Политическая история Монголии в 1991—2013 годах

После событий 1990 г., которые принято именовать демократической революцией, в стране прошли демократические реформы. В январе 1992 г. была принята новая конституция. Страна стала называться просто Монголией и превратилась в парламентскую республику. Был введен новый пост — президента, который является главой правительства. Правом выдвижения кандидата обладает любая партия, получившая места в Великом Государственном Хурале. На первом этапе выборы происходят на основе всеобщего прямого голосования. Если один из кандидатов получил большинство голосов избирателей, принявших участие в выборах, он объявляется президентом. Если таких нет, то назначается второй тур голосования, в котором участвуют два кандидата, набравших наибольшее число голосов. Претендент, получивший большинство голосов избирателей, становится президентом. Если такого нет, назначаются новые выборы. Президент может быть переизбран на повторный срок только один раз. Президент является также главнокомандующим вооруженных сил страны, но не может занимать другой руководящий пост.

Законодательную власть осуществляет парламент — Великий Государственный Хурал, являющийся высшим органом государственной власти Монголии. Он (в отличие от предыдущей конституции) стал однопалатным органом, состоящим из семидесяти шести членов, и избирается на основе всеобщего прямого голосования.

Правительство Монголии является высшим исполнительным органом государства и подотчетно Великому Государственному Хуралу, который и формирует правительство. Премьер-министром становится лицо, получившее большинство голосов в парламенте.

Таким образом, сформировалась полу президентская республика, в которой очень большую роль играет парламент и правительство, что чревато серьезными осложнениями в случае, если президент и парламентское большинство принадлежат к разным политическим силам или депутаты не признают президента за своего лидера.

Конституция объявила о существовании многоукладной экономики и допустила любые формы общественной и частной собственности. Гарантировалось, что права собственников могут быть ограничены только нормами закона. Декларировались основные политические права.

С внешней стороны Монголию можно признать демократией. Однако в лучшем случае речь идет о процессе демократизации, а демократия является формальной, поскольку в стране не создано гражданское общество и не укоренились западные политические нормы, принципы и ценности.

После разрешения многопартийности в Монголии сразу стали появляться новые организации. Пионерами стали Монгольская национальная прогрессивная партия и Монгольская социал-демократическая партия, основанная еще в 1990 г. Однако наиболее знаковой стала Демократическая партия Монголии иод руководством Ц. Элбэгдоржа (Т. Elbegdorj), закончившего Военно-политический институт во Львове и бывшего военного журналиста.

На парламентских выборах 1992 г. МНРП сохранила власть, получив 70 из 76 мест (56,9% голосов). Президент Монголии П. Очирбат (после принятия новой конституции он был переизбран на этот пост с должности председателя Президиума Великого Народного Хурала) стремился к проведению быстрых экономических реформ в сторону отказа от социализма и развития капитализма, что вызвало недовольство большей части руководства МНРП. Партия на президентских выборах 1993 г. выдвинула кандидатуру Л. Тудэва (L. Tudev), главного редактора центрального органа ЦК МНРП газеты «Унэн». Тогда коалиция оппозиционных партий, включавшая Национально-демократическую партию и Социал-демократическую партию, предложила баллотироваться на этот пост 11. Очирбату, который и победил, набрав 57,8% голосов.

Время его президентского срока стало периодом постоянных экономических и политических кризисов. Потеря советской экономической помощи сыграла самую негативную роль. Монголия страдала от нехватки продовольствия и энергии, высокой инфляции. Замедлилась приватизация (к 1995 г. частный сектор охватывал менее 20% экономики). В марте 1994 г. депутаты от оппозиционных партий покинули парламент. Во всех проблемах 11. Очирбат обвинил МЫРП и правительство, созданное ею. Во внешней политике наметился отход от развития отношений с Россией (что было взаимно). Знаковым стало вето президента на закон парламента о сохранении кириллицы. В стране царствовала русофобия. Экстремисты из организации «Серые волки» вызывали ужас у русскоязычного населения Монголии (в этот период 20% жителей Монголии использовали русский язык ежедневно, 22% — несколько раз в неделю). Начал возрождаться культ Чингисхана (Genghis Khan), которому в 1992 г. указом президента был построен мавзолей. Упор был сделан на укрепление связей с КНР (президент совершил сюда первый за 30 лет официальный визит), США (поездка сюда президента стала первой в истории) и Японией.

На парламентских выборах 1996 г. коалиция Демократического союза, включившая основные оппозиционные партии, в том числе Национально- демократическую партию и Социал-демократическую партию (лидером был Ц. Элбэгдорж), и получившая самое серьезное содействие фонда К. Аденауэра и американского Международного института республиканцев, провела 50 депутатов (47% голосов), тогда как МНРП досталось лишь 25 мест (40% голосов). Ни одна другая партия не смогла пройти 5%-ный барьер. По существу, с этого периода можно говорить о постепенно складывающейся двухпартийной системе в Монголии (МНРП и демократы). Правительство, возглавляемое экономистом М. Энхсайханом (М. Enkhsaikhan), приступило к проведению радикальных реформ, включая ускоренную приватизацию, в том числе и жилья, ликвидацию налогов на импорт. В 1997 г. Монголия вступила в ВТО. Социальная напряженность в стране возросла, что вело к снижению авторитета демократов.

На президентских выборах 1997 г. кандидат МНРП (к этому времени партия приняла новую программу, определяющую ее как демократическую и социалистическую организацию) Н. Багабанди (N. Bagabandi) получил 62,5% голосов, тогда как П. Очирбат — только 30%. Это стало реакцией на экономический кризис, 30%-ную инфляцию и резкий рост бедности (к бедным относилось более трети населения). Демократы сменили премьер-министра, назначив в 1998 г. на этот пост своего лидера Ц. Элбэг- доржа. Резко возросли гранты Монголии со стороны международных экономических организаций и западных стран. Однако вскоре премьер- министру пришлось уйти в отставку, поводом для чего послужило его стремление продать Государственный банк реконструкции.

На парламентских выборах 2000 г. МНРП добилась ошеломляющего успеха, получив 72 мандата (51,6% голосов). Коалиции Демократического союза досталось лишь одно место (13,4% голосов), так же как и Демократической новой социалистической партии (11%). Премьер-министром стал Н. Энхбаяр (N. Enkhbayar), бывший в социалистический период председателем Союза писателей, а в 1996 г. ставший генеральным секретарем МНРП. В 2001 г. Н. Багабанди вновь добился успеха на президентских выборах, получив почти 60% голосов. Его главного конкурента Р. Гончиг- доржа (R. Gonchigdorj) от Демократической партии, образованной в конце

2000 г. из пяти политических организаций, включая Национально-демократическую и Социал-демократическую, поддержали 37% избирателей.

МНРП продолжила экономическую либерализацию, хотя и с гораздо меньшим рвением. Намного больше внимания стало уделяться социальному положению населения. Однако в целом справиться с безработицей, низким уровнем жизни, инфляцией, упавшим образовательным уровнем не удалось. Нарастали коррупционные скандалы. В 2003 г. премьер-министр якобы лично попросил у канадской фирмы, эксплуатирующей месторождение Иванхоэ (Ivanhoe), 50 млн долл., за что та без тендера получила в эксплуатацию одно из крупнейших в мире месторождений меди и золота Оюу-Толгой (Oyu Tolgoi mine). Н. Энхбаяр объяснил это необходимостью выплатить России остаток советского долга (в декабре 2003 г. РФ списала 97% этого долга, оценивавшегося на сумму в 11,3 млрд долл.).

Это интересно!

Россия получила всего 200 млн долл, из 250 млн. Премьер-министр М. Касьянов, курировавший получение советских долгов еще при ельцинском режиме, не смог дать внятного объяснения происшедшему.

На парламентских выборах в 2004 г. МНРП осталась крупнейшей партией в Хурале, но не получила большинства мандатов. Ей досталось 36 мест (48,2% голосов), тогда как Демократическая коалиция «Родина», состоявшая из Демократической партии, партии «Родина» и партии «зеленых», получила 34 мандата (44,3% голосов). В Монголии появилось коалиционное правительство, которое возглавил Ц. Элбэгдорж, получивший к этому времени звание магистра в Гарвардском университете.

Монгольский лидер активно выступал за свободу прессы (к настоящему времени в Монголии, по существу, нет правительственных газет, и 600 существующих изданий представляют интересы конкретных бизнес- групп; на одну государственную телекомпанию и одну государственную радиокомпанию приходится 40 частных телеканалов и около 100 частных радиокомпаний), начал борьбу с коррупцией и бедностью. В стране прошло несколько показательных процессов над коррупционерами, и страна подписала Конвенцию ООН против коррупции, принятую в 2003 г. Правительство приняло решение о замене русского языка английским в качестве основного иностранного языка в школе, а лично премьер-министр отдал указание о сооружении мемориального комплекса Чингисхана в Улан- Баторе напротив здания Хурала и офисов президента и премьер-министра.

В мае 2005 г. на президентских выборах МНРП взяла реванш. Ее представитель — Н. Энхбаяр, занимавший в тот период пост спикера парламента, получил 54,2% голосов. Демократы не смогли договориться о едином кандидате: Демократическая партия, в которой назревал раскол, выдвинула М. Энхсайхана, которому досталось 20,2% голосов, а партия Родина — Б. Эрдэнэбата (В. Erdenebat), получившему 11,5% голосов. В начале 2006 г. социологические опросы показывали, что уровень доверия «демократам» упал ниже 10%. В январе 2006 г. представители МНРП решили выйти из коалиционного правительства и вместе со сторонниками М. Энхсай- хана проголосовали за недоверие правительству. Демократы в знак протеста устроили погром офиса МИРИ. М. Энхсайхан был исключен из Демократической партии. М. Энхболд (М. Enkhbold), лидер МНРП (президент Н. Энхбаяр не мог ее возглавлять), стал премьер-министром. В 2007 г. его сменил С. Баяр (S. Вауаг), победивший перед этим своего предшественника на партийных выборах. За один год правительство МНРП повысило зарплату бюджетникам и пенсии, увеличило пособия для молодых семей и детские выплаты. Однако большой удар по экономике нанесло поднятие мировых цен на нефть и пшеницу. Инфляция «съедала» рост социальных выплат.

Парламентские выборы 2008 г. вернули МНРП большинство в Хурале: 45 мест (52,7% голосов). Получившей поддержку 40,4% избирателей Демократической партии досталось 28 мандатов. Хотя социологические опросы показывали преимущество МНРП, пусть и небольшое, а международные наблюдатели и работники посольства США сошлись во мнении, что выборы были наиболее честными и организованными по сравнению с предыдущими, председатель Демократической партии Ц. Элбэгдорж официально заявил, что МНРП сфальсифицировала результаты выборов. В результате в Улан-Баторе вспыхнули хорошо организованные массовые беспорядки. Была сожжена штаб-квартира МНРП и национальная художественная галерея, разгромлены другие официальные учреждения. Погромщики затеяли столкновения с полицией. Только за 1 июля в Улан- Баторе погибли пять человек, 300 человек были ранены, более 700 задержаны. Президент страны ввел чрезвычайное положение на 4 дня, в город была введена военная техника. СМИ Запада, чрезвычайно заинтересованного в освоении природных богатств Монголии и постепенном вытеснении Китая и России, объявили хулиганов и мародеров борцами за свободу. На самом деле главным является конфликт между двумя основными политическими силами за возможность передела собственности и противоречия между бизнес-элитами, стоящими за партиями.

МНРП пошла на создание коалиционного правительства с Демократической партией, хотя обладала большинством в парламенте. Премьер-министром, правда, остался С. Баяр. В 2009 г. его сменил новый генеральный секретарь МНРП (в 2010 г. партия сменила название на Монгольскую народную партию — МНП) С. Батболд (S. Batbold), закончивший МГИМО(У) МИД России и Дипломатическую академию МИД России.

На президентских выборах 2009 г. победу одержал уже Ц. Элбэгдорж, чьей основной темой в ходе предвыборной кампании была борьба с коррупцией. Он получил 51,9% голосов, тогда как Н. Энхбаяра поддержало лишь 48,1% избирателей. Новый президент (в 2008 г. ему пришлось покинуть пост лидера партии, и его заменил Н. Алтанхуяг — N. Altankhuyag) уже не говорил о прошедших фальсификациях.

Макроэкономические показатели улучшились, а вырученные средства от сдачи месторождений в управление иностранным компаниям частично были направлены на выплаты населению. Это предопределило предвыборные успехи Демократической партии, хотя обвинения в коррупции теперь стали активно предъявляться и им (90% жителей Монголии убеждены, что при передаче месторождений официальные лица получают взятки).

На парламентских выборах Демократическая партия получила 34 места в парламенте (35,3% голосов), а МНП — 26 (31,3% голосов). Вновь образованной Коалиции справедливости (в нее вошли Монгольская народнореволюционная партия, созданная Н. Энхбаяром и его сторонниками и сохранившая старое название, и Монгольская национально-демократиче- ская партия) досталось 11 мандатов (22,3% голосов). ДП вновь образовала коалиционное правительство, которое возглавил Н. Алтанхуяг, но теперь уже с Коалицией справедливости. На президентских выборах 2013 г. победу опять одержал Ц. Элбэгдорж (50,9% голосов). Кандидат от МНП — бывший знаменитый борец Б. Бат-Эрдэнэ (В. Bat-Erdene) — получил 42% голосов, а представитель МНРП Н. Удвал (N. Udval; Н. Энхбаяр в 2012 г. был приговорен к тюремному заключению, но в 2013 г. получил президентское помилование) — 6,5%.

Социально-экономическое развитие Монголии в постбиполярный период проходило крайне неравномерно. Макроэкономические показатели существенно улучшились. Экономический рост составил в 2004— 2008 гг. около 9% ежегодно благодаря высоким ценам на медь и разработке новых месторождений золота. Кризис 2009 г. был смягчен предоставлением Монголии крупного займа Международным валютным фондом (МВФ). В последние годы страна демонстрировала высокие темпы прироста ВВП: 6,4% в 2010 г., 17,5% в 2011 г., 12,3% в 2012 г. (3-е место в мире), 11,8% в 2013 г. (5-е место) и 7,8% в 2014 г. (6-е место). ВВП но паритету покупательной способности составил в 2010 г. 11,7 млрд долл., в 2014 г. — 34,8 млрд (правда, после пересчета ППС). В 2014 г. душевой доход в Монголии по ПГ1С составил 11,9 тыс. долл. (131-е место в мире). На долю сельского хозяйства приходилось 14% ВВП (33% всех занятых), промышленности — 29,9% (10,6% занятых), а третичного сектора — 56,1% (56,4% занятых).

Резкое улучшение показателей связано в первую очередь с передачей иностранным компаниям месторождений меди, золота, угля, молибдена, урана, олова и других полезных ископаемых, резким наращиванием их добычи и экспорта за рубеж. Прямые иностранные инвестиции составляли почти четверть ВВП. При этом в стране растет недовольство льготными условиями передачи иностранным компаниям месторождений и все активнее звучат требования пересмотреть условия контрактов. Это ставит под сомнение привлекательность Монголии как объекта прямых иностранных капиталовложений. Существует риск уже в ближайшей перспективе провала финансовой политики властей, которая ведет к сохранению высокой инфляции (цены выросли на 68% с 2005 г. по 2010 г., а в 2010—2012 гг. ежегодная инфляция составляла более 10%, в 2013 г. — 11,9%, в 2014 г. — 12,9% — 215-е место в мире). Очень велика зависимость страны от заинтересованности иностранных государств в закупках монгольских полезных ископаемых. Так, замедление в последнее время темпов экономического роста Китая сразу вызвало сокращение экспорта (при росте импорта) и падение доходов бюджета. Именно КНР является основным импортером монгольских товаров (88,9% в 2012 г.). При этом импорт Монголии существенно превосходит экспорт.

Здесь ее главными партнерами являются КНР (37,6%) и Россия (25,7%). При этом растет зависимость Монголии от цен на нефть и электроэнергию, которые в основном закупаются у РФ. В результате существенно растет внешний долг (за 2012 г. он вырос на треть).

Гораздо хуже дело обстоит с социальными проблемами. Произошла определенная деградация в данной сфере. Если в 1990 г. Монголия по уровню индекса человеческого развития (ИЧР) занимала 61-е место из 130 стран, а в 2010 г. — 100-е место из 169 стран, в 2012 г. — только 108—109-е из 187 государств, в 2013 г., правда, — 103—105-е. Очень серьезно обстоит дело с бедностью. По данным Программы развития ООН, даже по национальной методологии бедные составляют более 35% населения. Самым резким образом увеличились социальные разрывы. Индекс Джини вырос с 2002 по 2008 г. с 0,328 в 2002 г. до 0,365 в 2008 г. Правда, безработица сократилась до 9% (многие жители Монголии уезжают на заработки за рубеж).

Ухудшается ситуация в здравоохранении и образовании. В новом веке расходы на здравоохранение снизились с 3,9 до 3% ВВП, а на образование — с 5,6 до 5,4%. В Монголии одни из самых низких в мире показателей удовлетворенности населения медицинской помощью. Немногим лучше дело обстоит и с образованием. 18% детей в возрасте от 5 до 14 лет уже работают. Расходы на НИОКР составляют лишь 0,2% ВВП, а доля выпускников по естественно-научным и инженерным специальностям не превышает 17%.

Это важно!

В постбиполярный период внешняя политика Монголии приобрела многовек- ториость.

Развитие взаимоотношений с США, Японией, Республикой Корея стало приоритетным направлением, чему во многом способствовала политика Соединенных Штатов и его азиатских союзников. Вашингтон с начала окончания социалистического периода в Монголии стал стремиться к поддержке «демократов» и отрыву страны от ее соседей. Различные организации США стали предоставлять массированную помощь Демократической партии и ее партнерским организациям, сектору НКО, так называемым независимым СМИ. Монгольским политикам оплачивали образование в США. Здесь особую роль играет Азиатский фонд США. Международные финансово-экономические организации предоставляли большие займы, как правило, когда у власти находились демократы. Япония оказывала Монголии существенное экономическое содействие. Знаковой стала отправка в 2003 г. 180 монгольских солдат в Ирак, а в 2004 г. монгольский военный контингент был направлен в Косово.

При этом, учитывая геополитическое положение страны, зажатой между Россией и Китаем и не имеющей выхода к морю, Демократическая партия стремилась и к определенному развитию отношений со своими соседями, тем более учитывая экономическую зависимость от них.

В МНИ числится немало пророссийских и прокитайских политиков. Однако, находясь у власти, партия в целом проводит политику равноудаленности от великих держав и не предоставляет РФ и КНР преференций в приобретении месторождений природных ископаемых.

Китай использует фактор экономической зависимости Монголии от нее, но крайне аккуратно. В Монголии действует значительное количество националистов (существует три подобных организации — Монгольский национальный союз, «Вся Монголия» и «Синяя Монголия»), которые перенаправили аитироссийскую направленность па антикитайскую. Негативную роль играет и историческая память монголов.

В 1990-х гг. Российская Федерация не стремилась к развитию отношений с Монголией. В новом веке ситуация существенно изменилась, что связано с тем, что Азии стало придаваться намного больше значения. Однако это не принесло значительных дивидендов, несмотря на большое количество официальных визитов. Списание в 2003 г. долга Монголии, который на тот период превышал девять годовых ВВП азиатской страны, не привело к какому-либо серьезному укреплению России на монгольском рынке.

С советского периода в Монголии работали такие крупные российско- монгольские совместные предприятия, как «Эрдэнэт», «Монголросцвет- мет» и Улан-Баторская железная дорога (их доля в ВВП составляла более четверти). В ходе визита В. В. Путина в 2009 г. лично премьер-министр С. Баяр гарантировал передачу России лицензий на разработку одного из крупнейших в мире угольных месторождений Таван-Толгой {Javan Tolgoi) и одного из крупнейших в мире золотомедных месторождений — Оюу-Толгой («Бирюзовый холм»; оцененные запасы — 35,8 млн т меди и почти 12,8 тыс. т золота). Однако в том же году выяснилось, что лицензия на Оюу-Толгой окончательно ушла к альянсу австрало-британского металлургического гиганта «Рио Тинто» (Rio Tinto) и канадской «Иванхоэ Майнз» {Ivanhoe Mines). После этого Монголия объявила международный тендер на Таван-Толгой. В июле 2011 г. было объявлено, что победителями на западный участок стали китайская компания (40% участка), американская компания (24%) и РЖД (36%). Однако вскоре соглашение было приостановлено, а в марте 2013 г. РЖД заявила о том, что ее не устраивает новое предложение Монголии по консорциуму. Д. А. Медведев подписал с С. Баяром соглашение о модернизации железной дороги, построенной СССР из нашей страны в Монголию, и доведения ее до Китая. Сразу после этого Монголия начала переговоры с Южной Кореей, и проект остался нереализованным.

Постепенно ослабевают российские культурные позиции. Хотя российское телевидение остается очень популярным (его смотрит более половины жителей страны), круг применения русского языка постоянно сужается. Молодое поколение обучают тому, что Советский Союз, который за свой счет создал современную экономику и современное общество Монголии, являлся оккупантом.

До 1991 г. происходило чрезвычайно быстрое развитие Центральной Азии, что практически полностью осуществлялось за счет Советского Союза (в первую очередь РСФСР). В целом за постбиполярный период в регионе, при определенной модернизации некоторых сфер, преимущественно экономических (политическая демократизация имеет отчетливо выраженный «иллюзорный» или формальный характер), произошла самая серьезная деградация социальной сферы. При наличии в целом общей направленности развития, в странах бывшей Средней Азии все больше становится заметным разная скорость перемен, и страны начинают серьезно отличаться друг от друга, если не по качественным показателям, то по количественным. Центральная Азия не имеет выхода к морю, и дальнейшее развитие региона будет во многом связано с внешнеполитическими факторами. По всей видимости, определяющую роль сыграют Китай и Россия.

Список рекомендуемой литературы

Грайворонский, В. В. От кочевого образа жизни к оседлости (на опыте МНР) / В. В. Грайворонский. — М.: Наука, 1979.

Грайворонскийу В. В. Реформы в социальной сфере современной Монголии / В. В. Грайворонский. — М.: Ин-т востоковедения РАН, 2007.

История Монголии. XX век / под ред. Р. Б. Рыбакова. — М.: Ин-т востоковедения РАН, 2007.

История Монгольской Народной Республики / под ред. А. П. Окладникова, Ш. Бира — М.: Наука, 1983.

ЛузяпиНу С. Г. Россия — Монголия — Китай в первой половине XX в. Политические взаимоотношения в 1911 — 1946 гг. / С. Г. Лузягин. — М.: ИДВ РАН, 2000.

ЛузяниНу С. Г. Эволюция политической системы Монголии / С. Г. Лузягин // Восток и политика. Политические системы, политические культуры, политические процессы / под ред. А. Д. Воскресенского — М.: Аснент пресс, 2011. С. 439—452.

Монголия: Трудный путь к рынку / под ред. М. Е. Тригубенко. — М. : Центр азиатских исследований ИМЭПИ РАН, 1994.

Родионову В. А. Россия и Монголия: новая модель отношений в начале XXI века / В. А. Родионов. — Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2009.

Россия и Монголия: новый взгляд на историю взаимоотношений в XX веке. — М.: Ин-т востоковедения РАН, 2001.

Эрдэнэбат, Б. Системная трансформация Монголии в конце XX века: нолитэко- номический анализ / Б. Эрдэнэбат. — М.: ИМЭПИ РАН, 1997.

Яскинау Г. С. Монголия. Смена модели развития. Политические и экономические реформы / Г. С. Яскина. — М.: Ин-т востоковедения РАН, 1994.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >