Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Финансы arrow МЕЖДУНАРОДНЫЕ ВАЛЮТНО-КРЕДИТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Посмотреть оригинал

Россия на мировом финансовом рынке

Чтобы определить место Российской Федерации в конкурентной среде мирового финансового рынка, необходимо оценить емкость и эффективность внутреннего финансового рынка, а также вовлеченность российских резидентов в международные финансовые операции. Учитывая многочисленность проблем развития национального финансового рынка, можно резюмировать роль России в мировых финансах как амбициозную, с высоким потенциалом будущего укрепления конкурентных позиций, однако в настоящее время до сих пор слабую вследствие:

  • • неэффективной институциональной структуры финансового рынка;
  • • слабой инвестиционной деятельности населения страны;
  • • недоверия частного сектора к государственным гарантиям защиты прав инвестора;
  • • и, как следствие перечисленного выше, высоких инвестиционных рисков в стране.

Кратко охарактеризуем некоторые показатели, подтверждающие изложенные тезисы.

Как было упомянуто в гл. 6 учебника, российская экономика до сих пор имеет низкий уровень монетизации хозяйственной деятельности — денежная масса и ликвидные денежные средства (МО + Ml) составляли в докризисный период 2006—2008 гг. 36% ВВП, что несколько выше показателей Мексики (25%), Аргентины (27%), Казахстана (32%) и некоторых других развивающихся стран, однако значительно ниже среднемирового уровня (93% в 2006—2008 гг.), показателей развитых стран, а также некоторых развивающихся стран, таких как Китай (147%), Бразилия (58%), ЮАР (62%), Турция (41%)!. В результате обретенного опыта нескольких гиперинфляций на протяжении последних 15 лет российские финансовые власти ключевой задачей своей деятельности считают борьбу с инфляцией, что, по-видимому, реализовалось в дальнейшем сокращении монетизации экономики после кризиса 2008 г. — до 20% ВВП в 2011—2012 гг.[1] [2]

Если оценивать уровень финансовой глубины но стоимости финансовых активов, то показатели российского финансового рынка также оставляют желать лучшего. Совокупные финансовые активы составили 108% ВВП в 2008 г., что ниже среднего уровня развивающихся стран (174%), среднего уровня развитых стран (464%), уровня Китая (282%), Бразилии (253%), Индии (169%)[3].

Очевидным становится факт значимого дефицита денежных средств в экономике России, что спровоцировано не только состоянием национального финансового рынка и политикой финансовых властей, но и социально-экономическими факторами, имеющими первостепенное значение для развития финансового рынка страны.

Следует отметить специфику низкого уровня инвестиционной активности населения страны. Так, по данным Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) склонность к сбережению в России оценивается на уровне 10% располагаемых доходов. Свыше 70% доходов тратится россиянами на покупку товаров и оплату услуг.

За последние два года отмечен незначительный рост доли вложений в ценные бумаги в совокупном объеме сбережений, тем не менее эта доля по-прежнему остается невысокой (6,2% в 2012 г.). В 2012 г. россияне потратили 4,9% совокупных доходов на покупку иностранной валюты. Волатильность курса рубля сделала иностранную валюту привлекательным спекулятивным инструментом, доступным для индивидуальных инвесторов. Столь высокие расходы на покупку иностранной валюты характеризуют ожидания девальвации национальной валюты и слабую заинтересованность населения в профессиональной инвестиционной деятельности на рынке ценных бумаг. Подавляющая доля сбережений населения приходится на банковские вклады — 68% совокупных сбережений населения было помещено в банковские депозиты в 2012 г.

Низкий уровень финансовой грамотности, отсутствие налоговых льгот на инвестиционные доходы от операций с ценными бумагами, затянувшаяся пенсионная реформа — основные факторы, обусловившие низкую инвестиционную активность населения России. По данным Национальной лиги управляющих, в 2009 г. доля трудоспособного населения, имеющего вклады в различных ПИФах, не превысила 0,5% (или 3,25 млн человек). Для сравнения: в США в 2009 г. около 90 млн человек владели различными паями. В США ключевым для стимулирования инвестиционной деятельности населения стал принятый в 1975 г. Закон о национальных доходах (The Internal Revenue Code), позволяющий населению создавать индивидуальные сберегательные счета на старость (individual retirement accounts, IRAs). Покупка паев инвестиционных фондов также относилась к таким счетам, освобожденным от подоходного налога. Американские компании стали поощрять своих сотрудников делать частные пенсионные накопления через инвестиционные компании. В результате доля домохозяйств, владеющих паями, выросла с 5,7% в 1980 г. до 43% (или 50 млн домохозяйств) в 2009 г.

Российское правительство решило возобновить практику освобождения от уплаты подоходного налога индивидуальных инвесторов, которые владеют ценными бумагами определенного эмитента более трех лет (такие льготы уже применялись в России до 2007 г.). Правительство предполагает, что данная льгота поможет стимулировать долгосрочную инвестиционную деятельность населения, однако эксперты финансового рынка утверждают, что для активации инвестиций индивидуумов на рынке ценных бумаг налоговых льгот недостаточно. Для повышения интереса населения к рынку ценных бумаг необходимо обеспечить комфортный доступ на данный рынок и развивать культуру взаимоотношений российских эмитентов с акционерами.

В конце 1990-х гг. зарубежная биржевая торговля акциями российских эмитентов в форме депозитарных расписок значительно превосходила биржевую торговлю акциями внутри России, однако уже в 2007—2008 гг. внутренняя биржевая торговля превысила зарубежную в три-четыре раза. В 2008 г. внутренний биржевой оборот акций российских эмитентов составил 80% общего оборота, на зарубежные площадки приходилось 20% оборота. Финансовый кризис 2008 г. негативно воздействовал на торговлю акциями в России, и, начиная с 2009 г., сокращение торговли акциями внутри страны привело к паритету внутренней торговли с зарубежными площадками на уровне 50 : 50 в 2012 г.[4] В 2007 г. рост капитализации вывел российский фондовый рынок на 11-е место среди крупнейших фондовых бирж мира, однако по объемам торгов акциями Россия занимала 17-е место. По итогам 2012 г. российский биржевой рынок занимает незавидное 20-е место по капитализации и 18-е место по объему торгов акциями[5].

Несмотря на то, что еще в 2006 г. были приняты изменения в Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг», определяющие понятие и процедуру эмиссии российских депозитарных расписок (РДР), первая РДР была выпущена в конце 2010 г. на обыкновенные акции объединенной компании «Русал», обращаемые на Гонконгской фондовой бирже.

Отличительной чертой национальной торговли долговыми ценными бумагами является мизерный объем совершаемых физическими лицами сделок. Рынок облигаций, включая государственных и негосударственных эмитентов, представлен в России биржевым сегментом, на котором оперируют юридические лица — банки, инвестиционные компании, нефинансовые компании. Для сравнения: рынок облигаций в США сформирован в основном внебиржевой торговлей. Внебиржевые площадки предоставляют более легкий доступ для листинга эмитентов и больше возможностей для торговли индивидуальным инвесторам и коллективным инвестиционным посредникам.

В 2012 г. торговля облигациями Группы «Московская биржа» почти достигла уровня торговли акциями — 334,4 млрд и 373,6 млрд долл. США соответственно. Среди ведущих мировых биржевых площадок, осуществляющих торговлю облигациями, Группа «Московская биржа» занимает 10-е место.

Развитие российского рынка долговых обращаемых инструментов характеризуется более активным наращиванием корпоративного долга. Уже с 2008 г. совокупная номинальная стоимость корпоративных долговых бумаг на внутреннем рынке превысила номинальную стоимость выпущенных государственных облигаций, субфедеральных и муниципальных облигаций. Российские корпоративные эмитенты активны и на международных рынках долговых обязательств. Так, за последние восемь лет объем рынка еврооблигаций российских корпораций (по номинальной стоимости) вырос с 20 млрд до 150 млрд долл. США в конце 2012 г. Напротив, рынок государственных еврооблигаций находился примерно на одном и том же уровне — около 40 млрд долл. США. Если анализировать соотношение внутреннего и внешнего рынка корпоративных облигаций, то следует отметить небольшое превышение объемов привлечения капитала на внешнем рынке над объемами внутреннего рынка на протяжении 2005—2012 гг.

Внутренний рынок акций и облигаций активно используется в качестве залогового инструмента денежного рынка. Например, если в 2005 г. доля сделок РЕПО в совокупном объеме биржевых торгов акциями составила 17%, в 2007 г. — 50%, то в 2012 г. эта доля повысилась до 76%. Что касается облигаций, то оборот данного инструмента в качестве залога по сделкам РЕПО значительно больше. Если в 2005 г. объем сделок РЕПО с государственными облигациями на 80% превышал объем биржевой торговли государственными облигациями, то в 2012 г. объем сделок РЕПО превысил объем биржевой торговли государственными облигациями более чем в 15 раз. Относительно корпоративных облигаций сделки РЕПО превысили биржевую торговлю корпоративными облигациями более чем в 19 раз. Таким образом, можно сделать вывод о неинвестиционном характере сделок купли-продажи долговых и долевых бумаг на фондовом рынке России. Высокая доля сделок РЕПО в торговом обороте на рынке ценных бумаг указывает на большую востребованность ценных бумаг в качестве обеспечения по краткосрочному финансированию, а также предусматривает активное участие банков в операциях с ценными бумагами.

В настоящее время банки являются наиболее крупными участниками финансового рынка России. В 2005 г. объем необращаемых долговых обязательств, выпущенных российскими банками (исключая обязательства населения), был в 2,5 раза меньше объема обращаемых долговых обязательств всех категорий российских эмитентов (включая эмиссию векселей). В 2012 г. структура долговых обязательств изменилась в пользу необращаемых инструментов — банковские кредиты (исключая кредиты населению) составили 55% всего объема обращаемых и необращаемых долговых инструментов.

Российские банки диверсифицируют свою деятельность и развиваются по типу интегрированных финансовых посредников, что соответствует общемировой тенденции. Так, в 2012 г. российские и иностранные дочерние банки являлись наиболее активными участниками сделок с негосударственными ценными бумагами на рынке Группы «Московская биржа». Среди них Группа Сбербанка России, Группа «ВТБ», Группа «Газпромбанка», ОАО «Промсвязьбанк», ОАО «Альфа-Банк», Группа «ЮниКредит», Группа Номос-Банка, ОАО «Банк «Санкт-Петербург», ЗАО «Райффайзенбанк», Группа Внешэкономбанка. Помимо активного участия в купле-продаже ценных бумаг Группа Сбербанка России, Группа «ВТБ» и ОАО «Альфа-Банк» входят в десятку наиболее активных участников торгов производными финансовыми инструментами на рынке FORTS.

Банковская система России характеризуется большой концентрацией капитала в руках четырех квази государственных банков — Сбербанка России, ВТБ, Газпромбанка, Россельхозбанка. На 1 января 2013 г. перечисленные банки в совокупности владели 49% кредитного портфеля[6]. Эти же квазигосударственные банки являлись крупнейшими заемщиками перед иностранными кредиторами — совокупные иностранные обязательства четырех банков составили 53% всех иностранных обязательства банков в 2012 г.[7] Не столько концентрация банковской деятельности, сколько приближенность менеджмента крупных банков к государственным структурам обусловливает низкую конкурентоспособность российской банковской системы. В 2008 г. Банк России и Минфин России выделили более 2 трлн руб. для экстренной помощи ряду крупных коммерческих банков. Проблемы с ликвидностью российских банков и антиинфляционная политика ЦБ РФ привели к устойчивому росту ставок кредитования, начиная с 2009 г.

Наиболее активная экспансия иностранных финансовых организаций на российский финансовый рынок наблюдалась в 2006—2008 гг., однако глобальный финансовый кризис вынудил некоторых международных игроков свернуть российский бизнес. Если в 2008 г. доля иностранных банков в уставном капитале российской банковской системы составляла 28%, то в конце 2011 г. — всего 18%[8]. Такое снижение произошло не только вследствие ухода некоторых иностранных банков (Swedbank, HSBC, Barclays), но и благодаря росту капитализации российских национальных банков.

Доля нерезидентов (включая инвестиционные компании транснациональных банков, имеющих дочерние подразделения в России) в стоимостном объеме сделок с негосударственными ценными бумагами достигла предельного уровня в 34,3% в I квартале 2008 г. и с тех пор снижалась, достигнув своего минимума в 12,4% IV квартале 2012 г. Зарубежные инвестиционные фонды совокупно инвестировали 75,7 млрд долл. США в ценные бумаги российских компаний в 2012 г., что составляет около 7%[9] стоимости капитала, привлеченного российскими компаниями посредством выпуска долговых и долевых ценных бумаг.

Российский финансовый рынок в высокой степени интегрирован в мировой финансовый рынок, несмотря на сравнительно невысокую долю участия иностранных банков в уставном капитале банковской системы России, невысокую активность нерезидентов на российском фондом рынке. Подтверждением высокой интеграции в мировой финансовый рынок является высокая степень реакции индикаторов фондового рынка России на внешние шоки (позитивные либо негативные новости зарубежных финансовых рынков). Так, политика США по количественному смягчению (QE) способствовала некоторому оживлению фондового рынка России, так как глобальные инвесторы получили гарантии в дальнейшем обеспечении финансовых операций дешевой ликвидностью в ближайший краткосрочный период и, следовательно, увеличили спрос на рисковые финансовые активы, в том числе российские. Рост активности зарубежных инвестиционных фондов, инвестирующих в российские ценные бумаги, достиг своего исторического максимума в 2010 г.

Финансовый кризис 2008 г. возобновил тенденцию чистого оттока капитала из России. Так, до 2003 г. Россия была международным нетто- кредитором, при этом в зарубежных активах российских резидентов доминировали группа «Прочие инвестиции», в частности статьи «Наличная иностранная валюта и депозиты», «Ссуды и займы», и группа «Резервные активы». В период улучшения внешнеэкономических факторов (2003— 2007 гг.) Россия превратилась в международного нетто-заемщика. В структуре обязательств перед иностранными кредиторами и инвесторами росла доля ПИИ и портфельных инвестиций. В посткризисном 2009 г. Россия вновь превратилась в нетто-кредитора. Не только последствия глобального финансового кризиса, но и структурные проблемы российской экономики, показатели социально-экономического развития, политические события в стране препятствуют укреплению доверия иностранных и национальных инвесторов к гарантиям защиты прав частных собственников. Именно совокупность нескольких факторов поддерживает тенденцию бегства капитала из России.

Лидером среди стран — реципиентов российского капитала является Швейцария. Доля Швейцарии колебалась от 33 до 42% совокупного оттока капитала в 2008—2011 гг. При этом в Швейцарию направлялись инвестиции, классифицируемые как «прочие инвестиции». Среди других крупных реципиентов «прочих инвестиции» выделяются офшорные юрисдикции — Виргинские острова, Сент-Китс и Невис, Сингапур (в 2011 г.), Кипр, Ирландия. Среди официально неофшорных стран в 2008—2011 г. крупными получателями «прочих инвестиций» из России стали Великобритания, Германия, Австрия, Беларусь, Украина, Казахстан, США. Кипр и Нидерланды входят в список крупнейших стран — реципиентов прямых иностранных инвестиций из России.

Большая часть российского капитала направляется на счета иностранных компаний, учрежденных российским бизнесом с целью оптимизации налоговой нагрузки. Примечательно, что российские инвесторы предпочитают такую же схему инвестирования (через «прочие инвестиции») в страны-партнеры — Беларусь, Казахстан, Украину, как и иностранные инвесторы, осуществляющие прямое инвестирование в Россию. Безусловно, инвестиции из России в Беларусь, Казахстан, Украину носят стратегический неспекулятивный характер и не могут быть расценены как бегство капитала в налоговые гавани. Предпочтение инвестировать через долгосрочные кредиты, а не прямую покупку доли в уставном капитале объясняется простым желанием собственников бизнеса сократить налогооблагаемую баз}', так как процентные платежи по кредитам учитываются в затратах и списываются до начисления налога на прибыль.

Среди крупнейших стран — инвесторов в Россию выделяются все те же реципиенты российского капитала — Нидерланды, Кипр, Австрия, Великобритания, Германия, Виргинские острова, США. Также в 2008—2011 гг. крупнейшими инвесторами в Россию являлись Япония, Китай, Франция, Люксембург. Подавляющая часть крупных стран-инвесторов предпочитает инвестирование в Россию через канал «прочие инвестиции». Среди прямых иностранных инвесторов в Россию устойчивые позиции в тройке лидеров занимают Кипр, Нидерланды и Германия.

Специфичной является структура ПИИ в России (табл. 10.1). Показательной является значительная доля реинвестированного дохода в ежегодных притоках прямых иностранных инвестиций в Россию. Эта доля возрастает в кризисные годы, когда российские финансовые и нефинансовые предприятия сталкиваются с дефицитом ликвидности. Лояльность иностранных инвесторов, предпочитающих оставлять значительную долю доходов в стране — реципиенте капитала, может быть оправдана тем фактом, что фактически иностранные инвестиции генерируются в стране- реципиенте, вывозятся для документарного и налогового учета в офшорное государство, с целью последующего возращения в качестве иностранных инвестиций. Такая картина международной миграции капитала характерна не только для России. В США, например, также используется схема «буме- ранговых офшорных инвестиций» (pure round-trip offshore transactions)[10].

Таблица 10.1

Структура компонентов прямых иностранных инвестиций в российской экономике, % (по данным платежного баланса РФ)

Год

Покупка/продажа новых акций (долей, паев)

Реинвестирование доходов

Слияния и поглощения

Долговые

инструменты

2006

37

39

3

21

2007

38

40

и

11

2008

35

45

13

8

2009

42

42

-21

37

2010

35

43

-12

34

2011

28

39

-7

40

2012

10

44

-10

56

Источник-, по данным Банка России. URL: http://www.cbr.ru/statistics/print. aspx?file=credit_statistics/fdi.htm&pid=svs&si

В России в 2012 г., по данным НАУФОР, лишь 43% эмитентов, акции которых обращаются на фондовой бирже ММВБ, выплачивали дивиденды, тогда как в 2005 г. данная доля составляла 75%, в 2007 г. — 54%.

Из данных табл. 10.1 следует, что глобальный финансовый кризис негативно отразился на динамике покупки новых акций. Структура ПИИ изменилась в пользу долговых инструментов. Характерной особенностью, подтверждающей негативный тренд прямого иностранного инвестирования в России, является также отрицательная динамика инвестиционных потоков по сделкам слияний и поглощений. Данные цифры иллюстрируют вывод иностранными инвесторами ранее инвестированных средств из России.

Офшорный бумеранг инвестиционных потоков обнажает главную проблему российской экономики и российского финансового рынка — непривлекательный налоговый режим и отсутствие доверия национальных инвесторов к государственным институтам по защите прав собственности инвесторов. В действительности на протяжении последних 10 лет в Россию практически не поступают чистые прямые иностранные инвестиции, несущие с собой новые знания, технологии. Деятельность российских инвесторов за рубежом носит не инвестиционный характер, в классическом его понимании, а финансовый, т.е. преследует цели оптимизации долговой структуры российского бизнеса и налогообложения, получения доступа к более развитым зрелым финансовым рынкам. Кроме того, распространенным мотивом бегства капитала является сокрытие доходов, имеющих незаконное происхождение.

В связи с приведенными проблемами международной инвестиционной деятельности России закономерным становится желание Правительства РФ стимулировать развитие собственного финансового рынка, улучшить инвестиционный климат в стране и тем самым удержать предпринимательский капитал в стране. С целью стимулирования возврата в Россию ранее вывезенного капитала, а также укрепления позиций рубля в качестве валюты для международных расчетов в 2008 г. была предложена инициатива создания Международного финансового центра (МФЦ) на территории Москвы.

Несмотря на большое количество критики по поводу реализации данной инициативы, процесс разработки законодательной базы, обеспечивающей функционирование МФЦ, был запущен в 2009 г. Не затрагивая дискуссионные вопросы по поводу целесообразности создания МФЦ в Москве, можно констатировать несомненно позитивный будущий эффект от принятия законов, обеспечивающих лучшее функционирование финансового рынка России.

За последние четыре года были приняты ряд изменений в законодательстве, регулирующем деятельность рынка ценных бумаг, направленных на либерализацию рынка ценных бумаг.

С 2012 г. облигации федерального займа и еврооблигации российских эмитентов были допущены к обращению на фондовых биржах России, был введен институт централизованной регистрации прав собственности на ценные бумаги.

В 2012 г. утвержден Перечень иностранных организаций, которым центральный депозитарий открывает счет депо иностранного номинального держателя. В этот Перечень включены 74 организации, в том числе Clearstream Banking S. А., Euroclear Bank S. А. Данная законодательная поправка должна способствовать активизации инвестиционной активности иностранных инвесторов на российском рынке ценных бумаг.

С 2014 г. аналогично опыту зрелых финансовых рынков развитых стран в России внедрен каскадный метод выплаты дивидендов. Это означает, что номинальный держатель ценных бумаг будет переправлять доходы от процентных платежей конечным держателям акций, а также удерживать налог с данного дохода, т.е. выполнять функции налогового агента.

С целью реализации проекта создания мегарегулятора финансового рынка в 2013 г. произошло объединение ЦБ РФ и Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР России). Новое подразделение ЦБ РФ получило название Служба Банка России по финансовым рынкам.

Российский рынок производных финансовых инструментов (ПФИ) стал наиболее активным с точки зрения внедрения новых инструментов и реформирования системы регулирования. Например, в 2012 г. появились новые ПФИ — фьючерсы на российские депозитарные расписки, фьючерсы на индексы BONESPA, на индекс FTSE/JSE ТорАО, на индекс Hang Seng, на индекс SENSEX. По данным Совета по финансовой стабильности {Financial Stability Board), к 2012 г. Россия активно внедряла законопроекты по реформированию рынка ПФИ. Из шести направлений реформ, рекомендованных международным сообществом, Россия реализовала четыре, а именно: законодательно закрепила центральный клиринг ПФИ, оформила правовое регулирование работы электронных и торговых систем, законодательно утвердила практику отчета в торговый репозитарий, законодательно оформила стандартизацию ПФИ. Нереализованным остались требования к капиталу по Базелю III и маржинальные требования. Для сравнения: более активно реформирование рынка ПФИ провели только США и Индия[11].

  • [1] Electronic database of World Bank, World Development Indicators and EconStats. URL:http://www.econstats.com/wdi/wdiv_427.htm
  • [2] Поданным Банка России. URL: http://www.cbr.ru/statistics/credit_statistics/MS.asp?Ycar=2012&pid=dkfs&sid=dm
  • [3] Петров M. В. Укрепление позиций России в глобальных финансах // Финансы и кредит. 2009. № 22. С. 18-30.
  • [4] Российский фондовый рынок 2012 г. Исследование НАУ ФОР. URL: http://www.naufor.ru/dovvnload/pdf/factbook/ru/RFR2012.pdf. С. 23.
  • [5] По данным Всемирной федерации бирж World Federation of Exchanges.
  • [6] По данным РБК. URL: http://rating.rbc.ru/articles/2013/02/21/ 33889469_tbl.shtml?2013/02/20/33889068
  • [7] Матовников М. 10. Проблема российского внешнего корпоративного долга намногосложнее, чем кажется // Деньги и кредит. 2013. № 9. С. 42.
  • [8] Банк с иностранным участием. URL: http://www.banki.rii/wikibank/banki_s_inostrannyimuchastiem/
  • [9] Российский фондовый рынок 2012 г. Исследование НАУФОР.
  • [10] Dong Не, McCauley Robert. Eurodollar banking and currency internationalization // BISQuarterly Review. 2012. June. P. 34.
  • [11] Астапов К. Л. Развитие рынка деривативов в Российской Федерации в контексте решений стран «Группы 20» // Деньги и кредит. 2013. № 6. С. 63.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы