Становление романтизма в годы Империи и Реставрации

Жермена де Сталь

Творчество Жермены де Стать (1766—1817), одной из самых значительных фигур раннего французского романтизма, теснейшим образом связано с традициями своего времени, и особенно с идеями руссоизма.

Имя мадам де Сталь становится известным благодаря первой публикации начинающей писательницы — «Письма о произведениях и личности Жан-Жака Руссо» (1788).

Первые события революции 1789 г. (созыв Генеральных штатов, взятие Бастилии, декреты Учредительного собрания, Декларация прав человека и гражданина и т.п.) приводят ее в восторг, но скоро его сменяет ужас перед начинающимся террором. В сентябре 1792 г. она уезжает в Коппс — швейцарское поместье Неккеров, не переставая с беспокойством и тревогой следить за всем, что происходит во Франции. Когда приходит весть о свержении монархии и предстоящем суде над Людовиком XVI и Марией Антуанеттой, Ж. де Сталь пишет «Размышления о процессе над королевой» (1792), тщетно взывая к милосердию революционного трибунала. Политика якобинцев, пришедших к власти, усиливает в ней отвращение к террору.

В Швейцарии Ж. де Сталь публикует трактаты «Размышления о мире» (1795) и «О влиянии страстей на счастье индивидов и наций» (1796). После падения якобинской диктатуры она возвращается в Париж и, хотя и прежде никогда не была равнодушной к политическим проблемам, теперь, в атмосфере революционной катастрофы, особенно остро почувствовала зависимость частной жизни от общественных катаклизмов, а также тесную связь политики с вопросами нравственности, религии и даже с эстетическими вкусами. Все, что разрушила революция, и все, что вырастает на почве трагических коллизий, переживаемых обществом, неизбежно должно изменить и литературу, которая, в свою очередь, также влияет на общество. Эта мысль, открывшаяся писательнице, становится ключевой в ее трактате «О литературе, рассматриваемой в связи с общественными установлениями» (1801). «Я намерена проследить, какое влияние оказывают религия, нравы и законы на литературу, а литература — на религию, нравы и законы», — пишет Ж. де Сталь во введении к этой книге, в которой она выступает как последовательница просветителей XVIII в. Монтескье, Вольтера, Руссо, Кондорсе. Вместе с тем она не повторяет своих великих предшественников.

Обозревая историю литературы античности и нового времени вплоть до XVIII в., Ж. де Сталь стремится выявить в каждой литературной эпохе определенную специфику, в которой отражается дух времени и нации, и найти то существенно новое, что характерно для литературы на рубеже XVIII—XIX вв. Здесь она обнаруживает зарождение новых традиций, отличных от классических, античных. Подобно тому как у истоков античной литературы стоял Гомер, родоначальником новой она считает Оссиана. Термин «романтизм» Ж. де Сталь еще не употребляет, но, по существу, она говорит о зарождении романтизма и обнаруживает его прежде всего в «литературе севера»: «Творения англичан, немцев, а также, за некоторыми исключениями, датчан и шведов принадлежат к литературе севера, ведущей свое происхождение от песен шотландских бардов, от исландских саг и скандинавских поэм». Отдавая предпочтение «северной литературе» перед «южной», Оссиану — перед Гомером, Ж. де Сталь высказывается тем самым за обновление эстетических принципов литературы XIX в., и ее трактат объективно становится одной из первых попыток историко-эстетического обоснования романтизма во Франции. Характерно, что судьба французской литературы XIX в. непосредственно связывается с политическими переменами в жизни нации. Принципы «монархии абсолютной и по своему духу аристократической» представляются ей неблагоприятными для новой литературы. Свой политический идеал она связывает с немонархической формой государства и находит его в Северо- Американских Соединенных Штатах или, в крайнем случае, в английской конституционной монархии, которую считает «республиканской по духу». Разделяя идеалы свободы и видя воплощение этих идеалов в либеральной республике, Ж. де Сталь в то же время не считает, что благой целью можно оправдывать любые средства. Она полностью разделяет идею Руссо: «Свобода целого народа не стоит жизни одного невинного».

Трактат «О литературе» вызвал большое недовольство Наполеона Бонапарта — тогда первого консула; в авторе этой книги он почувствовал опасного для себя идейного противника. Появившийся вскоре первый роман Ж. де Сталь «Дельфина» (1802) подтвердил его опасения.

С точки зрения литературных традиций «Дельфина» — произведение переходного характера, его еще нельзя назвать романтическим в полном смысле этого слова. Роман написан в характерной для XVII—XVIII вв. эпистолярной форме со всеми сопутствующими ей условностями. Следуя традициям Просвещения, Ж. де Сталь считает важной морализаторскую функцию искусства: изображая нравы, царящие в обществе, литература должна способствовать их улучшению. В романе представлено высшее аристократическое общество Парижа в острый исторический момент — в период революции, конкретно в 1790—1792 гг. Однако в центре внимания не социально-политические катаклизмы, а частная судьба героини, именем которой и назван роман.

Дельфина наделена всеми совершенствами: молодостью, красотой, умом; широтой своих познаний она отличается от женщин «света»; более того, она оригинально мыслящий человек, неординарная личность, ей присущи искренность, бескорыстие, честность, духовная сила, способность к самопожертвованию. Будучи поклонницей Руссо, Дельфина живет, повинуясь движениям сердца и голосу внутреннего чувства («естественной морали»). Все это неизбежно приводит к конфликту героини с обществом, ибо «свет» диктует человеку свои условности, правила приличия и сурово осуждает всякого, кто проявляет независимость. «...Самого по себе превосходства ума и души достаточно, чтобы встревожить общество. Ведь оно охраняет интересы большинства, иначе говоря, интересы посредственностей», — пишет Ж. де Сталь в статье «Несколько размышлений о нравственной цели “Дельфины”» (1802). Так самим автором обозначена проблема, которая вскоре проявится в творчестве многих писателей как проблема типично романтическая: конфликт незаурядной личности и общества.

Проблематика «Дельфины» далеко не ограничивается нравоописанием и драматическими перипетиями несчастной любви Дельфины и Леонса. Время действия неизбежно привносит в роман некоторые штрихи, отражающие вторжение событий революции в жизнь героев. Используя традиционную форму эпистолярного романа, Ж. де Сталь создает произведение, живо откликающееся на события современной действительности, а ее Дельфина многими своими чертами предвещает тин романтического героя. Гёте оценил «Дельфину» как «произведение, делающее честь веку». А Наполеон Бонапарт, уже провозглашенный пожизненным консулом (в августе 1802 г.), находит произведения Ж. де Сталь опасными для себя, салон же ее представляется ему очагом оппозиционных настроений. Поэтому после опубликования «Дельфины» ее автору предписано поселиться за пределами Парижа. Жермена де Сталь покидает столицу, а затем и Францию, и все годы, пока Наполеон у власти (а с 1804 г. он — император), она живет изгнанницей.

Вначале Ж. де Сталь едет в Германию, затем в Италию, несколько раз тайно бывает во Франции. Основное время она проводит в своем швейцарском поместье Коппе, выезжая оттуда в разные страны (Германию, Австрию, Польшу, Швецию, Англию). В 1812 г. ей был оказан радушный прием в России, и не только в аристократических гостиных, но и в царском дворце: император Александр I тепло беседовал с ней не просто как со знатной иностранкой, а как с возможной союзницей в антинаполеоновских планах (русская кампания Наполеона тогда уже начиналась, но французский император еще не предполагал ее исхода). Об этом периоде своей жизни вне Франции Ж. де Сталь расскажет в мемуарах «Десять лет в изгнании», которые будут опубликованы посмертно, в 1821 г.

Под впечатлением путешествия в Италию Ж. де Сталь пишет роман «Коринна, или Италия» (1807), имевший огромный и длительный успех. Спустя полтора десятилетия, в связи с появлением в 1824 г. картины художника Ф. Жерара «Коринна на Мизенском мысу», Стендаль отметит: «Вся Европа с восхищением читает “Коринну”».

Новая героиня Ж. де Сталь сопоставима с Дельфиной: Коринна тоже личность незаурядная, даже выдающаяся, и тоже обреченная на страдания, которые приводят ее к смерти. При этом роман «Коринна» — явление совершенно новое в творчестве писательницы. Его двойным названием обозначены два главных «фокуса» произведения: судьба героини и образ Италии, представленной во всем великолепии ее природы, искусства, памятников культуры и несравненных по своему богатству художественных и духовных традиций. Коринна — уже типично романтическая героиня, вознесенная авторским воображением над людьми среднего уровня. Ее отличают высокий строй мыслей и чувств, свобода от предрассудков, независимость духа, широкая образованность, необычайная одаренность: Коринна наделена поэтическим талантом, музыкальными способностями, прекрасным голосом, импровизаторским даром. В Венеции ее окружает всеобщее поклонение.

Для Ж. де Сталь принципиально важно то, что основные личностные характеристики героини определяются ее итальянским воспитанием (ее отец был английским лордом, а мать — итальянкой, и до 15-летнего возраста она жила и воспитывалась во Флоренции). Коринна — это живое воплощение итальянского национального характера в представлении Ж. де Сталь: в основе его — абсолютная цельность, внутренняя самостоятельность, способность ко всепоглощающему чувству и высоким движениям души. Концепция итальянского характера у Ж. де Сталь складывается в зависимости от крайне отрицательной оценки своих соотечественниковфранцузов. Французский национальный характер, считает она, измельчал в атмосфере лицемерных условностей «света» и тиранических общественных «приличий». В результате его главными чертами стали тщеславие, стремление заслужить похвалу, а значит, и зависимость от господствующего мнения. Олицетворением французского национального характера в романе «Коринна» выступает граф д’Эрфейль. Его самодовольно-назидательные речи о необходимости соблюдать приличия, «чтобы не прослыть чудаком... человеком, не таким, как все», вызывают у его собеседников ироническую улыбку. «Счастливым можно быть, лишь когда поступаешь сообразно общественным приличиям... Я никогда не сделаю того, что может навлечь на меня неодобрение света», — разглагольствует он. Но быть «как все» — значит отказаться от своей индивидуальности, поступать всегда с оглядкой на то, что скажут об этом влиятельные люди, принимать их одобрение за счастье и при этом быть убежденным в своем превосходстве над теми, кто ведет себя «неосторожно», как, например, Коринна. В сопоставлении этих двух столь различных характеров граф д’Эрфейль выглядит человеком легковесным и даже смешным.

Проблема национального характера в романе «Коринна» трактуется многопланово. Поднимаясь над уровнем психологическим и личностным, Ж. де Сталь переносит эту проблему в сферу традиций в искусстве, обращается к вопросу о принципах развития новой, т.е. романтической, литературы. Граф д’Эрфейль убежден, что пути, кроме подражания «совершенным» образцам литературы времен Людовика XIV, нет ни у французов, ни у чужестранцев. Коринна же считает, что подражание и утрата национального колорита «сделает литературу бесплодной», подобно тому как подражание человека другому — это «своего рода смерть, так как оно лишает человека его врожденного своеобразия». Эти слова Коринны выражают мысли самой Ж. де Сталь, для которой неприемлемы ни идея превосходства какой бы то ни было нации над другой, ни принцип подражания в искусстве. Им обоим она противопоставляет идею взаимообогащения национальных культур, которую разовьет позднее в книге «О Германии» (1810). В «Коринне» же само обращение к проблеме специфики национального характера выглядит как одно из проявлений романтических веяний в литературе.

К числу наиболее значимых персонажей романа относится лорд Освальд Нелвиль, который представлен не только как воплощение английского национального характера, но и как герой романтического склада, тем более что он приезжает в Италию из Шотландии — родины Оссиана. Потеряв горячо любимого отца, он «обречен на вечную скорбь», одержим меланхолией, и это его настроение — предвестие «болезни века», жертвой которой вскоре станет так много романтических героев.

Таким образом, многое в содержании и проблематике «Коринны» отвечает принципам нового направления в литературе — романтизма. Что касается особенностей формы этого произведения, то автор смело пользуется преимуществами жанра романа, свободного от строгих канонов. В основе композиции «Коринны» — путешествие по Италии лорда Освальда в сопровождении Коринны, которая выступает как гид и как восторженная поклонница всех искусств и природных красот этой страны. Италия в такой же мере «героиня» романа, как и се живое воплощение — Коринна.

Роман вызвал живейший интерес современников. С момента его появления во Франции рождается своеобразный культ Италии. После окончания наполеоновских войн Италия становится излюбленным местом паломничества писателей, причем некоторые из них, как, например, Ламартин, путешествуют по маршруту Коринны и Освальда. Наряду с восторгами в адрес романа раздаются и гневные голоса: французские «патриоты» возмущаются тем, что в апогее противостояния всей Европы и воинственного императора Наполеона Ж. де Сталь изображает «врагов» без тени неприязни. Более того, англичанин в ее романе благороден, умен и смел, итальянка обаятельна и талантлива, тогда как француз изображен с явной иронией. О самом же Наполеоне ни слова, хотя действие романа отнесено ко времени первого итальянского похода Наполеона Бонапарта (тогда еще молодого генерала).

После «Коринны» Ж. де Сталь продолжает жить в Коппе, откуда совершает поездки в разные страны, общается со многими людьми. Особое место в ее жизни заняла Германия — первая страна, в которую она отправилась, когда вынуждена была покинуть Париж. Здесь Ж. де Сталь открылись огромные духовные богатства, писательница познакомилась с Шиллером, Фихте, Гёте. Шлегель по рекомендации Гёте становится воспитателем ее детей, а для нее самой — другом и руководителем в изучении немецкой философии и культуры.

В 1810 г. Ж. де Сталь пишет трактат «О Германии», цель которого — рассказать соотечественникам о жизни другого народа — близкого соседа, но гак не похожего на французов и гак мало им знакомого. Немецкая духовная культура представляется ей средоточием свободной мысли, немецкая философия и эстетические идеи — свидетельством прогресса в обществе. Ее восприятие Германии восторженно и во многом ошибочно, но оно вызвано стремлением противопоставить французскому национальному характеру с его покорностью господствующей силе — будь то мнение «света» или сила политическая — духовную независимость и нравственную самостоятельность другого народа. Трактат «О Германии» стал для Франции «открытием» немецкого искусства, философии; его известность вышла далеко за пределы страны. В распространении идей романтизма в самой Франции эта книга вместе с романами писательницы, особенно «Корин- ной», сыграла огромную роль. Таким образом, в творчестве Ж. де Сталь мы находим и теоретическое обоснование зарождающегося во Франции литературного направления — романтизма, и первые попытки создания произведений в романтическом духе. Самый авторитетный французский литературный критик первой половины и середины XIX в. Ш. Сент-Бёв считал, что именно Ж. де Сталь положила начало романтическому движению во Франции.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >