Народничество

В революционном народничестве 1870-х гг. можно выделить три основных направления. Идеологом анархизма, или бунтарского направления, был М. А. Бакунин. Его взгляды в значительной степени повторяли взгляды П. Ж. Прудона с его знаменитым изречением "собственность есть кража". Видя в государстве как политическом институте источник деспотизма, Бакунин звал всех "к топору" и считал, что крестьянство готово к революции, – нужно только "бросить спичку". Теоретиком пропагандистского направления был П. Л. Лавров, который призывал к просвещению крестьянства. На это, как он считал, понадобится приблизительно лет 20. Заговорщики, которых представлял Π. Н. Ткачев, последователь французского революционера Л. О. Бланки, ставили цель захватить власть, парализовав государственную машину с помощью революционной партии.

В 1874 г. народники предпринимают массовое "хождение в народ", который сочетал в их глазах свойства, достойные поклонения, и вселял надежды на политические перемены. Само слово "народ" было для народников священным.

Крестьянство было воплощением общинных, добуржуазных институтов, оно было наиболее многочисленной и угнетаемой массой. Однако попытки разжечь крестьянский бунт не имели успеха. Народ в целом оказался абсолютно не готов к социалистическим и даже демократическим преобразованиям. Тот самый "голоплецкий Еремей", за свободу которого ратовали народники, описанный И. С. Тургеневым в романе "Новь", и передал их в руки полиции. Народ не принял борцов за свои права. С 1876 г. народники переходят к "оседлой пропаганде" в деревне: создают сельскохозяйственные колонии, работают в земствах и волостных управлениях.

В 1876 г. в Петербурге возникла революционная народническая организация, вновь названная "Земля и воля", – самая крупная и сплоченная организация за всю историю народничества. В ее состав входили А. Д. Михайлов, Г. В. Плеханов, С. М. Кравчинский, В. Н. Фигнер, Н. А. Морозов. В § 9 устава этой народнической организации записан макиавеллистский тезис: "Цель оправдывает средства". Члены организации предпринимали попытки поднять крестьян с помощью подложных царских манифестов, выпуска фальшивых ассигнаций. Насилие признавалось необходимым и по отношению к тем, ради кого совершался переворот. По стране прокатилась волна убийств нечаевского типа. Принцип вседозволенности позволял совершать убийства по подозрению. Народники ставили цель создания не партии западного образца, а военной организации, скрепленной железной дисциплиной и принципом единоначалия, в высшей степени конспиративной. В рядах борцов за "братство, равенство и свободу" царили иерархический порядок, дух элитарности и соперничества. Во многих случаях достижение благородной цели заменялось хорошо замаскированным властолюбием. Рядовые члены низводились на роль простых исполнителей, обязанностью которых было повиноваться, а не рассуждать.

Наибольшее воплощение эти взгляды получили в теории единомышленника С. Г. Нечаева – П. С. Ткачева – о взаимоотношении партии и народа "на другой день после революции". Согласно ей русский крестьянин, хоть и "коммунист по инстинкту", но сочетает в своем миропонимании общинный коммунизм с консерватизмом, патриархальными традициями и предрассудками. Поэтому после прихода к власти понадобится насилие меньшинства "над косным, рутинным большинством, которое не доросло еще до понимания необходимости революции". Корни такой психологии находятся в многовековой традиции самодержавия, духе приказа свыше, всеобщего послушания, произвола властей. Стереотипные отношения господства и подчинения впитывались русскими с самого детства, воспринимались как нечто непреложное. А. И. Герцен называл это "аракчеевским элементом" в революционном движении. В этих кругах наряду с борьбой за лидерство господствовала нетерпимость к чужому мнению, суть которой – отрицание человеческого достоинства, прав и ценности личности. Процветала нарочитая бюрократизация революционного дела: многочисленные печати, документы, ревизии, расписки использовались для контроля и доносительства. Парадоксально, но в своей революционной деятельности нечаевщина следовала традициям самодержавия, против которого боролась.

В конце 1879 г. из-за расхождений по тактическим вопросам "Земля и воля" распалась на две самостоятельные организации – "Черный передел" и "Народную волю". Группа "Черный передел" во главе с Г. В. Плехановым и В. И. Засулич осталась на позициях пропаганды социалистических идей, но вскоре была разгромлена правительством. В 1880-е гг. ее лидеры перешли на марксистские позиции и продолжили свою деятельность за границей.

В Западной Европе конституции были результатом продолжительной борьбы феодализма и абсолютизма, с одной стороны, и буржуазии, крестьян и ремесленников – с другой. В России роль последних взяла на себя партия революционного террора. Под ее давлением были достигнуты некоторые послабления режима: понижены выкупные платежи, крестьянам выдавался кредит для покупки земли, проведено переселение в многоземельные районы, в Петербурге понижены цены на хлеб, приняты первые акты фабричного законодательства. Правительство опасалось, что народ может поддержать террористов. И действительно, до 1 марта 1881 г. общество было на стороне народовольцев. Так, например, годовой бюджет "Народной воли" в 80 тыс. руб. составлялся в основном из пожертвований сочувствующих либералов.

В этом смысле весьма показателен процесс по делу Веры Засулич, имевший большой общественный резонанс. В 1878 г. Засулич средь бела дня тяжело ранила выстрелами из револьвера петербургского градоначальника генерала Ф. Ф. Трепова с целью отомстить за товарища – революционера Боголюбова, содержавшегося в Петропавловской крепости и подвергшегося телесному наказанию по приказу Трепова. Засулич предстала перед уголовным судом с участием присяжных заседателей, и они вынесли ей оправдательный вердикт. Она покинула зал суда под аплодисменты всех присутствующих, а восхищенная толпа на руках понесла ее к дому Трепова. Оправдание Засулич повлекло за собой длинную цепь политических покушений и убийств, любое должностное лицо могло стать мишенью террористов.

Находя уступки со стороны властей мизерными, группа "Народная воля", в составе которой были А. И. Желябов, С. Л. Перовская, Н. А. Морозов, Л. А. Тихомиров, А. Д. Михайлов, ужесточает террор. Теперь их главной мишенью становится Александр II – на него начинается настоящая охота. 1 марта 1881 г. террорист И. И. Гриневицкий достиг цели: "помазанник Божий", освободивший миллионы русских крестьян, был смертельно ранен. Современников потрясло, что завершением реформ оказалось убийство их автора. Это событие стало кульминацией движения народовольцев. Их непосредственная цель была достигнута, но планы, которые связывались с цареубийством, не осуществились: не произошло ни восстания, ни падения самодержавия, на которое они рассчитывали. Движение быстро пошло на спад.

Народничество 1880-х гг. переходит на либеральные позиции. Правое его крыло во главе с Я. В. Абрамовым, В. П. Воронцовым, С. Н. Кривенко, С. Н. Южаковым выступает за улучшение экономического положения крестьянства, оставив в стороне борьбу за его политические права. Левое крыло, которое представляли Н. К. Михайловский (журнал "Русское богатство"), Η. Ф. Анненский, В . Г. Короленко, В. А. Мякотин, А. В. Пешехонов, считали, что в России нет глубоких корней для развития капитализма. Их внимание по-прежнему занимали патриархальные институты: община, артели, где они занялись устройством дешевых кредитов, земские банки, торговые склады, улучшение условий аренды, развитие агротехники.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >