Ранний романтизм

Вашингтон Ирвинг

Вашингтон Ирвинг (1783—1859) стал одним из первых американских писателей, получивших признание по обе стороны Атлантики. Творчество Ирвинга, как, впрочем, и вся история его жизни, отчетливо распадается на три периода. Пограничными пунктами между ними служат годы 1818-й (когда Ирвинг сделал литературу своей профессией) и 1832-й — год его возвращения в Америку после многолетнего пребывания в Европе.

Молодой Ирвинг был увлечен английским XVIII в., его дидактическим рационализмом, юмористической стихией, сатирическими нравоописаниями, что ярко проявилось, например, в серии сатирических нравоописательных очерков «Сальмагунди, или Причуды и мнения Ланселота Лэнгстаффа, эсквайра, и других», анонимно выпускавшихся Вашингтоном Ирвингом, его старшим братом Уильямом и их общим приятелем Джеймсом Полдингом в 1807—1808 гг., и, особенно, в «Истории Нью-Йорка от сотворения мира до конца голландской династии» (1809).

«История Нью-Йорка» оснащена всеми аксессуарами ученого исторического труда. Ее вымышленный «автор» — Дидрих Никербокер — одинаково серьезен в описании и больших, и малых событий, что порождает комический эффект. Историческое время формально простирается здесь от «сотворения мира» до конца XVII в., но по существу своему «История Нью-Йорка» — это бурлеск, пародия, сатира, перенасыщенная аллюзиями на большие и малые события в жизни города и страны начала XIX в. Это книга, написанная о современности и для современников. Прошлое здесь — только повод для разнообразных иронических комментариев и намеков, но не предмет художественного исследования. Ирвинг пока еще был далек от романтического освоения истории.

Лишь во время длительного пребывания в Европе (1815—1832 гг.) произошли существенные изменения в его философских и эстетических взглядах. Произведения 1820-х гг. наглядно демонстрируют, что их автор уже безоговорочно принадлежал к поколению романтиков.

После возвращения в Америку в 1832 г. В. Ирвннг, как свидетельствуют его произведения «Поездка в прерии» (1835), «Астория» (1836) и ряд других, полностью принял идею развития буржуазно-демократической цивилизации. Он пытался использовать романтическую методологию и стилистику для воплощения идейных замыслов, антиромантических по своему существу, что привело к затяжному идейно-творческому кризису, из которого писателю так и не удалось выбраться до конца своих дней.

Период с 1818 по 1832 г. был самым плодотворным и успешным в творчестве Ирвинга. В эти годы появляются лучшие произведения писателя, четыре сборника романтических очерков и рассказов: «Книга эскизов» (1820), «Брейсбридж Холл» (1822), «Рассказы путешественника» (1824) и «Альгамбра» (1832). Его «эскизы» лишены четких жанровых разграничений: абстрактная медитативность эссе смешивается в них с конкретными описаниями очерка нравов, живописная картинность — с динамической сюжетностью народных легенд и преданий, отвлеченная универсальность просветительских образов — с романтической индивидуализацией характера. Вместе с тем нарастание роли исторических, фольклорных, сюжетных, характерологических элементов повествования содействовало кристаллизации нового жанра. Наряду с очерками, эссе, «зарисовками» мы найдем в его сборниках ряд произведений, которые без колебаний могут быть названы романтическими новеллами.

Ирвинг нередко обращался к европейскому материалу. Множество его очерков и рассказов посвящено Англии, действие других происходит в Германии («Жених-призрак»); материал для целой книги («Альгамбра») дала ему Испания. При этом он всегда трактовал и оценивал европейский материал с чисто американской точки зрения, которая нередко оказывалась неожиданной для европейцев и открывала новые возможности эстетического осмысления европейской действительности.

Особый интерес представляют, естественно, «американские» новеллы писателя, такие как «Рип Ван Винкль», «Легенда Сонной Лощины», «Дойльф Хейлигер» или цикл о кладоискателях. Мировоззрение и эстетические позиции Ирвинга-романтика раскрылись в них с наибольшей полнотой. Эти новеллы — типичные образцы созданного им жанра. Они отличаются особой живописностью и графической четкостью. Ирвингу бесспорно принадлежит заслуга создания американской школы литературного пейзажа.

Действие всех «американских» новелл отнесено в прошлое. Авторство вновь доверено неугомонному Дидриху Никербокеру. Новый Никербо- кер, по мысли Ирвинга, был «истинным», т.е. романтическим, историком. Его влекли к себе предания и легенды, в коих он находил запечатленными нравы, обычаи, верования, предрассудки, вкусы, интересы, образ жизни и образ мыслей минувших времен.

С точки зрения фабулы «рассказы Никербокера» не отличаются оригинальностью. Иногда Ирвинг попросту использовал американские и европейские фольклорные сюжеты, иногда — расхожие литературные модели. Достоинство и ценность его новелл не в событиях, а в исторической картине жизни и нравов колониального Нью-Йорка, когда он еще назывался Новым Амстердамом и был голландской колонией, в пейзажах и «портретах» рядовых граждан изображаемой эпохи, наконец, в особой авторской интонации, где ироническая насмешка над исконным корыстолюбием, леностью ума и консерватизмом голландских бюргеров смешивается с ностальгическим сожалением о безмятежном спокойствии ушедших времен. Мир Никербокера призван был противостоять циничным формулам буржуазной морали XIX в. и жестоким издержкам прогресса. Но идеал был условен, и сам писатель отчетливо понимал, что пороки современности родились не сегодня, а уходят корнями в эту самую идеализированную жизнь. Отсюда и особая полуироническая тональность при описании «идеального» прошлого. Романтическая двойственность ирвинговского историзма в том и состоит, что прошлое предстает в его новеллах и как условный мир, противостоящий современности, и как реальность, неразрывно связанная с настоящим Америки XIX в.

«Американские» новеллы Ирвинга вполне отвечали духу времени. Молодому национальному сознанию, искавшему опоры в своем прошлом, в природе своей страны, Ирвинг дал именно то, чего оно жаждало.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >