Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow АРХИВОВЕДЕНИЕ. ЗАРУБЕЖНАЯ РОССИКА
Посмотреть оригинал

Россика и архивы русского зарубежья в Чехии

Согласно нашей классификации, Чехия, безусловно, относится ко второй группе стран. Обусловлено это этнической близостью, тесными культурными и экономическими связями. Как и во Франции, в межвоенные годы Чехия была одним из главных центров российского рассеяния. Именно в Чехии был создан и работал самый большой архив русского зарубежья — РЗИА.

Архив русской эмиграции и архив Чехословакии был образован постановлением комитета Земгора[1] от 17 и 19 февраля 1923 г. при культурно-просветительном отделе пражского Земгора. Положение об архиве было утверждено общим собранием Земгора в октябре 1924 г., тогда же архив получил новое название — Русский заграничный исторический архив в Праге. С самого начала деятельности архива средства на его работу отпускались МИД Чехословакии в рамках так называемой русской акции. 31 марта 1928 г. был подписан акт между Земгором и МИД Чехословацкой Республики о передаче РЗИА МИД Чехословакии. После передачи архива Земгор сохранил в Совете архива двух своих представителей, но реального влияния на работу архива они не имели. Впрочем, и в первые годы деятельности РЗИА, Земгор не вмешивался в его текущую работу.

Согласно акту о передаче РЗИА Объединением российских земских и городских деятелей в Чехословацкой республике МИД Чехословацкой республики архив передавался МИД безвозмездно на следующих условиях.

  • 1. Сохранение за архивом его наименования — РЗИА.
  • 2. Сохранение за архивом функций собирания и хранения материалов, их систематизации и научной разработки, а также приема материалов на хранение на условиях их передачи в будущем по назначению, указанному лицами, сдающих в архив эти материалы.
  • 3. Сохранение всех обязательств архива в отношение третьих лиц.
  • 4. Сохранение целостности и нераздробляемости всех фондов и коллекций архива, при этом допускается возможность перемещения тех частей, сохранение которых в составе архива органически на связано с задачами архива.
  • 5. Сохранение во главе архива коллегиальных органов с участием русской общественности, которые будут автономно осуществлять научную работу архива.
  • 6. Архив не может быть передан или подчинен какой-либо организации или учреждению без ведома и заключения его коллегиальных органов.
  • 7. Фонды и коллекции архива могут быть отчуждаемы или выделяемы не иначе, как при участии коллегиальных органов русской общественности при архиве.
  • 8. Сохранение за органами архива права устанавливать порядок и условия научного пользования материалами.
  • 9. Сохранение по возможности русского состава служащих архива.

Представителями Земгора при передаче архива было высказано также пожелание, чтобы в случае возникновения вопроса о передаче РЗИА в Россию МИД осуществил эту передачу лишь при прекращении власти коммунистической партии и при наступлении в России режима, обеспечивающего правовой порядок, свободу личности, общественной самодеятельности и возможности для эмигрантов легального возвращения в Россию.

Согласно Положения о РЗИА при МИД Чехословакии 1928 года, «РЗИА при МИД ЧСР[2] собирает, хранит, приводит в порядок и научно разрабатывает материалы, относящиеся к истории России и ее народов». Структурно архив к тому времени состоял из следующих отделов: архивного, книжно-журнального, газетного, канцелярии и счетоводства, Донского архива. Научноавтономным органом архива являлся Совет Архива, состоявший из лиц, способных быть полезными архиву, заведующих отделами и двух представителей пражского Земгора[3].

Основная инструкция МИД ЧСР для РЗИА от 1 января 1935 г. определяла задачи архива следующим образом: РЗИА при МИД ЧСР собирает, хранит, классифицирует и научно обрабатывает документы по новейшей истории России и ее народностей. Свои цели архив осуществляет следующими способами: а) приобретает бесплатно или путем покупок письменные памятники; б) принимает на хранение архивы организаций или отдельных лиц на условиях владельцев архивов; в) собирает газеты и листовки; г) собирает книги и брошюры по истории русского общественного и революционного движения; д) собирает сведения о документах по истории России, находящихся в других хранилищах; е) организует сбор автобиографий выдающихся деятелей русского общественного и революционного движения; ж) публикует по мере финансовых возможностей важные исторические источники.

К1936 г. РЗИА состоял из четырех отделов: 1) архива документов (заведующий А. Ф. Изюмов); 2) архива газет (заведующий Л. Ф. Магеровский); 3) книжно-журнального (С. П. Постников);

4) Донского казачьего архива (М. А. Ковалев, сменивший умершего П. А. Скачкова).

Архив документов в РЗИА делился на восемь разделов: А, В, С, D, Е, F, G, Н. В разделе А собирались коллекции фотографий, рисунков, плакатов, почтовых марок, листовок, денежных знаков. Фотографий было собрано около 8000, не считая альбомов. Раздел В включал в себя рукописи мемуарного характера, воспоминания, дневники. В раздел С входила переписка разных лиц, личные фонды и фонды организаций. Раздел D состоял из документов, относящихся к периоду до 1914 г. Раздел Е включал документы, относящиеся к периоду Первой мировой войны. Нас же больше всего интересует раздел F, включавший документы периода Февральской и Октябрьской революций, а также раздел G, хранивший документы периода Гражданской войны. В разделе Н отлагались документы по истории новейшей эмиграции, начиная с 1920 г.

В конце 1938 г. ввиду сокращения финансирования МИД решило передать РЗИА другому ведомству. Первоначально планировалось передать архив Славянскому институту в Праге, затем Министерству просвещения, но в результате РЗИА передали МВД, где его куратором стал заведующий архивом министерства профессор Я. Прокеш. С вхождением РЗИА в состав МВД его деятельность была постепенно фактически законсервирована, исчезла даже вывеска, а сотрудники РЗИА были переведены для выполнения работ в архиве МВД.

К 1939 г. в архиве насчитывалось 902 единицы рукописных дневников и воспоминаний, более 10 000 годовых собраний газет, а также 2,9 млн листов других документов.

Следует отметить, что РЗИА на протяжении всей своей деятельности интенсивно комплектовался, как личными фондами, так и фондами эмигрантских учреждений и организаций. Архивные материалы в РЗИА условно можно разделить на три категории: переданные бесплатно, купленные, переданные на хранение на определенных условиях. Часто документы передавались с условием хранить их в запечатанном виде до истечения определенного срока.

Комплектование архива началось почти сразу с момента его основания. Так, уже в 1924 г. от С. Г. Сватикова в РЗИА поступил в составе личного фонда В. К. Агафонова архив Профессионального союза литературных работников из России, живущих во Франции. Большой архив Исполнительной комиссии частного совещания бывших членов Всероссийского Учредительного собрания передал в 1924 г. О. С. Минор; эти материалы были дополнены в 1935 г. поступлениями от В. М. Зензи- нова. В декабре 1926 г. Сватиков также сдал в РЗИА архивные материалы Парижской группы содействия партии социали- стов-революционеров. В 1927 г. поступил архив Комитета помощи политическим каторжанам имени В. Фигнер. В 1928 г. от Н. Н. Пораделова поступил архив Российской военно-республиканской лиги в Париже. В 1930 г. П. Э. Бутенко передал документы Варшавской группы Конституционно-демократической партии (партии народной свободы). В 1931 г. РЗИА приобрел у А. А. Эйлера материалы Главного комитета Всероссийского земского союза, в 1931—1932 гг. они были дополнены документами, приобретенными у А. В. Бинецкого. Архив Национально-демократического союза русских граждан Латвии поступил в 1931 г. от представителя РЗИА в Риге Н. Н. Бор- доносова. В 1931 г. также поступили архивы: Секции русских военных инвалидов-эмигрантов при Виленском русском обществе, Уполномоченного Российского Земско-городского комитета помощи российским гражданам за границей в Польше. У А. Ф. Керенского и В. М. Вершинина в октябре 1932 г. был куплен за 2000 крон архив Административного центра «Внепа- ратийное объединение». Передача архива Ссудо-сберегательного общества при Харбинском обществе русских и китайских землевладельцев и доовладельцев заняла четыре года: их передавал генерал Н. Г. Володченко на протяжении 1933—1936 гг.

Большое количество архивных материалов поступало из Константинополя: в 1927 г. поступили от И. П. Алексинского через В. А. Мякотина материалы Народного братства освобождения России; генерал Г. фон Раух передал архив Российской дипломатической миссии в Константинополе; через Маклакова поступили материалы Консульского суда и кассационной инстанции при дипломатической миссии в Константинополе; от А. П. Ашкевича поступили материалы Совета по расселению русских беженцев и др. Генерал П. А. Кусонский в 1934 г. передал в РЗИА материалы Военно-исторического и статистического комитета при Русском политическом совещании в Париже.

После оккупации Чехословакии немцами в 1939 г. в РЗИА был назначен немецкий представитель. В 1942 г. в филиал архива сухопутных сил в Германии были переданы документы по военной истории из фондов РЗИА, а реликвии Донского музея переданы в Пражский Национальный музей и архив МВД. В частности, в пражский филиал архива сухопутных сил Германии была передана примерно 16 часть отдела документов (1809 инвентарных номеров из 102296) в основном военного содержания. Часть архивных материалов была отправлена в Военный архив в Потсдаме.

Комплектование РЗИА, хотя и в значительно меньшем объеме, все-таки продолжалось и после оккупации фашистами Чехословакии и начавшейся Второй мировой войны. В октябре 1939 г. А. Л. Бемом был передан архив варшавского комитета «Союза возрождения России». В этом же году А. П. Вельмин передал из Варшавы материалы Комитета помощи детям русских эмигрантов в Польше.

В 1940 г. в составе фонда личного фонда Б. В. Савинкова поступили материалы Народного союза защиты родины и свободы. В запечатанных конвертах в 1940 г. поступили секретные материалы конспиративной организации «Центр действия», возглавляемой Н. В. Чайковским. В 1940 г. С. Н. Николаев передал материалы Областного комитета заграничных организаций партии социалистов-революционеров. В 1943 г. поступили в РЗИА материалы Комитета «Дня русской культуры» в Чехословакии. В этом же году поступил архив Русского демократического студенческого союза. Среди личных фондов, поступивших в РЗИА на протяжении 1923—1944 гг., содержатся фонды Ф. Ф. Абрамова, А. Т. Аверченко, В. А. Амфитеатрова, 3. К. Арборе-Ралли, В. Ф. Булгакова, И. А. Бунина, А. И. Деникина, Г. А. Лопатина, П. Н. Милюкова, И. Ф. Наживина и мн. др.

В РЗИА были собраны также документы, ныне хранящиеся в ГА РФ, отражающие сложные отношения чехословацких легионеров в Поволжье, Зауралье и Сибири с местными правительствами и органами власти, в том числе документы командующего Сибирской армией, сформированной на базе 2-й чехословацкой дивизии, генерала Радолы Гайды (1892— 1948 гг.). Часть документов после вывоза в СССР была передана в другие архивы. В РЗИА также отложились документы личного фонда Колчака, которые впоследствии частично попали в ЦГАОР СССР.

Достаточно хорошо отражены особенности комплектования РЗИА в служебной записке сотрудника архива А. Ф. Изюмова от 23 июля 1945 г., выдержку из которой мы приводим ниже.

От первого лица

«В процессе собирания скоро отошли от мысли собирать только документы о жизни эмиграции послереволюционного периода и постепенно Архив вырос в своего рода институт по истории общественного и революционного движения периода второй половины XIX столетия и начала XX столетия. Здесь нужно сделать оговорку.

В Прагу попали главным образом документы народнических и радикальных группировок. Социал-демократы имели свой архив в Берлине. Об архиве Бунда шли какие-то переговоры с Гуревичем, но он, насколько я знаю, был передан в Советский Союз. Документы войны 1914—1918 гг. относятся главным образом к русским частям, бывшим на Западном Салоникском фронте, части во Франции и др., но в собраниях бывших военных, позднее участников гражданской войны, довольно часто попадаются документы мировой войны. Февральская революция сравнительно представлена слабо. Документов по Октябрьскому перевороту почти нет. Одно время Гуревич носился с мыслью собирать документы Коминтерна, что разобраться в них не было никакой возможности. Ученая комиссия и Совет стали на ту точку зрения, что эти документы сохранит сам Коминтерн... Раза два предлагались письма В. И. Ленина, но Архив не мог их купить хотя бы потому, что цена во много раз превышала оценку Архива... Обычно думают, что в РИА архиве сосредоточены все эмигрантские секреты. Это просто неверно. Во-первых, как говорят, эмигрантские секреты обычно секреты полишинеля, а, во-вторых, активно действующие организации редко сдавали свои архивы, а если и сдавали, то обычно два-три последних года оставляли у себя. Так, например, поступил Общевоинский союз. Он передал старые архивы. Кажется в 1937 г., но за три года оставил у себя. Эти дела погибли в Сенском трибунале, когда судили Плевицкую. Так (как?) РИА архив собирательскую деятельность прекратил почти с 1939 г., то обычно дела последней эмиграции не восходят дальше 1936 года. Кроме того, монархические объединения с Прагой не желали иметь дело. Под влиянием этих настроений после смерти генерала Врангеля его бумаги были переданы в Хуверовскую библиотеку войны. Туда же ушли дипломатические документы Парижской делегации, возглавляемой М. Н. Тирсом. Конечно, и для правой эмиграции архив старался подбирать все то, что было возможно и что размножалось — листовки, плакаты, циркуляры и т.п., но это не дает материала для внутренней жизни организации. Более демократическая эмиграция охотнее сдавала свои бумаги, но тоже главным образом за прежние годы. Сданы были некоторые дела Крестьянской Россией, евразийцами, республиканско-демократическими организациями, но все это в довольно разрозненном виде. Социалисты-революционеры, сколько помню, не сдавали своих бумаг.

У них был в Праге архив старого дореволюционного ЦК, но он был перевезен в Белград, и дальнейшей судьбы его не знаю. Обещали передачу своих собраний отдельные деятели эмиграции, но из-за войны не успели осуществить — В. А. Маклаков, П. Н. Милюков и др.

На руках у эмиграции, несомненно, еще много имеется документов не только о жизни эмиграции, но и более ценных. После смерти какого-нибудь видного деятеля бумаги остаются у приятеля, который охотно с ними расстается, в особенности, когда надеется за них что-то получить».

13 июня 1945 г. правительство Чехословакии приняло постановление о передаче РЗИА в дар Академии наук СССР. В начале 1948 г. было принято решение о передаче этих собраний в Министерство образования и просвещения, которое включило их в состав фонда Славянской библиотеки (см. подробнее гл. 3).

Другой наиболее ценной пражской коллекцией является коллекция Русского культурно-исторического музея (РКИМ), основанного В. Ф. Булгаковым в 1934 г. Музей располагался в старинном замке в городе Збраслав под Прагой, предоставленном ему чешским меценатом К. Бартонь-Добениным. РКИМ имел следующие отделения: художественное, историческое, культурно-историческое, отделение русской старины, библиотеку и архив. По словам Булгакова, принципиальное отличие музея от РЗИА выражалось в том, что РЗИА принадлежал МИД ЧСР, а РКИМ задумывался и работал как чисто русское предприятие.

Булгаков негативно оценивал юридическую и финансовую зависимость РЗИА от чехословацких властей: «Эмигранты дарят (или продают по дешевой цене, что одно и то же) иностранному государству, хоть и благосклонно к ним относящемуся, русские национальные ценности. Правильно ли это? Хорошо ли это? Нет, неправильно и нехорошо!» Замысел Булгакова предполагал независимость русского историко-культурного наследия от иностранных спонсоров; обеспечению этой независимости и должен был послужить музей, созданный на общественных началах и на средства русских эмигрантов.

От первого лица

По «Плану-программе», составленному Булгаковым, музей должен был состоять из четырех отделений, библиотеки и архива рукописей.

«I. Отделение художественное. 1. Живопись, рисунки, гравюры и скульптура зарубежных русских художников. 2. Архитектурные проекты и модели. 3. Художественная фотография. 4. Прикладное искусство: керамика, фарфор, металлопластика, выжигание по дереву, игрушки, вышивка. 5. Фотографии и репродукции выдающихся произведений русского искусства, находящихся за границей вне музея.

II. Отделение историческое. 1. Мировая война, революция, исход из России. Предметы, вывезенные русскими за границу: а) костюмы и формы; б) знамена и ордена; в) медали и монеты; г) денежные знаки; д) карты, планы и фотографии; е) плакаты, воззвания, документы и пр. 2. История русской эмиграции: расселение по разным странам, общественная работа и политическая борьба. 3. Быт эмиграции: труд, школа, церковь, театр, спорт, благотворительные учреждения; иностранные друзья русских.

III. Отделение культурно-историческое. 1. Творчество русских писателей, ученых, композиторов и артистов, подвизавшихся за рубежом.

IV. Отделение русской старины. Предметы, вывезенные эмигрантами из России или найденные за границей: а) старинная живопись и иконы; б) государственные реликвии; в) символы власти; г) предметы богослужебные — кресты, сосуды, «воздухи» и пр.; д) старинный русский фарфор; е) древнее оружие; ж) ларцы и табакерки; з) монеты и кредитные билеты; и) домашняя утварь; к) фотографии предметов русской старины, находящиеся вне Музея за границей; л) фотографии памятников древней русской архитектуры, находящихся в приграничных с Россией областях и странах».

После образования РКИМ наблюдался определенный параллелизм в работе музея и РЗИА. В принципе, они преследовали одну и ту же цель — сохранение русского культурного наследия за рубежом. В дальнейшем РКИМ, в отличие от РЗИА, ориентировался на комплектование и хранение, прежде всего, литературных материалов, наследия писателей и других деятелей культуры.

Среди рукописного собрания музея выделяются материалы 3. Н. Гиппиус, А. М. Ремизова, М. М. Новикова, П. Н. Врангеля, М. И. Цветаевой, В. И. Немировича-Данченко, личный фонд основателя музея Булгакова.

После немецкой оккупации Чехословакии Булгаков был арестован, а сам музей закрыт. При бомбежке погибла значительная часть музейных собраний. Архивное собрание РКИМ, сохранившееся в годы Второй мировой войны, в 1946 г. было перевезено в СССР вместе с комплексом материалов РЗИА.

Еще одно крупное архивное собрание в Праге принадлежало Археологическому институту имени Н. П. Кондакова. В уставе института был пункт о собирании библиотеки и археологической коллекции.

В отличие от указанных собраний, коллекция Донского казачьего архива попала за границу в сформированном виде. В 1919 г. она была вывезена из Новочеркасска в Константинополь, а затем в Югославию, где хранилась в Белградской крепости под контролем созданной в 1923 г. Донской исторической комиссии. По положению Донской казачий архив являлся хранилищем исторических материалов и представлял собой учреждение, лишенное признаков какого-либо политического направления. Исходя из этого основного положения, Донской казачий архив ставил своей задачей возможно более полное собирание материалов, посвященных казацкой жизни, как до революции, так и после нее. Такими материалами являлись фотографии, печатные и рукописные журналы, книги, газеты и листовки, приговоры казачьих станиц, собрания частных писем и т.п. Архивное собрание Донского казачьего архива на 3/4 состояло из материалов, вывезенных из России, и лишь на 1/4 — из материалов, собранных за рубежом.

В ноябре 1924 г. между представителями РЗИА и Донской исторической комиссии было заключено соглашение о принятии материалов казачьего архива на хранение в состав РЗИА.

По договору Донская историческая комиссия передавала РЗИА для хранения и использования в научных целях документы Великой европейской войны и Гражданской войны на Юго-Востоке России сроком на три года, по 1 января 1928 г. РЗИА, в свою очередь, обязался образовать в своем составе Юго-Восточный отдел, в который и должны были поступать документы Донского казачьего архива. В состав Совета РЗИА были введены два представителя Донской исторической комиссии. Архивариус и сотрудники нового отдела должны были назначаться только после согласования с Донской исторической комиссией. В договоре было обозначено, что документы, передаваемые не для использования в запечатанных конвертах, могут быть изъяты в любое время с предупреждением за семь дней об их изъятии.

С 1925 г. материалы Донского казачьего архива были перевезены в Прагу и начали постепенно передаваться в РЗИА по мере их разборки и составления описей. Договор РЗИА и Донской исторической комиссии впоследствии продлевался несколько раз, а в 1933 г., согласно условиям передачи Донского казачьего архива, материалы архива передавались в РЗИА в полном объеме, образуя в составе РЗИА особый подотдел и не смешиваясь с другими фондами РЗИА. Статут Донского казачьего архива при РЗИА от 6 октября 1933 г. так же подчеркивал: «Весь означенный материал по надлежащим описям подлежит со временем передаче в Донской войсковой архив или иное равносильное на Дону учреждение вслед за водворением в России общерусской некоммунистической власти и за ее признанием со стороны Чехословацкого правительства, либо по истечению тридцатилетнего срока со дня утверждения сего статута».

В 1933 г. в Праге был образован Донской казачий архивный комитет, ставивший своей целью содействие Донскому казачьему архиву в его деятельности и привлечение в него архивов казачьих организаций, профессионально бытовых групп, станиц и хуторов. Заведующий Донского казачьего архива и его заместитель являлись обязательными и действительными членами архивного комитета. Представителями Донского казачьего архива в Париже были генерал Н. Н. Головнин и полковник А. А. Зайцев, в Берлине — генерал А. А. фон Лампе, в Белграде — подполковник Е. Э. Меснер. Первоначально архивные материалы Донского казачьего архива делились на два отдела (военный и общий), но затем структура организации материалов усложнилась. Все материалы распределялись по нескольким отделам.

«А» — Отдел старых документов (старый архив). В него входили: собрание подлинных рескриптов Государей за период от Петра I до Николая II, письма императриц, наследников, цесаревен, великих князей, выписки из документов Военной коллегии и МИД, относящиеся к Войску Донскому, карты и планы земли Войска Донского, рисунки старых казачьих одежд, фотографии из жизни казаков и др.

«Б» — Отдел новых документов (новый архив), состоявший из документов по гражданскому управлению Войском Донским, дела Донского исполнительно комитета.

«В» — Военный отдел, включающий в себя документы периода Гражданской войны о боевых действиях корпусов, дивизий, полков, восстаниях казаков против советской власти, оперативные дела штаба Донского казачьего корпуса и др.

«Г» — Эмигрантский отдел, охватывающий период с момента эвакуации из Крыма и содержащий в себе материалы о жизни казаков в эмиграции. В него входили материалы казачьих съездов, организации казачьих станиц, организации казачьей прессы, дела Донской исторической комиссии и др.

Фонды Донского казачьего архива пополнялись архивными документами находившихся за границей казачьих организаций, в основном, штаба Донского корпуса в Софии, канцелярии донских атаманов в Париже и др. Кроме этого, в Донской казачий архив поступило немало личных фондов: П. А. Скачкова. Т. М. Старикова. В. В. Добрынина, В. А. Харламова и др. К моменту оккупации немцами Чехословакии в Донском казачьем архиве насчитывалось более 648 тыс. листов документов. Для сохранности документов Донского казачьего архива действовала Комиссия по охране войскового имущества, музея и архива в составе С. В. Маракуева, М. И. Ковалева, Т. А. Семерникова и др. Но комиссия не смогла помешать разграблению части архива немцами. По требованию оккупационных властей он был передан в ведение архива МВД Протектората, а с 1942 г. — в распоряжение Военного архива в Праге. Заведующему архивом Ковалеву было запрещено перемещать без согласования с немецким руководством материалы архива, выдавать их кому-либо. Немцы же оставили за собой право пользоваться всеми материалами по своему усмотрению. В остальном деятельность архива регламентировалась правилами, установленными МВД. Донской казачий архив и РЗИА располагались в одном и том же здании.

Возвращение архивных собраний русского зарубежья из Чехословакии в СССР имело не только позитивные, но и негативные последствия. Комплексы этих документов были на долгие годы закрыты для исследователей и использовались в оперативно-чекистской деятельности. Трагедией для архивов стало раздробление исторически сложившихся комплексов документов. После поступления в ЦГАОР СССР часть фондов РЗИА была передана в различные хранилища СССР. Большое число архивных документов из состава РЗИА поступило в ЦГАЛИ СССР, причем это были как самостоятельные фонды, так и документы, вошедшие в состав уже имеющихся фондов ЦГАЛИ СССР. В 1988 г. после рассекречивания фондов РЗИА, хранящихся в ЦГАОР СССР, было установлено, что часть их них была передана в 26 архивных учреждений: в шесть центральных и во многие областные архивы России, а также в архивы Украины, Белоруссии, Молдавии, Эстонии и Грузии. Также между двумя архивами — ЦГАОР СССР и ЦГАЛИ СССР было разделено архивное собрание РКИМ.

Подводя итоги, отметим, что после Октябрьской революции 1917 г. и Гражданской войны за пределы России было вывезено большое количество культурных ценностей, в том числе архивов и архивных документов. Крупные комплексы архивных материалов образовались и в результате деятельности эмиграции за рубежом. В совокупности два названных комплекса и составляют то, что мы называем эмигрантскими архивными материалами или архивами русского зарубежья. Вряд ли возможно выявить все архивы, музеи, коллекции русских эмигрантов, так как фактически все организации, учреждения, воинские части, частные лица стремились вывезти свои реликвии и архивы, чтобы не оставить их в руках новой, Советской власти. Рассказать подробно обо всех архивах и документах, относящихся к зарубежной архивной россике не представляется возможным не только из-за их огромного числа, но и из-за недостатка сведений. При этом надо помнить, что история каждого архива заслуживает отдельного исследования.

  • [1] Российский Земско-Городской комитет помощи российским гражданам за границей — Земгор — был создан в Париже в феврале 1921 г. Одновременно региональные организации Земгора начали создаваться в странахс наибольшим числом русских эмигрантов: Чехословакии, Германии, Болгарии, Польше, Греции, Югославии, Китае и др. Деятельность Земгора распространялась на Англию, Болгарию, Германию, Грецию, Францию, Чехословакию, Югославию и другие страны.
  • [2] ЧСР — Чехословацкая Республика.
  • [3] Попов А. В. Белая эмиграция и русские архивы в Европе // Российскаяэмиграция в 1920-е гг. в Праге. Воскресенск : Изд-во РГГУ, 2013. С. 141—163.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы