ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ СРЕДА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ВЛАСТИ, БИЗНЕСА И ОБЩЕСТВА

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Социальное взаимодействие как явление и процесс: теоретико-методологические подходы

Среди исследователей социального взаимодействия значительный вклад в развитие теории социального взаимодействия внес Питирим Александрович Сорокин. В одной из своих работ он обосновывает теоретико-методологический подход к изучению социального взаимодействия как явления и процесса, находящихся в постоянной динамике [37].

Ключевым понятием, определяющим существование социального взаимодействия, для П. Сорокина является, прежде всего, любая реально существующая социальная группа, которая отличается от номинального скопления индивидов тем, что ее члены находятся в процессе взаимодействия. Процесс взаимодействия предполагает, что психологическое состояние, эмоциональные переживания, поведение любого члена группы в значительной степени зависят как от деятельности, так и от самого факта существования других

6

членов. Без этой осязаемой взаимосвязи поведения и переживания ее членов подлинная социальная группа существовать не может. В противном случае она превращается в номинальную, статистическую или воображаемую совокупность индивидов [38, 551]. Это условие является обязательным и для отношений, возникающих в процессе социального взаимодействия. Соответственно, все социальные огношения имеют два аспекта - психологический и логикосмысловой, включая причину, следствие и функции, осуществляемые субъектами взаимодействия [37, 557].

Все элементы социального взаимодействия, по убеждению П. Сорокина, имеют социально-психологическую природу. Поэтому в работе П. Сорокин часто применяет понятие «психическое взаимодействие» как адекватное понятию «социальное взаимодействие». Можно согласиться с этими синонимичными определениями ученого, так как материей (или основой) социального взаимодействия служат ощущения и эмоции (психологический аспект), а также представления и понятия, осознаваемые субъектами. Каждое действие сопровождается положительными или отрицательными эмоциями. При этом все совершаемые действия являются волевыми актами, т. е. осознаются субъектами.

Проявления социального взаимодействия как явления чрезвычайно разнообразны. В так называемых видах социальной символизации (или символах психических переживаний), например, в музыке (или звуковой символизации) отражаются представления, ценности и эмоции композиторов. В живописи (или световой, цветовой и пространственной символизации) мы понимаем идеи, представления, ценности и чувства создателей картин.

Социальное взаимодействие всегда предполагает наличие двух и более участников. Это может быть социальная группа, в которой индивиды находятся во взаимодействии друг с другом. При этом необходимым условием взаимодействия в социальной группе является одинаковое проявление (или символизация) одних и тех же представлений, переживаний, ценностей взаимодействующих субъектов. Если это условие отсутствует, то нет и результативного взаимодействия, соответственно, нет и подлинной социальной группы.

В дальнейшем многие исследователи социального взаимодействия будут развивать именно этот вывод П. Сорокина.

Фундаментальным теоретико-методологическим вкладом исследователя является системный анализ элементов социального взаимодействия. Основной элемент анализа - это действия (или акты поведения), совершаемые индивидами и социальными группами. П. Сорокин предлагает классификацию различных действий, которые разделяет на две группы:

  • 1) делание чего-нибудь (facere);
  • 2) неделание (non-facere) чего-нибудь:
    • а) акты воздержания (abstinere);
    • б) акты терпения (pati).

Методологический подход П. Сорокина одновременно и прост, и талантлив. Именно действие и поведение как совокупность повторяемых актов, их эмоциональная направленность могут быть наблюдаемы и анализируемы, в том числе в социокультурной рег- роспекгиве. П. Сорокин также обращается к изучению эмоциональной стороны актов (или действий) и в дальнейшем на материалах истории и антропологии обосновывает процесс динамического изменения различных понятий, действий, окрашенных эмоционально.

Чрезвычайно важным является вывод П. Сорокина о том, что не акгы сопровождаются одинаковыми психическими переживаниями. Но все акгы, совершаемые индивидами или социальными группами, связаны с определенными правами и обязанностями, которыми их наделяет социум и дает им оценку.

Один из видов актов П. Сорокин обозначает как должнодозволенны е. Затем он классифицирует поведение, состоящее из подобных актов, как должно-дозволенное поведение. Взаимоотношения, устанавливаемые между индивидами или социальными группами на основе подобного поведения, соответственно, обозначаются им как дозволенно-должные.

Значителен вывод, который Сорокин делает относительно актов, обозначаемых им как «дозволенно-должные», как актов правовых. Подобный подход позволяет с социологических позиций оценивать нормативные правовые акты, а самое главное, прогнозировать ожидаемую оценку социумом различных норм, формализующихся в правовые акты.

Следующий вид актов - это акты добровольные, к которым никто никого не может принудить. Они обладают следующими характеристиками: акты добровольные, совершаются ради желания доставить кому-либо приятное, не противоречат дозволенно-должным переживаниям и убеждениям, никогда не идут вразрез с последними и не нарушают их. Такие акты желательны, потому что не противоречат должному или ожидаемому шаблону поведения. Они своего рода роскошь, ни для кого не обязательная, но желательная или рекомендуемая. Поведение, состоящее из подобных актов, - это поведение рекомендуемое. Наконец, отношения, устанавливающиеся между субъектами па почве совершения подобных акгов, - эго рекомендуемые отношения.

Следующая группа актов - это акты запрещенные или недозволенные, вызывающие в душе у индивида отвращение, потому что данные акгы противоречат тому поведению, которое имеет харакгер должного.

Такие акгы нарушают шаблоны должного поведения и противоречат им, они могут быть обозначены как акты запрещенные или недозволенные, а поведение, состоящее из подобных актов, запрещенным или недозволенным. При этом акгы запрещенные или недозволенные меняются по содержанию с течением времени. Например, член древнего общества считает должным акт убийства чужеродца, а акт неубийства - актом запрещенным. Убийство большого количества врагов являлось актом рекомендуемым. С появлением мировых религий меняется отношение к убийству. Для индивида, следующего принципу «не убий», убийство стало актом запрещенным. В то же время оставление жизни врагу стало актом должным. Любовь к врагу перешла в категорию актов рекомендуемых.

Выявление такой закономерности, как социальная и культурная динамика, позволяет другим социологам, например, А. В. Мсрен- кову [21], развивать идеи П. Сорокина и обосновывать поведение как совокупность стереогипов. Именно анализ разных стереотипов позволяет понять, почему люди, живущие в одно историческое время и в одной стране, разделяют разные ценности и совершают поступки, которые оцениваются индивидами или социальными группами как абсолютно диаметральные. Причина отсутствия единомыслия - в постепенной смене представлений, ценностей, формировании новых стереотипов как совокупности актов, сопровождаемых конкретными эмоциями (положительными или отрицательными).

П. Сорокин очень тонко заметил, что, с одной стороны, реакция на акты у индивида происходит самопроизвольно и спонтанно, но, с другой, он, как правило, точно определяет дозволенность или за- прещенность этих актов. В силу чего? Ответ следующий: в силу многократной повторяемости, закрепления представлений в сознании людей, в эмоциональном восприятии положительного или огрица- тельного социального опыта. Например, акты продажи и оплаты товара воспринимаются современным человеком XXI в., живущим в условиях рынка, как должные, нормальные и справедливые. Акты рекомендуемые, по мнению П. Сорокина, вызывают положительные эмоции и действия (благодарность, любовь, симпатию), желание оказать благодетелю ту же услугу. Сам акт кажется желательным и притягивающим. Реакция в форме вражды, недружелюбия и ненависти возникает на акты запрещенные, соответственно, отрицательные эмоции (переживание отвращения) и отталкивание по отношению к такой форме поведения.

Ученый-социолог выявляет причинно-следственные связи между эмоциональной реакцией на гот или иной акт, убеждениями индивида, формируемыми под воздействием различных факторов.

Выявленные социальные закономерности П. Сорокин подтверждает па примере анализа подвига и преступления. Диамет- ральность этих актов позволяет социологу блестяще провести сравнительный анализ актов рекомендуемых (подвига и услуги) с преступлением как запрещенным акггом и наказанием.

Исследователь доказывает проявление социокультурной динамики в восприятии социальными группами преступных или запрещенных актов на материалах религии, тотемизма и суеверий. Например, в течение многих веков в сознании людей воспринимались акты воображаемые, не имеющие внепсихического бытия (акты или действия духов, ведьм, чертей, ангелов и т. д.). В течение многих веков в сознании социальных групп утверждались такие акты, которые воспринимались как преступные и вызывали негативные переживания.

Методологический подход, обоснованный П. Сорокиным, позволяет рассматривать социальное взаимодействие любых социальных групп как процесс: действие - ответное действие - эмоциональная реакция. Например, подвиг как действие, а награда как «услуж- ный» и ответный акт, не противоречащий должным шаблонам. В данном случае имеется в виду подвиг, который оценивается социумом как добровольное действие, выходящее за пределы своих обязанностей. Человек, исполняющий эти акты, не осознает себя обязанным их выполнять.

П. Сорокин следующим образом анализирует характеристики услужного акта. Такой акт (или действие) рассматривается социумом или конкретной социальной группой как морально положительный (в противоположность преступным актам - морально отрицательным). «Долженствование» (или долг) есть синоним справедливости. Услужные акты всегда представляют собой сверхнормальность или избыток «добродетельности». Притязать на эти акты или вменять их в обязанность нельзя. Еще одна характеристика-добровольность этих актов. Если субъект услуги совершает акт - это его добрая воля, не совершает - тоже проявление его воли.

Сравнительный анализ древних кодексов и религиозных установок христианства позволяют П. Сорокину подтвердить свои выводы о социокультурной динамике услужных актов: в течение веков менялись предписания, определяющие поведение человека в частной и общественной жизни, даже относительно употребления мяса, спиртных напитков и сексуальных действий. Для людей, принявших христианство, воздержание от употребления мяса и спиртных напитков, плотских удовольствий в периоды, которые относятся к посту, стало нормой в отличие от поведения дохристианской эпохи.

Применяя свой методологический прием, П. Сорокин рассматривает эмоциональные реакции на награду и наказание. Реакция на наградной акт - это удовольствие, выгода и благо, на преступление - вражда, злоба, желание отомстить, совершить ответное действие, которое можно обозначить как кару.

Для исследователя социального взаимодействия как социального явления важен анализ определенных условий, при которых должна произойти ответная реакция на конкретный акт.

Первое условие - это сходство квалификации акта той или иной социальной группой или индивидами как услуги или преступления. Главное условие для классификации действия - единство представлений (или морального сознания). Также необходимо сходство самих форм объективации психических переживаний. Но в историко-культурной ретроспективе возможные субъекты услуг (или преступлений) по-разному воспринимаются индивидами и социальными группами. Наблюдаются разные эмоциональные реакции на, казалось бы, одинаковые акты, что вновь подтверждает наличие социокультурной динамики социального взаимодействия. Далее наблюдается такая закономерность, как постепенное ограничение области субъектов услуг и преступлений. Субъектами перестают быть воображаемые существа, неодушевленные предметы, растения и животные, что связано с уменьшением степени проявления таких явлений, как анимизм, фетишизм, тотемизм. Субъектами услуг становятся только люди вменяемые, т. е. знающие причинную связь определенного поступка и его следствий, имеющие представление о должных нормах поведения. Часто услуга или преступление приписываются этносу, нации или социальной группе. Например, услуги или преступления в историко-культурной ретроспективе приписываются представителям различных национальностей (русским, евреям, немцам и т. д.), различным социальным группам (дворянству, предпринимателям), власти или общественным организациям.

При внешней однозначности восприятия действий, преступлений и наказаний, подвига и награды представления субъектов объединяются. Также объединяются представления субъектов, на которых направляется соответствующий карательный или наградной акт.

Следующее условие, при котором должна произойти соответствующая ответная реакция, - это схожие представления о времени, месте, вещах даруемых или отнимаемых. П. Сорокин блестяще объясняет механизм социального обмена или талиона (совершение одного акта как реакция на другой акт, ему подобный) и доказывает действие принципа возмездного действия (или обмена) как закона социального взаимодействия.

Последователи, развивающие теорию П. Сорокина, уделяют внимание именно этому закону социального взаимодействия, прослеживаемому во всех социальных институтах, например, в юриспруденции социальная организация возмездия представляет собой гражданский оборот. Организация воздаяния за социальное зло - в уголовной юстиции, в воздаянии за социальное благо принимают участие государство в лице власти и социальные группы, формирующие общественное мнение.

Особенностью социального обмена является то, что нет ни одного акта, который по содержанию не мог бы быть услугой или наградой. Исторически установились конкретные единицы социального обмена: у земледельческих народов - это пшеница и рис, охотничьих народов - шкуры и меха, рабовладельческих народов - рабы, в Средние века - земли, позднее - драгоценные металлы, в современном обществе - деньги как всеобщий эквивалент.

Помимо принципа социального обмена или возмездного действия П. Сорокин выявляет еще одну закономерность: формирование шаблонов кар и наград во всех сферах социальной жизни. Позднее исследователи, например, А. В. Меренков, обозначат этот процесс как формирование социальных стереотипов. В каждой сформировавшейся социальной группе с течением времени устанавливается представление об определенном содержании преступлений и услуг, т. е. вполне определенное наказание за определенное преступление и определенная награда за услугу. Все кодексы представляют собой не что иное, как прейскурант: например, уголовно-правовой, административный - это карательные прейскуранты. В них одна часть статьи указывает на определенный акт, а вторая - карательное «вознаграждение» за него, то же самое применительно к услугам и наградам. С течением времени устанавливается эквивалентность и шаблонность в представлениях и действиях: за такую-то вещь можно получить то-то. Постепенно шаблонизируется сама единица социального обмена: все ценности начинают выражаться одной ценностью, каковой становятся деньги. Всякая вещь получает свою цену, выраженную в деньгах, а шаблонизация (или процесс формирования стереотипов) достигает своего высшего развития.

Другое условие, выявленное П. Сорокиным, - это время, которое обозначает разную степень влияния одной и той же награды или кары на одного и того же человека. При прочих равных условиях одна и та же награда или одно и то же наказание тем сильнее влияют на поведение человека, чем ближе момент их выполнения. Наказание, готовое обрушиться сейчас, и награда, которую можно получить немедленно, действуют гораздо сильнее, чем награды и наказания, отодвигаемые на неопределенное будущее. И чем они дальше отодвигаются, тем меньше становится степень их влияния. П. Сорокин доказывает эту социокультурную закономерность, анализируя поведение людей, верующих и не верующих, как реакцию на загробную кару или награду в виде рая.

Субъекты, совершающие акты наказания или награды, компенсируют отдаленность действия своеобразной компенсацией: использованием страха наказания или радости от ожидаемой награды. Эта закономерность важна при управлении социальным взаимодействием в современных организациях и социальных институтах.

Степень воздействия кар и наград детерминирована структурой потребностей индивида или социальных групп. Одна и та же награда или кара при прочих равных условиях произведет тем большее влияние на поведение индивида в различные периоды его жизни, чем он нуждается в этой награде для удовлетворения соответствующей потребности или чем большее благо отнимает у него кара. Одна и та же кара тем сильнее изменяет поведение индивида, чем больше она снижает степень неудовлетворенности той или иной потребности. Угроза заключения в тюрьму более действенна для того, кто не переносит заключения, чем для того, кто легко уживается и приспосабливается к данной обстановке. Угроза смертной казни сможет произвести сильнейшее изменение в поведении человека, дорожащего жизнью, тогда как на поведение человека, которому «все равно - жить или не жить», давление этой кары незначительно.

Следующее условие восприятия кар и наград - зависимость воздействия этих актов па индивида или социальную группу от содержания религиозного, морального мировоззрения. Степень мотивационного влияния одной и той же кары или награды на различных людей зависит от характера и устойчивости их религиозного, морального мировоззрения.

Также П. Сорокиным установлена зависимость воздействия кар и наград от степени интенсивности переживаний у различных людей: степень мотивационного влияния одной и той же кары или награды зависит от того, насколько поведение, ожидаемое другой стороной, совпадает или вступает в противоречие с тем поведением, которое данный индивид считает должным и справедливым. Поведение индивида напоминает весы: на одной чаше - «груз» поведения, диктуемый моральной совестью человека, на другой - кара и награда.

Заметим, что позднее последователи выдающегося социолога будут развивать его идеи относительно социокультурной динамики таких этических норм, как совесть, долг, честь, социальная справедливость и ответственность, в том числе в постсоветской России.

Еще одна социальная закономерность - степень влияния кар и наград в зависимости от их количества и качества. Из двух и еще большего количества карательных актов та кара имеет большее влияние, которая кажется данному индивиду более страшной, жестокой, страдательной, большей и количественно, и качественно.

Из двух или большего количества наградных актов та награда имеет более сильное мотивационное влияние, которая в данный момент является для него более желательной, приятной и качественно, и количественно. Люди сплошь и рядом поступают «нехозяйственно», т. е. нерационально, под влиянием эмоций.

Интересен вывод социолога о механизмах закрепления поведения - многократном повторении конкретных актов. Именно повторяемость делает моральные и правовые убеждения устойчивыми и интенсивными. Повторяя достаточно часто тот или иной акт, индивид может изменить понятия, ослабить или укрепить те или иные убеждения.

Достоинством методологии П. Сорокина является интеграция психологического и социологического подходов в исследовании социального взаимодействия. Он устанавливает закономерность между частотой и продолжительностью свершения тех или иных актов (или действий) и их влиянием на сознание человека. Те акты, которые появились на более ранних стадиях и сохранились в последующие периоды, более неизменны и устойчивы, чем акты, появившиеся в более поздние периоды. Акты, позднее приобретенные человеком и не так часто повторяющиеся, раньше исчезают при определенных условиях: удовлетворение эстетических потребностей, ношение одежды и т. д.

П. Сорокиным доказана еще одна социальная закономерность: количество повторений конкретного акта одним и тем же человеком указывает, насколько устойчива та или иная функция. Особое значение при этом имеет устойчивость должных норм поведения и отношение социальных групп к самому факту повторения. Он показывает проявление этой закономерности на социокультурных и исторических примерах: установление властью более сильной кары с применением карательных законов за повторение преступления. Или внимание социума к наследственности в совершении преступлений; такие преступные семьи изгонялись из общества и проклинались до «пятого колена», что нашло отражение в Библии. Яркий пример - инквизиция в Испании XV-XVI вв. как механизм религиозного контроля поведения человека; закрепление нравственных качеств (честности, вежливости) посредством воспитания; формирование боевого духа посредством военных, боевых тренировок.

Позднее другие исследователи, например, Ф. Хайек, обозначат этот феномен как закрепление социальной практики, которая имманентно влияет на поведение не только индивида, но и социальных групп и социальных агрегатов [49].

Помимо положительного влияния конкретных актов на сознание, П. Сорокин обосновывает такую социальную закономерность, как совершение актов, воспроизводящихся автоматически, без какого-либо давления и по привычке, благодаря положительному мотивационному действию кар и наград. По мнению социолога, именно этот механизм (автоматизм) формирует обычаи, которые соблюдаются по традиции в индивидуальной и общественной жизни.

Исследователь объясняет возникновение социальной борьбы как следствие и симптом антагонизма моральных убеждений. Заметим, что на фоне идей социал-демократов, объясняющих причины социальной борьбы исключительно политическими и экономическими причинами, выводы П. Сорокина были революционными.

Для него причина конфликтов, прежде всего, в разном понимании индивидами или социальными группами норм должного, рекомендованного и запрещенного поведения, что делает конфликт или борьбу между ними неизбежными. Различное понимание должного, рекомендованного и запрещенного поведения ведет к борьбе, одинаковое понимание - к миру и взаимному консенсусу.

Отсюда логично объяснима роль внутригрупповых санкций, применяемых по отношению к гем, кто не выполняет ранее принятые большинством членов группы (и формализованные) нормы поведения. Рассматриваемый механизм регулирования поведения наблюдается во всех типах групп (профессиональных, религиозных, спортивных, криминальных, социальных) и во всех типах культуры.

Роль санкций в регулировании отношений, по мнению П. Сорокина, огромна: без кар и наград внутригрупповая борьба была бы не спорадическим, а постоянным явлением, и взаимодействие людей в самом деле было бы «bellum omnium contra omnes» («войной всех против всех»), В результате столкновения обществ с различными шаблонами поведения возможны следующие варианты результатов борьбы. Во-первых, это полное уничтожение одной группы другой в виде войны, религиозных столкновений, дуэли, кровной мести, казни преступников. Во-вторых, разгоревшаяся борьба может закончиться не полным уничтожением более слабой стороны, а насильственным подчинением ее победителям. Победители силой принуждают поступать гак, как требуют шаблоны поведения первых. В этом случае единство группы или общества остается, но оно основывается на насильственном принуждении одних другими. В более поздних работах П. Сорокин разовьет тему конфликта как основного механизма изменения типов культуры и шаблонов поведения [38]. Соагветственно, иным будет и его огношение к конфликту как к неминуемому механизму изменений, возникающему имманентно (в силу внутренних причин, присущих самому субъекту социального взаимодействия).

В том случае, если кары и награды как внутригрупповые санкции действуют положительно, они способствуют сохранению и укреплению внутригрупповой солидарности, и как следствие, недопущению распада, подавлению взаимной борьбы и приведению ее антагонистических элементов к общему моральному единству.

ПРАКТИЧЕСКИЕ ЗАДАНИЯ Задание 1

Прочитайте текст, ответьте на вопросы.

Вопросы

  • 1. Что влияет на закрепление и повторяемость конкретных действий индивида в роли рыбака?
  • 2. Можно ли перенести опыт рыбака (или повторяемость конкретных действий, связанных с повторяемостью эмоций и результатов) на другие сферы жизнедеятельности человека?

Представьте, что вы - рыбак.

Как вы поступите, если пару недель назад вы ездили на рыбалку в конкретное место и получили богатый улов?

Как вы поступите, если каждый раз у вас рыбная ловля заканчивается неудачей?

Как вы поступите, если знаете, что рыбная ловля более успешна в тенистых заводях, чем в залитых солнцем местах?

Как вы поступите, если вы - рыбак и знаете то место, где вас наверняка ждет богатый улов, но на вашем пути густые заросли ежевики и скала?

Какие будут ваши чувства на третий день рыбалки, если у вас три дня подряд был богатый улов?

Задание 2

Примените подходы П. Сорокина к классификации действий индивида в разных социальных институтах, например, в семье, в социально-трудовой сфере, в сфере потребления (вы - покупатель). Заполните таблицу, приведенную ниже.

Классификация действий индивида в разных социальных институтах

п/п

Классификация актов (действий)

Примеры актов (действий) в разных социальных институтах

Обоснование

1

Должно-дозволенные

2

Запрещенные

3

Рекомендуемые

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Меренков А. В. Социология стереотипов / А. В. Меренков. Екатеринбург, 2001.

Сорокин П. А. Преступление и кара, подвиг и награда: социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали / П. А. Сорокин ; сост., вступ. ст. и коммент. В. В. Сапова. М„ 2006.

Сорокин П. А. Социальная и культурная динамика / П. А. Сорокин. М„ 2006.

Хайек Ф. А. фон. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма : пер. с англ. / Ф. А. фон Хайек. М., 1992.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >