Право на квалифицированную юридическую помощь как гарантия прав и свобод участников уголовного судопроизводства

Право на квалифицированную юридическую помощь как гарантия права обвиняемого на защиту

Статья 48 Конституции гласит: "1. Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. 2. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения". Таким образом, право задержанного, заключенного под стражу или обвиняемого в совершении преступления на помощь адвоката (защитника) является составной частью общего права каждого получить в случае необходимости квалифицированную юридическую помощь, в том числе бесплатно. Право на получение квалифицированной юридической помощи является составной частью и важнейшей гарантией права подозреваемого (обвиняемого) на защиту.

Право на защиту в любом демократическом государстве со времен Великой французской революции конца XVIII в. признается столь же священным, как права и свободы личности, которым оно служит. Это право выступает как неотъемлемое и естественное право, опирающиеся на основные начала разумности и справедливости.

В свое время известный русский процессуалист И. Я. Фойницкий писал: "Процесс, где обвиняемый поставлен лицом к лицу против обвинения, вооруженного всесильною помощью государства, недостоин имени судебного разбирательства: он превращается в травлю". Обвиняемое в совершении преступления лицо бессильно против обвиняющего его в лице должностных лиц государства: оно не только не имеет юридических знаний, необходимых для защиты от предъявленного ему обвинения, но и в силу объективно сложившейся ситуации (помещения в изолятор временного содержания при задержании, следственный изолятор при заключении под стражу, стрессового состояния, обусловленного самим фактом ограничения свободы, предъявления обвинения) не может активно противостоять обвинителю. Подозреваемый (обвиняемый) в споре с государством, - заведомо слабая сторона, поэтому участие защитника в уголовном судопроизводстве правомерно рассматривать как компенсацию этого неравенства сторон, призванную обеспечить баланс их процессуальных возможностей.

Конституция гарантирует право на получение квалифицированной юридической помощи каждому, кто в ней нуждается. Это право обеспечивается подозреваемому (обвиняемому), потерпевшему и частному обвинителю, гражданскому истцу и гражданскому ответчику, свидетелю и иным лицам. Однако в первую очередь оно необходимо лицу, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, право и свободы которого поставлены в связи с этим под угрозу. При этом не имеет значения, обладает ли лицо официальным процессуальным статусом подозреваемого (обвиняемого), задержанного или заключенного под стражу: факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении него следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии с ч. 1 ст. 51 Конституции права не давать показаний против себя самого). В Постановлении Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 № 11-П "По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. И. Маслова" говорится, что поскольку такие действия направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату (защитнику).

Данная позиция Суда, так называемое "правило Маслова", не оставляет сомнений: право на получение юридической помощи должно быть обеспечено любому гражданину вне зависимости от того, в каком процессуальном статусе он привлечен к участию в уголовном судопроизводстве. Тем самым обеспечиваются условия, позволяющие этому лицу получить должное представление о своих правах и обязанностях, о выдвигаемом против него обвинении и, следовательно, эффективно защищаться.

Право на получение квалифицированной юридической помощи - это обеспеченная участнику уголовного процесса возможность получить юридические советы и консультации, необходимые для защиты своих прав, свобод, законных интересов. Это право реализуется, прежде всего, благодаря наличию такого института гражданского общества, как адвокатура, т.е. профессионального сообщества адвокатов. Адвокатура не входит в систему органов государственной власти и местного самоуправления, действует на основе принципов законности, независимости, самоуправления и корпоративности. Деятельность этого профессионального сообщества (адвокатская деятельность) заключается в оказании на профессиональной основе лицами, получившими в установленном законом порядке статус адвоката, квалифицированной юридической помощи физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию (ст. 1 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре).

Адвокатура - важный элемент гражданского общества, выполняющий публичную функцию - функцию контроля за соблюдением государством в лице его органов прав и свобод человека и гражданина. Деятельность адвокатуры повышает уровень правовой защищенности граждан от произвола чиновников, служит сдерживающим власть фактором, обеспечивает возможность эффективного восстановления нарушенных прав и справедливости. Независимость адвокатуры от органов государственной власти и местного самоуправления - они не вправе вмешиваться в деятельность адвокатуры - повышает эффективность этой деятельности.

Право участника уголовного процесса на квалифицированную юридическую помощь является важнейшим принципом международного права, имеющим устойчивую тенденцию к усилению гарантий и расширению процессуальных возможностей адвоката. В числе основных источников международного права в рассматриваемой области следует назвать Всеобщую декларацию прав человека, принятую Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.; Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.; Конвенцию о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.; Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденный 9 декабря 1988 г. резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН; "Основные положения о роли адвокатов", принятые Конгрессом ООН в августе 1990 г.; Рекомендации "О свободе осуществления профессии адвоката", принятые Комитетом Министров Совета Европы в 1997 г.

Перечисленные международные документы закрепляют в качестве незыблемых общечеловеческих ценностей принципы равенства всех перед законом, презумпцию невиновности, право на беспристрастное и открытое рассмотрение дела независимым и справедливым судом и гарантии защиты прав каждого обвиняемого в совершении преступления. Каждому обвиняемому обеспечивается возможность защищать себя лично или через посредство выбранного им защитника, или, если у него нет достаточных средств для оплаты услуг защитника, получить защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия.

Так, в соответствии со Сводом принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, любое задержанное лицо без промедления должно быть проинформировано компетентным органом о причинах задержания, предъявленном ему обвинении и принадлежащих ему правах; ему должны быть предоставлены разумные возможности для осуществления этих прав. Свод предусматривает право задержанного или заключенного под стражу лица связываться и консультироваться с адвокатом; ему должны предоставляться необходимые время и условия для проведения таких консультаций; свидания задержанного или заключенного с адвокатом могут иметь место в условиях, позволяющих должностному лицу правоохранительных органов видеть их, но не слышать, и, наконец, устанавливается, что право названного лица на посещение его адвокатом, на консультации и на связь с ним без промедления или цензуры и в условиях полной конфиденциальности не может быть временно отменено или ограничено, кроме случаев, предусмотренных законом, или установленными в соответствии с законом правилами, когда это необходимо для поддержания безопасности и порядка.

"Основные положения о роли адвокатов" обязывают национальные правительства предоставлять адвокатам гарантии выполнения ими профессиональных обязанностей, к числу которых отнесены:

  • - возможность выполнять все свои профессиональные обязанности в обстановке, свободной от угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства;
  • - право совершать поездки и беспрепятственно консультироваться со своими клиентами внутри страны и за ее пределами;
  • - не подвергаться судебному преследованию и судебным, административным, экономическим или другим санкциям за любые действия, совершенные в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, нормами и этикой, а также угрозами такого преследования и санкций;
  • - при возникновении угрозы безопасности в результате выполнения адвокатом своих функций власти обязаны обеспечить ему надлежащую защиту;
  • - адвокат не может отождествляться со своими клиентами или интересами своих клиентов в результате выполнения им своих функций;
  • - суд или административный орган не должны отказывать в признании права адвоката, имеющего допуск к практике, представлять интересы своего клиента, если этот адвокат не дисквалифицирован;
  • - адвокат обязан обладать гражданским и уголовным иммунитетом в отношении заявлений, сделанных в письменной или устной форме при добросовестном исполнении своего долга и осуществлении профессиональных обязанностей в суде, трибунале или другом юридическом или административном органе;
  • - компетентные органы государства обязаны обеспечивать адвокатам своевременный доступ к надлежащей информации, досье и документам, находящимся в их распоряжении или под их контролем, с тем чтобы адвокаты имели возможность оказывать эффективную юридическую помощь своим клиентам. Такой доступ должен обеспечиваться, как только в этом появляется необходимость;
  • - правительство обязано признавать и обеспечивать конфиденциальный характер любых коммуникаций и консультаций между адвокатами и их клиентами в рамках их профессиональных отношений.

Международными нормами закреплены принципы деятельности и самой адвокатуры, в частности независимость, порядочность, конфиденциальность, предотвращение коллизий интересов, воздержание от всякой деятельности, несовместимой с независимым исполнением их миссии, защита интересов клиента и уважение к правосудию. Помимо этого, устанавливается право доступа адвоката ко всем необходимым документам для надлежащего выполнения им своей роли и уточняется, что ни одно дело не может быть доступно для одной стороны и недоступно для другой. Рекомендации "О свободе осуществления профессии адвоката", например, исходят из того, что любое лицо или группа лиц вправе потребовать помощи адвоката для защиты или отстаивания своих прав и интересов в рамках закона, а адвокат в этом случае обязан сделать все от него зависящее, действуя честно и независимо. Адвокаты не должны подвергаться дискриминации со стороны властей в зависимости от того, кто является их клиентом или от характера дела клиента. Рекомендации напоминают о важности профессиональных норм, которые следует разрабатывать профессиональным адвокатским ассоциациям, с тем чтобы адвокаты защищали интересы клиентов независимо, усердно и справедливо. В документе Комитета Министров Совета Европы указывается, что адвокат обязан консультировать клиентов относительно их прав и обязанностей, а также уведомлять их о возможном исходе их дела, включая финансовые издержки. Адвокат не вправе брать на себя больше работы, чем он в состоянии реально выполнить, поскольку он не сможет действовать на желаемом оперативном уровне.

Содержание перечисленных выше международных норм, в основном, вошло в Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре, концепция которого основана на международных стандартах независимости адвокатуры. Однако подчеркнем, что несмотря на наличие множества не закрепленных в данном Законе конкретных норм международного права, они как часть российской правовой системы являются непосредственно действующими (ч. 4 ст. 15 Конституции), и в случае обнаружения правовой неопределенности или возникновения правовой коллизии адвокат вправе руководствоваться в своей деятельности вышеуказанными правилами и пользоваться предоставляемыми международным правом гарантиями.

Изложенное не оставляет сомнений - адвокатская деятельность, направленная на защиту прав и интересов конкретного лица, имеет характер общественного служения. Введение в осуществляемую официальными органами и должностными лицами процессуальную деятельность приватного элемента в виде адвоката-защитника, хотя и преследует, главным образом, цель ограждения прав конкретного лица от возможного их нарушения, но этим не ограничивается. Значение участия адвоката-защитника в современном уголовном процессе состоит в том, что, защищая права и интересы обвиняемого, он обеспечивает повышение качества и эффективности уголовного судопроизводства. Поясним эту мысль.

Оказывая подзащитному юридическую помощь, разъясняя ему положения закона и принадлежащие ему как участнику процесса права, адвокат способствует повышению осознанности участия последнего в уголовном судопроизводстве, стимулирует его процессуальную активность, побуждает к совершению поступков, способных облегчить следователю и суду поиск и оценку юридически значимой информации. Участие адвоката в проводимых официальными органами действиях выступает эффективным средством контроля законности их проведения и тем самым гарантирует допустимость получаемых в ходе этой деятельности доказательств. Поэтому, чем больше у адвоката возможностей участвовать в процессуальной деятельности органов расследования, тем законнее, а, следовательно, эффективнее оказывается эта деятельность.

В свете сказанного ошибочным представляется все еще существующее у части практических работников, а иногда и представителей науки, мнение о том, что деятельность адвоката-защитника препятствует объективному расследованию, обладает все возрастающим "арсеналом разрушительных возможностей" и вынуждает субъектов расследования "испытывать трудности в преодолении противодействия со стороны защитника-адвоката". Причины живучести таких взглядов, искажающих высокий смысл деятельности адвокатуры, коренятся в неразвитости традиций состязательного судопроизводства. Адвокат не мешает объективному расследованию обстоятельств преступления, а, наоборот, способствует всесторонности и полноте расследования, заставляет органы уголовного преследования опровергать его доводы и аргументы, а следовательно, усиливать доказательственную базу обвинения.

Таким образом, право подозреваемого (обвиняемого) на получение квалифицированной юридической помощи имеет значение не только само по себе, но и как гарантия реализации принципов обеспечения права на защиту, состязательности и равноправия сторон. Нарушение права на получение квалифицированной юридической помощи, ущемление прав адвоката при производстве по уголовному делу рассматривается как существенное нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее отмену приговора и иного судебного акта, недействительность совершенного действия и недопустимость полученного доказательства (п. 4 ч. 2 ст. 381, п. 4 ч. 2 ст. 389.17, п. 1 ч. 1 ст. 75 УПК).

В итоге многолетних дискуссий о роли адвоката-защитника в уголовном процессе доминирующими стали представления о нем как самостоятельном участнике. Закон наделяет адвоката внушительным объемом процессуальных прав, позволяющих эффективно осуществлять защиту; при этом существенная часть его процессуальных полномочий (например, право собирать доказательства) выходит за рамки собственно процессуальных прав обвиняемого (подозреваемого), что не позволяет говорить о защитнике как о представителе, поскольку очевидно, что последний не может обладать более широким кругом прав, чем представляемое им лицо. Защитник обладает полным процессуальным равноправием с другими участниками процесса по представлению доказательств и участию в их исследовании, заявлению ходатайств и т.п. Он самостоятелен в выборе тактических средств и методов защиты, он не зависит от воли подзащитного и исходит из конкретных обстоятельств дела и закона.

В то же время не является ошибкой суждение о том, что защитник не только защищает обвиняемого от предъявленного ему обвинения, но и представляет в ходе уголовного судопроизводства законные интересы своего подзащитного. Осуществляя защиту подозреваемого (обвиняемого), адвокат действует также и в интересах правосудия, позволяя суду рассматривать уголовное дело со всех сторон, не допуская одностороннего обвинительного уклона. Защита обвиняемого в совершении преступления лица имеет высокий нравственный смысл, действительно является общественным служением, поскольку только справедливая судебная процедура, обеспечивающая обвиняемому право на защиту, и может рассматриваться как правосудие.

Право обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи уравнивает процессуальные возможности сторон, придает праву на защиту должную эффективность, служит гарантией подлинной состязательности уголовного судопроизводства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >