Развитие судебной медицины в XIX веке

В первой половине XIX в. в России в связи с изменением социально-экономических отношений происходят значительные административные и правовые преобразования. Они не могли не коснуться медицины в целом и судебной медицины в частности.

Вместо Медицинской коллегии как самостоятельного административного органа был организован Медицинский совет. Он вошел в состав Департамента внутренних дел, который имел более широкие задачи, нежели современное Министерство внутренних дел. Судебно-медицинская служба находилась в составе 1-го отделения экспедиции Медицинского совета, в ее обязанности входило: «давать суждения в следственных уголовных и гражданских делах, требующих знания медицинской науки».

В 1809 г. Медицинский совет был в составе Министерства народного просвещения. В 1811 г. был учрежден еще один Медицинский совет при Министерстве полиции, который по линии судебной медицины должен был заниматься «рассмотрением следствий о скоропостижно умерших и ревизией свидетельств в сомнительных случаях по делам гражданским и уголовным». В 1819 г. Министерство полиции было объединено с Министерством внутренних дел. В 1822 г. Медицинский совет при Министерстве народного просвещения сливается с Медицинским советом Министерства внутренних дел, в документах того времени указывалось, что это сделано «для прекращения затруднений, происходящих от разделения предметов, к медицинскому управлению принадлежащих... и для установления единства в производстве дел судебной и полицейской медицины».

Под эгидой Медицинского совета и по указанию министра внутренних дел в 1829 г. были изданы и разосланы на места правила для судебно-медицинского осмотра и вскрытия тел. Но сути дела, это был наиболее полный для того времени учебник по судебной медицине. В работе над ним приняли участие видные деятели русской медицины — профессора Медико-хирургической академии, члены Медицинского совета И. В. Буяльский, А. С. Громов, А. П. Нелюбин.

В Положении о Медицинском совете, утвержденном в 1836 г., судебно-медицинские функции сводились к следующему:

  • — по части ученой: цензура медицинских сочинений и публичных объявлений, относящихся собственно к медицинской полиции и судебной медицине;
  • — по части судебной: рассмотрение следствий о скоропостижно умерших и ревизия свидетельств в сомнительных случаях по делам гражданским и уголовным, когда требуется заключение медицинского ведомства; химическое испытание различных составов в судебных следствиях.

В 1841 г. было издано распоряжение об устройстве Медицинского совета, по которому он являлся в Империи высшим органом но «врачебно-ученым, врачебно-полицейским и врачебно-судебным делам». Это положение действовало до 1904 г.

За ошибки и преступления в судебно-медицинской деятельности на врачей накладывались достаточно суровые взыскания. Например, члены Виленской врачебной управы были преданы суду за то, что они прикрывали преступления помещицы Смигельской, обвинявшейся в истязании крепостной девочки. В 1843 г. судебный медик «Рости- славлев в заключении о смерти Калмыковой, отравившейся мышьяком, принятым ею по ошибке, написал, что смерть ее последовала от апоплексического удара, хотя при судебно-химическом исследовании ее внутренностей был обнаружен мышьяк». Решением Медицинского совета врач был отдан под суд и лишен права проведения судебно-медицинских исследований.

В середине XIX в. были подняты и нормативно решены вопросы пределов компетенции судебно-медицинских экспертов. По сути дела, были значительно ограничены возможности вмешательства судебных медиков в решение вопросов об убийстве или самоубийстве, и иных, относящихся к компетенции суда. Указ 1847 г. предписывал, «чтобы врачи, призываемые для анатомических осмотров и свидетельства мертвых тел по уголовным исследованиям, давали заключения только по тем предметам, кои относятся до судебной медицины и медицинской полиции, не позволяя себе входить вместе с тем в рассуждения и давать заключения о предметах, подлежащих рассмотрению и определению суда». Указ, переданный на рассмотрение Медицинского совета, был им несколько изменен и дополнен, в частности врачам было дано право обращать внимание судей на медицинские обстоятельства, имеющие отношение к судебной квалификации преступлений и иным вопросам, решаемым судом. В дополнениях и изменениях, внесенных Медицинским советом, обозначено: «Врачи при некоторых исследованиях (детоубийство, самоубийство, изнасилование), когда откроются обстоятельства, хотя не имеющие отношения к судебной медицине, но тесно связанные с вопросами об умысле, неосторожности, виновности подсудимых, должны обратить внимание судей для пояснения юридических вопросов, чтобы они не могли остаться незамеченными».

В первой половине XIX столетия судебно-медицинская деятельность осуществлялась на трех уровнях. На местах, в уездах, и городах, соответствующая работа проводилась отдельными врачами первой инстанции. Па уровне административных объединений, включающих уезды и города, действовали врачебные управы. Высшая судебно-медицинская инстанция находилась в Медицинском совете. В ее задачи входила инспекция врачебных управ, а также вынесение суждений и решений по особо сложным судебно-медицинским делам.

С отменой крепостного права были проведены земская, городская, судебная и другие реформы 1863—1874 гг., они коснулись и судебной медицины. В 1865 г. врачебные управы, которые осуществляли судебно-медицинские функции, были присоединены к губернским управлениям, а с 1866 г. стали называться врачебными отделениями губернских управлений. Чисто организационные изменения не коснулись существа работы по линии судебной медицины.

Во второй половине XIX в. на базе кафедр судебной медицины медицинских учебных заведений начали возникать школы судебной медицины, оказавшие большое влияние на развитие этой науки. Московская школа судебных медиков сложилась на базе кафедры судебной медицины Московского университета. Ее основоположниками принято считать профессоров Д. Е. Мина и И. И. Нейдинга. Получили известность работы видного московского судебного медика профессора II. А. Минакова. Главным консультантом по судебной медицине и медико-полицейским делам Московской городской полиции долгое время был эксперт М. Л. Белин, он считался лучшим в своем деле на тот период времени.

Значительное место занимала Санкт-Петербургская школа судебной медицины, осуществлявшая свою деятельность при кафедре судебной медицины Медико-хирургической академии. Здесь работали такие видные судебные медики, как Е. В. Пеликан, Я. А. Чистович, И. М. Сорокин и др.

Казанская школа судебной медицины обогатила российскую науку именами профессоров И. М. Гвоздева, Р. Лан- геля и др.

Широко были известны в то время киевская, харьковская, томская, омская, саратовская и другие школы судебной медицины.

С 1865 г. начал выходить первый судебно-медицинский журнал «Архив судебной медицины и общественной гигиены», который сыграл большую роль в становлении судебно- медицинской науки и практики.

В 60—70 гг. XIX столетия получила развитие деятельность медицинских обществ, в составе которых работали судебно-медицинские отделения. Заседания судебно-медицинского отделения обществ включали в свою повестку актуальные вопросы науки и практики судебной медицины. Коллективное их решение способствовало совершенствованию судебной медицины.

С 1868 г. проводились съезды русских естествоиспытателей. На первом из них выступил Е. В. Пеликан с докладом «О значении естественных наук в юриспруденции». В докладе обстоятельно было показано значение судебной медицины для отправления правосудия и взаимосвязь судебной медицины с другими естественными науками.

Значительное развитие науки и практики судебной медицины во второй половине XIX в. в первую очередь связано с достижениями естественных наук этого времени, а также с прогрессивными преобразованиями в общественно-политической жизни России. Организационные основы судебной медицины второй половины XIX в. сохранялись без особых изменений до 1917 г.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >