Первый том лирики: "Стихи о Прекрасной Даме" (1898-1904)

Первая книга вобрала в себя ранние стихотворения Блока, распределенные по трем разделам: "Ante lucem" ("Перед светом" (лат.), 1898-1900), "Стихи о Прекрасной Даме" (1901-1902) и "Распутья" (1902-1904). Это стихи мистического порыва юного поэта к любви, красоте и истине; порыва, еще в основном слепого по отношению к неодухотворенным и темным сторонам жизни. Биографическая основа книги - история любви Блока к его будущей жене Любови Дмитриевне Менделеевой, дочери великого химика, чье имение Боблово было неподалеку от бекетовского Шахматова. Блок познакомился с ней летом 1898 г., и настроения, предшествовавшие этому знакомству, преломились в первом цикле книги.

В "Стихах о Прекрасной Даме" история взаимоотношений двух возлюбленных воплощена в ряде лирических "новелл", героем которых становится Рыцарь, Поэт, Инок, Князь, а героиней - Царевна, Царица, Дама, Златокудрая, Святая, Она и т.п. Именование возлюбленной "Прекрасная Дама", "Вечная Жена", "Святая", угадывание ее облика на иконе побуждают нас обратиться к культурной традиции. Среди основных источников идей и образов этого стихотворения и "Стихов о Прекрасной Даме" в целом, во-первых, средневековый рыцарский культ Прекрасной Дамы; во-вторых, лирика итальянского поэта Данте Алигьери, посвященная его возлюбленной Беатриче; в-третьих, стихотворения А. С Пушкина "Жил на свете рыцарь бедный...", "Мадонна" и др. Необходимо также назвать и философию старшего современника Блока, поэта и религиозного мыслителя Владимира Соловьева, "рыцара-монаха" (как его называл сам Блок), утверждавшего существование еще одной ипостаси Божественной Троицы - Божественной мудрости, Софии, и видевшего в земной любви отблеск любви небесной.

Произведения, вошедшие в первый том лирики, заведомо многозначны. В них можно найти предчувствие юношей-поэтом первой подлинной любви ("Ветер принес издалёка..."), его благоговение перед предметом любовного томления ("Я, отрок, зажигаю свечи...", "Встану я в утро туманное..."), чувство собственной ничтожности по сравнению с ним ("Вхожу я в темные храмы..."), страх, что облик явившейся возлюбленной не будет соответствовать идеальным представлениям о Ней или же сам герой не узнает Ее ("Предчувствую Тебя. Года проходят мимо..."). Но эти переживания лишены признаков земной чувственности, так же, как облик героини - земных черт, а сами стихи - земной конкретики. Мир ранней лирики Блока беспредметен, почти безвоздушен. Так, в стихотворении "Предчувствую Тебя. Года проходят мимо..." (4 июня 1901), которое стало своеобразным манифестом младосимволизма, мы читаем:

Предчувствую Тебя. Года проходят мимо - Все в облике одном предчувствую Тебя.

Весь горизонт в огне - и ясен нестерпимо, И молча жду, - тоскуя и любя.

Однако восход здесь - скорее, образ-символ возлюбленной, Девы, Облаченной в Солнце, чем реальный восход ("Как ясен горизонт! И лучезарность близко"). Как солнце, еще не появившись, уже золотит горизонт, так и Возлюбленную свою герой стихотворения еще не видит, но уже предчувствует ее появление. Таким образом, здесь одновременно разворачиваются две цепочки образов. Первая связана с темой томления лирического героя по его Возлюбленной. Оба они лишены конкретных, земных очертаний: мы практически ничего не знаем ни о самом герое, ни о той, к кому обращено стихотворение. Она - скорее предмет его мечтаний, предчувствий (т.е. того, что предшествует чувству - восприятию ее с помощью органов чувств, например зрения). Такая размытость, непроявленность облика героини позволяет допустить множество самых разных пониманий. Стихотворение можно прочитать как исповедь юноши, который мечтает об идеальной любви, но страшится, что его возлюбленная не будет соответствовать идеалу, уже сложившемуся в его сознании:

Но страшно мне: изменишь облик Ты, И дерзкое возбудишь подозренье, Сменив в конце привычные черты.

Важна и другая возможность прочтения: возлюбленная лишена не только земных, узнаваемых черт, но даже имени, и обращение к ней "Ты" подчеркивает, что сама любовь героя носит отнюдь не земной, а скорее, религиозный характер, ведь так обращаются только к Божеству. Герой словно весь обращен ввысь; земное, тленное его не интересует - он оторван от реальности. Более того, он страшится, что в момент земного воплощения его Прекрасная Дама "изменит облик" и ее небесная сущность приобретет демонический характер, став тем самым серьезным искушением для героя. Мотив изменчивости земного бытия, его "неверности" в дальнейшем станет одним из ключевых для творчества Блока, как и мотив "сна жизни", заданный в эпиграфе к произведению, взятом из стихотворения В. С. Соловьева "Зачем слова? В безбрежности лазурной..." (1892): "И тяжкий сон житейского сознанья / Ты отряхнешь, тоскуя и любя".

В стихах последнего раздела первого тома со значимым названием "Распутья", как и в некоторых других стихотворениях, написанных в это время, нарастают тревожные предчувствия поэта ("Все ли спокойно в народе?.."). Да и сам образ лирического героя утрачивает былую цельность, подчас приобретая демоническую двойственность:

В своей молитве суеверной

Ищу защиты у Христа,

По из-под маски лицемерной

Смеются лживые уста.

И тихо, с измененным ликом,

В мерцаньи мертвенном свечей,

Бужу я память о Двуликом

В сердцах молящихся людей.

("Люблю высокие соборы...", 8 апреля 1902)

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >