Новгородская земля

Самым обширным русским владением в удельную эпоху стала Новгородская земля, включавшая пригороды Новгорода - Псков, Старую Руссу, Великие Луки, Торжок, Ладогу, обширные северные и восточные территории, где жили преимущественно финно-угорские племена. К концу XII в. Новгороду принадлежали Пермь, Печора, Югра (область по обоим склонам Северного Урала). В Новгородской земле существовала иерархия городов. Главенствующие позиции занимал Новгород.

Новгород господствовал на важнейших торговых путях. Купеческие караваны с Днепра шли по Ловати через озеро Ильмень по Волхову в Ладогу: здесь путь раздваивался - по Неве на Балтику, в Швецию, Данию, в Ганзу - торговый союз северогерманских городов; по Свири и Шексне - на Волгу в северо-восточные княжества, в Булгарию и далее на восток. В городе находились иноземные торговые дворы - "Немецкий" и "Готский". В свою очередь новгородские купцы имели дворы во многих княжествах и странах - в Киеве, Любеке, на о. Готланд. Неисчерпаемые и разнообразные лесные ресурсы делали новгородских купцов заманчивыми партнерами. Особенно прочные торговые отношения существовали с Ганзой.

Суровый климат и бедные почвы не способствовали развитию земледелия в Новгородской земле. Она в неурожайные годы оказывалась в зависимости от соседних княжеств - поставщиков хлеба. Из этого, однако, не следует, что сельское население не занималось хлебопашеством. В обширнейших владениях новгородского боярства проживали сотни смердов, занятых сельским трудом. Относительно развиты были скотоводство, огородничество и садоводство. Сама природа с ее многочисленными реками и необъятными лесами побуждала новгородцев заниматься промыслами. За мехом, "рыбьим зубом" (моржовая кость), воском и другими природными богатствами отправлялись в лесные чащобы и заполярную тундру. Новгородцы принудили к уплате дани аборигенные племена - ижору, карелу, водь, печору, югру, емь. Даннические отношения едва ли были чрезмерно обременительными, как правило, они носили мирный характер и с уплатой дани начинался торговый обмен.

Археологические раскопки выявили в центре города многометровый культурный слой. К XIII в. это был большой, хорошо организованный и укрепленный город. Его население составляли ремесленники различных специальностей. Ремесленный характер города отразился в его топонимике, отсюда названия улиц Щитная, Гончарная, Кузнецкая и т.д.

Исследователи не пришли к единому мнению, имели ли новгородские ремесленники цеха подобно западноевропейским. Несомненно, однако, что какие-то зачатки объединений по профессиональному признаку существовали. Это облегчало занятие ремеслом и позволяло отстаивать корпоративные интересы.

Торгово-ремесленные жители составляли большую часть населения Новгорода. Их сила была в многочисленности и сплоченности. Голос низов был хорошо слышен на городском вече, и с этим не могла не считаться правящая элита. Тем не менее новгородские купцы и ремесленники не обладали реальной властью. Ведущие позиции в политической жизни города занимаю боярство.

Исторически сложилось так, что новгородское боярство сумело сохранить свою обособленность и относительную самостоятельность. Так, изучение берестяных грамот позволило историкам предположить, что данью в Новгородской земле распоряжались не князья, а бояре.

Достаточно быстро на северо-западе Руси сложилось крупное землевладение. Причем речь идет о боярском землевладении, поскольку с обретением независимости новгородцы пресекали попытки князей завладеть землями. Иные боярские владения были столь обширны, что превосходили княжества. Сами бояре предпочитали жить в городе. Таким образом, интересы города и новгородского боярства тесно переплетались. Феодальная эксплуатация и прибыль, получаемая от участия в торговых операциях, становились главными источниками благосостояния боярства.

Еще одна особенность новгородских бояр - их корпоративность. В отличие от остальных земель, в независимом Новгороде боярское звание было наследственным. Князья, лишившись возможности формировать местную элиту и наделять ее земельными владениями, утратили эффективный рычаг воздействия на правящее сословие. Замкнутость новгородского боярства делала его малозависимым от князя. 30-40 боярских кланов занимали ведущие позиции в жизни города, монополизировав высшие государственные должности. Возраставшая роль боярства была столь велика, что многие исследователи определяют Новгородскую республику как боярскую.

К феодалам небоярского происхождения в Новгороде относились так называемые житьи люди. Эта достаточно разнородная группировка включала крупных и мелких землевладельцев. Несколько ущемленные в своем правовом статусе - далеко не все должности были им доступны - житьи люди не играли самостоятельной роли и обыкновенно примыкали к боярским группировкам.

Боярство, житьи люди, купечество, торгово-ремесленный люд, общинники-земледельцы составляли свободное население Новгородской земли. Зависимыми были холопы и смерды.

В отличие от Северо-Восточной Руси, где верх взяло монархическое начало, новгородская история отмечена дальнейшим развитием вечевых институтов, доказавших свою жизнеспособность.

Для Новгорода стало характерным призвание князя на княжение. Отношения с князем оформлялись договором, нарушение которого влекло его изгнание. Князь не имел права владеть вотчинами и тем более жаловать села и деревни своему окружению. Даже резиденция князя была вынесена за пределы детинца, на Городище. Эта экстерриториальность - своеобразное подтверждение чу-жеродности княжеской власти по отношению к новгородским институтам.

Вместе с тем новгородцы не могли совсем обойтись без князя. В представлении людей того времени князь - военный руководитель, защитник рубежей. Профессиональный воин, он появлялся в Новгороде со своей дружиной, для которой война была делом привычным. По выражению В.О. Ключевского, князь был необходим как "наемный сторож". Кроме того, князь был адресатом той дани, которую получат Новгород с покоренных земель. Он же разрешат и многие тяжбы, был высшей судебной инстанцией. В реальной жизни князь выступал символом единства республики, уравнивал ее в общении с окружающими княжествами, где сидели свои Рюриковичи.

С XIV в. новгородское вече предпочитало выбирать своим князем обладателя великокняжеского ярлыка. Поскольку чаше всего это были тверские, а затем московские князья, то они и присылали в город своих наместников. При этом все традиции соблюдались - князья обязывались держать "Новгород в старине, без обиды", новгородцы - принимать и слушаться княжеских наместников. На практике же князья, призванные охранять целостность республики, не упускали случая отторгнуть ту или иную волость. Почин сделал Иван Калита, попытавшийся присоединить к Московскому княжеству двинскую землю. Острая борьба шла за города Волок, Торжок, Вологду.

Князья обыкновенно не задерживались на Городище. За 200 лет, с 1095 по 1304 г., смена княжеской власти произошла 58 раз!

Новгородская политическая система - это своеобразная федерация самоуправляющихся общин и корпораций - новгородских сторон и улиц, высшим органом для которых было вене - народное собрание. Вече призывало и изгоняло князей, утверждало решения, имевшие жизненно важное значение для города.

Река Волхов делила Новгород на две стороны - левобережную Софийскую и правобережную Торговую. Стороны, в свою очередь, делились на концы. Новгородские концы - административно-политические единицы города (Словенский, Неревский, Людин, Загородский, Плотницкий) - имели право собирать свое кончанское вече. Кончанские старосты оформляли претензии к исполнительной власти и определяли способы борьбы за свои интересы. На городском вече концы выступали своеобразными "партиями". Вечевая демократия предполагала принятие решения по старинному выражению "сойдутся все на одну речь". Новгородские грамоты обретали силу, когда скреплялись печатями концов. Новгородское ополчение состояло из военных отрядов, возникших на основе концов. Концы, в свою очередь, делились на улицы со своими выборными уличанскими старостами.

На городском вече избирались высшие должностные лица республики - посадник, тысяцкий, владыка (архиепископ). Центральное место в исполнительной власти занимал институт посадников. В Новгородской республике эта должность была выборной. Посадники контролировали деятельность князя, в их руках сосредоточивалась внутренняя и внешняя политика. Посадников выбирали из боярских родов.

Должность посадника была временная. Два действующих посадника назывались степенными посадниками. По истечении срока они уступали свои места. Со временем число посадников увеличилось - в этом отразилась острая внутренняя борьба в городе, стремление каждой из боярских группировок и стоявших за ними районов города влиять на дела республики.

В функции тысяцкого входили контроль за сбором налогов, участие в торговом суде, руководство ополчением города и округи. Новгородский архиепископ обладал не только церковной, но и светской властью. Под его председательством проходило совещание посадников.

Вечевой республиканский порядок пронизывал всю структуру Новгорода. Однако не следует преувеличивать вечевую демократию. Она была ограничена в первую очередь боярами, которые сосредоточивали в своих руках исполнительную власть и руководили вече.

Новгород не был одинок. Освободившийся от его зависимости Псков создал свою суверенную Псковскую феодальную республику. Вечевые порядки сильны были в Вятке, что свидетельствовало о том, что в отечественной истории присутствовали не только самодержавные перспективы развития. Однако, когда наступило время собирания земель, Новгород и Псков, раздираемые внутренними противоречиями, не могли устоять перед сильной монархической властью,

Политическая история Новгорода отлична от политической истории Северо-Восточной или Южной Руси. Успешное функционирование Новгородской республики зависело от согласия ее составных частей. Даже после крупных социальных потрясений новгородцы находили способы обретения стабильности. Наряду с боярскими группировками и кланами и простые новгородцы, "черные люди", принимали участие в политических процессах, причем голос последних был значительно весомее в сравнении с иными регионами удельной Руси.

Внутренние столкновения в Новгороде были вызваны разными причинами. Чаще всего борьба шла вокруг института посадничества. Каждая из противоборствующих сторон преследовала цель удержать за своим ставленником влиятельную должность. Следствием стала частая смена князей, связанных с тем или иным посадником, и самих посадников. Это вносило дестабилизацию во внутреннюю жизнь города. Постепенно в Новгороде стала формироваться традиция, когда вечевые "партии" избегали вступать в соглашение с князьями.

Новгородское вече, как высший орган народовластия, оказалось способным контролировать деятельность посадников. В 1209 г. вече сообща выступило против злоупотреблений членов выборной общинной администрации во главе с посадником Дмитром Мирошкиничем. Последнего не поддержал даже Неревский конец, ставленником которого он был.

Со второй половины XIII в. в политической жизни Новгорода ощутимо нарастали олигархические тенденции. Это, в частности, нашло выражение в появлении при посаднике боярского территориально-представительного совета, из состава которого и избирался сроком на год посадник. Подобная система сдерживала политическое соперничество между кончанскими представителями и упрочивала позиции новгородского боярства.

Политика верхов не раз вызывала выступление "черных людей". Восстание 1418 г. вышло за рамки недовольства одним непопулярным боярином. Под призывы вечевого колокола восставшие кинулись на Прусскую улицу, где селилась новгородская аристократия. Бояре с холопами встретили жителей Торговой стороны оружием. Тогда к последним присоединились простолюдины Софийской стороны. Только вмешательство новгородского владыки остановило кровопролитие. Спор был переведен в русло судебного разбирательства, третейской стороной на котором выступило духовенство.

Новгородская республика, особенно в период своего расцвета, сыграла огромную роль в отечественной истории. Новгород стал одним из самых больших и красивых городов средневековой Европы. Суровая и величественная новгородская архитектура поражала современников. Новгород был не только величав. Политическая и военная сила его была такова, что как форпост Русской земли на ее западных рубежах он отражал агрессию немецких рыцарей, грозившую утратой национальной идентичности.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >