Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Экономическая социология

Концепции "социального служения" предпринимательства

Социокультурные истоки модели "служения предпринимательства обществу"

Капитализм как новый уклад хозяйственной и общественной жизни с самого начала своего существования встречал осуждение в обществе. Причиной служили, во-первых, жестокая эксплуатация наемных работников, положение которых на первых порах оказалось существенно хуже положения традиционных ремесленников или даже крестьян; во-вторых, конкуренция между новым классом предпринимателей-буржуа и традиционными хозяйственными классами и политическими элитами; в-третьих, важнейшей причиной слабости социальной и нравственной легитимности института капиталистического предпринимательства в эпоху его становления служила его неразрывная сущностная связь с рынком, вследствие которой насаждалась абсолютизация и универсализация рыночной рентабельности как базового принципа не только экономических, но и вообще социальных отношений. Прежние солидаристские и патерналистские структуры, а также абсолютистское государство разлагались и утрачивали прежние возможности поддержания хотя бы относительной социальной стабильности. Поэтому с утверждением предпринимательства как господствующего социального класса и базового социально-экономического института сопровождалось невиданным падением благополучия населения, утратой социальных гарантий, предоставляемых прежними солидаристскими структурами, ухудшением морального климата и нарастанием социальных противоречий. Все это вызывало недоверие к новому институту, выражавшееся в обострении социальных конфликтов, распространении антикапиталистической идеологии (в том числе и в форме марксизма). Нравственная правота, а значит, и сочувствие, и легитимность продолжали приписываться группам, противостоящим капиталистам. В то время как, пользуясь терминологией П. Бурдье, экономический и политический капитал нового социального класса рос, символический капитал не только не прибавлялся, но и концентрировался на противоположном социальном полюсе.

Таким образом, легитимация, нравственное оправдание в глазах общества было основной социокультурной проблемой капиталистической предпринимательской деятельности и самого индустриального развития на первом этапе их становления. Причем отмечается нарастающая заинтересованность предпринимательства в нравственной легитимации их деятельности.

В России, где не сложились устойчивые духовные предпосылки капиталистического предпринимательства на личностном уровне, институт предпринимательства также сталкивался со сложными проблемами во взаимоотношениях с обществом. В интеллигентских, и особенно в демократических кругах, предприниматели воспринимались как эксплуататоры, накапливающие свои капиталы на страданиях и бедствиях народа. Бюрократия не могла принять стремления к самостоятельности и отказывалась увидеть в деловых кругах самостоятельную общественную силу. Несмотря на растущий экономический потенциал, предпринимательство оставалось действительно "третьим" сословием. Фактором, подрывающим социальный статус российского предпринимательства во второй половине XIX в., была низкая ценность экономического успеха по сравнению с духовными, гражданскими, военными заслугами.

Еще одним фактором, девальвирующим символический капитал российских предпринимателей, было неоднозначное отношение общества к выбору пути экономического развития России: многие авторитетные и влиятельные общественные деятели убеждали в непригодности индустриально-капиталистического развития для страны и противопоставляли ему путь аграрный. Такой подход был особенно характерен для мыслителей славянофильского и народнического толка, связывавших будущее России с крестьянской общиной, которые в данном случае смыкались с крупными землевладельцами, чьим интересам соответствовало преимущественно аграрное развитие страны. Главным аргументом славянофилов и народников против индустриально-капиталистического развития было вполне справедливое утверждение, что оно ведет к пролетаризации значительных масс населения, распаду традиционных социальных структур, разрушению сложившегося образа жизни и нравственных устоев. Противники индустриального капитализма доказывали, что фабричное производство вполне может быть заменено традиционным домашним кустарным промыслом. Преимущество последнего они видели в том, что оно дешевле в своей организации, не требует дорогостоящих машин и оборудования, а главное – позволяет использовать традиционные артельные формы труда и не разрушает сложившихся социально-экономических связей, не меняет культурный облик традиционного работника.

Естественно, что при таком отношении значительной части общества к фабричному производству и промышленному развитию в целом деятельность российских предпринимателей не воспринималась как социально полезная. Напротив, она подвергалась моральной репрессии как сугубо эгоистическая и эксплуататорская, разрушающая общественные устои. Единственным путем наращивания символического капитала для российских предпринимателей была демонстрация полезности и значимости экономического успеха для всего общества, его не эгоистической, а широкой социальной значимости. Предприниматель и общественный деятель начала XX в. П. А. Бурышкин в своих воспоминаниях отмечал: "Как это ни странно, в старой Москве богатство решающей роли не играло. Почти все семьи, которые надлежит поставить на первом месте в смысле их значения и влияния, были не из тех, которые славились своим богатством. Иногда это совпадало, но лишь в тех случаях, когда богатство служило источником для дел широкого благотворения, или создания музеев, клиник, или развития театральной деятельности".

Россия XIX в., как и любое традиционное общество, в котором только лишь начался процесс модернизации, представляла собой иерархически выстроенный социальный организм, где каждый институт, как и каждая сословная группа, занимает четко определенную нишу, имеет не только права и привилегии, но и обязанности, предполагающие ее вклад в общий порядок. В культуре традиционных обществ преобладает этика служения, в основе которой лежит идея предназначения каждого члена общества, каждой социальной группы для выполнения долга, нередко принимающего абсолютную религиозную форму, обусловленную сакральным порядком, причастностью к высшим духовным ценностям. Деятельность традиционного предпринимателя встраивается в него постольку, поскольку он сохраняет внутреннее ощущение своей причастности целому, что предполагает достаточно широкую вовлеченность предпринимательства в социальную и культурную жизнь, проявляющуюся в тех сферах деятельности, которые значимы для социума – религия и церковь, благотворительность, культура, наука, образование. На этом историческом этапе деятельность предпринимателя еще поддается контролю и даже ограничению со стороны общества. Личное обогащение не запрещается, но оно предполагает обязательства долга и служения в отношении высших институтов (государства, церкви) и низших – бедных, нуждающихся или просто связанных солидаристскими и патерналистскими узами людей. Эти обязательства и порождают представления о социальном служении предпринимательства обществу, стимулирующие благотворительные, меценатские, филантропические деяния. В России дворянству приписывалось государственное и военное служение, крестьянству – обеспечение материальной базы общества, духовенству – религиозное спасение, интеллигенция возложила на себя миссию просветительского служения народу, и лишь "торгово-промышленное" сословие оставалось занятым удовлетворением собственных эгоистических интересов. Для органичной интеграции в общество и легитимации своей деятельности на институциональном уровне ему было необходимо найти свое место в общей системе служения, и таким местом стало социальное служение, принимавшее, по преимуществу, формы благотворительности и меценатства.

Кризис легитимности предпринимательства во второй половине XIX в. не был исключительно особенностью развития России. Аналогичные процессы происходили в других странах, в том числе в США. Здесь причины этого кризиса лежали в том, что со становлением крупного промышленного капитализма и началом монополизации качественно изменились социальные основания предпринимательства. Прежде всего, оно стало утрачивать характер индивидуальной инициативы, и свобода конкуренции стала все более ограничиваться неравенством возможностей субъектов рынка. Развитие промышленных гигантов сопровождалось разорением мелких предпринимателей, монополизацией целых отраслей промышленности, ведущей к диктату корпораций в жизни целых штатов. Укрупнение и монополизация капиталистического производства привели к подрыву его собственной социальной и социокультурной основы – независимого производителя и индивидуальной инициативы на рынке в условиях свободной конкуренции. Развитие крупного индустриального капитализма вступило в противоречие с собственными ценностными и нравственно-легитимирующими основаниями, сформулированными, в частности, в качестве идеологемы "американской мечты": представлениями о равных возможностях достижения успеха, счастья и процветания для каждого члена общества, о равных стартовых условиях в конкурентной борьбе для всех желающих в нее включиться субъектов. Это вызвало подъем антимонопольного движения, которое охватило все слои общества, включая либерально настроенную интеллигенцию. Пафос этого движения был выражен в работе известного в то время публициста Г. Ллойда "Богатство против общества", посвященной разоблачению жестокости и несправедливости монополистов на материалах истории создания и функционирования нефтяной монополии Дж. Рокфеллера "Стандард ойл".

Все это потребовало нового осмысления качественно новой социальной роли предпринимательства и поисков новой тактики его взаимоотношения с обществом. Таким образом, в основе модели служения предпринимательства обществу лежат не инструментальный расчет и не локальные рациональные стратегии, и уж тем более не личные альтруистические качества предпринимателей, а традиционная парадигма общества и культуры в целом. Социальное служение бизнеса является моделью его взаимодействия с обществом, основанной на определенных структурных и социокультурных установках, а благотворительность и меценатство – способами ее реализации.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы