональной психологической специализации (у действительных членов — супервизоров соответствующей профессиональной ассоциации) в количестве не менее 100 часов.
  • 4. Прохождение курсов повышения квалификации или профессиональной переподготовки в рамках специализации (по программам обучения, сертифицированным профессиональной ассоциацией), дающее право на самостоятельную практику в количестве не менее 500 часов.
  • 5. Участие в интервизорской группе, работающей в рамках специализации, в количестве не менее 200 часов (подтверждение дают действительные члены профессиональной ассоциации).
  • 6. Дидактическая {или личная) психотерапия в количестве не менее 100 часов — индивидуальная и групповая (в качестве психотерапевта должен быть действительный член профессиональной ассоциации).

После подтверждения выполнения требований психолог проходит сертификационный экзамен, который может включать в себя следующие этапы:

  • 1) защита исследования по проблематике супервизии в рамках психологической специализации (кейс-стади);
  • 2) прохождение открытой супервизии (клиническая или образовательная — работа с клиентом, группой учеников) с членами экспертной комиссии в качестве супервизора.

{См. задание 14 к гл. 4.)

В зарубежной практике стран Европы и Северной Америки все претенденты на сертификат должны сдать «Экзамен на осуществление профессиональной деятельности в области психологии» (Examination in Professional Practice in Psychology — EPPP). Экзамен рекомендуется сдавать по месту предполагаемой работы (практики), фактически — в том же штате. Содержание экзамена определяется но результатам обзоров психологической практики в США и Канаде. Обзоры практик инициируются Ассоциацией региональных и местных советов по психологии — The Association of State and Provincial Boards (ASPPB). Эта организация была создана в 1961 г. с целью обеспечения лицензирования деятельности психологов. В ее задачи входит разработка «Экзамена на осуществление профессиональной деятельности в области психологии» (ЕРРР), использующегося соответствующими Лицензирующими Советами при лицензировании и сертификации специалистов. Результаты прохождения экзамена фиксируются в базе данных ASPPB (Ассоциации региональных и местных советов по психологии) и могут быть затребованы специалистом в случае открытия им практики в другом штате.

Экзамен состоит более чем из 200 вопросов по следующим темам:

  • — методы и инструменты психологического исследования;
  • — интерпретация и написание отчетов;
  • — создание, подбор инструментов, создание исследовательского плана по результатам диагностики, мониторинг динамики, заключительная оценка;
  • — знание общей психологической литературы и умение связать ее с практикой;
  • — дизайн эксперимента (экспериментальные исследования, квази-эксперименты, надежность и валидность, сбор и анализ данных, интерпретация результатов);
  • — профессиональные, этические и юридические ограничения в деятельности психологов (конфиденциальность, приверженность профессиональным стандартам и т.п.).

Только сертифицированные психологи могут стать действительными членами профессионального психологического сообщества. Все остальные участники имеют статус ассоциированных членов. Среди действительных членов сообщества есть также градации: практик (1 уровень), преподаватель (2 уровень, с правом обучать других психологов в рамках программ повышения квалификации), супервизор-психолог, имеющий право проводить супервизии, имеющий соответствующую подготовку в области технологий супервизии. Таким образом, процесс подтверждения квалификации психолога продолжается в рамках профессионального сообщества на протяжении всей профессиональной жизни.

Место и роль психолого-педагогической экспертизы для развития иппо- ваций в образовании. Можно констатировать, что в последние десятилетия практическая психология прочно вошла в современную школу. Одним из актуальных направлений психологической поддержки школьного образования становится деятельность психолога как эксперта и консультанта в различных сферах образовательной практики. Особенно актуальной экспертно-консультативная деятельность психологов становится в условиях инновационного развития образовательных учреждений.

В большинстве случаев основные причины неудач инновационной деятельности в образовании заключаются в несогласованности вводимых локальных изменений образовательного процесса со всей организационнообразовательной системой, а также со сформировавшейся организационной культурой школы. Организационно-образовательная система школы, как правило, формируется стихийно, слабо представляется администрацией и педагогическим коллективом, соответственно, попытки изменения отдельных ее элементов могут приводить к новым рассогласованиям и усиливать существующие, но неосознаваемые противоречия.

В сложившихся условиях становится востребованным создание и методическое обеспечение психолого-педагогических консалтинговых структур, специализирующихся на проектном и экспертно-консультативном сопровождении инновационного развития образовательных учреждений. Проблема разработки и внедрения эффективных механизмов экспертноконсультативного сопровождения инновационного развития школьных организаций представляется одной из актуальнейших проблем совершенствования школьного образования[16].

В. А. Ясвин утверждает, что технология экспертно-консультативного сопровождения инновационного развития школьных организаций заключается в поэтапном использовании следующих механизмов:

  • — выявление и корректировка социальной миссии и стратегических целей развития школы;
  • — экспертиза-диагностика состояния организационной, образовательной и социальной подсистем;
  • — моделирование основных системных элементов;
  • — сопоставительный анализ полученных моделей;
  • — проектирование нововведений;
  • — разработка программы развития;
  • — консультирование руководителей и обучение сотрудников;
  • — рефлексия эффективности инноваций на основе мониторинга;
  • — коррекция программы развития.

Содержание системной экспертизы школы заключается в анализе согласованности между ее образовательной, организационной и социальной подсистемами, а также в анализе соответствия каждой из этих подсистем заявленной миссии школы. Выделяются следующие содержательные блоки системной экспертизы школьной организации:

  • — анализ представлений директора и его заместителей о состоянии школы, а также о ее миссии и перспективах развития;
  • — определение реально сложившейся в школе организационно-педагогической модели;
  • — психолого-педагогический анализ развивающего потенциала содержания образовательной программы школы;
  • — психолого-педагогическая экспертиза образовательной среды школы на различных уровнях (микросреда, локальная среда, взаимоотношения с макросредой) на основе анализа восприятия школьной среды различными субъектами образовательного процесса (руководителями, педагогами, учащимися и родителями);
  • — определение характера организационной культуры педагогического коллектива;
  • — психологическая диагностика субъективного отношения к школе различных категорий субъектов образовательного процесса;
  • — анализ взаимной толерантности различных субъектов образовательного процесса.

Программа развития школьной организации разрабатывается на основе проектирования целесообразных управленческо-организационных, психо- лого-педагогических и психолого-социальных изменений, необходимых для преодоления выявленных рассогласований. Реализация программы развития осуществляется на основе тесного сотрудничества администрации, педагогического коллектива и экспертов-психологов. Отсюда очевидно, что образовательному учреждению в ситуации инноваций необходим не просто эксперт-психолог, или эксперт-управленец, или эксперт-педагог, — нужны специалисты, совмещающие в себе этот набор компетенций, специалисты в области организационной психологии образования.

В. И. Панов[17] предлагает алгоритм проектирования и экспертизы образовательных технологий и систем. Такой алгоритм предполагает ответы на следующие базовые вопросы:

  • — кого обучать (психологические особенности контингента учащихся);
  • — чему обучать (содержание образования);
  • — зачем обучать (стратегические и тактические особенности учебно- воспитательного процесса и образовательной среды в целом);
  • — как обучать (особенности используемых образовательных технологий);
  • — кому обучать (определение требований к профессиональной и личностной подготовке педагога).

Кого обучать? Психолог образования должен проводить диагностическую работу, направленную на выявление различий по виду и уровню развития проявленных и потенциальных возможностей учащихся. Работа в зоне потенциальных возможностей, как важная задача инноваций в образовании (то же самое, что и обучение в зоне ближайшего развития — у Л. С. Выготского) предъявляет к образовательной среде особые требования: учебные программы и методы педагогической работы, за небольшим исключением, уже не могут быть ориентированы строго на определенный вид и уровень развития способностей учащихся. Напротив, они должны создавать условия для обучения и развития детей как с проявившимися и достаточно развитыми способностями, так и детей со скрытыми способностями, которые еще «не нашли себя».

Чему обучать? Исходя из вариативности современного образования, содержание обучения может быть представлено как: а) предметное содержание как соответствующий набор знаний-умений-навыков, дающих возможность быть субъектом данной социокультурной области человеческой деятельности (социальная и функциональная компетентность, донрофессиональная и профессиональная подготовка, художественное и техническое творчество, спортивная деятельность и т.д.); б) способы учебной деятельности, позволяющие получать и применять указанные знания-умения-навыки, и представленная в них способность учиться, т.е. способность быть субъектом учебной деятельности, когда учащийся овладевает навыками произвольной регуляции своей учебной деятельности в любой области; в) способы иных видов деятельностей, необходимых ребенку (да и взрослому тоже) для его социализации и индивидуализации (проявления и обретения индивидуальности) как способности к социальному (межличностному и профессиональному) взаимодействию в условиях современного общества.

Зачем обучать? Учитывая разнообразие социальных, образовательных и психологических функций современного образования, параллельно с задачами собственно предметного обучения в качестве цели создания образовательной среды должны выступать цели общепознавателыюго и личностного развития учащихся, а также их социализации и индивидуализации.

Как обучать? В данном случае, помимо традиционно дидактической дифференциации применяемых методов обучения (фронтальные, групповые, индивидуальные, проблемные и т.д.), речь должна идти также об их психологической направленности. А именно (следуя Л. С. Выготскому): ориентированы ли эти методы на актуальный уровень развития? Но тогда психическое развитие учащегося имеет репродуктивный и стихийный характер — как проращивание объема новых знаний и умений. Или же методы обучения ориентированы на актуализацию зоны ближайшего развития учащихся, что обеспечивает продуктивный и целенаправленный характер психического развития учащихся? Но оно требует тогда от педагога организации совместно-распределенных форм взаимодействия между собой и учащимися и учащихся между собой.

(См. задание 15 к гл. 4.)

Опять же, учитывая разнообразие современных образовательных учреждений, при ответе на вопрос «как обучать?» целесообразно посмотреть, на реализацию какой образовательной парадигмы претендует данное образовательное учреждение (технология, образовательная среда):

  • а) дидактической — углубление и расширение предметного обучения;
  • б) дидактико-психологической — сочетание предметного обучения с психологическими уроками развития и поддержкой со стороны психологической службы;
  • в) психолого-дидактической (психодидактической) — приоритетное использование психологии развития и методов развивающего образования в качестве исходного основания для построения образовательной среды (В. И. Панов, 1997, 2000, 2004).

Кому обучать (требования к педагогу)? Переход к развивающему обучению и образованию требует от педагогов осознанного (рефлексивного) понимания того, на какие дидактические принципы, а также психологические закономерности и особенности развития учащихся они опираются при проектировании своей поурочной работы, и тем более при создании авторских и экспериментальных учебных программ. В свою очередь, эго предполагает наличие у педагогов соответствующей психологической и дидактической компетентности.

Поэтому, кроме глубоких предметных знаний, подготовка педагога для работы с одаренными детьми (и вообще с современными детьми) должна включать в себя:

  • — понимание того, что представляет собой развивающее образование, его отличия от традиционных форм обучения и воспитания и даже от развивающего обучения;
  • — знание о том, что такое образовательная среда и ее субъекты, ее структура (пространственно-предметный, социальный и технологический компоненты), ее разновидности (семейная, школьная, внешкольная дополнительная и стихийная), ее типы (догматическая, творческая и др.) и типы взаимодействия между ее субъектами (авторитарный, демократический, гуманистический и т.д.);
  • — знание психологических закономерностей и особенностей возрастного и личностного развития детей в условиях различных образовательных сред;
  • — знание методов психологического и дидактического проектирования учебного процесса, а для этого — умение выделить дидактические и психологические цели и выбрать адекватную дидактическую форму и содержание учебно-методического материала для достижения этих целей; умение реализовывать различные способы педагогического взаимодействия между различными субъектами образовательной среды (субъект-объектный, субъект-субъектный, субъект-норождающий) с учащимися по отдельности и в группе, с родителями, коллегами учителями, со своим руководством;
  • — умение встать в рефлексивную (самоосознающую) позицию по отношению к тому, кого учить, чему учить, зачем учить, как учить, кому и где учить.

Параметры оценки результативности качества образовательного процесса, основанного на инновациях:

  • — процесс реализации инновационной деятельности и его продуктивность (результат);
  • — внутреннее развитие учащегося;
  • — внутреннее развитие педагога;
  • — развитие социальных систем (класса, школы, общества).

Таким образом, в процессе психолого-педагогической экспертизы психолог образования должен быть готов: оценить продуктивность инновационной развивающей деятельности образовательного учреждения в отношении продвижения к выбранным целям; провести диагностику самых важных новообразований психического развития учеников; оценить изменения уровня профессиональной компетентности педагогов; и, наконец, определить критерии и оценить изменения в организационной культуре образовательного учреждения. Для проведения подобной работы психологу в образовании необходимо иметь достаточный уровень сформированное™ компетенций в смежных областях: педагогике, школоведении, психологии, менеджменте (в том числе — управлении образовательными системами).

  • [1] В мировом психологическом сообществе этика профессиональной деятельности психолога является очень важным показателем не просто квалификации, но и профессионализма психолога. Существует строгая этическая регламентация психологической помощи, незнание или нарушениекоторой ведет к лишению специалиста права заниматься этой профессиональной деятельностью. Даже отличные профессиональные компетенции психолога не берутся в расчет, если возникает ситуация нарушенияпрофессиональной этики. В каждом профессиональном психологическомсообществе есть этический комитет, прописан регламент его работы, разработаны этические кодексы. В такие этические комитеты могут обращатьсяс жалобами на нарушение профессиональной этики не только сами клиенты, но и другие специалисты, узнавшие факты нарушения профессиональной этики психологом — членом сообщества. В перспективе, очевидно,отечественным психологам предстоит ввести в свою деятельность такую жестрогую регламентацию, какой придерживаются наши зарубежные коллегипрактически во всем мире. Введение аттестации психологов, работающихв научно-практической области, выдача лицензий для психологическойпрактики стоят на повестке дня. Обязательным условием при этом является знание и соблюдение этических принципов работы психолога. (См. задание 3 к гл. 4.) Этика, как система общественных моральных норм, имеет несколькоуровней.
  • [2] Нормативно-правовой уровень, основанный на документах международного права и законах страны, в которой психолог осуществляет профессиональную деятельность, например: «Всеобщая декларация прав человека», «Конвенция о правах ребенка», «Конституция (Основной Закон)РФ», «Закон РФ об образовании», «Должностная инструкция педагога-психолога», и других нормативных документах, вплоть до Уголовногокодекса РФ. Самые важные из этих документов уже обсуждались выше.
  • [3] Моральный уровень, отраженный в этическом кодексе психолога, вернее, во многих его вариациях — кодексах, стандартах, уставах и пр. Именно
  • [4] Этические стандарты психолога // Вопросы психологии. М., 1990. № 5. С. 158—161;Этика профессиональной деятельности : учеб.-методич. пособие / авт.-сост. Т. А. Прокофьева. Самара : Самар, гуманит. акад., 2009; Практикум по общей и экспериментальной психологии / под ред. А. А. Крылова, С. А. Маничева. 2-е изд. СПб.: Питер, 2000. С. 348—350.
  • [5] Мак-Вильямс, II. Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личностив клиническом процессе. М.: Класс, 1998.
  • [6] Быоджентал Дж. Наука быть живым: Диалоги между терапевтом и пациентами в гуманистической терапии / пер. с англ. А. Б. Фенько. М.: Независимая фирма «Класс», 1998.
  • [7] Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. М. : Академический проект,1999.
  • [8] 2 Бачков И. В., Гришипуи И. Б., Пряжников Н. С. Введение в профессию «психолог»...
  • [9] Wicherts Dr., Rakker М. University of Amsterdam, 2011. Информация взята из документовсайта — Психологическая газета / http://psy.su/
  • [10] Диянкова И. Некоторые этические проблемы в современной американской психотерапии и психологическом консультировании // Консультативная психология и психотерапия.2002. №4. С. 114-149.
  • [11] Кочюнас. Р. Основы психологического консультирования...
  • [12] Бачков И. В., Грипшпун И. Б., Пряжпиков Н. С. Введение в профессию «психолог»... С. 298.
  • [13] Диянкова И. Некоторые этические проблемы... С. 114—149.
  • [14] * Бачков И. В., Грипшпун И. Б., Пряжпиков И. С. Введение в профессию «психолог»...
  • [15] Маничев С. Л. Профессиональные стандарты как основа сертификации в области психологии // Вестник ЮУрГУ. Серия : Психология. 2008. Вып. 2. С. 51—61.
  • [16] Ясвин В. Л. Образовательная среда: от моделирования к проектированию. М.: Смысл,2001.
  • [17] Панов В. И. Психодидактика образовательных систем: теория и практика. СПб.: Питер,2007.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы