Социальное действие и становление социальной жизни

Но общество — это не простая сумма индивидов, проживающих на определенной территории. Это надындивидуальная, по выражению

Э. Дюркгейма, реальность. Она обладает свойствами, которые превосходят индивидуальные характеристики. И в природе нет прообразов социальных сообществ и отношений, хотя некоторые исследователи усматривают их в стадном поведении животных.

Польский социолог Я. Щепаньский отметил, что в мире животных элементы стадности обнаруживаются почти на всех уровнях его организации. Он выделил четыре уровня животных сообществ, в зависимости от степени координированности поведения в них: от некоординированных комаров и божьих коровок до координированных сообществ, выполняющих сообща одну или несколько общих функций, имеющих высокую степень взаимозависимости своих членов (например, пчелиная семья, волчья стая, стадо антилоп, слонов).

Как подчеркивает известный социолог А. Г. Эфендиев, «подобное сходство объясняется тем, что, будучи живыми существами, и животные, и люди при:

  • а) одинаковых давлениях внешней среды; и
  • б) ограниченных вариантах выбора решения вынуждены одинаково адаптироваться.

Сходство объясняется не тем, что животная стадность порождает человеческую социальность, а параллельностью возникающих реакций, форм адаптации живых существ к аналогичным (или одним и тем же) вызовам внешней среды»[1].

Поведение животных регулируется в основном инстинктами, в нем нет осмысленности, целенаправленности. Относительно поведения людей, когда необходимо подчеркнуть его продуманность и целеори- ентированность, используют термин «действие».

Действием называется направленное на достижение цели сознательно осуществляемое усилие.

Действия людей совершаются осознанно, на основе понимания ситуации и стремления предугадать последствия. Их побудительным мотивом выступают многообразные потребности, как биологические (в пище, одежде, отдыхе, безопасности), так асоциальные, специфически человеческие (потребность в общении, принадлежности к социальной группе, признании, творческом самовыражении).

Именно социальное действие признается исходным элементом и «единицей отсчета» социальной жизни. На основе системы разнонаправленных социальных действий происходит формирование социума. В науке нет единственно верного ответа на вопрос, как это происходит, но существует несколько объяснительных концепций. Традиционно спорным остается понимание того, кто выступает субъектом социального действия, кому принадлежит инициатива в нем и кто определяет его результаты. В рамках социологического реализма, получившего наиболее полное воплощение в учении Э. Дюркгейма, считается, что единственным действующим субъектом является общество, «надындивидуальная реальность», несводимая к простой сумме индивидов. Общество предопределяет поведение и самое жизнь индивида, предоставляя в распоряжение сложившиеся задолго до его рождения ценности, нормы, традиции. Выразителем другого подхода — социологического номинализма — стал М. Вебер, настаивавший на том, что единственным реальным социальным субъектом является единичный индивид, реализующий свои сознательно определенные цели во взаимодействии с другими индивидами. Любые формы коллективности (государство, общество, экономика, культура) — это результат совместной деятельности людей, а не ее начало.

Современные социологи предпринимали попытки к логическому объединению исходных позиций номинализма и реализма. Самой удачной из них считается теория индивидуального действия, созданная американским социологом Г. Парсонсом (19021979).

Человек, реализуя свои потребности, ориентируется на конкретную цель. Для ее достижения он выбирает из множества средств те, которые подходят ему с точки зрения соответствия условиям ситуации, в которой находится индивид, а также с точки зрения одобрения (или неодобрения) этих средств принятыми в обществе нормами и ценностями (рис. 2).

Модель единичного действия Т. Парсонса

Рис. 2. Модель единичного действия Т. Парсонса

Сознательный выбор цели — непременное условие социального действия. Сознание позволяет человеку учесть предшествующий опыт, делать на его основе выводы, передавать другим людям информацию о своих замыслах, проблемах, ожиданиях. Изменение обстоятельств также осознается человеком, который корректирует и действия. Именно поэтому обладание сознанием можно считать решающей предпосылкой социальной жизни.

Действия приобретают социальный характер не только потому, что осознаются, но и потому, что соотносятся (сверяются) с реакцией других людей. Иными словами, жизнь в обществе заставляет каждого человека учитывать мнения, намерения, интересы других людей, когда он вступает во взаимодействие с ними. Социальная жизнь — это система взаимных ожиданий и обязательств многих людей.

Социальное действие — осознанное действие индивида, направленное на достижение цели, находящееся в, связи с действиями других, влияющее на них и, в свою очередь, испытывающее влияние поведения других.

Ориентация действия индивида на других людей, на их возможную реакцию, по Мнению М. Вебера, является своеобразным «индикатором», позволяющим отличить социальное действие от мнимого. «Социальное действие, — пишет Вебер, — включая невмешательство или терпеливое принятие, может быть ориентировано на прошедшее, настоящее или ожидаемое в будущем поведение других»[2]. Далее он поясняет: «Оно может быть местью за прошлые обиды, защитой от опасности в настоящем или мерами защиты от грозящей опасности в будущем»[3]. Это определение является инструментальным, поскольку позволяет точнее увидеть предметную область социологии — социальную жизнь.

Однако даже действие, ориентированное на другого, может быть не социальным, а мнимым. Это происходит тогда, когда действие только внешне похоже на социальное, но в реальности вызвано иными (природными) причинами.

Вебер приводит такой пример. Предположим, что внезапно пошел дождь — и прохожие открыли зонты. Со стороны может показаться, что они сделали это, учитывая реакцию других прохожих, но на деле причиной этого действия была природная стихия — дождь. Открытие зонта, бегство от наводнения, пожара не является социальным действием.

Кроме того, социальное действие не может быть единичным, случайным, не может остаться незамеченным. Чтобы оставить сколько- нибудь значимый для социума след, оно должно самовозобновляться, стать систематическим, одобряемым и разделяемым другими людьми. Следовательно, «ориентация на другого» — это не произвольная, а типичная ориентация.

Таким образом, отличительными чертами социального действия являются: 1) преднамеренность, целенаправленность, сознательность; 2) ориентированность на оценки и реакции других людей; 3) повторяемость, регулярность, систематичность.

Регуляция жизнедеятельности на основе взаимных ожиданий — обязательств придает социальным отношениям предсказуемость, стабильность, а людям — уверенность в завтрашнем дне. Наоборот, их разрушение влечет за собой кризисы, крах жизненных планов людей, упадок их моральных и творческих сил.

Общество функционирует бесперебойно до тех пор, пока люди адекватно реагируют на взаимные ожидания: входя в метро, мы ожидаем, что поезд вовремя доставит нас к месту назначения; накапливая деньги на покупку дорогой вещи, надеемся, что они со временем не обесценятся и нужные нам вещи не исчезнут с прилавков магазинов; заболев, мы верим, что в поликлинике найдется врач, который нас будет квалифицированно лечить, и т. д. Аналогичные ожидания со стороны других людей распространяются и на наши действия, так как мы связаны между собой единой сетью социальных отношений.

Разумеется, индивид не в состоянии просчитать до конца все свои действия, не может учесть все возможные содействия и противодействия. Именно поэтому социальная жизнь полна неожиданностей. Но она всегда есть результат усилий самих людей. На них оказывают влияние внешние условия (природно-географические, биологические, техникотехнологические, сырьевые и др.), а также социальные факторы — ценности, нормы, традиции, обычаи, знания, убеждения, верования. Поэтому люди даже в похожих условиях совершают различные выборы.

  • [1] Общая социология / под общей ред. А. Г. Эфендиева. М., 2000. С. 97.
  • [2] Вебер М. Основные социологические понятия // Западноевропейская социологияXIX — начала XX веков. М., 1990. С. 475.
  • [3] Там же.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >