Народы Южной Азии

В состав региона входят такие государства, как Индия, Пакистан, Бангладеш, Непал, Шри-Ланка. В Южной Азии можно выделить три основных географических зоны – северный горный пояс, Индо-Гангскую равнину и Южную Индию и близкую ей в природном отношении Шри-Ланку. Между северной и южной зонами проходит пояс сравнительно невысоких гор и нагорий. Высочайшие горы севера, в состав которых входят Гималаи, где в основном расположено государство Непал, защищают регион от северного холода и обеспечивают доминирующие здесь варианты климата – субтропический и тропический.

Эти же горы сыграли важную роль в истории региона, защищая привлекавшую многих завоевателей плодородную равнину северной Индии от завоевателей-кочевников, которые покорили не одну империю в Центральной Азии, а в Индостан могли проникать только через Хайберский перевал на северо-западе, тем самым "нормируя" массы постепенно проникающих в индийский субконтинент потоков. К тому же горные районы нередко в этническом отношении отличаются от равнин. Если на просторах низменностей происходила интеграция крупных этнических общностей, то для гор характерна изолированность этнических групп. Именно на горные районы приходится наибольшее число этносов, хотя в цифрах, характеризующих общую численность населения Южной Азии, они составляют лишь несколько процентов.

Этнический состав Южной Азии отличается большой пестротой. Жители региона говорят на языках ряда крупных языковых семей – индоевропейская, дравидская/дравидийская, австроазиатская, сино-тибетская, которые представлены более малыми подразделениями (индоарийская группа, тибето-бирманская, мон-кхмерская, мунда). Общая численность населения региона свыше 1 млрд, при этом более 90% населения говорит на 20 крупнейших языках: хиндустани, бенгальском, маратхи, панджаби, бихари, раджастхани и других индоарийских языках Северной Индии, сингальском и непали на Шри-Ланке и Непале. На юге распространены дравидские языки – тамильский, телугу, или андхра, каннада (каннара), малаялам. Многие сотни языков и диалектов приходятся на малочисленные племенные группы. Они нередко составляют именно горные народы. В Индии их официально относят к категории так называемых адиваси (буквально "первонасельники"), хотя далеко не все из них принадлежат к аборигенам конкретных территорий.

Не менее сложен и антропологический состав населения Южной Азии. Здесь встречаются представители всех больших рас (европеоидной, экваториальной, или негро-австралоидной, монголоидной), составляющие многочисленные группы различных антропологических типов. Европеоидная раса представлена индо-афганским (пуштуны, буриши) и североиндийским (белуджи, панджабцы, раджастханцы, маратхи и др.) антропологическими типами. К особой контактной малой расе, сочетающей европеоидность и австралоидность, относят дравидоязычные народы (тамилы, малаяли, каннада, телугу и др.).

Представителями австралоидной большой расы являются аборигены Андаманских о-вов, ведды Шри-Ланки, некоторые малые народы и племена Южной Индии (кадары, палийан, курумба, урали и др.), бхилы и ораоны Центральной Индии, народы мунда, живущие в горах Ориссы и на плато Чхота-Нагпур в Бихаре. Типичными монголоидами являются шерпы, бхотии, кхаси, нага и другие горные народы Ассама. Смешение признаков монголоидной и европеоидной рас характерно для многих тибето-гималайских народов, встречается у бенгальцев; у некоторых мунда веддоидные черты смешаны с монголоидными.

Как правило, существует соответствие между антропологическим типом и языковой принадлежностью: северные индийцы, например, говорят на индоарийских языках, южные – на дравидийских, монголоиды – на мон-кхмерских и тибето-бирманских и т.д. Однако встречаются и исключения: к индоевропейской семье относится язык народности тхару, живущей на севере Индии и в Непале, и имеющей ярко выраженный монголоидный облик. Европеоидные черты имеет один из народов Непала – невары, а язык их принадлежит к тибето-гималайской группе. Веддоиды бхилы говорят на языках индоевропейской семьи.

Самой крупной страной региона является Индия, которая и явилась источником той общей культуры, ставшей объединяющим фактором для всех территорий Южной Азии. Эта культура имеет глубокие исторические корни, и формировалась на протяжении тысячелетий, обогащаясь за это время всеми новыми элементами, которые рождались в Южной Азии или приходили в нее. Другие государства Южной Азии, так или иначе, на протяжении многих веков находились в сфере влияния индийской культуры, как социальной, так и религиозной (индуизм, буддизм, ислам). Первые две религии зародились в Индии, при этом индуизм стал религией большинства населения Индии, Непала, а буддизм, в течение тысячелетия существовавший в Индии, ставший основной государственной уже с древних времен религией Шри-Ланки, перешел и в соседние страны, Индокитай, Китай, а затем далее, в Японию и Монголию.

Основой общей местной культуры является так называемая протоиндийская цивилизация (памятники Мохенджо-Даро, Хараииа и др.), которая была открыта в начале 20-х гг. XX в. на северо-западе южноазиатского региона. Эта культура датируется примерно серединой III – серединой II тыс. до н.э. Ее обнаружение углубило историю региона на два тысячелетия, поставив местную культуру в один ряд с древнейшими культурами Азии. Это была развитая городская цивилизация, границы существования которой все еще уточняются в ходе археологических раскопок и комплексных исследований. Так, новые памятники обнаружены на пространстве от Аравийского моря до подножья гор Симлы, а на востоке – до бассейна Джамны, к югу – до устья р. Нарбады и Таити, впадающих в Камбейский залив. Некоторые поселения найдены уже примерно в 300 км от Дели. Из-за обширности "освоенных" ею территорий некоторые ученые называет эту цивилизацию первой крупнейшей империей в мире.

Протоиндийская культура отличается высоким уровнем технологического развития и, прежде всего, высочайшим уровнем градостроительства. Города возводились но заранее составленным планам, дома из обожженного или высушенного на солнце кирпича, имели два-три этажа, несколько комнат, с выделенной кухней. Хорошо были налажены системы водоснабжения и канализации. Процветали ремесла: керамика, резьба по кости и металлу, ткачество. Орудия производства и оружие изготовлялись из меди и бронзы, железо еще не было известно. Любопытнейшие произведения этой эпохи – мелкая пластика, статуэтки из глины, металла, камня. Стилистическое разнообразие ярко проявляется в произведениях искусства. Протоиндийцы, судя по всему, являлись также "квалифицированными" земледельцами: вокруг их городов простирались поля, где выращивали пшеницу, ячмень, хлопчатник. Самые, быть может, ценные находки – это печати и оттиски с неизвестными письменами, дешифровкой которых до сих пор занимаются ученые разных стран. Наиболее вероятная языковая принадлежность населения – прогодравидская.

В середине I тыс. до н.э. в ту же северо-западную область региона влились потоки индоарьев (первые волны полукочевых арийских племен, вторгшихся в северо-западные районы региона, относят к середине II тыс. до н.э.), которые затем стали распространяться на восток и отчасти на юг. Центром новой культуры и государственности стала долина Ганга. Важнейшими памятниками этой культуры являются древние литературные тексты арьев – веды. Из них мы получаем представления о различных сторонах уникальной индоарийской культуры: языке, религии, хозяйственном и социальном укладе. Все крупные народы севера Индостана говорят на индоарийских языках, с ними же связано становление основ индуизма, в который значительный вклад внесли и южноиндийские, дравидийские, народы. Культура древних индоарьев – это еще один существенный пласт цивилизации, сложившейся и возросшей на территории Южной Азии.

Дравидийский юг Индии – это также древний очаг самостоятельных и ярких культурных традиций, прославивший себя замечательными памятниками литературы, изобразительного искусства, науки.

Взаимное влияние арийской и дравидийской культур на протяжении веков сказывалось в языке, литературе, религии, философии, в народных бытовых традициях. С полным основанием можно утверждать, что современная культура народов Южной Азии является результатом синтеза многих культур.

В истории северных областей региона особую роль сыграл "гандхарский" период, отмеченный сильным греческим влиянием. Оно было вызвано восточными походами (334–324 до н.э.) Александра Македонского, который мечтал в своих планах создания великой империи дойти до Ганга. Хотя планы эти не осуществились полностью, его армия вторглась в земли Пенджаба и перешла Гиндукуш. На завоеванных землях в греческих колониях оседала часть пришельцев. Так произошла прямая встреча разнородных культурных традиций. Влияние греческой культуры ощутимо было и в период создания Кушанского царства (I в. до н.э.). В I–111 вв. н.э. в состав этого государства входила часть северо-западных земель Индостана. При царе Канишке (I в. н.э.) даже столица царства находилась на территории современного Пакистана в Пешаваре. Эта эпоха отмечена своеобразным искусством – "гандхарским", или "греко-буддийским", стилем, представленным прежде всего оригинальной скульптурой.

В Средние века Южная Азия, особенно ее северные земли, испытала сильнейшее воздействие мусульманской культуры. С конца X в. начались вторжения тюрок, таджиков и афганцев. Несколько веков существовали крупные мусульманские государства: Делийский султанат (1206–1526), империя Великих Моголов (1526–1858). Мусульманское влияние сказалось на многих видах искусства: архитектуре, живописи (школа миниатюры), народных ремеслах. В эту эпоху во взаимодействии местных и привнесенных культурных традиций шли активнейшие процессы интеграции и синтеза.

Начиная с XVI–XVII вв. в регион начинают проникать и европейские колонизаторы, установившие здесь свое господство вплоть до середины XX в. Европейская цивилизация этой поры также оказала значительное влияние на местные культурные традиции.

Названные эпохи и "составные части" свидетельствуют о высокой адаптивности южноазиатской культуры, которая не только впитывала в себя новые влияния, но и легко приживалась на других территориях, прежде всего в Юго-Восточной Азии. Межэтнические связи, как культурные, так и экономические, протекавшие в южно-азиатском ареале, чрезвычайно сложны и многообразны, и далеко не всегда политические границы являлись для них препятствием.

Объединяет регион и общность хозяйственных традиций. Южная Азия, судя по данным археологии, палеоботаники и палеозоологии, не входила в ареал самого раннего одомашнивания растений и животных. На ее территории довольно долго, до IV тыс. до н.э., преобладали присваивающие формы хозяйства – собирательство, охота, бортничество. Однако и производящие формы – земледелие и скотоводство – возникают здесь достаточно рано в границах протоиндийской цивилизации. В долинах рек возникали самые древние поселения земледельцев и скотоводов. С развитием производящего хозяйства, оно распространялось по Индо-Гангской низменности, а затем в южные области Индостана и на Шри-Ланку. Долго этим процессом не были затронуты джунгли и горные районы. Поэтому в глубине лесов и в горах сохранялись отдельные этнические группы с ранними, "примитивными", формами хозяйства и культуры. И сейчас встречаются малые народности, племена, немногочисленные группы населения, которые все еще ведут присваивающие формы хозяйства или же отчасти сочетают их с производящими формами.

Страны Южной Азии до сих пор по преимуществу аграрные, большая часть их населения занята в сельском хозяйстве. Подавляющее большинство населения Южной Азии являются пашенными земледельцами, сочетающими это занятие с животноводством и ремеслами. Это наиболее распространенный в регионе хозяйственный тип, сложившийся еще до начала нашей эры и упрочивший свои позиции как основной в течение I тыс. н.э.

Основой жизни почти у всех современных народов региона является земледелие, сохраняющее традиционные методы и приемы. Современные технические средства внедряются неспешно, нередко земля обрабатывается по старинке: большое распространение по-прежнему имеют деревянные плуги, катки и волокуши для размельчения комьев земли, упряжные грабли, бороны. Тягловый скот – быки и буйволы в парных упряжках. Сеют и жнут чаще всего вручную. В сельском труде имеется разделение между мужскими и женскими обязанностями, что закреплено народными поверьями. Некоторые виды сельскохозяйственных работ обставляются как обрядовые действия. Практически во всех районах снимают два урожая, а то и три. Основные два сезона – летний (примерно с июня до ноября) и зимний (с октября до марта-апреля).

Почти во всех частях региона земледелие в значительной степени зависит от искусственного орошения, так как особенности муссонного климата создают угрозу засухи даже в местах с достаточными водными ресурсами. Несмотря на существование ряда крупных гидротехнических систем, остаются актуальными старинные способы орошения с помощью колодцев и различного рода водоподъемников. В горных районах развито террасирование полей. В некоторых местах, где нет земельного дефицита, отдельными группами населения практикуется подсечно-огневое земледелие. Оно встречается у малых народов Центральной Индии, у северо-восточных индийских племен нага, гаро и кхаси, у мудугаров, живущих на юге Индии, у ченангов Непала.

В то же время, в странах Южной Азии значительное развитие получили традиции крупного плантационного хозяйства, сложившиеся в основном в колониальные времена. Так выращивают чай, кофе, сахарный тростник, гевею, кардамон, цитрусовые, кокосы и т.д. Большинство плантационных хозяйств находится в горных районах.

У многих народов существенную роль играет скотоводство. Крупный рогатый скот разводят главным образом для получения молочных продуктов и в качестве тягловой силы. В значительной степени это связано со строгим индуистским запретом на употребление в пищу говядины. Товарное молочное производство особенно развито вблизи больших городов. Овец, коз, яков и некоторые гибридные породы разводят ради молока, мяса и шерсти. Для некоторых малых народов характерно свиноводство. Для части населения немалое значение имеет рыболовный промысел, у ряда племен сохраняются традиции охоты и собирательства.

Основу пищевых традиций большинства народов Южной Азии составляют две главные модели: переднеазиатская – "зерномолочная" и протоиндийская – "зернобобовая", которая, возможно предшествовала первой. Соотношение зерновых и молочных компонентов разнится у разных народов. Чем далее к югу и востоку, тем больше возрастает роль бобовых, масличных и сахароносных компонентов.

Выделяются некоторые реликтовые или региональные модели питания. Например, так называемая "оазисная", в значительной степени основанная на сухофруктах (финиках, тутовнике и т.п.), в районах пустынь, в основном на северо-западе. Отчасти сохраняется система питания, базирующаяся на крахмалистых корне-клубнеплодах, связанная главным образом с племенным сегментом населения. Крахмалистый компонент клубнеплодов дополняется плодами диких, реже – культурных сортов фруктов, медом, мясом диких животных, рыбой, моллюсками, мясом домашних животных, чаще всего свиньи, птицы, яйцами. Эту модель, широко распространенную в Юго-Восточной Азии, условно называют аустроазиатской. Определенное влияние в регионе Южной Азии имеют гималайская модель питания, характерная для Непала. В ней гречишные и просяные культуры сочетаются с разнообразными овощами – тыквой, огурцами, баклажанами, горчицей и редькой.

Основными зерновыми культурами и источниками крахмала, углеводов являются пшеница (Центральный и Северо-Западный Индостан), просяные (Гуджарат, Раджастхан, Махараштра) и рис (в южных районах, в некоторых пригималайских районах – на юго-западе Джамму и Кашмира, по течению р. Джелам; в дельте Инда, в Конкане, на востоке – Бенгалии, Бангладеш). В зависимости от природных условий во многих районах выращивают кукурузу, ячмень, гречиху и некоторые другие.

Из различных зерновых (бобовых) готовят разнообразные лепешки: тонкие, толстые, с начинкой, жареные на углях, в тандурах, сковородках, в большом количестве масла, без масла, сухие и т.п. Реже приготовляют супы и каши из цельного и дробленого зерна, из муки. Очень большую бытовую и ритуальную ценность имеет вареный рис. По случаю праздника нередко готовят сладкие каши из риса или вермишели.

Основным источником белков являются бобовые: зеленая, черная и красная фасоль, бобы различных видов, а также обычный зеленый горошек, чечевица и др. По-индийски собирательное название для них – "дал", в Шри-Ланке – "париппу". Основным источником животных белков являются молочные продукты, так как в употреблении мяса, рыбы, яиц имеются ограничения.

Важным источником углеводов служат сахаристые продукты: сахарный тростник, переработанный нектар цветов пальм. Рафинированный сахар редок. Чаще употребляют патоку и джаггери.

Масло используется преимущественно растительное разных видов: земляного ореха, горчичное, рапсовое, хлопковое, кунжутное (тахинное), локально льняное масло, даже из макового семени (в округе Джалавар в Раджастхане), абрикосовое и из грецких орехов. Коровье масло используют чаще всего в виде топленого, у индусов оно считается самым "чистым" в ритуальном смысле.

Овощи и фрукты, снабжающие жителей Южной Азии витаминами и минеральными добавками, употребляют в основном по сезону, в зависимости от региона.

В многомиллионных странах Южной Азии, особенно в Индии, процессы урбанизации проходят медленно, и большая часть населения по-прежнему живет в деревнях. Жилища у разных народов и в разных природных областях чрезвычайно разнообразны. В строительстве используется разнообразный местный материал: дерево, бамбук, глина, камень, стволы пальм. Крыши делают из глины, черепицы, соломы, пальмовых листьев, дранки. В связи с разнообразием природно-климатических условий в Южной Азии, существуют и значительные различия традиций домостроения и локальных типов жилища. Выделяют две основные группы: дома, у которых крыша опирается на стены, и каркасно-столбовые дома, у которых крыша крепится на опорных столбах. Существуют многообразные конструктивные особенности, локальные типы жилища населения Южной Азии.

Жилища в жарких засушливых районах строят так, чтобы наилучшим образом защитить человека: они глинобитные, лишены окон, их заменяют небольшие вентиляционные отверстия, они часто имеют плоскую крышу. Такие особенности конструкции, отличают жилище пенджабцев. Там, где бывают долгие обильные дожди, крыши нередко делаются крутыми и доходящими почти до земли. Покатые крыши делают и в горах Кашмира, где бывают сильные снегопады зимой. Для региона характерна так называемая "бенгальская крыша" – ее углы свисают, а нижняя кромка каждого ската приподнята к середине. Эта крыша вошла в городскую, храмовую и дворцовую архитектуру.

Гималайский каменный дом двухэтажный – наверху находится жилье, а внизу – помещение для скота, инвентаря и иногда хранения продуктов. Небольшие окна расположены под самой крышей. Жилые постройки в горизонтальном плане чаще прямоугольные или квадратные, но встречаются круглые или овальные, как у магаров Непала и у некоторых жителей Андхры.

Стены жилищ из глины, саманные, из сырцовых кирпичей или каркасно-плетневые, у людей, имеющих достаток – из обожженного кирпича. Традиционные жилища покрывают глиняной обмазкой, как и полы в домах небогатых людей.

Локально распространены каркасно-столбовые свайные дома, встречающиеся на северо-востоке региона, а также на Никобарских о-вах. Народ кхаси ставит дома на каменных стенках или камнях высотой до 1 м. Встречаются круглые постройки с конической крышей, опирающейся на стены, аналогичные круглым домам Африки и близкие соответствующим строениям в Индонезии и Океании. Их можно обнаружить на большой территории (от Синда до Андхры и Андаманских о-вов), что, вероятно, соответствует направлению древнейших миграций доарийского населения Индии.

Разнообразно представлен тип временных жилищ полукочевых народов и скотоводов – из войлока, шерсти, шкур, ветвей. Это различные шалаши, ветровые заслоны, крыши-навесы (двускатные и четырехскатные) на столбах, при отсутствии стен, домики на деревьях. В Гималаях существуют временные жилища в виде хижин из дикого камня.

Чрезвычайно оригинальны дома тодов: бочко- или туннелеобразные (на вид – половина цилиндра, разрезанного по вертикали). Стены здесь являются одновременно и крышей, каркас состоит из дуг, вход – в нижнем ярусе, прямоугольный, высотой около 1 м. Очаг находится внутри, в левом заднем углу. Вдоль стен изнутри имеются глинобитные пристенки, которые служат укреплению конструкции, а заодно на них еще можно сидеть или лежать. Шерпы Непала строят двухэтажные каменные дома с плоскими крышами, крытыми дранкой.

Традиционная одежда также имеет этно-региональные особенности. Для Южной Азии характерно сочетание сшитых и несшитых видов в одном комплекте. Чем ближе к северу, тем чаще встречаются сшитые виды. Это платья-рубахи, штаны типа "шальвар" и кроеные жилеты, вошедшие в традицию как мужского, так и женского костюма, своеобразные, "цыганского" типа юбки раджастханок.

Существуют типичные, сложившиеся в комплекс, варианты одежды для мужчин и женщин. К ним можно отнести "непальский" мужской костюм, состоящий из штанов "сурувал", рубахи "косоворотки", жилета и непальской шапочки типа пилотки. "Панджабский" женский костюм "панджаби" – штаны типа шальвар, платье-рубаха и легкий широкий шарф, который надевается спереди, концами за спину, укрывая грудь, плечи, а при необходимости и голову. В "раджастханский" женский комплекс одежды, кроме сборчатой, сильно расширяющейся книзу юбки, украшенной нашивками в виде каймы по подолу, входит короткая, плотно прилегающая к телу кофточка, а также легкая накидка, набрасываемая сзади наперед и укрывающая прическу и плечи.

К костюмам, сочетающим в себе в качестве главных сшитый и несшитый элементы, можно отнести сари – декорированное полотнище ткани, длиной от 5 до 9 м, которым женщина окутывает фигуру и короткую кофточку, облегающую верхнюю часть тела. К этому костюму теперь обычно полагается и сшитая нижняя юбка, а современные горожанки еще нередко используют и модный женский "конфекцион".

Сари с кофточкой в настоящее время является типичной женской одеждой. Сложился общий для Южной Азии, скорее городской способ его ношения. Но, сохраняется и этническое своеобразие в способах провязывания и закрепления сари на теле, а также вариантах кроя, длины и ширины кофточек, что отличает один народ от другого.

Общим южноазиатским костюмом стал и женский комплекс, имеющий название "шальвар-камиз" (штаны и рубаха), сходный с "панджаби". К шальвар-камиз чаще надевают жилетку, а не шарф; и штаны с рубахой бывают несколько более широкие, "свободные", чем в пенджабском костюме. Оба комплекса, как повседневные, получили широкое распространение во всем южноазиатском регионе. Комплекс с сари, является предпочтительным в праздничных и обрядовых ситуациях.

У мужчин Южной Азии тоже имеют распространение несшитые виды одежды: это, прежде всего, различного рода опоясанья – "мунду", "лунги", "дхоти" и т.д. Они могут выглядеть как длинные прямые юбки, как короткие набедренные повязки, как "юбки – штаны", в зависимости от того, каким способом их надевают. Традиционные опоясанья носят и, не покрывая одеждой верхней части тела, таким мы можем видеть на фотографиях Махатму Ганди, и сочетая их с различного рода рубахами, традиционного и современного кроя. Традиционного кроя рубахи и куртки иногда сочетаются со штанами местного образца. Распространен комплекс мужской одежды, состоящий из узких штанов, куртки "шервани" – удлиненной, прилегающей к телу, со стоячим воротничком и длинным рядом пуговиц и шапочки типа пилотки.

Головные уборы, носят чаще в северных районах. Многие жители Южной Азии, особенно в сельской местности, не носят обуви. В городах получили распространение легкие сандалии. Ношение обуви свидетельствовало о высоком социальном статусе. Жрецы (брахманы), например, использовали резные деревянные сандалии, иногда с инкрустацией. Буддийские монахи в Шри-Ланке нередко носят закрытые кожаные туфли. Теплую обувь носят в зимнее время жители тибето-гималайского региона.

Индия, самоназвание Бхарата Ганараджья, одно из крупнейших государств в Южной Азии, второе в мире по численности населения – в 2009 г. около 1,2 млрд чел. Плотность населения более 350 чел. на 1 кв. км. Большая часть населения проживает в сельской местности и малых городах. Однако в стране насчитывается около десятка мегаполисов, из них самые крупные: Мумбай (бывший Бомбей) – более 13 млн жителей; Дели – около 12 млн; Ченнай (бывший Мадрас) – около 4,5 млн; Колката (бывшая Калькутта) – свыше 5 млн чел.

Административные единицы в значительной степени совпадают с этнолингвистической картой, чему способствовала реформа 1956 г. Так, например, в штатах Раджастхан, Гуджарат, Махараштра, Орисса, Тамилнаду и др. в основном и проживают народы, говорящие на языках раджастхани, гуджарати, маратхи, ория, тамильском и т.д. Некоторые административные единицы учитывают компактное население племенных групп (Мизорам, Аруначала и др.).

Основной отраслью экономики Индии и в наши дни является сельское хозяйство, в нем занято более двух третей трудоспособного населения страны. Эта отрасль дает почти треть валового продукта и пятую часть экспортных поступлений. Однако уровень развития сельского хозяйства до сих пор остается низким. Многие крестьяне владеют лишь мелкими участками, размером менее двух, а то и одного гектара, которые не могут обеспечить прожиточный минимум. Индия постепенно наращивает урожаи зерновых, и даже становится важным мировым экспортером риса и пшеницы. В больших объемах выращиваются просо и бобы, манго, кокосовые и другие орехи, чай, джут, кунжут и специи. В настоящее время Индия обеспечивает собственные потребности в продовольствии.

Значительная часть населения живет старинными ремесленными промыслами (плетение, гончарство, резьба по дереву, кустарные художественные изделия из металла, ткачество и окрашивание тканей, вышивка, ковроделание, обработка кож и т.п.)• Предметы народного промысла индийцев прославлены высоким качеством и экспортируются во многие страны мира.

С традиционным разделением труда связан яркий, своеобразный феномен, характеризующий краеугольные основания социальной структуры, на которых зиждется все существование обществ Южной Азии. Это – так называемая "кастовая система".

В Индии (и некоторых сопредельных ей странах) кастовая система является основой социальных отношений. Ее происхождение восходит к древнему членению общества на четыре сословия (варны): брахманов (жрецов), кшатриев (царей и воинов), вайшья (живущих своим трудом земледельцев, скотоводов, ремесленников и торговцев), шудр (представителей обслуживающих профессий) и "неприкасаемых" (занятых ритуально "нечистым" трудом – гончаров, кожевников и т.п.). В современной Индии насчитывают около 3000 кастовых групп. Определяющими признаками касты ("джати") являются родовая принадлежность, наследственная профессия и брачный обычай. Для касты обычна эндогамия, для ее отдельных групп – экзогамия. Оригинальное явление в Северной Индии – деревенская экзогамия. По кастовому правилу не допускается, чтобы статус невесты был выше, чем у жениха.

В южно-азиатских обществах реализация жизненных задач и потребностей индивида в основном происходит в семейно-родственном кругу. Подавляющее большинство населения в Индии, Непале, Шри-Ланке, Пакистане и Бангладеш терпеливо несет бремя семейно-родственных обязанностей соответственно своему личному статусу по отношению к другим, и в этом же кругу, прежде всего, ищет себе жизненной поддержки. Самоидентификация в семейно-родственной системе и иерархии на бытовом уровне нередко заменяет все прочие возможные самоопределения, даже по религиозной, национальной и гражданской принадлежности.

Брак является доминантой социальной жизни в данном регионе. Семейная организация и брачные обычаи иногда демонстрируют архаичные формы, а также имеют некоторые региональные различия. В настоящее время все большее распространение, особенно в городах, получает парная моногамная (так называемая малая) семья, хотя исторически и отчасти в остаточных проявлениях здесь обнаруживались и полигамные, и полиандрические браки. Характерным явлением, особенно в северной части региона, являлась большая семья, с которой увязываются обычаи сорорат (женитьба на сестре жены) и левират (женитьба на вдове брата). В деревнях (и преимущественно у высших каст) существовал запрет на повторный выход замуж вдов, особенно "на сторону".

Для северных районов характерны патронимия и патриархальный семейный уклад. На юге нередко принят магрилинейный счет родства и примечателен высокий семейный статус женщины, связанный с понятием о ее особой магической силе. Здесь же имеет распространение кросскузенный брак (ортокузенный обычно запрещен).

Пакистан. Этническая история народов Пакистана составляет единое целое с историей всего Индийского субконтинента. Представители древнейшего населения Пакистана – брагуи, говорящие на дравидийском языке, вероятно, родственном языку (языкам), на котором говорили создатели цивилизации Мохенджо Даро и Хараппы. Их насчитывается в настоящее время около 750 тыс. чел. Брагуи населяют сейчас пакистанские провинции Синд и Белуджистан. Брагуи нередко назывались в средневековых летописях "гладковолосыми маврами" – они имеют более темный цвет лица, чем окружающее население. Но по религии современные брагуи – мусульмане.

В северных районах Пакистана проживают также дардоязычные племена. Носители дардских языков, вероятно, потомки первой, доарийской волны индоевропейцев, попавших в Южную Азию.

Большинство населения Пакистана в настоящее время считает родным языки индоевропейской группы. Это потомки пришедших в Индию ариев и восточноиранских племен. Арии пришли на территорию современного Пакистана раньше, чем в другие области, в III–II тыс. до н.э. Восточно-иранские племена освоили эти территории в период мусульманских нашествий XI–XVI вв. н.э. Часть пуштунов, называемых в Индии и Пакистане патанами, были ассимилированы местным индоарийским населением и стали сословной группой в составе панджабцев – основного народа страны.

В Средние века формируется местное, преимущественно мусульманское по культуре население. Однако на территории современного Пакистана проживали значительные группы индусов – панджабцев, гуджаратцев, синдхов. В Пакистане, в районе Нанкаеа-Сахиб (Тальванди) под Лахором, располагается родина сикхов. Джайны и парсы также издавна жили на территории нынешнего Пакистана. Практически все население страны (99%) говорит на языках индоевропейской семьи. Эти языки разделяют на группы: индоарийскую, иранскую и дардскую. К современным индоарийским языкам, именуемым также индоиранскими, в Пакистане относят панджаби (иа нем говорят до 45% населения страны), лахнда, иногда называемый западным диалектом панджаби, синдхи, раджастхани, а также языки беженцев из Индии урду и гуджарати. Урду является государственным языком Пакистана. Группу иранских языков представляют пашто (на нем говорят около 14% населения), белуджский. В группу дардских языков входят языки кховар, кохистани, пхалура, калаша, гавар, дамели. Язык брагуи относится к дравидийским (дравидским) языкам.

Большинство населения Пакистана – мусульмане, хотя в стране есть также меньшинства индусов, сикхов, джайнов, парсов, ахмадие. Среди мусульман принято традиционное деление на потомков мусульман-чужеземцев: арабов, персов, таджиков, афганцев, тюрков, переселившихся в Индию из мусульманских стран. Особенно известны группы сейидов, шейхов, патанов, моголов, часто объединенных под названием "ашраф" – "благородные" и "афзаль" – "местные".

Подавляющее большинство пакистанских мусульман – сунниты, однако есть в Пакистане и группы шиитов – исна ашарийя (имамиты) и имамиты ходжа и бохра. В XVIII в. среди индийских мусульман возникло движение за возрождение раннего ислама. В современном Пакистане оно представлено рядом сект.

Пакистан преимущественно аграрная страна. Значительная часть населения пашенные земледельцы. На северо-западе Пакистана распространено отгонное животноводство. Основные сельскохозяйственные культуры: пшеница, рис, баджра, джовар, кукуруза, ячмень.

Бангладеш. Этническая история Бангладеш тесно связана с историей Индии и Пакистана. Эта территория входила в состав ряда общеиндийских империй, таких как империя Маурья, государство Гупта, государство Великих Моголов,

Британская Индия. Раздел Индии по конфессиональному признаку привел к образованию Пакистана, восточное крыло которого составила нынешняя территория Бангладеш, при этом подавляющее большинство жителей Восточного Пакистана составили этнические бенгальцы. К ним присоединились мухаджиры из Индии, преимущественно говорящие на урду бихарцы, а также жителя ассамского округа Силхет – бенгальцы и ассамцы-мусульмане. На севере и востоке этого региона проживали представители племен гаро, кхаси, араканцы. В 1971 г. была провозглашена независимая республика Бангладеш.

По языку большинство жителей страны, а их сейчас около 140 млн, говорят на бенгальском языке. Другие языки – кхаси, гаро. По религии большинство жителей Бангладеш – мусульмане-сунниты. Есть здесь также шииты, ахмадийцы. Более 10% населения индуисты.

В экономической сфере Бангладеш характеризуется преимущественно аграрным характером экономики. Основные сельскохозяйственные культуры: рис, джут, сахарный тростник, пшеница. Подсобное значение имеют рыболовство, рыбоводство, отхожие промыслы в городе.

Крестьянское общество в Бангладеш существует и функционирует как совокупность общин, обладающих своей внутренней структурой "самадж". Базовый элемент самадж – бари, сельская усадьба и живущая в ней большая семья. Семью возглавляет старший – мурубби. Несколько, до пяти бари, расположенных в непосредственной близости друг к другу, образуют квартал – пара. Глава самого влиятельного бари – сардар представляет пара на деревенском совете – панчаяте. Каждая малая семья, помимо включенности в объединенную семью через кровнородственные узы, выступает составной частью более крупной патронимической общности гошти. Это социальная группа, связанная кровнородственными и брачно-родственными отношениями по отцовской линии и состоящая из нескольких семей в результате разрастания и разделения большой семьи.

Непал – страна в Гималаях, площадью около 148 тыс. кв. км. Численность населения, общее название для жителей страны – непальцы, достигает 29 млн чел. (2009).

Большая часть территории Непала занята горами. Самой пригодной для жизни является срединная часть Непала – долина Катманду, и здесь наиболее высокая плотность населения: до 1000 чел. на 1 кв. км. Вдоль южной границы протянулась северная окраина Индо-Гангской низменности. Это – песчано-глинистые тераи (заболоченные территории), неширокая (20–40 км) полоса на высотах 200–250 м над уровнем моря. Эта часть Непала тоже хозяйственно освоена и значительно заселена (до 200 чел. на 1 кв. км). Свыше 70% населения заняты в сельском хозяйстве.

До середины XX в. страна была закрыта для внешнего мира, что стало причиной того, что в Непале многие явления культуры и традиционный социальный уклад до сих пор сохраняют черты архаичности.

Непал отличается сложным этническим составом. Здесь насчитывается от 50 до 70 народов, народностей и малых этнических групп, многие из которых говорят на собственных языках и диалектах. Антропологически жители страны представляют в основном монголоидный и южно-европсоидный типы, а также много вариантов их смешения. Европеоидный тин распространен преимущественно в средней и южной части страны. Он образовался в результате многовековых миграций северо-индийского населения и последующего смешения пришельцев с аборигенными тибето-гималайскими племенами. Этот тип еще называют индо-непальским. К нему относят народ непали – крупнейший этнос страны, составляющий не менее половины всего местного населения, а также неваров. Черты монголоидного типа, наиболее выраженные у тибетских по происхождению групп, прослеживаются также в физическом облике народов, которые принято называть тибето-гималайскими: тамангов, гурунгов, чепангов, магаров, рай, тхару и др.

Лингвистическая классификация в значительной степени условна. В основном, в Непале представлены индоевропейская и сино-тибетская (тибето-бирманская группа) языковые семьи.

Непал является единственной в мире страной, где индуизм признается государственной религией. Индуистов в стране не менее 70%. Большинство из них – непали. Преобладает шиваитский культ, но отдается дань и вишнуизму. Так король непальцев традиционно почитался воплощением Вишну. Второй по значимости религией является буддизм северного толка. Буддизм, как правило, исповедуют невары (ветвь ваджраяна, так называемый тантрический буддизм), этносы тибетского происхождения и др. Несмотря на главенство индуизма, в истории Непала буддизм всегда сохранялся как религия и наука. В стране имеются приверженцы ислама, а также христиане. До настоящего времени у многих непальцев, особенно у малых этнических групп, сохраняются древнейшие верования и культы. В частности, шаманист – ского типа.

В обрядовой практике непальцев не заметно, каких бы то ни было ущемлений местных религий и верований. Индуистские и буддийские храмы располагаются в непосредственном соседстве. Многие священные места являются общими и для индуистов, и для буддистов. Совместно отмечаются многие праздники: считается, что любой праздник приносит очищение и благо. Не исключается даже присутствие шаманов на буддийских и индуистских праздниках. Большинство праздников направлены на обеспечение благополучия людей – плодородие земель, достаток, процветание. Это – главные идеи, которые объединяют представителей разных этносов и конфессий Непала.

Шри-Ланка – небольшое островное государство, площадью около 65 тыс. кв. км, расположенное в Индийском океане у южной оконечности п-ова Индостан.

Археологические, исторические, литературные и фольклорные материалы свидетельствуют о том, что местные народы имеют древнюю историю и богатую культуру. На всем протяжении истории, которая восстанавливается, примерно, начиная с середины I тыс. до н.э., на этой островной территории происходили очень сложные этнические процессы.

Подавляющее большинство народов, за исключением веддов, считающихся автохтонами, являются мигрантами той или иной исторической давности. При общей численности около 20 млн чел. основной этнос Шри-Ланки – сингалы – составляют около 2/3 его населения. В то же время современное ланкийское общество весьма разнообразно по своему этническому составу. Кроме сингалов здесь в настоящее время также проживают: тамилы, второй по численности этнос страны, которые делятся на две заметно различающиеся группы – "ланкийскую", чьи предки жили на острове в течение многих веков, и "индийскую", мигрировавших с территории Индии в XX в. Остальную часть населения составляют малые этнические группы: ланкийские мавры, потомки смешанных браков местных жителей с арабскими и персидскими купцами; бюргеры и другие евразийцы, потомки смешанных браков с европейцами – португальцами, голландцами, англичанами, а также ведды, малайцы, кафиры (кафриння), потомки метисов афро-португальского происхождения, европейцы и др.; в частности, малочисленные группы индийских народов. В среде самих сингалов выделяются этнографические группы, имеющие между собой некоторые различия в диалектах языка и чертах культуры: ударата, живущие в центральной горной части острова, и пахатарата – на равнинах вдоль побережья.

Демографическая ситуация в стране в последние десятилетия была осложнена событиями Гражданской войны (тамильско-сингальским межэтническим конфликтом), активная фаза которой началась в 1983 г. и закончилась лищь в мае 2009 г. В результате, заметно (примерно в два раза) уменьшился прирост населения. Кроме того, более 200 тыс. местных тамилов уехали в западные страны, более 100 тыс. – в Индию (где существует многомиллионный штат, основным населением которого являются тамилы – Тамилнаду).

Сингалы говорят на языке, родственном индоарийским североиндийским языкам. Язык тамилов относится к дравидийской семье, имеет диалектальные особенности по сравнению с индийским тамильским. Тамильский язык является родным (домашним) и для мавров. Большинство бюргеров теперь говорят на сингальском языке, но, как правило, владеют английским. В конституции тремя официальными языками признаются сингальский, тамильский и английский. Значительная часть населения владеет двумя, а то и тремя языками.

Шри-Ланка является страной многих конфессий. Здесь около 70% населения (сингалы) – буддисты, 15% (тамилы) – индуисты, 8% (евразийцы), часть сингалов и тамилов и другие – христиане, 7% (мавры, малайцы) – мусульмане. Особые верования сохранили автохтоны острова – ведды.

Сингалы – один из древних народов земли, чье происхождение и история культуры связаны с о-вом Шри-Ланка на протяжении около двух с половиной тысячелетий. Об этом свидетельствуют археологические, историко-этнографические, литературные и фольклорные материалы. В частности, это подтверждено уникальными по своей давности для региона Южной Азии памятниками в жанре исторических хроник "Дипаванса", "Махаванса", "Чулаванса", самые ранние из которых складывались еще до начала нашей эры, хотя записаны в IV–V вв. н.э. Скорее всего, ранние предки сингалов на территории Индии принадлежали к этническим массам самых первых арийских волн, проникших на территорию Индии, тех, которые позднее были оттеснены последующими мощными их потоками. Путь ранних переселенцев прошел по западной половине Индии к югу, т.е. отчасти совпадал с вектором движения протодравидов, возможно, предков современных ланкийских тамилов, во времена их миграций из долины Инда к новому ареалу на юге Индии. Все это подтверждает большую активность миграционных и этнических процессов в данной ИЭО в достаточно давние времена.

Притом, что сингалы неоспоримо близки к народам северной Индии по языку и антропологическому типу, в комплексе культуры такая близость прослеживается более всего в тех чертах, которые являются в настоящее время общими для подавляющего большинства народов Южной Азии и отмечаются и на севере, и на юге региона. Это некоторые общие основополагающие моральные установки, связанные с родственностью религий, распространенных в Индии и Шри-Ланке: признание важнейшей ценностью религиозного знания, вера в перерождения после смерти и закон кармы, значимость магических представлений и убеждение в действенной силе обрядов и ритуалов. Это сходство социальных институтов и близость в поведенческих нормативах и в самих взглядах на культуру.

В этногенезе и этнической истории сингалов большое значение имели долгие и тесные контакты с дравидскими народами Шри-Ланки и Южной Индии, а также веддами – автохтонным населением острова, которое в значительной степени было ассимилировано сингалами. Сходство с южно-индийскими традициями культуры и их влияние прослеживается в родстве систем письма, в архитектуре, музыке, народном танцевально-драматическим искусстве, в их традициях питания, использования жилища и др. Черты близости обнаруживаются в религии веддов и древних народных культах сингалов. Но существуют, при сходстве и близости, также и этнодифференцирующие черты: в некоторых пищевых предпочтениях, в особенностях ношения даже похожей одежды, например, сари, в некоторых эстетических предпочтениях, особенностях ремесел, стереотипах поведения и т.п.

Непрерывная языковая традиция, долговременное проживание на одной, сравнительно небольшой, островной территории, доминирование в идеологии практически на протяжении всей истории уложений и норм буддизма хинаяны (тхеравады) придали определенную завершенность и неповторимость чертам этнической культуры сингалов. В далеком прошлом предки их были выходцами из северной Индии, но затем до конца XX в. сингалы обитали только на Шри-Ланке; миграции последних лет, вызванные тяжелой общественно-политической и экономической ситуацией в стране, численно незначительны.

Буддизм является в Шри-Ланке государственной религией, в сингальской этнической среде это учение формулирует идеологию и доминирует в системе ценностей. В то же время в их духовной культуре живы и актуальны многие народные верования, иногда очень древние: культ демонов, астрологический, культ богов-покровителей и некоторые другие.

В принципе, между местными конфессиями в нормальных обстоятельствах не существует острых противоречий, гак как практически у всех местных этносов религиозное знание, вера рассматривается как необходимый элемент культуры. Религиозная дифференциация, скорее, используется в этносоциальных конфликтах, в основе которых лежат обычно основания иной природы.

Традиционные общественные и семейные нормы сингалов имеют яркую репродуктивную устремленность. Притом, что социальные нормы требуют почтительности к старшим, соотношение прав и обязанностей, скорее, направлено на самоотверженность старшего поколения в пользу младшего. В сингальской среде заметно высокое положение женщины и в семье, и в обществе. Четко различаются сферы, за которые ответственны муж или жена. Он обычно экономически обеспечивает и охраняет семью, ведает бюджетом и расходами, осуществляет все покупки для семьи и ее отношения с "внешним миром", помогает женщине в делах, требующих особых физических усилий, например, мужским делом считается глажение. Она отвечает за приготовление пищи, уборку дома, уход за маленькими детьми, ее слово – решающее при выборе брачных партнеров для взрослых детей, она больше других ответственна за поддержание общего порядка и жизнерадостного эмоционального тонуса в семье. На уровне семейно-родственных отношений незаметно какого-либо этикетного неравенства между мужем и женой. Общее высокое положение сингальской женщины в семье напоминает ситуацию, характерную и для народов Южной Индии, где также, за исключением ряда высоких каст, женщина пользуется значительным авторитетом и свободой. Однако в Шри-Ланке сингалки считаются наиболее независимыми. Браки у сингалов в настоящее время очень прочны. Разводы являются большой редкостью, моральная установка на сохранение семьи как высшей ценности очень сильна и в основном это объясняется ответственностью за детей.

В Шри-Ланке существует кастовая система, генетически и исторически она связана с индийской. Однако в становлении этой системы и в ее современных чертах прослеживается немалое своеобразие, связанное, в частности, с господством в идеологии буддизма, который первоначально выступал против сословных различий. Население Шри-Ланки в значительной степени уравнивает понятие о родовой принадлежности и сословии. Определяющей чертой здесь часто выступает не только профессиональная, но и религиозная принадлежность, что проявляется в распространенности термина "куда" (род) для обозначения и собственно кастовой единицы.

Главной отличительной чертой местной кастовой системы является главенство в ней земледельческой касты, а не каст брахманов, как в Индии. Аналогично положение вещей и у ланкийских тамилов. В ланкийской среде, как и в других странах Южной Азии, обнаруживается ряд каст этнического происхождения. Сингальский этнос дает нам редкие в истории региона Южной Азии исторические примеры профессиональной кастовой переориентировки. В целом, влияние кастовых законов и кастовой психологии в социальной жизни Шри-Ланки достаточно велико.

Особый этнографический интерес представляет малая этническая группа в составе населения Шри-Ланки – ведды. Их предки считаются автохтонами острова, что подтверждается археологическими находками. Возможно, они жили на острове уже в те времена, когда о-в Ланка еще не был отделен от Индостана. Исторически ведды заметно отличались от других более поздних насельников страны – предков сингалов и тамилов, появившихся на острове не позднее середины I тыс. до н.э. Прежде всего, особым антропологическим типом – веддоидным в составе австралоидной большой расы. В древности ведды, видимо, обитали на всей территории острова. Они сыграли очень важную роль в этногенезе сингалов. Вплоть до настоящего времени происходит смешивание веддов с сингалами и тамилами, проживающими на острове.

Традиционные занятия веддов – охота, в том числе на слонов, бортничество и собирательство, на чем основывалась их меновая торговля, отчасти подсечно-огневое земледелие. Типичными орудиями труда веддов являются особой формы топорик и лук со стрелами; в стрельбе из лука они необычайно искусны, поскольку обучаются ей с раннего детского возраста. К настоящему времени многие ведды перешли к пашенному земледелию и рыбной ловле. В местной среде различают "сельских" веддов, наиболее ассимилированных и "лесных", более придерживающихся своих древних традиций.

Численность веддов быстро уменьшается: в начале XX в. их насчитывалось более 1000 чел., по оценке на 2005 г. – не более 300 чел. Исконно ведды жили в шалашах, пещерах, даже домиках на деревьях, сейчас придерживаются общих ланкийских деревенских традиций в их простом варианте. Одевались в набедренные повязки из луба или травы, теперь носят юбки или повязки из хлопчатобумажной ткани. В пище все же предпочитают мясо животных. В качестве посуды употребляют выскобленные и высушенные плоды растений. Брачные обычаи веддов просты, у них возможны разводы и повторные браки. Счет родства ведется по женской линии. Умерших ведды в прежние времена оставляли на земле без особых церемоний, иногда поливая соком, выжатым из листьев лайма или иных деревьев. Для верований веддов характерны черты тотемизма, шаманизма, почитание предков и демонов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >