Энергетическая дипломатия России

Под энергетической дипломатией понимается обеспечение энергетических интересов средствами дипломатии и международного сотрудничества.

Экспорт энергоресурсов в России составляет немногим менее 2/3 всего ее экспорта и является серьезным бюджетоформирующим источником. Именно на доходах от нефти был сформирован огромный стабилизационный фонд, который не позволил сильно упасть уровню жизни россиян в период экономического кризиса 2008—2009 гг. С учетом значимости энергетического фактора в России был разработан ряд основополагающих концептуальных документов по основным принципам и ориентирам внешнеполитической деятельности страны в сфере энергетической дипломатии. К их числу относятся Доктрина энергетической безопасности (1998 г.) и Энергетическая стратегия России на период до 2030 г. (2009 г.).

Среди геоэкономических направлений поставок российских энергоносителей первое и основное направление принадлежит Евросоюзу. Однако Россия в данном случае больше заинтересована в стабильных отношениях и бесперебойных поставках, чем потребителях, так как существует довольно сильная асимметрия в российско-европейских энергетических отношениях. Поставки природного газа из России составляют 43% общего импорта ЕС, а поставки нефти — 32%. В то же время ЕС является основным потребителем российских углеводородов: на его долю приходится 73% экспорта российского газа и 74% экспорта нефти. Это соотношение ставит перед Россией ряд сложных проблем как в отношении с транзитерами российских энергоресурсов, так и в отношениях с основными потребителями.

По состоянию на 2012 г. существует четыре направления поставок российского газа в Европу — через Украину, через Белоруссию, через Черное море и Турцию ("Голубой поток"), через Балтийское морс ("Северный поток"). В последние несколько лет произошел ряд кризисов ситуаций с Украиной и Белоруссией, отказывавшихся платить за газ назначенную Россией цену и в связи с этим создававших препятствия для прохождения российских энергоресурсов на Запад. Это заставило Россию, проведя серию серьезных дипломатических переговоров, выкупить белорусскую газотранспортную систему, а также начать строительство двух обходных трубопроводов — "Северный поток" по дну Балтийского моря до территории Германии, первая и вторая ветка которого вступили в строй соответственно в 2011 и 2012 гг. (имеется проект развивать "Северный поток" до территории Великобритании), и "Южный поток" по дну Черного моря до территории Болгарии (вступит в строй и 2013 г.). Объемы планируемой прокачки по ним газа впечатляют: они сопоставимы с объемом газа, идущим через территорию Украины на Запад, хотя и заметно уступают ему. После пуска второй ветки "Северного потока" его пропускная способность дошла до 55 млрд м газа в год. Пропускная способность украинского газопровода составляет 150 млрд м в год.

"После реализации всех запланированных "Газпромом" газотранспортных проектов ("Южный ноток" с максимальной производительностью, "Северный поток" с дополнительными новыми нитками), учитывая уже имеющиеся в собственности компании транспортные мощности в Белоруссии и в Черном морс, транзитное значение Украины для экспорта российского газа будет равно нулю", — заявил официальный представитель "Газпрома" С. В. Куприянов.

Другая проблема, с которой сталкивается Россия в связи с экспортом своих энергоресурсов на Запад, — это отношения с самим Западом. Идеей фикс Брюсселя стало заставить Россию выполнять требования Энергетической хартии. Речь, прежде всего, идет о договоре к Энергетической хартии, который был подписан в середине 1990х гг. и призван закрепить принципы защиты западных инвестиций в добычу и транспортировку углеводородов, а также гарантии со стороны государств-транзитеров, которых после распада советского блока и СССР оказалось очень много между регионами добычи (Россия и Центральная Азия) и потребления (ЕС). Россия отказывается ратифицировать договор, полагая, что допуск западных компаний к ее источникам энергоресурсов и газотранспортным сетям противоречит российским интересам безопасности. В ответ западные потребители отказываются заключать с Россией долгосрочные контракты на поставку газа, ищут и находят альтернативные источники энергии. Западные страны (в частности, Германия) предпринимают шаги по недопущению российского капитала в свою экономику.

На наш взгляд, позиция России страдает излишней политизацией и категоричностью, несмотря на то, что тема энергетической дипломатии изначально носит политизированный характер. На самом деле, позиция России неуязвима и ей нечего бояться Запада: она — единственная великая держава — крупный экспортер энергоресурсов. Однако, "России так и не удалось выбрать верный тон, способствующий созданию устойчивой системы взаимовыгодного натурального обмена (энергоресурсы на технологии, доступ к недрам на доступ к рынку сбыта)". "Время президентства В. Путина ознаменовалось крайней степенью политизации энергетического бизнеса (во многом эта тенденция сохраняется и сейчас. — Г. Д.). Был введен термин энергетическая сверхдержава в отношении России. Газ, главный отечественный экспортный товар, априори несвободен от политического влияния, но в последние годы его поставки окончательно превратились в элемент широкомасштабного стратегического торга. А для газотранспортных проектов экономическая эффективность, кажется, стала второстепенным фактором. Бизнес-планы отошли на второй план, уступив место геополитическим концепциям возрождающейся великой державы".

Взаимный отказ от политизации со стороны России и ЕС в энергетическом сотрудничестве мог бы составить основу ответственного и по-настоящему партнерского поведения, так как объективно поставщики и потребители взаимосвязаны.

Впрочем, Россия демонстрирует не только политическую волю, но и дипломатическое искусство на энергетическом рынке. Так, после последней газовой войны России с Украиной в январе 2009 г. в Европе развернулся настоящий передел газового рынка. Основная идея состояла в том, чтобы уменьшить значение поставок топлива из России. Европейцы начали переориентировать часть закупок па других поставщиков. Например, Болгария подписала контракт с Азербайджаном, а Греция — с Алжиром. Как в этих условиях надо было поступать России, чтобы поддержать свою энергетическую безопасность? Во-первых, как и положено в рыночных условиях — бороться за покупателя. Поэтому "Газпром" согласился на поставки газа в Болгарию (по ее требованию) со скидкой. В конце концов, Болгария — важнейший партнер по строительству "Южного потока". Во-вторых, Россия помнила о диверсификации поставок. Еще осенью 2008 г. премьер В. Путин заявил: "Европа должна окончательно решить, нужен ей трубный газ из России в тех объемах, которые мы предлагаем, или нет... если не нужен, значит, мы... будем строить заводы по сжижению, работающие па мировой рынок". Как показал пуск такого завода на Сахалине в начале 2009 г., работа в этом направлении ведется. Кроме того, особое значение имеет пуск нефтепровода из Восточной Сибири до китайской территории.

Второе по значимости направление российской энергетической дипломатии — бывшие советские республики. Среди них, во-первых, можно назвать Украину, Белоруссию, Грузию, Армению, некоторые страны Центральной Азии, страны Балтии, которые являются потребителями российских энергопродуктов. Во-вторых, те страны СНГ, энерготовары которых проходят транзитом через российскую территорию. Это Казахстан и Туркменистан.

Третье перспективное направление поставок российских энергоресурсов — АТР. К 2020 г. планируется увеличение доли стран АТР в российском экспорте нефти с нынешних 3 до 30%, газа — с 5 до 25%. Около 25% всех ресурсов "голубого топлива" России находится в восточной части страны. Разведанность ресурсов составляет: по Сибирскому федеральному округу — 8%, по Дальневосточному округу — 11,5%. Степень разведанное™ ресурсов восточных морей составляет лишь 6%2. Уже в 2011 г. "Газпром" планировал начать первые поставки газа в Китай с участков Западной Сибири. На втором этапе предполагалось задействовать восточные месторождения, чтобы суммарно они составили около трети европейского экспорта. К сожалению, планы откладываются по тем же причинам, которые осложняют отношения России с западными транзитерами, — не сошлись в иене. Для России это серьезные неприятности, так как получается, что кроме как на Запад, нам свой газ девать некуда. Китай же не выглядит особенно обеспокоенным: Поднебесная заключила контракты на поставки газа с Казахстаном и Туркменией.

Как было сказано выше, у России есть много конкурентов на энергетическом рынке. Среди них особенно выделяется тенденциозный проект "Набукко", который должен протянуться от Туркмении через Каспийское морс, закавказские страны и Турцию до Болгарии и далее в Европу. Этот проект был задуман европейцами как альтернатива поставкам российского газа в Европу в обход российской территории. Существовало много проблем с планированием "Набукко". Так, не было уверенности в наполнении газом данного газопровода, были проблемы с европейскими инвестициями в проект. Тем не менее, европейцы нашли деньги на геологоразведочные работы в Туркмении и альтернативный российскому трубопровод. Начало строительства "Набукко" было намечено на 2011 г., но, по всей видимости, не состоялось. Несмотря на это, для России это — вызов и новые проблемы, связанные с ценовой конъюнктурой.

Важное направление российской энергетической дипломатии — раздел арктического шельфа. Актуальность вопроса обострилась в связи с глобальным потеплением: арктические льды становятся с каждым годом все меньше, а значит, появляется реальная возможность добыть ранее недоступные богатейшие минерально-сырьевые ресурсы Арктики. Россия была первой из арктических государств, которое заявило о своих интересах в регионе. В 2001 г. Россия подала заявку в ООН на права в отношении 460 тыс. квадратных морских миль акватории Северного Ледовитого океана.

До сих пор ООН так и не признала притязаний Москвы. Тем не менее, российское руководство, видимо, не намерено отступать. По итогам экспедиции "Арктика-2007" Россия утверждает, что хребет Ломоносова и поднятие Менделеева в Северном Ледовитом океане являются продолжением ее континентального шельфа. Летом 2011 г. в Арктику была отправлена новая экспедиция с целью подтвердить выводы предыдущей. По имеющимся оценкам, в Арктике находится около четверти неисследованных мировых запасов нефти и газа.

"Арктическая пятерка" — Россия, США, Канада, Норвегия и Дания (Гренландия) — ведут дипломатические переговоры о разделе территории и природных богатств Арктики. Только с Норвегией у России вопрос о разделе шельфа был решен в 2010 г. С другими странами идут дискуссии и весьма острые. И американцы, и канадцы, и датчане хотят доказать, что хребет Ломоносова — продолжение их континентального шельфа. В ближайшие годы Арктика станет ареной ожесточенных международных споров.

Разобраться в спорах об обладании арктическим шельфом, призвано помочь международное право. В соответствие с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г., которую Россия ратифицировала в 1997 г., экономические границы прибрежных государств могут простираться не дальше чем на 370 км от их берегов. Оставшаяся акватория морей и океанов является "общим наследием человечества". В то же время Конвенция содержит оговорку, за которую и держится Россия. Если она сможет доказать, что хребет Ломоносова является продолжением ее континентального шельфа, она получит законное право считать его продолжением своей территории.

Борьба за шельф ведется не только традиционными дипломатическими средствами. В среде российских политологов бытует мнение, что в перспективе Арктика станет предметом настоящих военных действий. Сегодня США уже провели на Аляске военные учения. Не отстает и Канада: боевые навыки в местных условиях получили несколько сотен солдат. Глядя на соседей, Россия тоже последовательно усиливает военное присутствие в арктическом регионе. Сейчас у России за Полярным кругом самый большой военный потенциал по сравнению с конкурентами за шельф.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >