Понятие истины в уголовном судопроизводстве

Если по мнению А. И. Трусова оценка доказательств является "душой доказательств", то само достижение "истины" либо того, что необходимо доказать является "сердцевиной уголовного процесса доказывания".

А что же собой представляет сама "истина" в уголовном судопроизводстве? Какие критерии истины при производстве по уголовным делам? Какими свойствами должна обладать истина в уголовном процессе? На все эти вопросы современные ученые-процессуалисты отвечают по-разному.

По своей сущности истин бывает несколько: обыденная или житейская, научная истина, художественная истина и истина нравственная. В целом же форм истины почти столько, сколько видов занятий. Особое место среди них занимает научная истина, характеризующаяся рядом специфических признаков. Прежде всего, это направленность на раскрытие сущности в отличие от обыденной истины. Кроме того, научную истину отличает системность, упорядоченность знания в ее рамках и обоснованность, доказательность знания. Наконец, научную истину отличает повторяемость и общезначимость, интерсубъективность.

Прежде чем ответить на вопрос, что собой представляет "истина" в уголовном судопроизводстве, необходимо понять саму природу истины, используя философское ее значение. Философия выделяет несколько теорий самой природы истины. Так, различают теории корреспондентской истины, когерентной истины и прагматической истины. Для определения в уголовном судопроизводстве понятия "истины" необходимо использовать несколько положений вышеназванных теорий истины.

Истина в уголовном судопроизводстве основывается на теории корреспондентской истины, в основе которой лежит идея соответствия (корреспонденции) между фактами и высказываниями об этих фактах4. Речь в данном случае идет об истине как свойстве высказываний, суждений или представлений, убеждений о чем-то внешнем по отношению к самим высказываниям. Иными словами высказывания, суждения, или представления, убеждения определяются как истинные или ложные5. Критерий их истинности находится вне их, т.е. если они соответствуют положению дел, которые подтверждаются соответствующими фактами, - то они истинные, если нет - то они ложные.

Так, возьмем в качестве примера утверждение о том, что гражданин Сидоров умышленно причинил тяжкий вред здоровью гражданину Павлову. Данное высказывание является истинным, и оно истинно не потому, что само высказывание обладает определенными свойствами, которые можно определить путем его анализа, а потому, что в прошлом произошло некое событие, являющееся абсолютно внешним по отношению к высказыванию, и которое тем не менее соотносится (корреспондируется) с этим высказыванием в связи с тем, что у гражданина Павлова налицо соответствующий тяжкий вред здоровью. Утверждение или вера, что именно гражданин Сидоров умышленно причинил тяжкий вред здоровью гражданину Павлову, являются ложными, независимо от того, насколько искренне или твердо верит в это дознаватель, следователь, прокурор и суд. Оно ложно в силу некоего события, имевшего место независимо от этого высказывания и не согласующегося с этим высказыванием, в силу того, что именно гражданин Сидоров в момент причинения тяжкого вреда здоровью гражданину Павлову находился в другом городе и не мог причинить вообще данный вред здоровью. Данные примеры подтверждают, что истина и ложь являются свойствами убеждения, которые в свою очередь основываются на внешних свойствах.

Условием истинности убеждения являются всевозможные объекты убеждения. Одним из объектов убеждения выступает сознание. То сознание, которое во что-то верит, является истинным при наличии соответствующего комплекса, который включает в себя объекты сознания, а не само сознание. Соответствие всего комплекса объектов сознания обеспечивает истину, а его отсутствие порождает ложь. Само же сознание формирует в первую очередь мнение, и как только мнение сформировано, то сознание не может сделать мнение истинным или ложным. То, что делает мнение истинным, основывается на каких-то сведениях, и эти сведения не зависят от сознания того, кто думает о них каким-то образом. Они существуют сами по себе.

Если истина связана с сознанием, то она представляет логическую характеристику, которая зависит от знания и от знания о самих сведениях. Таким образом, в уголовном судопроизводстве истина в первую очередь основывается на каких-то сведениях, имеющих место в прошлом, и на знании о них. Достижение истины это установление соответствующих сведений, которые в уголовном судопроизводстве в общем виде именуются предметом доказывания либо обстоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовному делу. Речь в данном случае идет об установлении всех элементов предмета доказывания, которые в настоящее время нашли свое отражение в ст. 73 УПК. Данного мнения придерживается и И.Л. Петрухин, который утверждал, что достижение истины есть достоверное установление всех элементов предмета доказывания. В связи с тем, что все факты, связанные с совершенным преступлением, регламентированы соответствующим нормативно-правовым актом, т.е. УПК, то в уголовном судопроизводстве истина является юридической.

Если мы определились с понятием, что любое мнение будет истинным в случае, если оно основывается на сведениях, которые по своей сути должны обладать определенными критериями, а также на знаниях об этих сведениях, то истина должна быть достоверной. Само понятие достоверности обозначает верный, не вызывающий сомнений. С точки зрения философии достоверность обозначает наличие знания, в истинность которого члены данного сообщества, находящиеся на данном историческом этапе его развития, верят на основании признаваемых доводов. В уголовном судопроизводстве истина также должна обладать таким критерием, как достоверность.

Так, Л. Е. Владимиров отмечал, что "уголовно-судебная достоверность есть такое стечение вероятностей, вытекающих из представленных на суде доказательств, которые способны привести судью к внутреннему убеждению о том, что прошлое событие, составляющее предмет исследования, имело место в действительности". Практически данного мнения придерживается и А. В. Смирнов, утверждающий, что "достоверность - впрочем, так же как и вероятность, лишь представление об истине в нашем сознании, характеристики доказательности знания". Другой точки зрения придерживался М. С. Строгович, считавший, что "достоверность - это то же самое, что истинность. То, что достоверно, то и является истинным, так как находится в соответствии с действительностью". Более правильным являются позиции, высказанные Л. Е. Владимировым и Л. В. Смирновым.

Если обратимся к предыдущему примеру, то факт причинения гражданином Сидоровым умышленного тяжкого вред здоровью гражданину Павлову подтверждается показаниями свидетеля Соколова. Можем ли мы утверждать, что истинным является то, что в действительности Сидоров совершил данное преступление, основываясь на показаниях свидетеля Соколова, который страдает близорукостью (миопией). Безусловно, факт совершения преступления гражданином Сидоровым не может быть истинным в силу того, что показания свидетеля Соколова неверные, вызывают сомнения в силу наличия у свидетеля Соколова близорукости (миопии), и, следовательно, не достоверные. На данном примере очевидно, что утверждение о том, что гражданин Сидоров совершил данное преступление будет считаться истинным для следователя, дознавателя, прокурора и суда, если оно основывается на показаниях свидетеля Соколова, которые являются достоверными и не вызывают сомнения в их верности.

Тем самым данный пример подтверждает, что истина в уголовном судопроизводстве основывается на определенных сведениях и знаниях об этих сведениях, которые по своей природе должны быть достоверными, не вызывающими сомнения.

Другим критерием истинности является понятие вероятности, которое обозначает - возможность, допустимость. И оно формирует в первую очередь достоверность. Сама же вероятность складывается из определенных знаний о факте, на котором основывается истина в уголовном судопроизводстве. Если бы мы не знали о том, что свидетель Соколов страдает близорукостью (миопией), то его показания, изобличающие в совершении преступления гражданина Сидорова, были бы достоверными, но в силу знания, что свидетель Соколов страдает данной болезнью, вероятность признания его показаний достоверными незначительная.

Сам же факт, на котором основывается истина в уголовном судопроизводстве, по своей природе представляет некую эмпирическую реальность, отображенную информационными средствами.

Положение о том, что истина, которая основывается в первую очередь на фактах, имеющих место в прошлом, свидетельствует о том, что достижение истины это установление соответствующих фактов, и, следовательно, для истины будет характерно понятие объективности. Кроме того, объективная истина в уголовном судопроизводстве представляет собой такое содержание наших знаний о совершенном преступлении, которое не зависит ни от следователя, дознавателя, прокурора и суда, ни от самого обвиняемого, подсудимого. Если знания дознавателя, следователя, прокурора и судьи о совершенном преступлении - это субъективный образ объективного мира, то объективное в этом образе и есть объективная истина.

Понятие содержания объективной истины в уголовном судопроизводстве всегда соответствовало таким критериям, как объективность, всесторонность и полнота исследования обстоятельств дела'. Но современный уголовный процесс отказался от объективной истины в рамках того назначения уголовного судопроизводства РФ, которое определено ст. 6 УПК, а также развивающегося принципа состязательности уголовного процесса. В этой связи суд, как участник уголовного судопроизводства, в рамках реализации функции разрешения уголовного дела не должен осуществлять деятельность по объективному, всестороннему, полному исследованию обстоятельств дела, так как это противоречит принципу состязательности уголовного судопроизводства. Кроме того, суд в рамках функции разрешения дела должен создать условия для исследования доказательств сторонами в уголовном судопроизводстве. Речь в данном случае идет о том, что суд лишь стремится к достижению истины путем создания определенных условий другим участникам уголовного судопроизводства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >