Монополизация производства

Монополии возникли с начала 1870-1880 гг. в Европе и Северной Америке на базе концентрации и централизации производства и капитала в промышленной и банковской сфере. К концу XIX - началу XX в. промышленные монополии контролировали значительную часть производства, сбыта товаров и услуг и диктовали потребителю монопольные цены. Монополии банковские извлекали высокие прибыли, господствуя в банковской сфере. Образование монополий явилось проявлением в мировом масштабе новой формы организации производства - акционирования, которое было невозможным без массового учредительства банков, акционерных обществ, страховых компаний и выпуска ценных бумаг.

Образование акционерных пароходных и железнодорожных обществ, акционерных банков содействовало развитию в России рыночной экономики свободной конкуренции. Как отмечает П. И. Лищенко, не все эти образования и общества дожили до 1880-1890 гг., т. е. до новой учредительской "горячки": создания монополистических объединений четырех типов: картелей, синдикатов, трестов и концернов. Но в России не был накоплен опыт перехода к образованию сразу в промышленности картелей и синдикатов. По свидетельству Т. М. Тимошиной, первое в России монополистическое объединение было создано в 1875 г. в страховом деле: "Конвенция общего тарифа". Оно начало диктовать свои условия на рынке страховых обществ. Следует отметить, что переход к созданию монополистических объединений не был связан с мировым экономическим кризисом 1870-х гг. Страна не была еще интегрирована в мировую экономику.

Два этапа рыночной экономики в России развивались почти одновременно, как и во многих других странах. Пока в начале 1880-х гг. не завершилась промышленная революция, не могли и образоваться картели в европейском варианте, они приняли форму "союзов" и "обществ". В 1882 г. пять заводов объединились и образовали "Союз рельсовых фабрикантов". Он контролировал большинство заказов на изготовление рельсов для железных дорог страны. Затем последовало объединение предприятий по изготовлению креплений к рельсам (1884), по строительству железнодорожных мостов (1887), по производству оборудования для железных дорог (1889).

Союзы эти были российским вариантом картелей и в своих соглашениях регулировали: а) объемы производства; б) условия сбыта продукции; в) условия найма рабочих. Предприятия, которые объединялись в картели и поздние синдикаты, сохраняли производственно-коммерческую самостоятельность. Их еще называют объединениями со снабженческо-сбытовыми функциями.

Следующий этап монополизации в стране проходил в условиях бурного экономического подъема 1893-1899 гг., в 1890 гг. образуются синдикаты в отраслях тяжелой промышленности.

Крупнейший синдикат "Продамет", или "Общество для продажи изделий русских металлургических заводов", был основан в 1902 г. Синдикат занимался реализацией около 80% продукции металлургических предприятий (1910). Деятельность "Продамста" курировал крупнейший промышленник и банкир России Алексей Иванович Путилов (1966-1925). Позже, к 1914г., в руках "Продамста" оказалось 90% металлургического производства Юга страны.

Главным делом жизни А. И. Путилова был Русско-Азиатский банк, проводивший активную инвестиционную политику по отношению к тяжелой промышленности. А. И. Путилов использовал новую форму финансовой организации в виде холдингов. Под эгидой Русско-Азиатского банка он создал мощную финансово-промышленную группу, ядро которой составило "Общество Путиловских заводов". Накануне 1914 г. этот банк занял доминирующие позиции в машиностроении и металлообработке, добыче и переработке нефти, в табачной и масложировой промышленности. Всего Русско-Азиатский банк установил контроль над 160 компаниями, поэтому его по праву можно назвать не только крупнейшим в России, но и одним из крупных в начале XX в. в мире.

Одновременно с "Продамстом" возник синдикат "Трубопродажа", он объединил все предприятия трубопрокатного производства. Были еще синдикаты "Гвоздь", "Проволока".

75%; добычи угля в Донбассе с 1904 г. находилось под контролем синдиката "Продуголь". Он подчинил себе угольные синдикаты не только Урало-Сибирской зоны, но и Польши. Синдикат "Продаруд" объединил в 1907 г. самые крупные предприятия Донбасса и Криворожского бассейна и т. д.

На предприятиях пищевой промышленности возникли синдикаты "Дрожжи" и "Общество сахарозаводчиков". Пароходное общество "Океан" организовало продажу соли.

Грузопотоки на морских и речных транспортных артериях монополизировали двадцать объединений. Наибольшую известность на Азовском и Черном морях приобрело Русское общество пароходства и торговли ("Ропит").

Менее изученным в отечественной литературе является вопрос об образовании в России монополий высшего типа - трестов и концернов. Если П. И. Лищенко в 40-е гг. XX в. писал о "синдицировании" промышленности в России, то в последней трети XX в. опубликованы материалы об образовании трестов и концернов в годы Первой мировой войны. А коллектив авторов под руководством академика В. А. Федорова вслед за отечественным историком К. Н. Тарновским считает, что характерной чертой уже предвоенных лет (1909-1913) стало появление в России трестов и концернов. В России получили распространение тресты, возникшие не путем слияния отдельных предприятий в одно, а объединения на основе общего финансирования входящих в них предприятий, при сохранении формальной их самостоятельности. Образование трестов наблюдалось в самых молодых отраслях- нефтедобыче и нефтепереработке. Еще в конце XIX в. там действовало товарищество "Братья Нобель", которое занималось добычей нефти, ее переработкой, транспортировкой и продажей нефтепродуктов. Перечень операций, проводимых товариществом, свидетельствует, что по сути это был первый в России трест. В 1905 году он объединился с обществом "Мазут", и сообща они монополизировали 77% торговли нефтепродуктами, в том числе и на мировом рынке.

Итак, монополии в России конца XIX - начала XX в. можно подразделить на два тина. К первому относились картели и синдикаты. Главными их образовании и деятельности была концентрация сбыта в результате объединения предприятий одной отрасли промышленности, не связанных с банком, без заключения личной унии директоров отдельных предприятий. Ко второму типу относились тресты и концерны. Главным для них была концентрация производства на базе комбинирования предприятий различных, чаще смежных отраслей промышленности при руководящей роли банка и финансовой зависимости от банка всех участников объединения. Взаимное участие предприятий в делах друг друга проходило путем: а) передачи пакетов акций; б) учреждения дочерних предприятий; в) личной унии директоров; г) тесной производственной связи между предприятиями.

Становление монополий в стране можно разделить на четыре временных периода. На первом из них, в 1880-1890 гг., был достигнут ряд картельных соглашений в металлургической, металлообрабатывающей, каменноугольной, нефтяной, а также сахарной отраслях. Объединения эти были непрочными и распались к концу первого десятилетия своей деятельности. На втором этапе, в 1900-1908 гг., монополии становятся одной из основ хозяйственной жизни. Большинство из них были синдикатами во всех отраслях тяжелой и некоторых отраслях легкой промышленности. Нередки были случаи поглощения одних предприятий и компаний другими. На третьем этапе, в 1909-1913 гг., в условиях горизонтального кооперирования и вертикального комбинирования возникали гигантские объединения- тресты и концерны. На четвертом этапе, в 1914-1917 гг., проявлялись те же тенденции, но в классическом виде трестов и концернов в стране почти не было во все военные годы.

Особенности монополистических объединений первого и второго типа коротко можно определить таким образом: для первого наиболее характерной чертой была концентрация сбыта, для второго - комбинация производства.

Монополизация производства явилась отличительной чертой экономического подъема России в пореформенный период - с 1861 до 1917 г. По многим экономическим параметрам страна смогла сократить отставание от ведущих мировых держав и выйти на передовые рубежи.

По данным известного отечественного экономиста А. Л. Вайнштейна и современного исследователя В. С. Смирнова, на долю частной собственности в экономике России в 1914 г. приходилось 56%, в том числе в сельском хозяйстве - 55%. На внутреннем рынке существовали свободные цены на розничную продукцию, за исключением тарифной политики государства на железнодорожном грузовом транспорте.

Поскольку к 1890-м гг. промышленная революция завершилась, а к 1914 г. были достигнуты успехи в индустриализации, почти была решена проблема с предложением промышленной продукции на внутренний рынок и сельхозпродукции на внутренний и внешний рынки в ходе Столыпинской реформы.

Сложнее обстояло дело со спросом на различные товары и продукты внутри страны. В возрастающих объемах проявлялся спрос на сырье со стороны предприятий многих отраслей промышленности: металлургической, текстильной, сахарной, пищевой, деревообрабатывающей и т. д. Но недостаточным оставался спрос на потребительском рынке со стороны населения на различные товары и продукты. Объяснялось это низким уровнем жизни крестьянства, составлявшего большинство населения.

Представители беднейшей части сельского населения уходили в город и пополняли ряды рабочих, т. е. образовывали рынок труда. Одновременно часть из них продавала свои небольшие наделы и расширяла этим рынок земли Зажиточные крестьяне (пятая часть всей массы) и некоторые середняки арендовали землю у помещиков и вступали в капиталистические отношения. Площадь арендуемой крестьянами европейской части России земли достигала 2,5 млн дес., или 1/6 от всей ее площади в этом регионе. Рынок труда образовался и в сельской местности - разорившиеся крестьяне переходили в разряд батраков или наемных работников в агросфере производства. Возросла капитализация производства в помещичьих имениях, частично уже проданных из-за долгов. Одним из показателей интенсификации производства в любой стране является снижение доли сырья в экспорте и рост его в импорте. По данным В. С. Смирнова, в США доля сырья во всем экспорте (промышленного и продовольственного) сократилась с 68 до 38% с 1870 по 1913 г., а импорт сырья вырос, соответственно, с 25 до 47%. В России даже в период промышленного подъема 1909-1913 гг. основную часть экспорта составляло продовольственное сырье, страна стала главным в мире экспортером зерна.

Трудности экономического развития России были трудностями роста. Среднегодовые темпы прироста промышленного производства за 5 лет (1909-1913) составили 6,5%, за четыре предвоенных (1910-1913) - 1,9%. Наибольшая динамичность в развитии наблюдалась в цветной металлургии по сравнению с черной (становление которой произошло еще при Петре I); в лесообрабатывающей отрасли - по сравнению с лесозаготовительной; электротехнической - по сравнению со всей машиностроительной, в этих отраслях выше была и производительность труда.

Значительно выросла доля России в мировом промышленном производстве - накануне Первой мировой войны она занимала четвертое-пятое место в мире после США, Германии, Англии, поделив его с Францией.

Макроэкономический анализ российской экономики за 1900-1913 гг. позволяет выявить пропорции экономического роста: 1) проявился значительный разрыв в темпах роста между промышленностью и сельским хозяйством; 2) почти совпадали темпы роста промышленности и транспорта; 3) умеренный рост наблюдался в сфере торговли, которая не была сдерживающим фактором экономического развития; 4) темпы роста строительства опережали подобный показатель в экономике.

Развивались в стране общедемократические процессы в ходе либеральных реформ 1860-1870-х гг., реформаторской деятельности С. Ю. Витте и П. А. Столыпина, функционирования Государственной Думы четырех созывов (начиная с 1906 г.).

Правовой статус населения определился реформой 1861 г. и последующими либеральными реформами. Появился институт адвокатуры, суд присяжных. Образовалось в начале XX в. много различных общественных политических партий и движений.

Накануне 1914 г. Россия вышла на прямую траекторию общецивилизационного, естественного развития. Но надвигались Первая мировая война и последовавшие за ней социальные потрясения.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >